Кавказская Албания

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Кавказская Албания
I в. до н. э. — 461 год630 год[1] — 705 год Flag of None.svg
 
Flag of None.svg
 
Flag of None.svg
 
Flag of None.svg
 
Flag of None.svg


Caucasian Albania.png
Карта Кавказской Албании[2][3]. Зелёным указаны изначальные территории Кавказской Албании до 387 года[4][5].
Столица Кабала, Партав
Язык(и) Агванский язык
Армянский язык (Грабар)
Парфянский язык[6]
Среднеперсидский язык[7][8]
Религия До IV века язычество, с IV века — христианство (с начала VIII века — Агванский католикосат Армянской Апостольской церкви[9][10][11][12][13])
Форма правления Абсолютная монархия
Династия Аршакиды Кавказской Албании, Михраниды

Кавка́зская Алба́ния (др.-греч. Ἀλβανία, др.-арм. Աղուանք [Алуанк], новоарм. Աղվանք [Агванк], ср.-перс. Арран, самоназвание неизвестно[14]) — древнее государство, возникшее в конце II[15][16] — середине I веков до н. э.[17][18] в восточном Закавказье, занимавшее часть территории современных Азербайджана, Грузии и Дагестана. Изначально занимал только левобережье реки Кура. В 387 году во время Первого раздела Армении между Сасанидским Ираном и Римской империей территория Албанского царства была увеличена за счёт передачи ему двух армянских областей Арцах и Утик расположенных на правом берегу Куры[19][20]. После этого название «Албания» распространилась и на юг от Куры[21]. В 461 году самостоятельность Албанского царства была ликвидирована, и Албания стала марзпанством — провинцией (военно-административным округом) в составе Сасанидского государства (до начала VIII века).

Столицами Кавказской Албании в разное время были города Кабала (до VI века) и Партав.

По крайней мере до XIII века территория, которую прежде занимала Кавказская Албания, была известна под персидским названием — Арран[22].

Этимология

Название «Албания» появляется относительно поздно — не ранее I века до н. э.[23] Российский историк К. В. Тревер в своей книге «Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э.- VII в. н. э.» исследует вопрос происхождения названия «Албания» (в греческих и латинских источниках), «Алванк» (в армянских источниках), считая его не до конца выясненным. По её мнению вопрос осложняется тем, что это же название носит страна на Балканах, а также этот термин встречается в топонимике Италии и Шотландии. Древнее кельтское название Шотландии было «Албания», самый большой из шотландских гористых островов носит название «Арран», так же наименовалась Кавказская Албания после завоевания её арабами. По мнению автора, объяснение происхождения этого термина от латинского «albus» — «белый» и приписывание римлянам создания этого наименования не обосновано, так как римляне могли только придать латинское звучание названию местности.

Автор приводит и версию, приведенную в армянских источниках:

На рубеже V и VI вв. армянский историк Мовсес Хоренаци пытался объяснить происхождение названия «Алванк», ссылаясь на имя, которое носил легендарный родоначальник рода Сисака, которому при распределении северных стран «выпала в наследство Албанская равнина с её горной частью, начиная от реки Ерасх (Аракс) до крепости, называемой Хнаракерт и … страна эта по кротости нрава Сисака названа Алванк, так как ему самому название было Алу». Это же объяснение повторяет и армянский историк VII в. Мовсес Каганкатваци; он приводит и имя этого представителя из рода Сисакан — Аран, «который наследовал поля и горы Алванк»

Далее К. Тревер выделяет ещё две версии. Первая, азербайджанского историка А. К. Бакиханова, который ещё в начале XIX века сделал интересное предположение, что в этническом термине «албаны» заключается понятие «белые» (от лат. «albi») в смысле «свободные». При этом А. Бакиханов ссылался на Константина Порфирородного (X век), который употреблял термин «белые сербы», говоря о «свободных, непокоренных». Вторая — предположение российского востоковеда и кавказоведа Н. Я. Марра о том, что слово «Албания», как и название «Дагестан», обозначает «страна гор». Автор указывает, что «принимая во внимание, что Балканская Албания, как и Шотландия, является страной горной, это объяснение Н. Я. Марра представляется довольно убедительным»[24].

А. П. Новосельцев, В. Т. Пашуто и Л. В. Черепнин считают возможным происхождение этого названия от иранцев-аланов[23]. Версии об иранском происхождении топонима придерживался и Гурам Гумба, который связывает его образование с ираноговорящими сиракскими племенами[25].

Население

Этническая карта Кавказа в VIV века до н. э. Карта составлена на основании свидетельств античных авторов и археологических предположений. Неокрашенные места объясняются недостаточной изученностью данных территорий.

Население Кавказской Албании — албаны (не имеют отношения к балканским албанцам и представителям казахского рода албан) — изначально представляло собой союз 26 племён, говоривших на различных языках лезгинской ветви нахско-дагестанской семьи[26]. К ним относились албаны, гаргары (рутулы, цахуры)[27][28][29][30][31][32][33], утии (удины), гелы, чилби, леги (лезгины)[34], сильвы, лпины. Многочисленные племена албанского племенного союза населяли территории между Иберией и Каспийским морем, от Кавказского хребта до реки Кура, хотя территория проживания албаноязычных племён распространялась и южнее, к Араксу. Албаноязычные племена — гаргары, гелы, леги, чилби, сильвы, лпины, цоды — населяли предгорья Большого Кавказа и юг современного Дагестана.

Когда античные географы и историки говорят о населении Албании, то в первую очередь речь идёт об албанах[35]. По мнению специалистов, изначально албанами называлось только одно из 26 племён, обитавшее на левом берегу Куры. Именно это племя инициировало объединение племён в союз, и название «албаны» стало распространяться и на другие племена[36]. Согласно Страбону, племя албанов жило между Иберией и Каспием[37], Плиний Старший локализует их от Кавказского хребта (montibus Caucasis) до реки Кура (ad Cyrum amnem)[38][39], а Дион Кассий дословно сообщает, что албаны живут «выше реки Кура» (др.-греч. Ἀλβανῶν τῶν ὑπὲρ τοῦ Κύρνου οἰκούντων[40]). По мнению К. В. Тревер, коренной территорией албан, наибольшего по численности в союзе албанских племён, являлось среднее и нижнее течение Куры, главным образом левобережье[41]. В. Ф. Минорский, один из крупнейших специалистов по истории Закавказья, локализует албан на открытой равнине[42]. Согласно В. В. Бартольду, албаны жили на прикаспийских равнинах[43]. Согласно «Энциклопедии Британника», албаны обитали в горных равнинах Большого Кавказа и в стране к северу, граничащей с Сарматией, то есть на территории современного Дагестана[44]. Античные авторы, описывая албан, отмечают их высокий рост, светлые волосы и серые глаза. Таким именно представ­ляется учёным-антропологам древнейший тип коренного кав­казского населения — кавкасионский, широко представлен­ный в настоящее время в горных районах Дагестана, Грузии и отчасти Азербайджана. Несколько позднее в Восточный Кавказ проникает другой (тоже достаточно широко здесь представленный древнейший[45] антропологический тип), а именно, каспийский, значительно отличающийся от кавкасионского[46].

Утии жили на побережье Каспия и в провинции Утик. Среди всех племён самым значительным (крупным) были гаргары, на что указывают многие исследователи[47][48]. Как пишет Тревер, гаргары являлись наиболее культурным и ведущим албанским племенем[49]. О гаргарах и амазонках подробно писал древнегреческий географ Страбон. По мнению Тревер К. В., возможно, упоминаемые древними авторами «амазонки» — это искаженный этнический термин «алазоны», обитатели местности по р. Алазани, у которых пережитки матриархата могли сохраняться несколько дольше, чем у других кавказских народов. Термин может обозначать «кочевники» (от глагола «бродить», «скитаться», "блуждать), то есть кочевые племена, быть может, из состава гаргаров.[50]

</ref> Исследователи утверждают, что албанский алфавит был создан на базе гаргарского языка[48][51].

На юге от Куры в области Сакасена обитало племя сакасенов[52]. В более поздний период население области и было потомками этих ираноязычных кочевников. Потомки скифских племен, осевших в плодородных долинах по берегам Куры: на правобережье, в области Сакасена, а на левобережье в предгорьях Кавказа, в районе Шеки, были среди племен, образовавших Албанский союз[53]

Средневековые мусульманские авторы, как и античные, на территории исторической Албании — в предгорьях Большого Кавказа, на левобережье Куры, упоминают многочисленные племена «Говорят, что на вершинах гор, простирающихся в смежности с Баб-ул-Абвабом, живёт более семидесяти различных племен, и у каждого племени особый язык, так что они не понимают друг друга»[54].

Ассимиляция населения

На протяжении истории так и не сложилось единой консолидированной албанской народности. Уже в IX—X столетиях понятия «Албания» или «албанское» были, скорее, историческими[55].

Восток в средние века // История Востока / Под ред. Р. Б. Рыбакова. — М.: «Восточная литература» РАН, 1997.[55]:
«Впрочем, о терминах „албанский“, „Албания“ для IX-Х вв. следует сказать особо. В эту пору они уже были, скорее, историческими. Значительная часть албанского (разноязычного) населения на правобережье Куры была арменизирована (процесс этот начался ещё в древности, но особенно активным был, по-видимому, именно в VII—IX вв.). Источники ещё фиксируют албанский (аранский) язык в округе Бердаа в Х в., но затем упоминания о нём исчезают. Пестрое в этническом плане население левобережней Албании в это время все больше переходит на персидский язык. Главным образом это относится к городам Арана и Ширвана, как стали в IX-Х вв. именоваться два главные области на территории Азербайджана. Что касается сельского населения, то оно, по-видимому, в основном сохраняло ещё долгое время свои старые языки, родственные современным дагестанским, прежде всего лезгинскому.
Из двух областей лишь одна, западная, сохранила старое название Аран (то есть Албания), но она не была идентична прежнему Албанскому царству».

Значительная часть албанского разноязычного населения на правобережье реки Куры приняла христианство, в раннем средневековье перешла на армянский язык[56][57], смешалась с армянами[57] и была арменизирована[55][58][59]. Армянское влияние на этих областях было особенно сильно из-за довольно долгого[60] нахождения их в составе Великой Армении. Процесс арменизации начался в древности[61], ещё в эпоху политической гегемонии Великой Армении[20], но особенно активным был в VII—IX веках. К. В. Тревер отмечает, что в VII—X веках «Арцах и большая часть Утика были уже арменизованы»[49]. Данное подтверждается многочисленными историческими источниками[54][62]. Так, например в 700 году сообщается о наличии арцахского диалекта армянского языка[63]. С тех пор здесь развивается также армянская культура[64]. Источники ещё фиксируют албанский язык в равнинной части[65] Утика в округе Барда[66] в Х веке, но затем упоминания о нём исчезают.

Пестрое в этническом плане население левобережней Албании в это время все больше переходит на персидский язык. Главным образом это относится к городам Аррана и Ширвана, сельское же население в основном сохраняло ещё долгое время свои старые языки, родственные современным дагестанским, прежде всего языкам лезгинской группы. Албаны, населявшие восточные равнинные земли, сначала были иранизированы Персией, затем приняли ислам у арабов, после чего тюркизировались, войдя в кавказскую часть азербайджанского этноса[55][67][57][68]. В XII—XV веках предгорная часть Аррана интенсивно заселилась тюркскими кочевниками, и постепенно древнее название Арран заменилось на Карабах (тюркско-иранское «Черный сад»). В то же время горные районы Карабаха усиленно сопротивлялись тюркизации и стали прибежищем христианского населения, к тому времени арменизированного[69].

С раннесредневековой эпохи также происходила картвелизация областей, лежащих в пограничной албано-грузинской зоне. Так западные албанские племена были грузинизированы и составили основу населения исторической провинции Эрети. Южные, прикаспийские области, в частности Каспиана, были населены различными ираноязычными племенами, потомками которых является часть современных талышей.

По мнению главного редактора «Этноисторического словаря Российской и Советской империй», американского историка Джеймса Ольсона (James S. Olson), албанское государство прекратило существование в IX веке. Автор констатирует, что некоторые историки считают армянонаселенный Нагорный Карабах преемником Кавказской Албании, однако признавая несущественными такие утверждения, Джеймс Ольсон все же отмечает, что кавказские албаны участвовали в этногенезе армян Нагорного Карабаха, азербайджанцев, грузин Кахетии и некоторых дагестанских народов: лакцев, лезгин и цахуров[68]. Другой американский историк Р. Хьюсен отмечает, что албанское государство прекратило своё существование к X веку, точное время исчезновения албанского этноса неизвестно, однако оно «возможно просуществовало дольше»[70].

Территория

Древнейшая территория

Территория Кавказской Албании до 387 года, согласно общепринятой[20][71][72][19][73][74][75][76][77][78][79][80][81][82] в мировой науке концепции

Древнейшей областью Кавказской Албании была северная часть долины Куры к югу от впадения в неё Алазани. В I тыс. до н. э. здесь начали формироваться ранние городские общины, в том числе древняя столица Албании — Кабалак. Население страны было полиэтническим, его основу составляли народности, говорившие на нахско-дагестанских языках[83].

В конце II или середине I в. до н. э. — с начала возникновения централизованного Албанского царства[84][85][86] оно занимало левобережье Куры, начиная от среднего течения рек Иори и Алазани, до Ахсу, от Большого Кавказа до Каспия[78]. Его области перечислены в «Ашхарацуйце» VII века. Так, Анании Ширакаци сообщает, что коренная территория собственно Кавказской Албании состояла из 6 провинций[87]: «Албания, то есть Агуанк, к востоку от Иверии, смежна с Сарматией у Кавказа и простирается до Каспийского моря и до пределов армянских на Куре. … Албания заключает в себе следующие провинции»:

  1. Иехни
  2. Бех
  3. Камбечан
  4. Шаке
  5. Востани-Марцпан
  6. Дашти-Баласакан

Ширакаци, как и все античные греко-римские авторы, помещает территорию Албании между рекой Курой и Большим Кавказским хребтом, отмечая, что :«…мы рассказываем о собственно стране Албании, которая находится между большой рекой Курой и Кавказскими горами»[88].

По мнению большинства авторов, восточная граница Великой Армении с Кавказской Албанией установилась по Куре в начале II века до н. э., когда основатель этого государства Арташес I, предположительно, завоевал куро-аракское междуречье[89] у Мидии Атропатены (либо покорил жившие там албанские племена), и сохранялась на протяжении практически всего периода существования Великой Армении со II века до н. э. до 387 года н. э.[20][71][72][73][74][75][76][77][78][79][80][84][90][91]. По другим данным еще ранее, в IV—III веках до н. э., восточные границы Ервандидской Армении доходили до Куры[92] . В 387 году, после раздела Великой Армении между Византией и Ираном, Куро-Аракское междуречье (Арцах и Утик), принадлежавшее Армении, было передано в состав Албанского царства (с 462 года — марзпанства).

После 387 года

Кавказская Албания в V и VI веках н. э., карта из «Кембриджской Истории Древнего Мира», т. 14, изд. 1970—2001 гг. Сиреневой линией (по реке Куре) показана армяно-албанская граница к концу IV вв н. э., красной линией — границы Албании после 387 года

После 387 года, во время раздела Армении между Римом и Персией, 2 правобережных области Армении — Утик и Арцах — были включены в состав вассального от Персии государства Албании, очевидно, за их услуги шахам. Раннесредневековая Албания, однако, уже не была полностью идентична античной Албании[55][93][94][95].

Албания той эпохи была полиэтничной страной, в Арцахе проживали армяне[55][95][2][61][96][97] (согласно некоторым авторам, и албаны[14]), основная часть населения Утика была арменизирована..

По мнению Хьюсена, народы, населявшие Арцах и Утик и завоёванные армянами во II веке до нашей эры, подверглись арменизации на протяжении последующих нескольких столетий, однако некоторые из них по прежнему упоминались как самостоятельные этнические группы, когда эти регионы отошли к Албании в 387 году нашей эры[14]. Р. Хьюсен отмечает также, что «население юго-восточного Кавказа, будь то под властью Армении или Албании, было очень смешанным, поэтому причислить его к одним или другим или даже просто разделить его на две группы не представляется на данный момент возможным в связи с недостатком доказательств»[14].

Древняя история

Закавказье в II—I вв., до н. э., по «Всемирной истории», т. 2, (М., 1956 г.) Цветом закрашена территория государств Закавказья в середине II века (по другим данным, Албанского государства тогда не существовало[85]); красный пунктир — границы государств Закавказья после 66 года до н. э. (армяно-албанская граница установилась по реке Кура ещё ранее)

О древней истории Албании Кавказской свидетельствуют артефакты археологических культур таких как Ялойлутепинской[98] .

Ялойлутепинская культура относится к III—I векам до н. э. и названа по памятникам в местности Ялойлутепе (Габалинский район Азербайджана). Среди находок известны могильники — грунтовые и курганные, захоронения в кувшинах и сырцовых гробницах, погребения — скорченные на боку, с орудиями (железные ножи, серпы, каменные зернотёрки, песты и жернова), оружием (железные кинжалы, наконечники стрел и копий и др.), украшениями (золотые серьги, бронзовые подвески, фибулы, многочисленные бусы) и главным образом с керамикой (чаши, кувшины, сосуды на ножках, «чайники» и др.). Население занималось земледелием и виноделием[98].

Кавказская Албания, Великая Армения, Иберия и Колхида в начале н. э. Из «Атласа классической и античной географии» Самуэля Батлера, XIX век.

Албаны впервые упоминаются во времена Александра Великого у Арриана: они сражались против македонян на стороне персов в 331 до н. э. при Гавгамелах в войске Атропата, персидского сатрапа Мидии. При этом неизвестно, в какой зависимости они были от Атропата или царя Дария III, была ли эта зависимость вообще или они выступали в качестве наёмников — как, например, греческие гоплиты.

По-настоящему древний мир познакомился с албанами во время походов Помпея, в 66 до н. э.[99]. Преследуя Митридата Евпатора, Помпей через Армению двинулся в сторону Кавказа и в конце года расположил войско на зимние квартиры тремя лагерями на Куре, на границе Армении и Албании[100]. Видимо, первоначально вторжение в Албанию не входило в его планы; но в середине декабря албанский царь Ороз переправился через Куру и неожиданно атаковал все три лагеря, но был отбит. На следующее лето Помпей, со своей стороны, в качестве возмездия совершил неожиданное нападение на Албанию и совершенно разгромил в бою албанское войско, частью окружив и уничтожив, частью загнав в соседний лес и там сжегши; после этого он даровал албанам мир и взял у них заложников, которых провёл в своём триумфе. В ходе этих событий были составлены (особенно историографом Помпея Феофаном Митиленским) первые детальные описания этой страны, которые дошли до нас в изложении Страбона (География, 11.4):

Закавказье в I—IV вв. н. э. по «Всемирной Истории» (вкладка) Заштрихованы земли Великой Армении, отошедшие от неё к соседним государствам после раздела в 387 году

«Албаны больше привержены к скотоводству и стоят ближе к кочевникам; однако они не дики и поэтому не очень воинственны. (…) Люди там отличаются красотой и высоким ростом, вместе с тем они простодушны и не мелочны. У них обычно нет в употреблении чеканной монеты, и, не зная чисел больше 100, они занимаются лишь меновой торговлей. И в отношении прочих жизненных вопросов они высказывают равнодушие. К вопросам войны, государственного устройства и земледелия они относятся беззаботно. Однако сражаются они как в пешем строю, так и верхом в полном и тяжёлом вооружении подобно армянам [то есть в пластинчатых доспехах, покрывающих всадников и коней].

Войско они выставляют большее, чем иберы. Именно они вооружают 60 тысяч пехотинцев и 22 тысячи всадников, со столь многочисленным войском они выступили против Помпея. Албаны вооружены дротиками и луками; они носят панцири и большие продолговатые щиты, а также шлемы из шкур зверей, подобно иберийцам. Албаны чрезвычайно склонны к охоте, однако не столько благодаря умению, сколько по страсти к этому занятию.

Их цари также замечательны. Теперь, правда, у них один царь управляет всеми племенами, тогда как прежде всякое разноязыкое племя управлялось собственным царём. Языков у них 26, так что они нелегко вступают в сношения друг с другом. (…) Они почитают Гелиоса, Зевса и Селену, особенно Селену, святилище которой находится вблизи Иберии. Обязанность священника у них исполняет самый уважаемый человек после царя: он стоит во главе большой и густонаселённой священной области, а также распоряжается рабами храма, многие из которых, одержимые богом, изрекают пророчества. Того из них, кто, став одержимым богом, в уединении скитается по лесам, священник приказывает схватить и, связав священной цепью, пышно содержать весь год; затем его вместе с другими жертвами богине закалывают. Жертвоприношение производится следующим образом. Кто-то из толпы, хорошо знакомый с этим делом, выступает со священным копьем в руке, которым по обычаю можно совершать человеческие жертвоприношения, и вонзает его сквозь бок в сердце жертвы. Когда жертва валится наземь, они получают известные предзнаменования по способу падения и объявляют всем. Затем приносят тело в определённое место и все топчут его ногами, совершая обряд очищения.

Старость у албанов в чрезвычайном почёте, и не только родителей, но и прочих людей. Заботы о покойниках или даже воспоминания о них считаются нечестием. Вместе с покойниками погребают и всё их имущество, и потому живут в бедности, лишённые отцовского достояния.»

Руины крепостных стен древней Кабалы (фундамент из белого известняка был сделан в XX в. во избежание обрушения останков башен)

Страбон преувеличивает примитивность албан: археологические данные показывают известное развитие земледелия, хорошую посуду, изготовленную на гончарном круге и т. д. Но несомненно, что уровень развития албан был довольно низок, особенно по сравнению с соседними армянами и иберами[101]. На территории Албании и Иберии были введены небольшие римские отряды[99].

Так или иначе, в конце II в. — середине I в. до н. э. Албания превратилась из союза племён в раннеклассовое государство со своим царём[102]. Главным городом Албании до VI века была Кабала (Кабалака; Кабалак)[103]. Этот город просуществовал до XVI века, когда был разрушен войсками Сефевидов. Его руины сохранились в современном Кабалинском (до 1991 года — Куткашенском) районе Азербайджана[91].

Октавиан Август упоминает в своей надписи о «союзных» (под чем нередко понимались вассальные) отношениях с царями Албании, равно как Иберии и Мидии Атропатены. На протяжении I в. до н. э. в Албании нередко стояли римские воинские части (видимо, для охраны Дарьяльского ущелья от аланов), и одна из них даже оставила в 90-х гг. надпись на берегу Каспийского моря. В 116 г. Траян, ненадолго превратив Армению в римскую провинцию, «дал албанам царя». Однако вывод римских войск из Армении вернул албанам относительно независимое положение[104][105]. Бедствия, которым подверглась Армения в III в. из-за персидских нашествий, заставляли многих армян искать убежища в Албании, что способствовало социально-экономическому развитию этой страны.

Древнегреческий историк Клавдий Птолемей (II век) в своем географическом описании Албании делит её территорию на пять зон, естественногеографическими рубежами которых выступают называемые им реки Восточного Кавказа. Причем в четырёх таких районах он особо выделяет по одному городу и называет иные населенные пункты. В междуречье пограничной с Азиатской Сарматией река Соана и река Герр — это город Телайба и населенный пункт Тилбис, в междуречье Герра и Кайсия — город Гелда и пункты Тиавна и Табилака, в междуречье Кайсия и Албана — город Албана и пункты Хабала, Хобота, Бозиата, Мисия, Хадаха, Алам, в междуречье Албана и Кюра — город Гайтара и 11 населенных пунктов и, наконец, между анонимной рекой, впадающей в Кюр, и границей с Иберией — ещё пять населенных пунктов[106].

Албанские царские династии

Шлем воинов Кавказской Албании из памятника Нюйди, Ахсуйский район Азербайджана. Музей истории Азербайджана[107]

Генеалогическую легенду о происхождении первой царской династии Албании — Арраншахов (как называли себя албанские цари, от персидского Арран — Албания и шах — царь, то есть царь Албании[22]) — сообщает Мовсес Каланкатуаци, пересказывая при этом Мовсеса Хоренаци. Легенда, очевидно, поздняя и имеет книжное армянское происхождение; но труд Каланкатуаци показывает, что она была распространена и в Албании. Тем не менее ничего общего с действительностью она не имела, так как Хайк, Сисак и Аран не были реальными лицами[108].

Первая известная историографии царская династия, носившая титул Арраншахи (Араншахики, Ераншахики), была местного происхождения. Название Араншахик могло происходить как от имени эпонима Арана, так и от этникона Аран[109]. По мнению К. В. Тревер, «первые цари Албании несомненно являлись представителями местной албанской знати из числа наиболее выдвинувшихся племенных вождей. Об этом говорят и их неармянские и неиранские имена (Оройс, Косис, Зобер в греческой передаче; как они звучали по-албански, мы пока не знаем)»[110].

Сменившая её династия Аршакидов была младшей ветвью парфянских Аршакидов и вместе с аршакидскими династиями соседних Армении и Иберии составляла пан-Аршакидскую семейную федерацию[108][111][112][113][2][114]. Ранняя история династии неизвестна; согласно Мовсесу Каланкатуаци, основателем династии стал Санатрук, вождь маскутов, но эта версия была опровергнута учеными. Историю династии ведут от её первого известного представителя Вачагана I Храброго, родом из исторической области Маскут, который являлся потомком вождей маскутов (массагетов), пришедших к власти в Кавказской Албании в I в. н. э.

Царская власть в Албании просуществовала дольше, чем в соседней Армении[115]

Сасаниды

Крепость Чирах-кала VI века[116] — часть гильгильчайской оборонительной стены, построенной при правлении сасанидского царя Кавада[117]. Шабранский район Азербайджана

Царь Урнайр, первым среди албанских царей принявший христианство и крестившийся в Армении[118] ок. 370 года, был верным союзником Персии, и в награду за этот союз Албания получила свою долю при разделе Армении между Персией и Римом (387) — области Арцах, Утик и Шакашен. Именно в Утике, в следующем столетии, царь Вачэ построил город, который назвал в честь персидского царя Пероза Перозапат и который стал известен под названием Партав (позже Бердаа); впоследствии этот город стал столицей Албании.

Однако в дальнейшем Албания стала подвергаться всё более сильному давлению Сасанидского Ирана — как политическому, так и религиозному (принуждение к принятию зороастризма, действительно имевшего корни в стране, особенно на ираноязычном востоке). В частности, албанского царя Вачэ заставили перейти в зороастризм, но он, впрочем, вскоре вернулся к христианству.

В результате в 450 г. албаны приняли участие в антиперсидском восстании, которое возглавил спарапет (главнокомандующий) персидской Армении Вардан Мамиконян и к которому примкнули также иберы. Первая крупная победа восставших была одержана именно в Албании, при городе Халхал, который служил тогда летней столицей албанских (а ранее, армянских) царей. Затем, однако, восставшие были разгромлены в Аварайрской битве. В 457 г. царь Вачэ поднял новое восстание; в 461 г. самостоятельность Албанского царства была ликвидирована, и Албания стала марзпанством — провинцией (военно-административным округом) в составе Сасанидского государства.

Вновь вспыхнувшее восстание трёх закавказских народов, которое возглавили иберийский царь Вахтанг I Горгасал («Волчья Голова») и армянский спарапет Ваган Мамиконян (481484), заставило персов восстановить царскую власть в Албании. При царе Вачагане Благочестивом (487510) проводится активная христианизация населения и вообще наблюдается культурный подъём; по словам современного ему историка, он построил столько церквей и монастырей, «сколько дней в году». Однако с его смертью царская власть в Албании вновь была ликвидирована и заменена властью персидских наместников — марзпанов. Впрочем, сохранились мелкие князья, происходившие из местной ветви парфянской династии Аршакидов.

Тем временем через Дербентский проход усилились набеги кочевых племён с севера. В 552 в Восточное Закавказье вторглись савиры и хазары. После этого персидский шах Хосрой (531—579 гг.) развернул в районе Дербента грандиозное фортификационное строительство, призванное защитить его владения от новой волны кочевников. Знаменитые Дербентские укрепления, построенные в 562—567 гг., перекрыли узкий проход между Каспийским морем и Кавказскими горами, но всё же не стали панацеей от нашествий. Так в 626 г. вторгшееся тюрко-хазарское войско под командованием Шада захватило Дербент и вновь разграбило Албанию.

Михраниды, арабы и исламизация Албании

Во второй четверти VII века независимость Албании от сасанидских шахиншахов была на короткое время восстановлена. Албанию с 630 возглавили князья из династии Михранидов, ведшие своё происхождение от персидских Сасанидов, но быстро арменизировавшиеся[119]. Михраниды пришли к власти в результате почти поголовного истребления правившего в Арцахе рода Ераншахиков в ходе борьбы между арменизированными албанскими и армянскими феодальными родами за захват сюзеренных прав над феодальной Албанией[49]. Вараз-Григор и сын его Джеваншир становятся полунезависимыми владетелями; Джеваншир борется с персами, но затем ему приходится объединить силы с Сасанидами в попытке остановить арабское нашествие.

В эту эпоху получила развитие албанская письменность, созданная изобретателем армянской письменности Месропом Маштоцем в начале V в. Впрочем, армянский язык — язык двора и церкви — мало-помалу вытеснил собственно албанский в литературе. При Джеваншире происходит новый (после Вачагана Благочестивого) всплеск культурной жизни. Вскоре после гибели этого князя (убитого заговорщиками) была составлена «История страны Алаунк», принадлежащая перу армянского[49][120][121][122][123][124][125][126][127] историка Мовсеса Каганкатваци. Этот памятник содержит также уникальный образец армянской поэзии— элегия-плач, сочинённый армянским поэтом-лириком 7 в. Давтаком Кертогом[128] на гибель Джеваншира (акростих на 36 букв армянского алфавита).

В VII—VIII веках через территорию Албании, сменяя друг друга, проходили хазары и арабы, боровшиеся за контроль над регионом.

В 654 войска Халифата, пройдя через Албанию, вышли за Дербент и атаковали хазарское владение Беленджер, однако сражение закончилось разгромом арабского войска, а хазары взимали дань с Албании и совершили несколько набегов.

Джеваншир несколько десятилетий пытался противостоять завоевателям, заключал союзы с хазарами и Византией, но в 667, перед лицом двойной угрозы со стороны арабов на юге и хазар на севере, признал себя вассалом Халифата, что стало поворотным пунктом в истории страны и способствовало её исламизации. В VIII в. большая часть населения Кавказской Албании была мусульманизирована Халифатом[120].

В 705 власть Мехранидов была полностью упразднена арабами.

С установлением династии Омейядов арабам удалось закрепиться в Закавказье, и с первых годов VIII века начинается непрерывная череда арабо-хазарских войн. Успех сопутствовал попеременно как той, так и другой стороне. Пограничной зоной между противниками оставался Дербент.

В 716718, когда арабы осадили Константинополь, хазары вторглись в Восточное Закавказье, оттянув на себя часть арабских сил. В 730731 состоялся самый масштабный набег хазар. Хазары дошли до города Ардебиль в Иранском Азербайджане (не путать с современным Азербайджаном), а отдельные отряды — до окрестностей Мосула. В 737 арабский полководец Марван II, собрав 120-тысячную армию, одновременно через Дербент и Дарьял вторгся в Хазарию. Его войска соединились под тогдашней хазарской столицей Семендер и взяли город. На этом вторжения хазар закончились.


Религия

В античности населявшие Албанию народы были язычниками. По Страбону, здесь почитали «Солнце, Зевса и Луну, в особенности же Луну». Страбон описывает албанский храм божества Луны, находившийся недалеко от границ Иберии, возможно в нынешней Кахетии, и обряд происходивших здесь человеческих жертвоприношений. В Албании храмам была отведена земля (хора), по словам Страбона, «обширная и хорошо населённая» храмовыми рабами (иеродулами), по крайней мере часть которых имела и культовые обязанности; из них же избирались человеческие жертвы[129]. Также в Албанию проникало влияние зороастризма, однако, по сравнению с соседней Иберией, это произошло позднее[129].

Христианство как государственная религия

Христианская базилика в селе Кум (Кахский район Азербайджана). V—VI века[130]

Албаны верили, что христианство в их землю занёс Св. Елише, ученик апостола Фаддея, претерпевший там же мученичество[источник?]. Фактически христианство стало государственной религией Албании в начале IV в., когда царь Урнайр был крещён в Великой Армении[118][131] просветителем этой страны св. Григорием. Григорий назначил епископом Албании и Иберии своего 15-летнего внука, Григориса, который, однако, вскоре был убит язычниками[118].

Находясь в каноническом единстве с Армянской церковью, Албанская церковь выступила против Халкидонского собора. На Вагаршапатском (491 г.) и Двин­ском (527 г.) соборах Армянской Апостольской Церкви, осудивших одновременно Халкидонский собор, Нестория и Евтихия и ут­вердивших армянское исповедание, присутство­вали также агваны. Халкидониты объявили ар­мян и их союзников, в том числе агван, монофизитами, те же расценили Халкидонский собор как возврат к несторианству.

Когда в 590 г. византийский император Маврикий, захватив значительную часть Армении, учредил на своей территории альтер­нативный армянский католикосат в Аване. Албанская церковь, как и Армянская не признала этого католикосата. По причине порабощенного состояния Армении, глава Албанской церкви, прежде рукополагаемый католикосом ААЦ, стал рукополагаться на месте (учреждение независимого католикосата). Первым независимым католикосом был Абас, умерший в 596 году.

Подсвечники, обнаруженные при археологических раскопках на территории христианского храма VI—VII вв. в Мингечауре[132]. Музей истории Азербайджана, Баку

Существует мнение, что исходя из исторической ситуации, после раздела Армянского католикоста в 594 году, в связи с более стабильным положением Албанской церкви, в краткий период рубежа VI—VII веков два сюникских митрополита, приняли епископское рукоположение в Албании[133]. Однако более подробный анализ исторических источников современными исследователями показывает мало обоснованность и недостоверность данной гипотезы[134].

В период арабского владычества, албанский католикос Нерсес I Бакур (688—704 гг.) попытался перейти в халкидонизм, признав таким образом духовное начальство Константинополя, но был низложен великим князем Албании Шеро и другими феодалами, оставшимися преданными Албанской церкви, и проклят на поместном национально-церковном соборе 705 года.

И когда обрушились на нас эти испытания, Бог послал нам свою помощь через тебя, преемника святого Григора, католикоса армянского. Мы были и будем учениками твоего православия — владыки Елии[fr], сумевшего отомстить врагу справедливости.

Мовсес Каганкатваци, «История страны Алуанк», кн. 3, гл. VIII

Активное содействие сохранению единства Албанской церкви оказала Армянская церковь, заручившаяся поддержкой арабской администрации, которая опасалась усиления в регионе византийского влияния. На соборе было объявлено о восстановлении канонического единства между двумя церквями, и Албанский католикосат, вновь стал автономным престолом, признающим первенство армянского католикоса:

Относительно рукоположения католикосов Алуанка мы также приняли следующий канон: так как с недавнего времени наши католикосы в сан свой возводились [рукополагались] нашими епископами и, поскольку ныне они проявили неопытность и неблагоразумие, вследствие чего наша страна впала в ересь, то по причине этой мы [ныне] обязуемся перед Богом и перед тобой, hайрапетом, что рукоположение в католикосы Алуанка должно совершаться через престол святого Григора, с нашего согласия, как оно и было со времен святого Григора, ибо оттуда мы получили просвещение своё. И знаем мы твердо, что тот, кого вы изберете, будет угодным и Богу, и нам. И никто да не посмеет нарушить это условие и предпринять что-либо иное. А если все-таки [кто-то сделает иначе], будет это недействительным и тщетным, а рукоположение — неприемлемым. Итак, все, кто из страха Божьего будет придерживаться этих канонов, да будут они благословенны Святой Троицей и всеми православными рабами Божьими. А если кто воспротивится и отступит от этой истины, то пусть сам держит ответ перед Богом, кто бы он ни был.

Мовсес Каганкатваци, «История страны Алуанк», кн. 3, гл. VIII

Невзирая на практически полную ассимиляцию албанцев-христиан среди армян, Автономный Албанский (Агванский) католикосат в составе ААЦ (резиденция в Гандзасаре, исторически армянонаселенный[135][136] Арцах (Нагорный Карабах)) просуществовал до 1836 г., затем был преобразован в митрополию, непосредственно подчинявшуюся католикосу ААЦ. Армянский язык оставался богослужебным языком и для удин (потомков албан) до конца XX века.

Язык и письменность

Каменная капитель V—VI вв.[137] колонны христианского храма (VI—VII в.) с албанской надписью[138], найденная при раскопках в городище Судагылан, у Мингечаура (Азербайджан)[139]. Музей истории Азербайджана, Баку

Единственным известным языком Албании является агванский, иначе «гаргарейский», письмо для которого было, согласно Мовсесу Каганкатваци, создано Маштоцем при помощи албанского епископа Анания и переводчика Вениамина[140]. Армянский писатель V века Корюн, автор «Жития Маштоца», сообщает, что агванский алфавит был создан Месропом Маштоцем, приезжавшим из Армении между 415 и 420 годами[141] после христианизации этой страны:

В это самое время приехал к нему некий иерей, алуанец по имени Бениамин. Он (Маштоц) расспросил его, расследовал варварские слова алуанского языка, затем своей обычной проницательностью, ниспосланной свыше, создал письмена (для алуанцев) и милостью Христа успешно взвесил, расставил и уточнил[142].

В изданной в 1959 году книге Камилла Тревер отмечает, в раннем варианте книги Корюна Маштоцом был «возобновлен» албанский алфавит, имеются сведения о письмах албанских царей, однако какой-либо информации о раннем языке и алфавите мы не имеем. В более поздней редакции Корюна (т. н. «псевдо-Корюн») Маштоц создал албанский алфавит, воспользовавшись услугами албанского переводчика Вениамина. Сама Тревер полагает, что Маштоц создал албанский алфавит на основе «гаргарейского наречия»[143]. После обнаружения албанского синайского палимпсеста в начале и расшифровки его в 2011 году, Йост Гипперт, один из дешифровшиков, на основе анализа букв приходит к выводу, что в основе агванского письма очевидно лежит армянский алфавит, что в свою очередь свидетельствует в пользу исторической традиции, приписывающей создание агванского алфавита Месропу Маштоцу[144].

Литературный албанский язык или общенародный язык койнэ так и не создались[145].

Хотя к X веку значительная часть разноязычного албанского населения на правобережье Куры было арменизировано (процесс начался ещё в позднеантичное время, в период политической гегемонии Армении[20]) либо иранизировано, арабские историки сообщают о том, что в округе Бердаа — в равнинном Утике[65], все ещё говорили на албанском языке[22][146]. В частности, Аль-Мукаддаси сообщал в 985:

В Армении говорят по-армянски, а в Арране по-аррански; когда они говорят по-персидски, то их можно понимать, а их персидский язык кое в чём напоминает хурасанский.

А Ибн Хаукаль писал в 978:

для многих групп населения в окраинах Армении и прилежащих стран существуют другие языки <чем персидский и арабский>, как армянский — для жителей Дабиля и области его, а жители Берда’а говорят по-аррански [147].

Примерный ареал агванского и древнеудинского языков, 500 год[148].

По данным современной лингвистики, агванский был предком современного удинского языка. Относился к лезгинской ветви нахско-дагестанских языков, представляя собой старое состояние удинского языка[149]. Однако в конце концов он так и не стал общеалбанской лингва франка, он был широко распространён до XXII веков на левобережье Куры (современный северный Азербайджан, восточная Грузия и часть южного Дагестана), после чего постепенно вытеснялся тюркскими диалектами, армянским и грузинским языками[150].

Хотя среди населения распространялся среднемидийский и за счёт сасанидских переселенцев с юга — среднеперсидский, ни один из них так и не стал в Албании общенародным; им уже в средние века стал тюркский азербайджанский[151].

Сохранились сведения о существовании в прошлом литературных памятников агванского языка[149]. Точно известно, что в албанском переводе существовал «Новый Завет», который был утрачен в раннем средневековье[152]. К настоящему времени обнаружена серия агванской эпиграфики, выполненная на предметах утвари и культовых сооружениях, относящихся к VI—VIII векам н. э. Надписи выполнены алфавитной системой, представляющей собой оригинальную форму одного из ответвлений греческой (согласно иному мнению — арамейской) графической основы, имеющего типологически общие особенности с древнеармянским и древнегрузинским письмом. В алфавите насчитывается 52 простых графемы и два диграфа. Из них пять графем и оба диграфа служат для обозначения гласных, а остальные передают согласные. Направление письма слева направо. Заглавные и строчные буквы не различаются. С армянским и грузинским алфавитами агванский сближается как единой в своей основе последовательностью каркаса букв, дополняемой обозначениями специфических для агванского языка фонем, так и самими названиями букв[149].

В 1996 году экспедицией АН Грузии во главе с Зазой Алексидзе в монастыре Св. Екатерины на Синае был обнаружен палимпсест, содержащий около 120 страниц, с албанским текстом, поверх которого был написан грузинский текст. Палимпсест был составлен на основе 59-буквенного алфавита, частично смоделированного на армянских, грузинских алфавитах и слоговой азбуке древнеэфиопского языка[153]. Расшифровка палимпсеста издана в 2009 году отдельной книгой в двух томах, с историческим очерком, кратким описанием грамматики и словарными материалами[154]. Окончательное мнение по поводу датировки и происхождения текста в этом издании более сдержанное: так, рассматривая аргументы в пользу той или иной датировки, авторы утверждают, что оба обнаруженные кавказско-албанские тексты «по-видимому, были написаны в промежутке между концом VII в. и X в., причем более вероятна более поздняя датировка». Что же касается источника для перевода, то в текстах отмечаются совпадения как с армянской и грузинской, так и с греческой и сирийской версиями библейских переводов[155].

Календарь

Исходя из древнегреческого текста астронома Александрийской школы Андреаса Византийского, Ашот Абрамян отмечает, что с 352 года кавказские албаны пользовались неподвижным календарём александрийской школы. Судя же по сведениям из сохранившихся календарных трудов армянских авторов Анании Ширакаци (VII век), Ованеса Имастасера (XII век) и других, албанский календарь являлся календарём египетской системы[156].

Названия двенадцати албанских месяцев впервые были опубликованы в 1832 году академиком Марием Броссе на основе обнаруженного в архивах Королевской библиотеки в Париже армянского манускрипта. Этот текст был опубликован в 1859 году французским учёным Э. Дюлюрье, а впоследствии переиздан в 1871 году профессором Керопэ Паткановым, исправившим некоторые ошибки предыдущих авторов[157].

В 1946 году Эдуард Агаян, проанализировав своеобразные названия в двух рукописях Анании Ширакаци (VII век) попытался выяснить наименования албанских месяцев. Сопоставляя их с лексикой удинского языка, шесть из них Агаян посчитал албанскими[158]. И хотя в книге «Дешифровка надписей кавказских агван» Ашота Абрамяна, опубликованной в 1964 году, был затронут вопрос об албанском календаре и отмечено, что в некоторых рукописях Матенадарана сохранились сведения о нём[156]. Абрамян в 1967 году констатировал, что албанский календарь до него не подвергался специальному и серьезному исследованию[157].

Фальсификация истории Кавказской Албании

По мнению ряда специалистов, современная азербайджанская историография, выполняющая прямой заказ правительства Азербайджана, занимается (примерно с середины 1950-х гг.) фальсификацией истории албан, мотивированной националистическими соображениями. В частности, неправомерно удревняется история Албанского государства, преувеличивается его сила и значение; «албанами» безосновательно объявляют целый ряд армянских писателей; им же приписывают все армянские памятники на территории Азербайджана; Албании, вопреки ясному свидетельству исторических источников, «передаются» принадлежавшие Армении территории между Курой и Араксом, включая Нагорный Карабах; албанам приписывается частично, а иногда даже полностью тюркское происхождение. Для обоснования этих идей используется прямая подтасовка и фальсификация источников[95].

Попытки фальсификации предпринимаются и со стороны лезгинских деятелей. Профессор физики и математики А. Абдуррагимов издал две книги — «Кавказская Албания — Лезгистан: История и современность» и «Лезгины и древние цивилизации Ближнего Востока: История, мифы и рассказы», в которых автор проводит идею «прямой генетической связи» лезгин с такими древними народами, как шумеры, хурриты, урарты и албаны. Работы Абдуррагимова подготовили почву для появления поддельной «албанской книги»[159]. Ещё в начале 1990-х гг. появилось сообщение об «обнаружении» «страницы из неизвестной албанской книги», дешифровка которой, как сообщалось, была осуществлена профессором Я. А. Яралиевым. Однако вскоре выяснилось, что текст составлен на современном лезгинском языке и в нём сильно искажаются исторические события. Подделка дала возможность различным лезгинским общественным и политическим деятелям утверждать, что лезгины — прямые потомки албан, что «в основе албанской письменности и государственного языка лежит лезгинский язык», в котором и сохранился албанский язык. Отмечается, что «Албанская книга» стала своего рода катализатором и основой в сложении современной лезгинской этноцентристской мифологии[160].

Ревизионистские концепции истории Кавказской Албании

Согласно В. А. Шнирельману, для обоснования в территориальных спорах с Азербайджаном армянские ученые создали свой миф о Кавказской Албании. Ряд армянских исследователей отрицает наличие каких бы то ни было албанских групп в правобережье в раннем средневековье и доказывали, что эта территория входила в состав Армянского царства ещё с VI в. до н. э. Следовательно, армяне проживали там с древнейших эпох, и этническая граница, проходившая по р. Куре, сложилась задолго до возникновения Албанского царства. Некоторых армянские историки (в частности Баграт Улубабян) объявляют армянами утиев, полагая, что они едва ли не изначально являлись армянами. Шнирельман отмечает, что ревизионистские концепции в Армении носили популистский характер, в первую очередь были направлены против ведущих армянских историков и публиковались в литературных и научно-популярных журналах. Работы ведущих армянских историков в академических журналах регулярно критиковали ревизионистские теории[95].

См. также

Примечания

  1. Государство было восстановлено династией Михранидов
  2. 1 2 3 Тревер К. В., 1959.
  3. История древнего мира. Издание третье. — М., Главная редакция восточной литературы, 1989. — С. 405
  4. Robert H. Hewsen. Armenia: A Historical Atlas. — The University of Chicago Press, 2001. — Map 62 (p. 73)
  5. Карта-вкладыш. // Всемирная история. — Т. II. — М., 1956.
  6. Toumanoff, Cyril. ARSACIDS. — Encyclopædia Iranica. excerpt:"Whatever the sporadic suzerainty of Rome, the country was now a part—together with Iberia (East Georgia) and (Caucasian) Albania, where other Arsacid branched reigned—of a pan-Arsacid family federation. Culturally, the predominance of Hellenism, as under the Artaxiads, was now followed by a predominance of “Iranianism,” and, symptomatically, instead of Greek, as before, Parthian became the language of the educated".
  7. Шнирельман В. А. 'The value of the Past: Myths, Identity and Politics in Transcaucasia', Osaka: National Museum of Ethnology. pp 79.

    Yet, even at the time of Caucasian Albania and later on, as well, the region was greatly affected by Iran and Persian enjoyed even more success than the Albanian language.

  8. Benjamin W. Fortson. Benjamin W. Fortson, "Indo-European Language and Culture: An Introduction", John Wiley and Sons, 2009. pg 242: " Middle Persian was the official language of the Sassanian dynasty".
  9. V. Minorsky. Caucasia IV // Bulletin of the School of Oriental and African Studies. — University of London, 1953. — Т. 15, № 3. — С. 506.:

    The special “Albanian” patriarchate of the Armenian church formed the link between the two banks.

  10. Steven Runciman. The Emperor Romanus Lecapenus and his reign: a study of tenth-century Byzantium. — Cambridge University Press, 1988. — С. 162.:

    But they shared the Armenian heresy, and their Catholicus was consecrated by and subordinate of the Armenian Catholicus: so that for practical purposes they counted as members of the Armenian confederacy.

  11. Кузнецов И. Удины:
  12. Майсак Т. А. К публикации кавказско-албанских палимпсестов из Синайского монастыря // «Вопросы языкознания» — 2010. — № 6. — С. 2:

    Когда в начале VIII в. Закавказье оказалось под властью арабского халифата, чьим покровительством пользовалась Армянская Церковь, Церковь Кавказской Албании окончательно утратила независимость, а её католикосы стали рукополагаться армянским престолом.

  13. Томас Де Ваал. Черный сад: Армения и Азербайджан между миром и войной. — Текст, 2005.

    Я не нашел ни малейших свидетельств того, что [мелики] когда-либо называли себя иначе, нежели армянами, хотя и принадлежали к албанской ветви армянской церкви.

  14. 1 2 3 4 Robert H. Hewsen. Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians, in: Samuelian, Thomas J. (Hg.), Classical Armenian Culture. Influences and Creativity, Chicago: 1982, 27-40.
  15. Albania — статья из Encyclopædia Iranica. M. L. Chaumont:

    The Albanian tribes, each of which had its own chief, spoke a multitude of dialects (Strabo 11.4.6; cf. below). During the Hellenistic period they joined with other neighboring tribes to form a unified state under a single ruler (Strabo 9.7.6; cf. below). It has been supposed that the unification took place towards the end of the 2nd century B.C., by reason of the wars waged between the Arsacid Mithridates II and Artavazd I, king of Armenia (Markwart, Ērānšahr, p. 175; O. G. von Wesendonck, "Über georgisches Heidentum, " Caucasica 1, 1924, p. 51; Trever, Ocherki, p. 149). There are grounds for believing that the unification of the Albanians was a slow process which allowed the diversity of languages to continue for a long time.

  16. James Stuart Olson. An Ethnohistorical Dictionary of the Russian and Soviet Empires. — Greenwood Publishing Group, 1994. — С. 20.
  17. Всемирная история. — М., 1956. — Т. 2.:

    Государство в Албании возникло, по-видимому, в середине I в. до н. э. на основе албанского племенного союза.

  18. Тревер К. В., 1959, :

    Необходимость сплочения сил для сопротивления нападениям со стороны Армении, а также со стороны северных кочевых племён привела к началу консолидации этих разноязычных племён и к формированию у них государственности. В I веке до н. э. это новое государственное образование уже участвует в исторической жизни народов Закавказья как Албанское царство, получив своё наименование по возглавившему движение племени.

    .
  19. 1 2 История древнего мира, т.3. Упадок древних обществ. М., 1989., Главная редакция восточной литературы, стр. 285—288
  20. 1 2 3 4 5 Новосельцев А. П. К вопросу о политической границе Армении и Кавказской Албании в античный период // Кавказ и Византия : Сб. — Ер.: «Наука», 1979. — № I. — С. 10−18.
  21. Новосельцев А. П. , Пашуто В. Т., Черепнин Л. В. Пути развития феодализма. — Наука, 1972. — С. 39.

    После падения Аршакидского царства в Армении албанские правители сильно расширили территорию, им подвластную, на юг от р. Куры. С этого времени Албанией стала называться преимущественно местность к югу от Куры.

  22. 1 2 3 Encyclopedia Iranica. C. E. Bosworth. Arran
  23. 1 2 Новосельцев А. П., Пашуто В. Т., Черепнин Л. В., 1972, С. 38−39.
  24. Тревер К. В., 1959, С. 8.
  25. Гумба, Гурам (1986) Кавказская Албания по «Ашхарацуйцу» Вардана Вардапета (XIII в.). Вестник социальных наук, No. 9 . pp. 64-73. ISSN 0320-8117
  26. Древние и современные языки кавказских албанцев
  27. Мусаев Г. М. Рутулы. — Махачкала: АОЗТ "Юпитер", 1997. — С. 282.
  28. Республиканская газета «Мыхабишды»- Жемчужины рутульской мысли
  29. Дашлай Ф. Кто такие гаргары? Тайны исчезнувшего народа и его письменности
  30. «Сахабы Христа и доисламские шахиды в Кавказской Албании»
  31. Газета «Дагестанская Правда» — Рутул
  32. Гаджимурадов М. Т. История Дагестана — Махачкала. 2007. — С. 33.
  33. Ибрагимов Г.Х. Фонетика цахурского языка. — Махачкала, 1968. — С. 14.
  34. Академии наук СССР Лезгины // Народы Кавказа. — 1960. — Т. 1. — С. 504. — 1302 с.
  35. Алиев К. Античная Кавказская Албания. — Баку, 1974.
  36. Robert H. Hewsen «Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians», in Thomas J. Samuelian, ed., Classical Armenian Culture: Influences and Creativity. Pennsylvania: Scholars Press, 1982.
  37. кн. XI, 4,1
  38. Муравьёв С. Н. Заметки по исторической географии Закавказья. Плиний о населении Кавказа // «ВДИ» — 1988. — № 1. — С. 157.
  39. кн. VI, 28-29; кн. VI, 39
  40. кн. XXXVI, гл. 52,1
  41. Тревер К. В., 1960.
  42. Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда — М., 1963. — С. 29.
  43. Бартольд В. В. Сочинения. — М., 1963. — Т. II. — Ч. 1. — С. 661−662.
  44. Encyclopaedia Britannica — Cambridge, 1910. — Vol. I. — p. 481.
  45. Институт этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая. Народы Кавказа, Том 1. — Изд-во Академии наук СССР, 1960.
  46. Институт истории, языка и литературы им. Г. Цадасы. История Дагестана. — Наука", 1967, 2009. — С. Глава V. §1."Территория и население" 105-107.
  47. Аркадий Гайсинский — Дополнение к Вергилию
  48. 1 2 Западные индийцы и загадка амазонок (часть 2)
  49. 1 2 3 4 Тревер К. В., 1959, :«Как известно, в V в. Месроп Маштоц, создавая албанский алфавит, в основу его положил гаргарское наречие албанского языка („создал письмена гаргарского языка, богатого горловыми звуками“). Это последнее обстоятельство позволяет высказать предположение, что именно гаргары являлись наиболее культурным и ведущим албанским племенем.».
  50. Тревер К. В., 1959, С. 49−50..
  51. Моисей Хоренский. III, 54.
  52. Муравьёв С. Н. Заметки по исторической географии Закавказья. Плиний о населении Кавказа // «ВДИ» — 1988. — № 1. — С. 159.
  53. Тревер К.В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. — М.-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1959.Среди племен, образовавших Албанский союз, были и какие-то потомки скифских или сакских племен, быть может, из числа тех, которые некогда, устремляясь через Албанию в Армению, осели в плодородных долинах по берегам Куры: на правом ее берегу — это область Шакашен (Сакасена), выше впадения в Куру слева Поры и Алазани (северо-западнее области Отены—Утик), а на левобережье — район Шаке, выше Кабалаки, в предгорьях Кавказа.
  54. 1 2 Караулов Н. А. Сведения арабских писателей X и XI веков по Р. Хр. о Кавказе, Армении и Адербейджане.
  55. 1 2 3 4 5 6 «История Востока», ЗАКАВКАЗЬЕ В IV—XI вв
  56. Тревер К. В., 1959, С. 294−295:

    Временем расцвета албанской письменности принято считать V—VII вв.. когда, по словам А. Г. Шанидзе, «албаны во всех областях политической и культурной жизни Кавказа принимали деятельное участие наравне с грузинами и армянами». По всей видимости, в Албании параллельно с албанским как язык письменности использовался ещё и армянский, на котором к тому времени говорило население областей Арцаха и Утика, входивших до 387 г. в состав Большой Армении.

    .
  57. 1 2 3 Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 197. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    В арабское время значительная часть албанского населения перешла в ислам и стала использовать арабскую письменность. Позднее, в XI—XIII вв., оно подверглось тюркизации и послужило основой для формирования в дальнейшем азербайджанского народа. В то же время наиболее западные из албанов были грузинизированы и составили основу населения исторической провинции Эрети. А албаны правобережья, исповедовавшие монофизитскую веру и перешедшие в течение раннего средневековья на армянский язык, смешались с армянами и вошли в число предков армян Нагорного Карабаха.

  58. Тревер К. В., 1959, :

    Автор, уроженец сел. Каланкатуйк в области Утик, был по происхождению либо утийцем (албаном), писавшим на армянском языке, либо армянином, что весьма возможно, так как в этот период Арцах и большая часть Утика были уже арменизованы.

    .
  59. Марр Н. Я. К истории передвижения яфетических народов с юга на север Кавказа // «Известия императорской Академии наук» — 1916. — № 15. — С. 1379−1408.
  60. Всемирная история, том 2. Энциклопедия: в 10-ти т. / Ред. А. Белявский, Л. Лазаревич, А. Монгайт. — М., 1956.

    На развитие Албании оказывали влияние соседние страны, в первую очередь, Армения и сасанидский Иран. Армянское влияние было особенно сильно потому, что юго-западные области Албании довольно долго входили в состав Великой Армении и были организованы как нахарарства. Находилась в зависимости от Армении и Каспиана с центром в Пайтакаране, правители которой считали себя Аршакидами.

  61. 1 2 Рыбаков Б. А. Очерки истории СССР. Кризис рабовладельческой системы и зарождение системы феодализма на территории СССР III—IX вв. — М., 1958. — С. 303−313:

    Область Арцах была уже арменизирована в IV—V вв., а значительная часть области Утик к VI в.. Равнинные части области Утик ещё продолжали сохранять свои этнические особенности, хотя и были затронуты общим процессом арменизации

  62. Иованнес Драсханакертци. История Армании — Гл. XLIV (ср. также прим. 59). То же самое отражено у историка Себастаци: «От Кесарии до Востока армяне Пасху праздновали правильно — 13 апреля». Себастаци, Летопись, стр., 30
  63. Адонц Н. Дионисий Фракийский и армянские толкователи — Пг., 1915. — 181−219.
  64. Hewsen, Robert H. Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians // Samuelian, Thomas J. (Hg.) Classical Armenian Culture. Influences and Creativity — Chico: 1982. — p. 34.
  65. 1 2 Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок .D1.8F.D0.B7.D1.8B.D0.BA не указан текст
  66. Encyclopædia Iranica: Arrān

    Early Arrān seems to have displayed the famed linguistic complexity of the Caucasus as a whole. Strabo 9.4, cites Theophanes of Mytilene that Albania had at least 26 different languages or dialects, and the distinctive Albanian speech persisted into early Islamic times, since Armenian and Islamic sources alike stigmatize the tongue as cacophonous and barbarous, with Eṣṭaḵrī, p. 192, Ebn Ḥawqal, p. 349, tr. Kramers-Wiet, p. 342, and Moqaddasī, p. 378, recording that al-Rānīya was still spoken in the capital Bardaʿa or Barḏaʿa in their time (4th/10th century)

  67. George A. Bournoutian. A Brief History of the Aghuank` Region. — Mazda Publishers, 2009. — P. 28. — xi + 138 p. — (Armenian Studies Series #15). — ISBN 1-56859-171-3, ISBN 978-1568591711.

    The various Turkic groups arrived in this region centuries after the ancient Caucasian Albanians had either converted to Christianity and had adopted the Armenian alphabet, or had been absorbed first by the Zoroastrian Persians and then by the Arab invaders who converted them to Islam.

  68. 1 2 Stuart James. An Ethnohistorical Dictionary of the Russian and Soviet Empires. — Greenwood Publishing Group, 1994. — P. 27. — ISBN 0313274975.
  69. «История Востока», ЗАКАВКАЗЬЕ В XI—XV вв.
  70. Том де Ваал. «Чёрный сад» — Гл. 10. Урекаванк. Непредсказуемое прошлое:

    В своем письме он подчеркнул, что свидетельств о Кавказской Албании на самом деле мало, но согласился с утверждением, что к X веку союз албанов скорее всего уже распался: «поскольку, по свидетельству Страбона, албаны образовали союз двадцати шести племен, то принято считать, что их государство начало распадаться в период арабского завоевания и к Х веку полностью прекратило существование; албанский же этнос, возможно, просуществовал дольше, но мы этого не знаем».

  71. 1 2 Юшков С. В. К вопросу о границах древней Албании // «Исторические записки» — М., 1937. — № I. — С. 129−148.
  72. 1 2 Paulys Real-Encyclopadie der Classishenen altertums nissenshaft. Erster Band. Stuttgart 1894. p. 1303
  73. 1 2 Яновский А. О древней Кавказской Албании // «Журнал министерства народного просвещения» — СПб., 1846. — Ч. 52. — С. 97.
  74. 1 2 Markwart J. Skizzen zur Historischen Topographie und Geschichte von Kaukasten, Handes Amsorya — Wien, 1927. — № 11−12;
    Marquart J. Eranlahr nach der Geogrphle des Ps.Moses Xorenac’i. // Abhandlungen der koniglichen Geselsch. der Wissenschaften zu Gottingen. Philologisch-hisiorische Klasse. Neue Folge B.ffl, № 2. — Berlin, 1901. — S. 358.
  75. 1 2 Дорн Б. А. Каспий. О походах древних русских в Табаристан // «Записки Академии Наук» — 1875. — Т. XXVI. — Кн. 1. — С. 187.
  76. 1 2 Кавказский край // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  77. 1 2 Hewsen R. H. Ethno-history and the Armenian influence upon the Caucasian Albanians. Classical Armenian culture: Influence and creativity — Philadelphia: Scholars press, 1982.
  78. 1 2 3 Очерки истории СССР: Первобытно-общинный строй и древнейшие государства на территории СССР. М.: АН СССР, 1956, стр., 615
  79. 1 2 История Дагестана. T.I. M.: Главная редакция восточной литературы, 1967, стр., 431
  80. 1 2 Левиатов В. Н. Азербайджан с V в. до н. э. по III в. н. э. // «Известия АН Азерб. ССР» — 1950. — № 1.
  81. Всемирная история, т. II, М., 1956. С.413-417
  82. Минорский В. Ф. История Ширвана и ал-Баба
  83. Православная энциклопедия. Ст. «Албания Кавказская»
  84. 1 2 Всемирная история. — Т. 2. — М., 1956. — С. 413—417.
  85. 1 2 Encyclopædia Iranica: Albania:

    It has been supposed that the unification took place towards the end of the 2nd century B.C., by reason of the wars waged between the Arsacid Mithridates II and Artavazd I, king of Armenia

  86. Академия наук СССР. История СССР с древнейших времен до наших дней. ТОМ I. Кавказская Албания и Атропатена (древний Азербайджан)
    В начале I в. до н. э. племена северного Азербайджана, возглавленные албанами, объединились в мощный союз племён, а в середине I в. до н. э. на территории северного Азербайджана сложилось раннерабовладельческое албанское государство.
  87. «Армянская География VII века по Р.Х (приписывавшаяся прежде Моисею Хоренскому)», СПб.,1877
  88. Хоренаци М. «География» — Венеция, 1881. — С. 29.
  89. Тревер К. В., 1959, [1]:

    Во II веке до н. э. армянский царь Арташес I (189—160 гг.) присоединил к Армении ряд соседних областей, в том числе и правобережье Куры, где обитали шаки, утии и гаргары-албаны; будучи раздроблены, эти племена не могли воспрепятствовать захвату их земель. С той поры пограничной рекой между Албанией и Арменией античные авторы называют Куру.

    .
  90. История древнего мира. — Т. 3. Упадок древних обществ. — М.: Главная редакция восточной литературы, 1989. — С. 286.
  91. 1 2 Минорский В. Ф. История Ширвана и Ал-Баба
  92. Armenia: A Historical Atlas. — University of Chicago Press, 2001, p. 33, map 19
  93. Hewsen, Robert H. Ethno-History and the Armenian Influence upon the Caucasian Albanians // Samuelian, Thomas J. (Hg.) Classical Armenian Culture. Influences and Creativity — Chico, 1982.
  94. Юшков С. В. К вопросу о границах древней Албании. Исторические записки, № I, — М., 1937. — С. 137.
  95. 1 2 3 4 Шнирельман В. А. Албанский миф // Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 216−222. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  96. Том де Ваал. «Чёрный сад» — Гл. 10. Урекаванк. Непредсказуемое прошлое
  97. Минорский В. Ф. История Ширвана и Дербенда X—XI веков. — М.: Издательство восточной литературы, 1963. — С. 28, 36.
  98. 1 2 Ялойлутепинская культура — статья из Большой советской энциклопедии
  99. 1 2 История Древнего мира / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. — 2-е изд. — М., 1983. — Т. 2. Расцвет Древних обществ. — С. 399-414.: «В связи с походом Помпея мы впервые узнаем о существовании в Восточном Закавказье особого Алванского царства.»
  100. Плутарх (I—II вв.), «Сравнительные жизнеописания» , Помпей, гл. 34-35; Аппиан (I—II вв.), («Римская История» , Митридатовы войны, 103 ; Дион Кассий (II—III вв.), «Римская История», кн. XXXVI, гл. 54,1; кн. XXXVI, гл.54,4,5; кн. XXXVII, гл. 2, 3, 4; кн. XXXVI, гл.53,5; 54,1
  101. История древнего мира, т.2, М., 1987 Раздел: «Армения, Атропатена, Иверия и Алвания во II—I вв. до н. э.»
  102. Страбон, «География» кн. XI. 4.6.
  103. Плиний Старший, кн. VI, 29
  104. История древнего мира. В 3 тт. Т.3. Упадок древних обществ. М., 1989. стр. 284
  105. Всемирная история. в 10 тт. Т.2. М., 1956. стр.775
  106. М. С Гаджиев. Древний город Дагестана: опыт историко-топографического и соцяльно-экономического анализа. — Восточная литература РАН, 2002. — С. 238. — 319 с.

    В своем географическом описании Албании Птолемей делит её территорию на пять зон, естественногеографическими рубежами которых выступают называемые им реки Восточного Кавказа. Причем в четырёх таких районах он особо выделяет по одному городу и называет иные населенные пункты. В междуречье пограничной с Азиатской Сарматией р. Соана и р. Герр — это город Телайба и населенный пункт Тилбис, в междуречье Герра и Кайсия — город Гелда и пункты Тиавна и Табилака, в междуречье Кайсия и Албана — город Албана и пункты Хабала, Хобота, Бозиата, Мисия, Хадаха, Алам, в междуречье Албана и Кюра — город Гайтара и 11 населенных пунктов и, наконец, между анонимной рекой, впадающей в Кюр, и границей с Иберией — ещё пять населенных пунктов (Ptol. Geogr., V, 11, 1-6).

  107. Официальный сайт Музея истории Азербайджана. Первый этаж. Витирина № 30  (азерб.)
  108. 1 2 Encyclopædia Iranica: Arsacids
  109. Cyrille Toumanoff. Studies in Christian Caucasian History. Georgetown University Press, 1963, p. 258.
  110. Тревер К. В., 1959, С. 145.
  111. Robert H. Hewsen. Notes and Communications. On the Chronology of Movses Dasxuranci. Bulletin of the School of Oriental and African Studies. — University of London, Vol. 27, No. 1. (1964), pp. 151—156.
  112. Очерки истории СССР III—IX вв. — Глава II. Раздел 12 «Политическая история Албании III—VII вв.» / Под. ред. С. Т. Еремяна.
  113. Мамедова Ф. Политическая история и историческая география Кавказской Албании. — Баку, 1986. — Глава 3, раздел 2. «Албания при албанских Аршакидах»
  114. Ямпольский З. И. К изучению летописи Кавказской Албании. — 1957.
  115. А. П. Новосельцев. Генезис феодализма в странах Закавказья. — М.: Наука, 1980. — С. 191.
  116. Бретаницкий Л. С., Веймарн Б. В. Очерки истории и теории изобразительных искусств. Искусство Азербайджана. — С. 26.
  117. The Caspian Shore Defensive Constructions
  118. 1 2 3 Albania — статья из Encyclopædia Iranica. M. L. Chaumont
  119. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 197. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.
  120. 1 2 Албания Кавказская — статья из Большой советской энциклопедии.
  121. Артамонов М. И. Очерки древнейшей истории хазар — Л., 1936. — С. 50.
  122. Феликс Кандель. Очерки времён. Очерк второй / Научный редактор Марк Кипнис
  123. Л. И. Климович. Книга о Коране
  124. Древнеармянская литература// Литературный энциклопедический словарь. М.: Сов. энциклопедия, 1987
  125. Армянская литература // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907. (назван «Моисей из Каганкатвы»)
  126. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 202. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    Самым излюбленным занятием азербайджанских авторов стало переименование средневековых армянских политических деятелей, историков и писателей, живших и творивших в Карабахе, в албан. Так, со временем Мовсес Каганкатваци, писавший на армянском языке, превратился в албанского историка Моисея Каланкатуйского. Та же участь постигла армянского князя Сахля ибн-Сумбата (армяне предпочитают называть его Сахлом Смбатяном), ставшего не то албаном, не то азербайджанцем

  127. Энциклопедия Кругосвет. Статья: Албания Кавказская:

    До наших дней дошла История страны Агванов, написанная армянским историком и писателем Мовсесом Каганкатваци в 7 в., — ценнейший источник по истории Албании и всего региона.

  128. БСЭ. Статья: Давтак Кертог
  129. 1 2 История древнего мира. Расцвет древних обществ / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. — третье. — М.: Главная редакция восточной литературы, 1989. — С. 397-398. — 572 с. — ISBN 5-02-016781-9.
  130. Тревер К. В., 1959, Гл. Албания в IV−VII вв. Архитектура (христианские храмы):

    Во всяком случае в научной археологической литературе речь идет в настоящее время только о трех христианских храмах VI—VII вв. на территории Албании: о церкви в Судагылане у Мингечаура и о двух храмах в Кахском районе западного Азербайджана — о базилике в горном селении Кум и круглом храме около сел. Лякит. После того как о двух последних в конце XIX в. было упомянуто С. А. Хахановым (см. ниже), они вновь для науки были выявлены в 1937—1938 гг. Д. М. Шарифовым (экспедиция Азербайджанского центрального управления охраны памятников).

    .
  131. Казарян А. Ю. Кавказская Албания // Православная энциклопедия. Том I. — М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2000. — С. 455—464. — 752 с. — 40 000 экз. — ISBN 5-89572-006-4
  132. Официальный сайт Музея истории Азербайджана. — Витрина № 36.
  133. Адонц Н. Армения в эпоху Юстиниана — С. 423.
  134. Акопян А. А., Мурадян П. М., Юзбашян К. Н. К изучению истории Кавказской Албании (по поводу книги Ф. Мамедовой "Политическая история и историческая география Кавказской Албании (III в. до н. э. VIII в. н. э.), С. 345—347
  135. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок .D0.9F.D0.B5.D1.82.D1.80.D1.83.D1.88.D0.B5.D0.B2.D1.81.D0.BA.D0.B8.D0.B9 не указан текст
  136. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок .D0.90._.D0.9B._.D0.AF.D0.BA.D0.BE.D0.B1.D1.81.D0.BE.D0.BD не указан текст
  137. Бретаницкий Л. С., Веймарн Б. В. Искусство Азербайджана IV — XVIII веков / Редактор И. А. Шкирич. — М.: Искусство, 1976. — С. 32-33. — 272 с.
  138. Тревер К. В., 1959, С. 318.

    Ближайшей аналогией этому сюжету является изображение на каменной капители, обнаруженной в 1948 г. на территории христианского храма VI—VII вв. в Судагылане, у Мингечаура (табл. 28). На одной из сторон этой четырёхугольной в плане капители высечены два павлина встречно по сторонам стилизованного дерева: утолщенный вниз ствол заканчивается вверху трехлепсстковой пальметкой, напоминающей по своим очертаниям цветок. Павлины здесь также украшены царственными лентами и приводят на память сходную композицию (два павлина с лентами по сторонам алтарика) на серебряной удлиненной чаше Государственного исторического музея в Москве, обнаруженной в 1947 г. у дер. Бартым Пермской области. По карнизу капители тянется, огибая её со всех четырёх сторон, албанская надпись.

    .
  139. Philip L. Kohl, Mara Kozelsky, Nachman Ben-Yehuda. Selective Remembrances: Archaeology in the Construction, Commemoration, and Consecration of National Pasts. — University of Chicago Press, 2007. — ISBN 0-226-45058-9, ISBN 9780226450582.
  140. Gippert J., Schulze W. Some Remarks on the Caucasian Albanian Palimpsests / Iran and the Caucasus 11 (2007).

    Rather, we have to assume that Old Udi corresponds to the language of the ancient Gargars (cf. Movsēs Kałankatuac‘i who tells us that Mesrob Maštoc‘ (362—440) created with the help [of the bishop Ananian and the translator Benjamin] an alphabet for the guttural, harsh, barbarous, and rough language of the Gargarac‘ik‘).

  141. Удинская письменность
  142. Корюн. Житие Маштоца, 16-17
  143. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э.−VII в. н. э.. — М.−Л.: Издательство Академии наук СССР, 1959., главы «Язык и письмо. Школа. Календарь» и «Албания в IV—II вв. до н. э.»
  144. Special internet edition of the article «The script of the Caucasian Albanians in the light of the Sinai palimpsests» by Jost Gippert (2011) // Original edition in Die Entstehung der kaukasischen Alphabete als kulturhistorisches Phänomen / The Creation of the Caucasian Alphabets as Phenomenon of Cultural History. Referate des Internationalen Symposiums (Wien, 1.-4. Dezember 2005), ed. by Werner Seibt and Johannes Preiser-Kapeller. Vienna: Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften 2011
  145. История Древнего мира / Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. — 2-е изд. — М., 1983. — Т. 3. Упадок древних обществ. — С. 201-220.

    Сасаниды разрушали христианские церкви, насильственно насаждая зороастризм. Напротив, распространялся не только среднемидийский, но (за счёт сасанидских переселенцев с юга) и среднеперсидский язык (остатком этих переселенцев является народность татов).

  146. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок kulichki.com не указан текст
  147. Арабские источники о населенных пунктах и населении Кавказской Албании и сопредельных областей (Ибн Руста, ал-Мукаддасий, Мас’уди, Ибн Хаукаль)
  148. Wolfgang Schulze. Some notes on the relationshipbetween Caucasian Albanian and Udi. — Махачкала, 2013.
  149. 1 2 3 Климов Г. А. Языки мира: Кавказские языки. Агванский язык. — М.: Академия, 1999. — С. 459—460. — ISBN 978-5-85759-085-0
  150. Коряков Ю. Б. Атлас кавказских языков. — М.: РАН. Институт языкознания, 2006. — С. 39; Карта № 15.
  151. История древнего мира. Упадок древних обществ. — Издание третье, исправленное и дополненное. — М.: Главная редакция восточной литературы, 1989. — С. 287:

    Литературный алванский язык и тем более алванский общенародный язык койне так и не создались. Напротив, распространялся не только среднемидийский, но (за счёт сасанидских переселенцев с юга) и среднеперсидский язык (остаток этих переселенцнв является народность татов). Но ни один из них так и не стал в Алвании общенародным; им уже в средние века стал тюркский азербайджанский

  152. А. П. Новосельцев. Генезис феодализма в странах Закавказья. — М.: Наука, 1980. — С. 31.
  153. UCLA International Institute
  154. Gippert J., Schulze W., Aleksidze Z., Mahé J.-P. The Caucasian Albanian Palimpsests of Mount Sinai. — Brépols, 2009. — ISBN 978-2-503-53116-8.
  155. Майсак Т. А. К публикации кавказско-албанских палимпсестов из Синайского монастыря // Вопросы языкознания. 2010. № 6. — С. 95, 97.
  156. 1 2 Абрамян А. Г., 1967, С. 36.
  157. 1 2 Абрамян А. Г., 1967, С. 34.
  158. Тревер К. В., 1959, С. 315.
  159. Philip L. Kohl, Mara Kozelsky, Nachman Ben-Yehuda. Selective Remembrances: Archaeology in the Construction, Commemoration, and Consecration of National Pasts. — University of Chicago Press, 2007. — С. 101. — ISBN 0226450597, 9780226450599.
  160. Гаджиев М. С. «Албанская книга» и её роль в сложении лезгинской этноцентристской мифологии // Фальсификация исторических источников и конструирование этнократических мифов / отв. ред. А. Е. Петров, В. А. Шнирельман. — М.: Отделение историко-филологических наук РАН, 2011. — С. 187−195. — ISBN 987-5-94375-110-3.

Ссылки