История шахмат

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Французские шахматисты галантного века на картине «Игра в шахматы на террасе» Шарля Барга

История шахмат насчитывает не менее полутора тысяч лет[1], а возможно и больше. Изобретённые в Индии в VVI веке, шахматы распространились практически по всему миру, став неотъемлемой частью человеческой культуры.

Возникновение шахмат. Чатуранга[править | править код]

Родиной шахмат считается Индия, в которой не позднее конца VI века н. э. была известна игра чатуранга — вероятный прямой предшественник шахмат. В чатурангу на доске 8x8 играли комплектом фигур, схожих с шахматными, а целью игры было поставить мат королю противника. Существуют попытки, основанные на археологических и письменных свидетельствах, связать появление шахмат в более ранний период с Китаем или Сасанидской Персией, но эти свидетельства признаются недостаточными[2][3].

Первым текстом, в котором определённо упоминается чатуранга, считается исторический роман на санскрите «Харчашарита», написанный придворным поэтом короля Харши Баной (сер. VII века)[4][5]. В нём Бана использует метафору: «[в правление Харши] только пчёлы соперничали за взятки, только в стихах обрезались стопы и только аштапады [доски для игры] учили позициям чатуранги» (то есть не велось настоящих войн)[6]. Составленный на среднеперсидском языке трактат «Чатранг-Намак» («Трактат о шахматах») повествует о том, как шахматы (чатранг) были подарены индийским правителем шахиншаху Хосрову I (531—579), это предание считается имеющим под собой историческую основу и фиксирующим знакомство персов с чатурангой в правление Хосрова I[7]. Арабские источники в целом согласны в том, что шахматы возникли в Индии, откуда стали известны персам, хотя в изложении арабских историков какие-либо исторические детали уже плохо прослеживаются[8]. Целый ряд арабских историков с теми или иными подробностями излагает легенду об изобретателе шахмат, который в награду потребовал от монарха количество зёрен, которое получилось бы, если на каждой следующей клетке шахматной доски зёрна удваивались, и вскоре монарх понял, что такого количества зерна нет на всей планете (оно равно 264 − 1 = 18 446 744 073 709 551 615 ≈1,845×1019). Сразу у нескольких авторов создатель шахмат носит имя Сасса или Сисса бен Дахир. Эта легенда встречается у Адли, Якуби, Бируни и в более поздних трудах[9].

О некоторых ходах фигур в чатуранге известно из трактата поэта IX века Рудраты «Кавьяланкара», в котором описаны задачи пройти все поля доски для чатуранги ходом коня, ходом колесницы (ладьи) и ходом слона. Ходы ладьи и коня были идентичны соответствующим современным шахматным фигурам, а слон вероятно перемещался на одно поле по диагонали в любом направлении и на одно поле вперёд. Однако полные правила чатуранги достоверно неизвестны[10][6].

Широко известно описание чатуранги для четырёх игроков, сделанное Бируни в его труде об Индии (ок. 1030 г.). Согласно Бируни, на обычной доске 8x8 размещались четыре комплекта фигур, состоявших из короля, слона, коня, ладьи и четырёх пешек. Бросок игральной кости определял, какой фигурой игрок должен делать следующий ход, а за каждую «съеденную» фигуру противника игрок получал определённое количество долей от ставки[11]. Британский исследователь XVIII века Хайрем Кокс (англ.) предложил гипотезу о том, что именно из этой игры впоследствии развились шахматы, то есть что игра для четырёх игроков была предшественником игры для двух. В серии статей и в работе «История шахмат» (1860) эту гипотезу развил Дункан Форбс. Согласно этой теории, к современному виду шахматы пришли из-за религиозного запрета на игру в кости и в результате переформирования комплектов фигур. Уже Гарольд Мэррей в своей «Истории шахмат» (1913) констатировал, что никакие источники не подтверждают приоритета игры для четырёх участников, а гипотеза Кокса — Форбса, которая ещё и удревняла чатурангу на несколько тысяч лет, зиждется на ошибочных датировках индийских текстов[12]. Сейчас она полностью отброшена историками, хотя рассказ о том, что предшественником шахмат была игра для четырёх игроков, по-прежнему часто встречается в популярной литературе[13][14].

Шатрандж[править | править код]

Вероятно, уже в конце VI века чатуранга стала известна персам под названием «чатранг», которое после завоевания Персии арабами (сер. VII века) видоизменилось как шатрандж. Из арабской литературы детально известны правила шатранджа: победа достигалась матом, патом или уничтожением всех фигур соперника, а ключевыми отличиями от современных ходов фигур были ходы ферзя (только на одно поле по диагонали в любом направлении, это была слабейшая фигура) и слона (через одно поле по диагонали в любом направлении) и отсутствие рокировки. Из-за общей медлительности шатранджа игра как правило начиналась с одной из предустановленных позиций («табии», предшественника современных дебютов), арабские мастера шатранджа оставили в общей сложности описание шестнадцати табий[15]. Кроме того, из арабских манускриптов известны около 550 задач (мансуб)[16].

Бурятско-монгольская версия шатранджа называлась «шатар» или «хиашатар». Позднее, попав к таджикам, шатрандж получил на таджикском название «шахмат» (в переводе — «властитель повержен»). 600 год — первое упоминание шатранджа в художественной литературе — персидской рукописи «Карнамук». В 819 году при дворе халифа аль-Мамуна в Хоросане прошёл турнир трёх сильнейших игроков того времени: Джабира ал-Куфи, Абылджафара Ансари и Зайраба Катая. В 847 году вышла первая шахматная книга, которую написал Аль-Адли.

Шахматы в Юго-Восточной Азии[править | править код]

Одновременно с продвижением шахматной игры на запад, она распространялась и на восток. Судя по всему, в страны Юго-Восточной Азии попал или вариант чатуранги для двух игроков, либо какой-то из ранних вариантов шатранджа, поскольку в шахматных играх этого региона сохранились их особенности — ходы многих фигур делаются на короткие расстояния, нет характерных для европейских шахмат рокировки и взятия на проходе. Под влиянием культурных особенностей региона и имевших хождение там настольных игр игра заметно изменилась внешне и приобрела новые черты, став основой для китайской игры сянци. От неё, в свою очередь, произошла корейская игра чанги. Обе игры имеют во внешнем виде и механизме уникальные черты, не присущие другим шахматным играм:

  • Способ постановки фигур на доску. Фигуры ставятся не на поля, а на «пункты» — точки пересечения линий доски.
  • Размер доски. Доска состоит из 9 вертикальных и 10 горизонтальных линий, то есть содержит 90 пунктов.
  • Некоторые фигуры имеют ограниченную область действия, то есть могут ходить только в пределах определённой части доски.
  • Конь и слон, «прыгающие» в шатрандже, здесь ходят в плоскости доски и не могут прыгать через поля, занятые другими фигурами).
  • Добавлена новая фигура «пушка», которая может бить фигуры противника только перепрыгивая при ударе через другую фигуру.
Таиландские шахматы Макрук

Больше похожи на чатурангу таиландские шахматы макрук: то же поле 8×8, фигуры стоят на полях, два игрока, ферзь ходит на одно поле по диагонали, несколько изменена начальная позиция (ряд пешек выдвинут на одно поле вперёд, расположение ферзя и короля чёрных и белых несимметрично), ладья ходит как в шатрандже, слон — как в чатуранге.

Появившийся позже японский вариант — сёги, — считается потомком сянци, но имеет свои особенности, наводящие на предположение о родстве с макруком. Доска для сёги проще и больше похожа на европейскую: фигуры ставятся на поля, а не на пересечения, размер доски 9×9 клеток, начальная позиция и ходы некоторых фигур близки к макруку. В сёги изменились правила ходов и появилось превращение фигур, которого в сянци не было, но которое было в макруке. Механизм превращения оригинален — фигура (плоская фишка с нанесённым изображением), достигнув одной из трёх последних горизонталей, просто переворачивается на другую сторону, где изображён знак превращённой фигуры. И наиболее интересная особенность сёги — взятые игроком фигуры соперника могут быть вместо очередного хода выставлены им в любое место доски (с некоторыми ограничениями) как свои. Из-за этого в комплекте сёги все фигуры имеют один цвет, а принадлежность их определяется постановкой — игрок ставит фигуру на доску остриём к противнику.

Классические европейские шахматы в этом регионе не особенно распространены, сянци и сёги по сей день гораздо более популярны.

Проникновение шахмат в Европу[править | править код]

Шахматные фигуры с острова Льюис, выставленные в Британском музее (вероятно, Норвегия, 2-я пол. XII века)

Шахматы стали известны в Европе благодаря контактам с арабским миром на Пиренейском полуострове и Сицилии, в разное время находившихся под арабским владычеством. Г. Мэррей прослеживает эволюцию арабского слова «шах» в европейских языках: оно было заимствовано в латинский язык в форме scac (scacus) (как обозначение фигуры короля), от которой впоследствии образовались латинские scac(c)i и ludus scacorum («шахматы») и название игры в большинстве романских и германских языков (примечательное исключение — испанское ajedrez и португальское xadrez, восходящие к слову «шатрандж»). Поскольку это слово претерпело в латинском языке и восходящих к нему романских языках те же изменения, что и другие латинские слова с буквосочетанием sca-, Мэррей заключает, что оно попало в латинский язык не позднее IX века[17]. При этом отсутствие упоминаний шахмат в некоторых источниках, таких как "Жизнь Карла Великого франкского историка Эйнхарда (нач. IX века) или в перечень игр в вокабулярии X века на древнеанглийском языке — это верное свидетельство того, что шахматы были неизвестны на соответствующей территории[18]. Первые упоминания шахматных комплектов в письменных европейских источниках датируются XI веком: это завещания графа Уржеля Эрменгола I (исп.) (974—1010) и графини Эрмезинды Каркассонской (ум. 1058)[19]. Уже начиная с XII века западноевропейские источники изобилуют упоминаниями игры[20]. Мэррей выделяет в раннеевропейских шахматах две традиции: одну, восходящую к арабизированной Испании и популярную во Франции и, благодаря нормандскому завоеванию, в Англии, и вторую, сложившуюся в Италии и позднее в Германии и Скандинавии. Для первой традиции было характерно сохранение арабского наследия игры, что выражалось в номенклатуре: фигуру, стоявшую рядом с королём, называли «ферзь», а слон в старофранцузском назывался aufin (прямое заимствование из арабского). В континентальной традиции шахматы уже рассматривались как игра, учащая морали, реконструкция государства в миниатюре, а эти фигуры получили новое название: соответственно, «королева» и «епископ» («мудрец» и др.). Со временем «королева» полностью вытеснила «ферзя», что породило ряд казусов, в частности, вопрос о том, не противоречит ли существующему миропорядку то, что при превращении пешки на доске может появиться новая королева. В разных странах это решалось запретом на превращение, если первая королева ещё остаётся на доске, разным статусом обычной и превращённой королев или переименованием фигуры, например, в «деву» или «женщину» (лат. virgo, фр. mulier и др.)[21].

В 1061 году кардинал-епископ Остии Пётр Дамиани в письме к папе Александру II осуждал флорентийского епископа, игравшего в шахматы, поскольку, с его точки зрения, не было разницы между шахматами и азартной игрой в кости. Канонический запрет последней не подвергался сомнению: «Правила святых апостолов» гласили: «Епископ, или пресвитер, или диакон, игре и пьянству преданный, или да престанет, или да будет извержен. Иподиакон, или чтец, или певец, подобное творящий, или да престанет, или да будет отлучен. Так же и миряне.» (п. 42, 43). Мэррей предполагает, что Дамиани были известны щахматы с игральными костями, на которые запрет безусловно распространялся, а, следовательно, он мог считать игру в шахматы без костей попыткой обхода запрета[22]. Энн Саннекс пишет, что шахматы, в которых фигура, делающая следующий ход, определялась в зависимости от случайного числа, выпадающего на гранях игральных костей, были распространены в Европе в XI—XIV веках[23]. Попытки запретить шахматы в числе других развлечений и азартных игр предпринимались европейскими монархами и духовенством неоднократно. Бернард Клервоский включил запрет в устав ордена тамплиеров (1128 год), епископ Парижа Одон де Сюлли (фр.) (ум. в 1208 году) возбранял духовенству «прикасаться к шахматам и иметь их на дому», в XIII веке осуждали шахматы вместе с другими увеселениями и азартными играми король Франции Людовик IX, король Англии Генрих III и архиепископ Кентерберийский Джон Пэкхем[24]. Однако эти попытки не имели успеха, игра в шахматы продолжала оставаться популярным увлечением образованных слоёв. Великий магистр Тевтонского ордена (1324—1330) Вернер фон Орзельн отменил запрет в ордене, считая шахматы подобающим занятием для рыцаря. Многие дошедшие до нас трактаты о шахматах созданы в среде духовенства[25].

Шахматы были популярны у викингов, сыгравших важную роль в распространении их по Европе вплоть до Исландии. Шахматы часто упоминаются в сагах, так, свод XIII века «Круг Земной» повествует о том, как Кнуд Великий приказал убить ярла Ульфа после ссоры за партией в шахматы[26]. С викингами связан вероятно самый известный шахматный комплект Средневековья — шахматные фигуры, обнаруженные в 1831 году на острове Льюис (Внешние Гебридские острова, Шотландия)[27]. Точное место и время создания 78 вырезанных из моржового бивня и китового зуба фигур неизвестно, но по наиболее распространённой гипотезе они могли быть вырезаны в Тронхейме во 2-й пол. XII века[28].

В Византийской империи шахматы были известны под названием «затрикион» (греч. Ζατρίκιον), образованным от среднеперсидского «чатранг» ещё до вытеснения его арабским «шатрандж», что позволяет датировать проникновение шахмат в Византию не позднее IX века[29]. В то же время почти все сведения о шахматах в Византии содержатся в арабских источниках. В частности историк X века аль-Масуди и вслед за ним другие арабские историки упоминают, что в Византии в шахматы играли на круглых досках[30]. Богослов XII века Иоанн Зонара, комментируя 42-е Правило святых апостолов, прямо распространял его на затрикион[31]. После падения Константинополя (1453) византийский затрикион исчезает; в современном греческом языке игра называется Σκάκι (от латинского scaci)[32].

В русских источниках слово «шахматы» впервые встречается в XIII веке, хотя известны находки кладов с шахматными фигурами, относящиеся к XI—XII векам[33]. Учитывая развитые торговые связи Руси с арабским халифатом и восточное происхождение названий фигур, И. Савенков, Мэррей и И. Линдер, считают вероятным ещё более раннее знакомство восточных славян с шахматами — вероятно, между VIII и X веками. Шатрандж мог прийти на Русь либо прямо из Персии через Кавказ и Хазарский каганат, либо от среднеазиатских народов, через Хорезм[34][35]. В частности, о заимствовании с востока свидетельствуют названия «слон» — прямой перевод с арабского (араб. فِيل‎, «фил») или персидского (перс. پیل‏‎, «пил») — и «ферзь» (от перс. فرزين‎)[36]. Сопоставление же русской шахматной терминологии с терминологией Грузии и Армении показывает, что ни название игры, ни названия фигур не могли быть заимствованы из этих регионов ни по смыслу, ни по созвучию[37].

Русские шахматы XVII века и фрагмент доски.

Отсутствие упоминаний шахмат в летописях и других русских источниках раннего средневековья Линдер связывает с унаследованной от Византии традицией осуждения шахмат православной церковью как азартной игры; поскольку летописи создавались монахами, умолчание было неизбежным[38]. Запреты зафиксированы во многих исходивших от церкви документах. В кормчей книге 1262 года говорилось: «Епископом и клириком всем утешение всех и добродетели бытии подобает и первообразное и раздражение благодеянию; понеже и от сих есть неким уклонятся от доброго, или шахматы или зернию играть или упиваться, повелевает правило престати, или отлучатися таковым, или убо епископом и презвитором и диаконом и поддиаконом же и чтецем и певцем; и аще не простанут, изверзатися; не убо и мирским человекам шахмати и пианстве упражняющееся, отлучатися». В «Святительском поучении новопоставленному священнику», включенному в Новгородскую кормчую книгу (1280), шахматы уравнивались с гаданиями или конскими скачками: «Ни почитай возбраненных книг, или доселе чему научился еси, неведомые словеса, чары и лечьбы, коби или игры, дивы творя басни звягомых, лекы и шахматы имети да ся останеши, ни коньнанго уристания не зри»[39]. Согласно Паисиевскому сборнику (конец XIV — начало XV веков), игра в шахматы влекла извержение из сана для священника и епитимью для дьяка или мирянина: «Аще кто от клирик или калугер, или епископ, или прозвитер, или диакон играет шаматы или леки, да извержеться сана. Аще дьяк или простец да примут епитемью 2 лета 10 хлебе и 10 воде… а поклона на день 200, понеже игра та от беззаконных халдей, жрец бо идольскии тою игрою пророчествовашет о победе ко царю от идол, да то есть прелыценье сатаниыо» [40]. Место самых многочисленных находок средневековых шахматных фигур Руси — Великий Новгород, сырая почва которого позволяет сохраняться и небольшим деревянным фигурам, а годичные кольца брёвен, использовавшихся для мощения улиц, — точно датировать находки. По данным, приводимым Линдером (1964 год), на Неревском раскопе было найдено 58 фигур XII—XV веков из 36 комплектов, принадлежавших людям всех сословий: боярам, духовенству, ремесленникам и холопам[41].

Ещё в XVI веке шахматы в тех же выражениях клеймили московский митрополит Даниил и «Домострой» протопопа Сильвестра. Канонический запрет был отражён и в решении Стоглавого собора, глава 92 которого « О игрищах еллинского беснования» гласила: «Святаго вселенского шестого собора правило 50 и 51 запрещает всякое играние. Пятьдесятное убо правило собора сего возбраняет играти всем и причетником, и мирским человеком зернью и шахматы, и тавлеями, и влириями, рекше костьми, и прочими таковыми играми. 51 правило всякое играние возбраняет и отметает и причетникам, и простым людем. Такоже и упивание в пьянство.» Русская православная церковь де-юре не отменяла запрет, но он игнорировался уже во время принятия Стоглава[42]. О повсеместной распространённости шахмат в Русском царстве писали путешественники Павел Одерборн (1581), Джордж Турбервиль (англ.) (1589). По сообщению Джерома Горсея, царь Иван Грозный умер или был убит (это место в его «Записках о России» до сих пор остаётся предметом интерпретаций) за шахматной доской[43].

Ценнейшим источником по истории европейских шахмат до XV века считается составленный в 1283 году при короле Альфонсо X манускрипт, известный как Libro de los juegos (исп. Книга игр, Libro de Ajedrez, Dados y Tablas («Книга шахмат, костей и досок») или трактат Альфонса Мудрого[44]. Описанные в нём правила шахмат в целом наследуют шатранджу (в нём также повторяются некоторые модификации шатранджа, такие как астрономические шахматы, известные по арабским источникам), но также содержатся несколько нововведений, в частности, ферзь и пешка на первом ходу могут сделать «прыжок» на два поля, а не на одно; для пешки эта возможность сохранилась до настоящего времени. Право на «прыжок» появлялось и у «превращённого» ферзя (при этом превращение допускалось, только если ферзь уже был снят с доски)[45]. Примерно в то же время в Северной Италии был создан труд доминиканского монаха Якобуса Цессолеса «Об обычаях людей простых и знатных», в которой «прыжок» первым ходом получают и король (этот ход в будущем разовьётся в рокировку[46]) или даже совместно король и ферзь. Также, по Цессолесу, пат признаётся ничьей, а «голый король» одной из сторон не означает автоматического поражения[47].

Лукас ван Лейден. «Игра в шахматы» (ок. 1508). На картине изображена партия в курьерские шахматы.

Единственной известной средневековой европейской модификацией шахмат с введением дополнительных фигур являются так называемые курьерские шахматы. Первое их упоминание встречается в поэме «Вигалуа» Вирнта фон Графенберга (нач. XIII века), при этом игра уже предполагается известной читателю. Затем курьерские шахматы упоминаются в стихах немецких поэтов XIV века Генриха фон Берингена и Конрада фон Амменхаузена (нем.). Подробное описание игры содержится в трактате Густава Селенуса «Шахматы, или Королевская игра» (1616). На доску размером 12x8 для каждого цвета добавлялись четыре новые фигуры: по одному советнику (нем. Ratt) и лазутчику (нем. Schleich) и два курьера. Курьер, как современный слон, перемещался по диагонали своего цвета на любое количество полей[48].

Возникновение современных шахмат (XV—XVII века)[править | править код]

Приобретение шахматами современного облика связано с двумя изменениями в правилах, датируемыми ок. 1475 года: ферзь, ранее перемещавшийся только на одно поле по диагонали, получил возможность ходить на любое количество полей в любом направлении и стал сильнейшей фигурой, а «прыжок» слона был заменён на перемещение по диагонали на любое количество полей. Это радикально изменило игру: её скорость увеличилась, неточная игра уже на первых ходах могла привести к стремительной атаке и поражению, что дало стимул изучению дебютов. Если раньше пешка преврашалась в слабейшую фигуру, то теперь превращение полностью меняло баланс сил на доске, а значит изменилась и роль пешки в партии[49]. Место рождения современных шахмат остаётся предметом споров. Мэррей считал, что это произошло в Италии: одним из ранних зафиксированных названий «новых» шахмат было schacci della rabiosa (от итал. rabiosa — «бешеная», эпитет «обновлённого» ферзя), а автор древнейшего сохранившегося трактата с описанием современных правил — в нём приводятся 75 задач по старым правилам и столько же по новым — испанец Лусена (ок. 1497) указывал, что собрал материал для него в Италии и Франции[50]. Современные испанские историки Рикардо Кальво и Хосе Антонио Гарсон (исп.) отстаивают приоритет Испании. Их главные доказательства — это опубликованная в конце XV века в Валенсии поэма на каталонском языке «Scachs d'amor (исп.)» («Шахматы любви»), описывающая игру в шахматы по современным правилам, и утраченная в XIX веке рукопись валенсийского шахматиста Францеска Висента «Llibre dels jochs partits dels schacs en nombre de 100» («Книга 100 шахматных партий», 1495), которая по их мнению была источником труда Лусены[51]. Кальво и Гарсон также считают Лусену автором Гёттингенской рукописи — трактата на латинском языке с описанием дебютов и шахматными задачами[52][53]. Мэррей констатирует преемственность Гёттингенской рукописи к труду Лусены, но считает наиболее вероятным французское происхождение автора манускрипта[54]. В 1512 году в Риме вышел первый итальянский учебник шахмат авторства Педро Дамиано (впрочем, задачи он заимствовал у Лусены). Только в XVI веке он восемь раз переиздавался и был переведён на французский, немецкий и английский[55]. Трактат Лусены «Повторение любви и искусство игры в шахматы» и Гёттингенская рукопись содержат описание более десятка дебютов, включая известные сейчас как дебют слона, защита Филидора, итальянская партия, испанская партия с 3…Сc5, русская партия, принятый ферзевый гамбит. У Лусены и в «Шахматах любви» также упоминаются взятие на проходе и «прыжок» короля[56]. «Прыжок» короля знаком и Дамиано[57].

Уже в начале XVI века шахматы по новым правилам вытеснили старую игру в Испании и Италии, к середине века они распространились по большой части Европы. В Англии новые правила игры были известны уже Генри Говарду (1516—1547), как показывает одно из его стихотворений. В Германии к началу XVII века, по свидетельству Густава Селенуса, по старым правилам играли только в деревне Штрёбек[54]. Из-за отсутствия подробных письменных источников неясно, в какой момент новые правила были занесены в Россию. Линдер считает, что это произошло достаточно быстро: никто из иностранных путешественников, отмечавших популярность игры на Руси, при этом не упоминает следования устаревшим правилам[58]. Савенков же полагал, что новые правила были привиты Петром I вместе с прочими западными веяниями[59]. В Исландии, вероятно, старые и новые шахматы существовали параллельно до начала XVIII века[60].

Правила шахмат в Европе не были едиными, каждому региону в XVI—XVII веках были присущи свои особенности: в Испании при игре на ставку игрок, поставивший противнику пат, выигрывал половину ставки (в других странах пат уже признавался ничьей); в Италии не было признано взятие на проходе, но, например, игрок не мог защититься от шаха ходом пешки, если она проходила битое поле; по-разному регулировался «прыжок» короля[61]. Какие-то региональные вариации сохранялись в течение столетий. В Италии рокировка в современном виде стала известна уже к концу XVI века, но долгое время (в отдельных областях — до конца XIX века) существовала параллельно со «свободной рокировкой», когда игрок мог выбрать, на какие поля поставить короля и ладью[62]. В Англии споры о том, может ли пешка превращаться в ещё не снятые с доски фигуры, шли до XIX века[63]. В Германии в XVIII веке встречались обычаи разрешать ход на две клетки только двум крайним и двум центральным пешкам или вместе с короткой рокировкой передвигать пешку на h3[64]. В России ещё в XIX веке были известны практики начинать партию не одним, а несколькими ходами или дополнительно к имеющимся у ферзя ходам давать ему ещё и ход коня[65].

В 1561 году в Испании вышел шахматный учебник авторства Руя Лопеса де Сегуры. Второй из четырёх его разделов посвящён дебютам, и там впервые описан королевский гамбит и подробно — испанская партия, которую Лопес де Сегура рекомендует играть в ответ на 2…Кc6. В этом же учебнике, говоря о так называемой защите Дамиано, Лопес де Сегура вводит в оборот слово «гамбит» как описание дебютной ловушки с жертвой. Третий и четвёртый раздел учебника Лопеса полностью посвящены критике сочинения Дамиано[66]. В 1574—1575 годах при дворе короля Испании Филиппа II Руй Лопес и другой сильнейший испанский шахматист Альфонсо Серон сыграли серию партий с сильнейшими итальянскими шахматистами Леонардо, Полерио и Томазо Капуто, и победа осталась за итальянскими шахматистами. Позже Лопес и Серон играли с другим итальянским мастером Паоло Бои и снова проиграли; победители были щедро награждены королём. В этот период покровительство знаменитым шахматистам со стороны монархов, аристократии или высшего духовенства было распространённым, в Италии, например, этим был знаменит герцог Сора Джакомо Бонкомпаньи (англ.)[67]. Шахматные сочинения Джулио Полерио, по выражению видного историка фон дер Лазы, были, после Руя Лопеса, «шагом из тьмы на свет»: кроме анализа дебютов Полерио приводит продолжения партий и имена игроков, чем часто пренебрегали другие ранние авторы. Его дебютная подборка значительно богаче предшественников и включает например подробный анализ королевского гамбита, защиту Каро-Канн, защиту двух коней и варианты с фианкеттированием слона [68]. В 1-й половине XVII века прославился как странствующий шахматист Джоакино Греко: он обильно публиковал манускрипты со своими партиями, большинство из которых заканчивалось эффектными комбинациями[69] (сейчас считается, что по крайней мере часть из них не игралась в реальности, а вымышлена[70]). Сборники партий Греко примечательны ещё и тем, что по ним видно, как автор адаптирует свою игру к правилам, существовавшим в каждой посещаемой им стране[71].

В Англии и Франции конца XVI—XVII веков шахматы были популярной игрой при королевских дворах (с перерывом на Протекторат Кромвеля: пуритане осуждали развлечения), но уровень мастерства был ниже, чем в Италии и Испании; из всех изданных в то время шахматных трактатов на английский был переведён только учебник Дамиани. Шахматы часто использовались в английском театре, а в поставленной в 1624 году в театре «Глобус» пьесе Томаса Мидлтона «Шахматная партия» действующими лицами были шахматные фигуры. Эта пьеса была снята с репертуара по требованию испанского посла из-за прозрачных аллюзий на главное политическое событие того времени — неудачные переговоры о браке наследника английского престола и испанской инфанты. В конце XVII века английский историк-ориенталист Томас Хайд (англ.) провёл большую работу по собиранию арабских свидетельств и выдвинул предположение об индийских истоках шахмат[72]. Из французского издания 1706 года известны 17 партий парижских шахматистов, сыгранных около 1680 года королевским гамбитом[73].

Шахматы в XVIII веке[править | править код]

«Кафе де ля Режанс», центр шахматной жизни Европы XVIII—XIX веков.

В начале XVIII века в Париже и Лондоне приобрела популярность игра в шахматы в кафе, которые посещали как ведущие шахматисты своего времени, так и представители высшего света. В Лондоне таким местом было основанное в 1692 году кафе «Олд Слотерс (англ.)», в Париже — «Кафе де ля Режанс»[74][75]. В 1737 году во Франции Филипп Стамма опубликовал книгу «Опыт шахматной игры», в которой впервые применил алгебраическую, а не описательную шахматную нотацию, до настоящего времени с небольшими изменениями являющуюся международным стандартом. Кроме этого Стамма приводит сто задач и этюдов, его заслугой считается возрождение интереса к шахматной композиции, в целом утраченного с арабскими мансубами[76][77].

Во второй половине века в итальянской Модене сформировался круг мастеров, объединённых общими представлениями о принципах шахматной игры: Джанбатиста Лолли, Эрколе дель Рио и Доменико Понциани. Согласно моденцам, игрок должен как можно более быстро развить фигуры и подготовить атаку на короля противника; прочие стратегии ведения игры годятся, если атака не увенчалась успехом. Эти принципы (наиболее полно они были сформулированы в книге «Наблюдения по теории и практике шахматной игры», написанной Лолли и дель Рио и опубликованной в 1763 году) лягут в основу так называемой итальянской шахматной школы[78][79].

Общепризнанно первым шахматистом Европы на протяжении нескольких десятилетий был Франсуа-Андре Филидор, одновременно сильнейший шахматист-практик своего времени и теоретик, существенно изменивший представления об игре[80][81]. Уже в 1743 году, в возрасте 17 лет, он играл с сильнейшим парижским мастером Легалем де Кермюром, не получая от него форы[82]. В возрасте 23 лет Филидор опубликовал трактат «Анализ шахматной игры», который был революционным для своего времени и впоследствии переиздавался десятки раз[83]. Филидор описал базовые приёмы позиционной игры: блокаду, профилактику, позиционную жертву[80]. Слава Филидора-шахматиста проистекает в первую очередь из долговременного влияния его учебника; мастерство Филидора-практика подтверждается небольшим количеством дошедших партий и по современным представлениям довольно ограничено[84][83]. Филидор широко известен признанием важности пешек и высказыванием, полностью звучащем: «Пешки — душа шахмат; только они создают атаку и защиту, от их хорошего или плохого расположения целиком зависит победа или поражение» (автор имел в виду важность правильного использования сильных и слабых сторон пешечной структуры, чем пренебрегали его современники) [85]. Начиная с конца 1740-х, Филидор много путешествовал по Европе, в Лондоне он выиграл матчи у Абрахама Янссена (англ.) и Стаммы; матч с последним из десяти партий закончился 8:2 в пользу Филидора, притом что Стамма играл все партии белыми, а ничьи засчитывались ему как победы[80]. Своей славой Филидор – за пределами шахмат, один из крупнейших композиторов своего времени – обязан также блестящей игрой не глядя на доску: он мог вести больше одной партии одновременно[86][87]. В 1755 году, возвратившись в Париж, Филидор выиграл матч у Легаля[88]. До своей смерти в 1795 году Филидор, до французской революции деливший время между Лондоном и Парижем, оставался сильнейшим шахматистом обеих столиц[86]. Учение Филидора было главной мишенью «моденской школы» [89].

Превращение шахмат в международный вид спорта[править | править код]

Распространение шахмат привело к появлению национальных турниров в большинстве европейских стран. Выходят шахматные издания, сначала единичные и нерегулярные, но с течением времени приобретающие всё бо́льшую популярность. Первый шахматный журнал «Паламед» начал издавать в 1836 году французский шахматист Луи Шарль Лабурдонне. В 1837 году шахматный журнал появился в Великобритании, в 1846 — в Германии.

В XIX веке начинают проводиться международные матчи (с 1821-го) и турниры (с 1851-го). На первом таком турнире, проходившем в Лондоне в 1851 году, одержал победу Адольф Андерсен. Именно он стал неофициальным «шахматным королём», то есть тем, кого считали сильнейшим шахматистом мира. Впоследствии это звание оспорил Пол Морфи (США), выигравший в 1858 году матч со счётом +7-2=2, однако после ухода в 1859 году Морфи с шахматной сцены Андерсен вновь стал первым, и лишь в 1866 году Вильгельм Стейниц выиграл у Андерсена матч со счётом +8-6 и стал новым «некоронованным королём».

Первым чемпионом мира по шахматам, который официально носил это звание, стал тот же Вильгельм Стейниц, победив Иоганна Цукерторта в первом в истории матче, в соглашении о котором появилось выражение «матч на первенство мира». Таким образом, явочным порядком сложилась система преемственности звания: новым чемпионом мира становился тот, кто выигрывал матч у предыдущего, при этом действующий чемпион оставлял за собой право согласиться на матч или отвергнуть соперника, а также сам определял условия и место проведения матча. Единственным механизмом, способным принудить чемпиона играть с претендентом, было общественное мнение: если сильный, по общему признанию, шахматист долгое время не мог добиться права на матч с чемпионом, это рассматривалось как признак трусости чемпиона и он, спасая лицо, оказывался вынужден принять вызов. Как правило, в соглашении о матче предусматривалось право чемпиона на матч-реванш в случае проигрыша; победа в таком матче возвращала чемпионское звание предыдущему владельцу.

Во второй половине XIX века на шахматных турнирах начали использовать контроль времени. Сначала для этого применяли обычные песочные часы (ограничивалось время на ход), что было довольно неудобно, но вскоре английским шахматистом-любителем Томасом Брайтом Уилсоном (T.B.Wilson) были изобретены специальные шахматные часы, позволявшие удобно реализовать ограничение времени на всю партию или на определённое число ходов. Контроль времени быстро вошёл в шахматную практику и вскоре стал применяться повсеместно. К концу XIX века официальные турниры и матчи без контроля времени уже практически не проводились. Одновременно с появлением контроля времени появилось понятие «цейтнот». Благодаря введению контроля времени возникли специальные формы шахматных турниров с сильно укороченным лимитом времени: «быстрые шахматы» с лимитом порядка 30 минут на игру каждому игроку и «блиц» — 5-10 минут. Впрочем, широкое распространение они получили гораздо позже.

Шахматы в XX веке[править | править код]

Советские фарфоровые шахматы «Красные и белые», 1925. ВМДПНИ
Шахматы дорожные С. Михоэлса. США, 1940-е. Музей современной истории России
Шахматы проволочные из ГУЛАГа
Шахматы. Ленинградские блокадные из картона. Центральный дом шахматиста имени М. М. Ботвинника
Индийские шахматы. Подарок советской делегации в Дели в 1959 году

В конце XIX — начале XX века развитие шахмат в Европе и Америке шло весьма активно. Шахматы стали престижной настольной игрой, в любви к которой признавались Лев Толстой и Джон Сингер Сарджент, мастерство игры в шахматы демонстрировали Сергей Прокофьев и Владимир Набоков. Фотографии запечатлели за шахматами Владимира Ульянова-Ленина, искусствоведы спорят о сомнительной подлинности офорта, изображающего Ленина, выигрывающего у Адольфа Гитлера (и записи партии, якобы состоявшейся между ними в Вене в 1909 году). Шахматные организации укрупнялись, проводилось всё больше международных турниров. В 1924 году была создана Международная шахматная федерация (ФИДЕ), первоначально занимавшаяся организацией Всемирных шахматных олимпиад.

До 1948 года сохранялась сложившаяся в XIX веке система преемственности звания чемпиона мира: претендент вызывал чемпиона на матч, победитель которого становился новым чемпионом. До 1921 года чемпионом оставался Эмануил Ласкер (второй, после Стейница, официальный чемпион мира, завоевавший это звание в 1894 году), с 1921 по 1927 — Хосе Рауль Капабланка, с 1927 по 1946 — Александр Алехин1935 году Алехин проиграл матч на первенство мира Максу Эйве, но в 1937 в матче-реванше вернул звание и удерживал его до своей смерти в 1946 году).

После смерти в 1946 году Алехина, оставшегося непобеждённым, организацию первенства мира взяла на себя ФИДЕ. Первый официальный чемпионат мира по шахматам был проведён в 1948 году, победителем стал советский гроссмейстер Михаил Ботвинник. ФИДЕ ввела систему турниров для завоевания титула чемпиона: победители отборочных этапов выходили в зональные турниры, победители зональных соревнований выходили в межзональный турнир, а обладатели лучших результатов в последних принимали участие в кандидатском турнире, где в серии партий «на вылет» определялся победитель, которому и предстояло играть матч против действующего чемпиона. Формула матча за титул несколько раз менялась. Сейчас победители зональных турниров участвуют в едином турнире с лучшими (по рейтингу) игроками мира; победитель становится чемпионом мира.

Огромную роль в истории шахмат второй половины XX века сыграла советская шахматная школа. Широкая популярность шахмат, активное, целенаправленное обучение им и выявление способных игроков с детских лет (шахматная секция, детская шахматная школа была в любом городе СССР, существовали шахматные клубы при учебных заведениях, предприятиях и организациях, постоянно проводились турниры, выпускалось большое количество специальной литературы) способствовали высокому уровню игры советских шахматистов. Внимание к шахматам проявлялось на самом высоком уровне. Результатом стало то, что с конца 1940-х годов и до распада СССР советские шахматисты практически безраздельно господствовали в мировых шахматах. Из 21 шахматных олимпиад, прошедших с 1950 по 1990 годы, команда СССР победила в 18 и ещё в одной стала серебряным призёром, из 14 шахматных олимпиад для женщин за этот же период было выиграно 11 и взято 2 «серебра». Из 18 розыгрышей звания чемпиона мира среди мужчин за 40 лет лишь однажды победителем стал не советский шахматист (это был американец Роберт Фишер), и ещё дважды претендент на звание был не из СССР (причём претендент тоже представлял советскую шахматную школу, это был Виктор Корчной, бежавший из СССР на Запад).

В 1993 году Гарри Каспаров, бывший на тот момент чемпионом мира, и Найджел Шорт, ставший победителем отборочного цикла, отказались играть очередной матч на первенство мира под эгидой ФИДЕ, обвинив руководство федерации в непрофессионализме и коррупции. Каспаров и Шорт образовали новую организацию — ПША, и сыграли матч под её эгидой.

Произошёл раскол шахматного движения. ФИДЕ лишила Каспарова титула, звание чемпиона мира по версии ФИДЕ разыграли между собой Анатолий Карпов и Ян Тимман, которые на тот момент имели наивысший шахматный рейтинг после Каспарова и Шорта. Одновременно Каспаров продолжал считать себя «настоящим» чемпионом мира, поскольку он отстоял звание в матче с законным претендентом — Шортом, и часть шахматного сообщества была солидарна с ним. В 1996 году ПША прекратила существование в результате утраты спонсора, после чего чемпионов ПША стали называть «чемпион мира по классическим шахматам». По сути, Каспаров возродил старую систему передачи титула, когда чемпион сам принимал вызов претендента и играл с ним матч. Следующим «классическим» чемпионом стал Владимир Крамник, выигравший матч у Каспарова в 2000 году и отстоявший звание в матче с Петером Леко в 2004.

До 1998 года ФИДЕ продолжала разыгрывать звание чемпиона традиционным порядком (чемпионом ФИДЕ в этот период оставался Анатолий Карпов), с 1999 по 2004 год формат чемпионата резко изменился: вместо матча претендента с чемпионом звание стали разыгрывать в нокаут-турнире, в котором действующий чемпион должен был участвовать на общих основаниях. В результате звание постоянно переходило из рук в руки и за шесть лет сменилось пять чемпионов.

Вообще, в 1990-х годах ФИДЕ предприняла целый ряд попыток сделать шахматные соревнования более динамичными и интересными, а значит, привлекательными для потенциальных спонсоров. Прежде всего это выразилось в переходе в ряде соревнований от швейцарской или круговой системы к нокаут-системе (в каждом туре — матч из трёх партий на выбывание). Поскольку нокаут-система требует однозначного исхода тура, в регламентах турниров появились дополнительные партии в быстрые шахматы и даже блиц-партии: если основная серия игр с обычным контролем времени заканчивается вничью, играется дополнительная партия с укороченным контролем времени. Начали использоваться усложнённые схемы контроля времени, защищающие от жёсткого цейтнота, в частности, «часы Фишера» — контроль времени с добавлением после каждого хода.

Последнее десятилетие XX века в шахматах ознаменовалось ещё одним важным событием — компьютерные шахматы достигли достаточно высокого уровня, чтобы превзойти человека-шахматиста. В 1996 году Гарри Каспаров впервые проиграл компьютеру партию, а в 1997 — с перевесом в одно очко проиграл и матч компьютеру Deep Blue. Лавинообразный рост производительности и объёма памяти компьютеров в сочетании с улучшением алгоритмов привели к тому, что к началу XXI века появились общедоступные программы, способные в режиме реального времени играть на уровне гроссмейстеров. Возможность подключения к ним заранее накопленных баз дебютов и таблицы малофигурных окончаний ещё больше увеличивает силу игры машины, полностью избавляет её от опасности ошибиться в известной позиции. Теперь компьютер может эффективно подсказывать человеку-шахматисту даже на соревнованиях самого высокого уровня. Следствием этого стали изменения в формате соревнований высокого уровня: на турнирах начали использовать специальные меры для защиты от компьютерных подсказок, кроме того, полностью отказались от практики откладывания партий. Сократилось и отводимое на партию время: если в середине XX века норма составляла 2,5 часа на 40 ходов, то к концу века она уменьшилась до 2 часов (в других случаях — даже до 100 минут) на 40 ходов.

Современное состояние и перспективы[править | править код]

После объединительного матча Крамник — Топалов в 2006 году восстановлена монополия ФИДЕ на проведение мирового первенства и присвоение звания чемпиона мира по шахматам. Первым «объединённым» чемпионом мира стал Владимир Крамник (Россия), выигравший этот матч.

До 2013 года чемпионом мира был Вишванатан Ананд, победивший в чемпионате мира 2007 года. В 2008 году состоялся матч-реванш между Анандом и Крамником, Ананд сохранил своё звание. В 2010 году проведён очередной матч, в котором приняли участие Ананд и Веселин Топалов; Ананд вновь отстоял звание чемпиона. В 2012 году проведён матч, в котором приняли участие Ананд и Гельфанд; Ананд отстоял звание чемпиона в тай-брейке. В 2013 году Ананд уступил звание чемпиона мира Магнусу Карлсену, досрочно победившему в матче со счётом 6½:3½.

Формула розыгрыша звания чемпиона корректируется ФИДЕ. В последнем чемпионате звание разыгрывалось в турнире с участием чемпиона, четырёх победителей претендентского турнира и трёх персонально выбранных игроков с наибольшим рейтингом. Однако ФИДЕ сохранила и традицию проведения личных матчей чемпиона с претендентом: по существующим правилам, гроссмейстер с рейтингом 2700 или выше вправе вызвать чемпиона на матч (чемпион не может отказать) при условии обеспечения финансирования и соблюдения сроков: матч должен завершиться не позже чем за полгода до начала очередного чемпионата мира.

Упомянутый выше прогресс компьютерных шахмат стал одной из причин роста популярности неклассических вариантов шахмат. Начиная с 2000 года проводятся турниры по шахматам Фишера, в которых начальная расстановка фигур выбирается перед партией случайным образом из 960 вариантов. В таких условиях становится бесполезным накопленный шахматной теорией огромный массив дебютных вариантов, что, как считают многие, положительно сказывается на творческой составляющей игры, а при игре против машины заметно ограничивает преимущество компьютера в дебютной стадии игры. Другими вариантами решения этой проблемы может стать предлагавшаяся Владимиром Крамником жеребьёвка дебютов или один из вариантов модифицированных шахмат — кингчесс или боевые шахматы. Пока сложно сказать, какой из этих или других вариантов «оживления» игры будет востребован в будущем.

Некоторые даты из истории шахмат[править | править код]

Набор шахматных фигур, какими обычно играли в Советском Союзе.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Новотельнов Н. А. Знакомьтесь: шахматы. — Л.: Лениздат, 1976. С. 256.
  2. Cazaux, Knowlton, 2017, pp. 326, 334.
  3. Golombek, 1976, pp. 12—13.
  4. Murray, 1913, pp. 52—53.
  5. Cazaux, Knowlton, 2017, p. 338.
  6. 1 2 Губанов А., Киланова А. В какие шахматы играл Султан-Хан?. ChessPro (2009). Проверено 5 января 2018.
  7. Murray, 1913, pp. 150—155.
  8. Murray, 1913, pp. 207—208.
  9. Murray, 1913, pp. 212—218.
  10. Murray, 1913, pp. 54—55.
  11. Абу Рейхан Бируни. Индия. — М.: Ладомир, 1995. — С. 186—187. — 727 с. — ISBN 5-86218-165-2.
  12. Murray, 1913, pp. 48—49.
  13. Cazaux, Knowlton, 2017, p. 333.
  14. Golombek, 1976, p. 19.
  15. Murray, 1913, pp. 234—238.
  16. Murray, 1913, pp. 266—271.
  17. Murray, 1913, pp. 396—397.
  18. Murray, 1913, p. 402.
  19. Murray, 1913, pp. 405—406.
  20. Murray, 1913, p. 428.
  21. Murray, 1913, pp. 425—427.
  22. Murray, 1913, pp. 408—409.
  23. Sunnucks, A., The Encyclopaedia of Chess, St. Martin’s Press, 1970, pp. 97-98.
  24. Golombek, 1913, pp. 54—55.
  25. Murray, 1913, p. 411.
  26. Golombek, 1913, pp. 69—70.
  27. Golombek, 1913, p. 75.
  28. Робинсон, Дж. Шахматы острова Льюис. ChessPro (2008). Проверено 3 января 2018.
  29. Murray, 1913, p. 163.
  30. Murray, 1913, pp. 164—165.
  31. Murray, 1913, p. 167.
  32. Murray, 1913, p. 168.
  33. Линдер, 1964, с. 41.
  34. Murray, 1913, pp. 379—380.
  35. Линдер, 1964, с. 44—53.
  36. Линдер, 1964, с. 31—35.
  37. Линдер, 1964, с. 44—45.
  38. Линдер, 1964, с. 76.
  39. Линдер, 1964, с. 78.
  40. Линдер, 1964, с. 79.
  41. Линдер, 1964, с. 69—71.
  42. Линдер, 1964, с. 108—109.
  43. Murray, 1913, p. 382.
  44. Golombek, 1976, p. 61.
  45. Murray, 1913, pp. 457—460.
  46. Hooper, Whyld, 1984, p. 59.
  47. Murray, 1913, pp. 461—462.
  48. Murray, 1913, pp. 483—485.
  49. Murray, 1913, pp. 776—777.
  50. Murray, 1913, p. 778.
  51. Cazaux, Knowlton, 2017, pp. 244—245.
  52. Ricardo Calvo, Valencia Spain: The Cradle of European Chess , Presentation to the CCI May, 1998 — Vienna, Austria
  53. Bono, F. Karpov apoya a la dama valenciana (исп.). El Pais (8 ноября 2005). Проверено 6 января 2018.
  54. 1 2 Murray, 1913, p. 782.
  55. Murray, 1913, p. 787.
  56. Murray, 1913, pp. 781—786.
  57. Murray, 1913, p. 788.
  58. Линдер, 1964, с. 130.
  59. Murray, 1913, p. 384.
  60. Murray, 1913, p. 857.
  61. Murray, 1913, pp. 811—812.
  62. Murray, 1913, pp. 831—833.
  63. Murray, 1913, pp. 834—835.
  64. Murray, 1913, pp. 852—853.
  65. Линдер, 1964, с. 131—132.
  66. Murray, 1913, pp. 813—815.
  67. Murray, 1913, pp. 817—819.
  68. Murray, 1913, pp. 823—824.
  69. Golombek, 1976, p. 112.
  70. Hooper, Whyld, 1984, p. 133.
  71. Murray, 1913, p. 830.
  72. Murray, 1913, pp. 838—841.
  73. Murray, 1913, p. 843.
  74. Murray, 1913, pp. 845—846.
  75. Golombek, 1976, p. 114.
  76. Murray, 1913, pp. 848—849.
  77. Hooper, Whyld, 1984, pp. 323—324.
  78. Hooper, Whyld, 1984, p. 299.
  79. Golombek, 1976, pp. 117-118.
  80. 1 2 3 Hooper, Whyld, 1984, p. 250.
  81. Golombek, 1976, p. 118.
  82. Murray, 1913, p. 861.
  83. 1 2 Murray, 1913, p. 865.
  84. Golombek, 1976, p. 120.
  85. Golombek, 1976, p. 121.
  86. 1 2 Hooper, Whyld, 1984, p. 251.
  87. Murray, 1913, p. 864.
  88. Murray, 1913, p. 863.
  89. Murray, 1913, p. 868.
  90. История шахмат
  91. Хенкин В.Л. Я б в гроссмейстеры пошел…. — М.: Молодая гвардия, 1979. — С. 4. — 144 с. — 100 000 экз.

Литература[править | править код]