Исторические миграции армянского населения

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

В данной статье рассматриваются миграции армянского населения исторической Армении, происходившие в XI—XXI вв. под влиянием различных военно-политических и экономических факторов.

Вытеснение армянского населения с территории исторической Армении[править | править код]

Историческая Армения согласно Энциклопедии Британника. Оранжевым цветом выделена территория Великой Армении, зелёным — Византийской Армении или Малой Армении, фиолетовым — Киликийской Армении, жёлтым — Республики Армения

Как отмечала Н. Г. Волкова[1], для правильного понимания этнических процессов, происходивших в Закавказье в XVIII—XIX вв., большое значение имеет знание основных этапов формирования национального состава населения края и изменений его в отдельные исторические периоды, начиная с глубокой древности[2].

Согласно преобладающему научному мнению, армяне являются биологическими потомками автохтонного населения территории современной Армении, а Айраратская долина — центром исторической армянской государственности (III—II вв. до н. э.)[3]. Именно здесь находились столицы Великой АрменииАрмавир, Ервандашат, Арташат, Вагаршапат (также являвшийся религиозным центром), Двин (с конца V до начала X века — духовный центр), а также Ани — столица средневековой Багратидской Армении. Эти города были центрами развития древнеармянской культуры. Восточная Армения — Араратская долина с прилегающими к ней горными областями (Лори, Тавуш, Зангезур и др.) — была центром формирования армянского народа, чему способствовало её культурное и языковое единство[4].

Армяне в Византии[править | править код]

Римско-персидская граница по договору 387 года

После раздела Армении между Римской империей и государством Сасанидов (387 год н. э.) часть исторической Армении, расположенная к западу от Евфрата, была присоединена к Римской империи. Приблизительно три четверти территории Армянского царства (провинции Айрарат, Сюник, Васпуракан, Туруберан, Мокк, Тайк, часть Гугарка) образовали вассальную область под владычеством Сасанидов. В этот период и позднее имели место миграции значительного числа армян в византийскую Малую Азию, Константинополь и европейскую часть Византийской империи.

О присутствии армян на территории Римской империи было известно уже в начале I века н. э. В IV—V веках армянские общины появились во многих областях и городах империи[5]. В 571 году, спасаясь от преследований в государстве Сасанидов, множество армян во главе с Варданом Мамиконяном[fr] нашли убежище в византийской Малой Азии и, в частности, в городе Пергаме, где они образовали крупную колонию[6].

В 591 году византийский император Маврикий, одержав победу над персами, присоединил к империи большую часть оставшейся территории Армении, продвинув её границы до самого озера Ван. С конца VI века Армения фактически стала вассальным от Византии государством.

Внутри самой Византии имели место принудительные переселения армян из мест исторического проживания в другие провинции. Так, в царствование Тиберия II (578—582) 10 тысяч армян из Ахдзника были переселены на Кипр[7]. При Константине V (741—775) армяне и сирийские монофизиты были переселены во Фракию[8]. После победы в 872 году Василия I (867—886) над павликианами, большинство из которых, предположительно, составляли армяне, множество их было рассеяно по всей империи. Павликиане из восточных провинций переселялись во Фракию и при Иоанне Цимисхии (969—976). Василий II (976—1025) также переселил в район Филиппополя и в Македонию многих армян из подвластных ему земель с целью организации обороны против болгар[9].

В начале XI века армяне упоминаются в числе народов, переселённых Никифором I (802—811) в Спарту для восстановления этого разрушенного города; в 885 году полководец Никифор Фока Старший переселил множество армян, возможно павликиан, в Калабрию. После отвоевания Крита в 961 году туда были заселены в том числе и армяне[10]. С середины X века армяне стали интенсивно заселять Каппадокию, Киликию и северную Сирию[11].

Период арабского владычества[править | править код]

Основная статья: Армянский эмират
Эмират Арминия (750-885)

В середине VII века Сасанидское государство было разгромлено арабскими халифами. К концу VII века арабы объединили весь Южный Кавказ в обширную провинцию под названием аль-Арминия[12].

В течение VIII века в Армении происходили антиарабские восстания, во главе которых стояли в основном представители династий Мамиконянов и Багратуни. Мамиконяны и их сторонники из нахараров полагались на поддержку Византийской империи. Потерпев поражение, они были вынуждены покинуть свои владения в Армении и бежать в Византию[13][14]. В 781 году, спасаясь от преследований в Халифате, в Византию переселились 50 тысяч армян. Императрица Ирина и её сын Константин VI (780—797) официально приветствовали их в Константинополе, награждая прибывших сообразно их знатности званиями и землями[15].

Между тем семья Багратуни, адаптируясь к политической ситуации, ожидала подходящего момента для самостоятельного восстания против халифата и восстановления независимости Армении. Основная часть армянских правящих домов объединилась вокруг Багратуни, тогда как Мамиконянам и их сторонникам пришлось покинуть политическую арену. В результате общенационального восстания 850-855 гг. Армения получила полную автономию, а в 885 году было восстановлено Армянское царство просуществовавшее до 1045 года.

Конец X — XI века. Экспансия Византии[править | править код]

Армянские государства в первой четверти XI века вступили в период высшего экономического подъёма и временной политической консолидации, за которой, однако, последовало усиление феодальной раздробленности. Ещё в X веке от Армянского царства Багратидов отделились Васпураканское царство, Ванандское царство (Карс), Сюникское царство (Капан), Ташир-Дзорагетское царство (Лори). В первой четверти XI века Васпуракан распался на три удела. При этом происходило временное усиление Анийского царства, присоединившего Двинский эмират, княжество Вайоцдзор, области Сюникского и Паросского царств[16].

Багратидская Армения (нач. XI века)

Тем временем Византия, воспользовавшись ослаблением халифата, развернула экспансию на восток с целью аннексии грузинских и армянских государств. В 1021 году армянский католикос Петрос Гетадардз заключил с византийским императором Василием II так называемое Трапезундское соглашение, по которому Анийское царство после смерти шаханшаха Иоаннеса-Смбата передавалось Византии. Одновременно и царь Васпуракана Сенекерим Арцруни был вынужден передать свои владения Византии — за них он получил Севастию, Лариссу и Авару и стал патрикием и стратигом Каппадокии. Вместе с ним в Каппадокию из Васпуракана переселилось 400 тыс. армян[16].

Советский историк В. П. Степаненко отмечает, что к началу XI века территория Сирии, Месопотамии и малоазиатских фем Византии уже была заселена армянами. Частично это был результат внутренней политики Византии, пытавшейся опереться на армян в отношениях с мусульманским населением областей, отвоёванных у халифата, но в основном это было следствием завоевания Византией собственно армянских земель от Эдессы до Самосаты и Мелитены. Владения, переданные Арцрунидам в Каппадокии, стали началом образования полунезависимых армянских государств на собственно византийской территории[16].

К 1045 году Византия завершила аннексию Анийского царства. Этому способствовала позиция части армянских феодалов, которые в условиях усиливающегося давления со стороны кочевников предпочли передачу своих владений Византии в обмен на титулы, административные должности и владения в империи[16].

После падения централизованного армянского государства в Восточной Армении сохранились остатки армянского национально-государственного устройства — Сюникское и Ташир-Дзорагетское царства[17][18], а также Хаченское княжество[18] и меликства Хамсы[19] (в Нагорном Карабахе).

Вторая половина XI века — XV век. Массовая эмиграция в связи с тюркскими нашествиями[править | править код]

Султанат Рум (Конийский султанат)

Со второй половины XI века территория Армении подверглась нашествию турок-сельджуков, армянское население начало покидать родные земли и эмигрировать в Грузию, на Северный Кавказ[20] и особенно в Киликию[21]. В 1071 году, после битвы под Манцикертом, сельджуками было создано первое государство — Султанат Рум, в который вошла вся Армения и внутренняя часть Анатолии. Это привело к усилению миграции армян в прибрежные области, особенно в Киликию и Ефратес[22]. В 1072 году курдская династия Шеддадидов получила от сельджуков в вассальное владение бывшее Анийское царство, образовав Анийский эмират. Таким образом с XI века на Армянском нагорье и в Закавказье начался многовековой процесс вытеснения армянского и курдского населения пришлым тюркским[23]. В закавказской Армении нападения сельджуков удалось избежать лишь Сюнику (Зангезуру) и Таширу[17].

Утрата национальной государственности после завоевания Византией, а также нашествие сельджуков привели[24][25] к массовому[25][26][27] переселению армян из опустошённой страны в Киликию, Ливан, Сирию и другие страны в поисках безопасности[25][27][28][29]. Армянские торгово-ремесленные колонии в этот период сложились на Западной Украине, в Италии, в Крыму, Молдавии и других местах за пределами Византии[30].

Киликийское армянское государство

Массовое переселение армян из Армении на византийские земли имело более глобальные последствия, нежели простое увеличение общины. Во второй половине XI века армяне образовали здесь по меньшей мере 6 государств: в 1071 году — Государство Филарета Варажнуни и Княжество Мелитены, в 1080 году — княжество в Киликии, в 1083 году — Эдесское княжество, примерно тогда же — Кесунское княжество и Княжество Пир. Княжество Киликия в 1198 году было признано армянским царством, став своеобразной «Арменией в изгнании»[31]. До конца XIV в. Киликия являлась одним из новых центров армянской политической и культурной жизни.

В конце XIII века после монгольского вторжения из Средней Азии[32] в Иран и Закавказье переселилось туркменское племя каджар[33]. Это усилило давление на христианское армянское население, особенно в Нахджаване и соседних областях[34].

Дальнейший отток армянского населения из региона был связан с татаро-монгольским нашествием, а затем с походами Тамерлана[28][35], в ходе которых земли отнимались у армян и заселялись тюрками[23]. Так, в своё время Тамерлан переселил в Закавказье (район Эривани, Гянджи и Карабаха) 50 тысяч семейств каджаров, численность которых со временем ещё более увеличилась. Именно из них впоследствии вышли правители местных ханств[36]. В течение XIIIXV веков в Армении крупные и средние армянские феодалы постепенно вытеснялись военно-кочевой знатью — монгольской, тюркской и курдской[29][37]. Под натиском кочевников армянам приходилось выбирать между истреблением, рабством и массовой эмиграцией в соседние страны. В ходе набегов уничтожались и разграблялись производительные силы и памятники материальной культуры[38].

В 1380-е годы хан Тохтамыш увёл в плен из Нагорного Карабаха и Сюника десятки тысяч армян[39].

Процесс заселения армянских земель тюрками продолжался и в XV веке[23]. С 1410 года эти территории вошли в государство тюркского племенного союза Кара-Коюнлу со столицей в Тебризе. Ещё через полвека все владения Кара-Коюнлу отошли новому тюркскому государству Ак-Коюнлу. С XV века территория, на которой в основном расположена современная территория Армении, была частью административной единицы Чухур-Саад. Армянское население в этот период продолжало подвергаться разорению, грабежу и истреблению, уничтожались памятники армянской культуры[27].

В 1480-е годы в связи с расселением тюркских племён на южных границах Грузии (области Казах, Памбак и Шурагель) часть армянского населения Памбака ушла в Грузию[40].

XVI—XVIII века. «Великий сургун». Положение армян на фоне османо-персидского соперничества[править | править код]

См. также: Великий сургун

К началу XVI века иранский шах Исмаил I, основатель династии Сефевидов, разгромив Ак-Коюнлу, захватил, в числе прочих его владений, Восточную (Закавказскую) Армению. Это событие ознаменовало начало многовекового соперничества за господство в Закавказье между Османской империей и сефевидской Персией.

В середине XVI века Османская империя и Персия после 40-летней войны договорились о разделе сфер влияния. Восточные армянские земли отошли Сефевидам, западные — Османам. Это, однако, лишь на некоторое время приостановило опустошительные войны, в ходе которых обширные территории Закавказья переходили из рук в руки.

С созданием государства Сефевидов область Чухур-Саад была преобразована в беглербегство со столицей в Эривани. Исмаил I, всецело опиравшийся на поддержку верных ему кочевых тюрков-кызылбашей, назначал своими наместниками исключительно племенных вождей. Чухур-Саад, в частности, стал наследственной улькой племени огузского происхождения устаджлы[41]. Помимо устаджлу в этой части Армении были расселены кызылбашские племена алпаут и байят[42]. Власть устаджлу и его правителей в Чухур-Сааде сохранялась вплоть до османского завоевания в конце XVI века.

Изгнав османские войска в начале XVII века, персидский шах Аббас I восстановил беглербегство, и оно существовало вплоть до падения династии Афшаров. В свою очередь, шах Аббас поселил в Восточной Армении племя ахча-койюнлу каджар[42]. При шахе Аббасе в Нагорный Карабах (на территорию современных Кельбаджарского и Лачинского районов) были заселены курдские племена[43]. Этот шаг имел своей целью ослабить связи армянских правителей Нагорного Карабаха с основными армянскими территориями[43].

Шах Аббас I Великий, выселивший в 1603 году в Персию закавказских армян

Согласно американскому историку Джорджу Бурнутяну, вплоть до XVII века, несмотря на войны, вторжения и переселения, армяне, вероятно, всё ещё составляли большинство населения Восточной Армении[44]. Значительный удар по армянскому присутствию на этой земле нанесло массовое переселение армян вглубь Персии, организованное шахом Аббасом I в 1603 году, — т. н. «великий сургун». В 1604—1605 годах шах Аббас с целью обезопасить свои периферийные западные границы от потенциального османо-армянского союза решил депопулировать регион, организовав вглубь страны депортацию армянского населения. Еще одной причиной переселения армян в глубь Персии являлось желание шаха Аббасома I воспользоваться художественными и торговыми навыками армян[45].

Шах Аббас не внял мольбам армян. Он призвал к себе своих нахараров и назначил из них надсмотрщиков и проводников-жителей страны, с тем чтобы каждый князь со своим войском выселил бы и изгнал население одного гавара. Собственно город Ереван, Араратская область и отдельные близлежащие гавары были поручены Амиргун-хану.

В ходе этого переселения, в частности, был разорён крупный армянский город Джуга[47] (ныне Джульфа под Нахичеванью), а его жители (согласно разным оценкам, от 12 тыс. семейств[48] до 20 тыс. человек[47]) были переселены в Исфахан, где на выделенной им земле в 1605 году создали «Новую Джульфу»[35][47][49][50]. В это же время усилилась эмиграция армян в страны Юго-Восточной Азии, в частности в Индию и Бирму[51].

Количество армян, переселённых из Восточной Армении в Иран, оценивается примерно в 250 тыс. человек[44][52][53] (согласно оценкам некоторых современников, до 300 тыс.[54]).

Великий царь персов шах Аббас первый выселил армянский народ из коренной Армении и погнал их в Персию с целью опустошить страну армян и застроить страну персов, уменьшить [численность] народа армянского и увеличить — персидского. И так как сам шах Аббас был человек осторожный и предусмотрительный, всегда и беспрестанно думал и размышлял о том, как бы предотвратить возвращение армянского населения к себе на родину…

Выселение жителей пограничных областей в центральные области Ирана продолжалось около восьми лет, до заключения в 1612 году мирного договора с Турцией, но и в более поздний период население некоторых областей Армении перемещали в район Исфахана[56]. В соседней Османской империи в то же время тысячи армян покидали страну из-за погромов и разбойных нападений со стороны банд джелалийского движения. Стихийная эмиграция была настолько значительной, что имела ощутимые последствия для Османской империи. Турецкий султан Ахмед I в 1610 году, пытаясь хоть как-то повлиять на отток армян, даже издал приказ о возвращении всех на свои прежние места проживания[57].

Добровольная эмиграция армян с турецких и персидских территорий продолжалась на протяжении всего XVII века. Армяне уезжали в уже существовавшие к тому времени армянские колонии в Европе и Азии[58].

В середине XVIII века, при Надир-шахе, все персидские владения в Закавказье были объединены в одну провинцию, охватывавшую территории от Эривани до Дербенда включительно.

В 1746 году по приказу Надир-шаха 1000 армянских семейств были переселены из Нахичевана в Хорасан[59].

Смерть Надир-шаха (1747) и ослабление центральной власти привели к распаду империи на более или менее самостоятельные государственные образования — ханства, султанства, меликства. В частности, в этот период на территории Чухур-Саада возникли Нахичеванское и Эриванское ханства, Нагорный Карабах вошёл в Карабахское ханство.

В 1795 году в результате походов Ага Мохаммед хана и междоусобной борьбы феодальных правителей более 700 армянских семей из Карабаха были вынуждены эмигрировать на свободные земли в Болниси[60].

Количественные оценки этнического состава закавказских областей на конец XVIII — начало XIX века[править | править код]

Как отмечает американский историк Р. Ованнисян, насильственная депортация, проведённая шахом Аббасом, и другие массовые переселения привели к тому, что к XIX веку армяне сохранили значительное большинство лишь в горных районах Карабаха и Зангезура. Что касается Эриванского и Нахичеванского ханств, то в этот период на долю армян здесь приходилось лишь 20 процентов населения (с 1795 по 1827 годы из Эриванского ханства только в Грузию переселилось порядка 20 000 армян[61]). В Гянджинском ханстве армяне также стали меньшинством[62].

С. М. Броневский в 1807 году писал[63]:

В 1733 году карабагские армяне выгнали турок из своего владения... Потом восставшие между меликами раздоры были причиною войны, которая продолжалась более двадцати лет. Мелик Шахназор призвал к себе на помощь владетеля кочующего чавонширскаго народа Фона хана и сдал ему крепость Шуши. По смерти Фона хана сын его, ныне владеющий Ибрагим хан, довершил и покорение и разорение меликов, из коих многие перешли в Грузию, а подданные их армяне разбрелись по разным сторонам, наиболее в Россию, в Грузию и Ширвань. Прежде сего Карабаг славился своими конскими заводами, и лучшие лошади в Персии почитались карабагские. Ныне в сей богатой провинции, в которой считалось до 60 тысяч дворов жителей, едва пять тысяч дворов жителей осталось. В 1796 году во время экспедиции на Персию считалось в Карабаге до 30 тысяч вооруженных армян, которые от всех прочих отличаются способностью своей к военному ремеслу. Шушинскую крепость, столицу ханства карабагскаго, почитают в Персии за неприступную.

Параллельно с изгнанием армянского населения из Карабаха и других армянских областей Закавказья, происходило заселение этих земель тюрками. Так, Ахмед-бек Джеваншир в начале XIX века писал[64]:

Одновременно с этим и несколько после того переселились к Панах-хану в Карабах из Грузии и соседних ханств следующие кочевые общества: Пюсьянское, Карачарлинское, Джинлинское, Демирчи-Гасанлинское, Кызыл-Хаджилинское, Сафи-Уюрдское, Бой-Ахметлинское, Саатлинское, Кенгерлинское и многие другие.

Изгнание армянского населения и его замещение тюркским и курдским во второй половине XVIII века значительно изменило этнический облик Закавказья. Джордж Бурнутян, анализируя результаты переписи населения Карабахского ханства, проведённой русскими властями в первой половине 1823 года, указывал, что армянское население ханства было в основном сосредоточено в восьми из 21 магалов (районов), из которых пять (Гюлистан, Джраберд, Хачен, Варанда, Дизак) — то есть армянские меликства с подавляющим преобладанием армянского населения — составляют современную территорию Нагорного Карабаха, а ещё три были расположены в Зангезуре. Таким образом, 35% населения Карабаха (армяне) проживали на 38 % территории всего края, составляя абсолютное большинство в Нагорном Карабахе (более 90 %)[65].

Чтобы понять масштабы демографической катастрофы для армян в Карабахе во второй половине XVIII века, достаточно сравнить данные из переписки русских генералов того периода с данными о численности армян к началу XIX века. Так, в докладной записке князя Г. А. Потёмкина Екатерине II (02.09.1783) говорилось о 30 тысячах армянских семей (ок. 150 тысяч человек) в Карабахе[66]. По данным переписей первой половины XIX века, армяне составляли чуть более трети (34,8%) населения территории всего Карабаха (вместе с равнинной его частью до устья реки Кура)[67][68].

Советский исследователь А. Н. Ямсков высказывал сомнения по поводу корректности итогов переписей в Карабахе — он указывал на необходимость учитывать тот факт, что переписи обычно проводились в зимний период, когда кочевое и полукочевое азербайджанское население находилось на равнинах, тогда как в летние месяцы оно поднималось на высокогорные пастбища, что, естественно, изменяло демографическую ситуацию в горных районах. В результате эта часть азербайджанского населения никогда официально не учитывалась как часть населения Нагорного Карабаха (например, в начале 1920-х годов численность учтённого азербайджанского населения составила лишь 6 процентов)[69]. Согласно данным, которые приводит А. Н. Ямсков, в 1845 году население равнинного и нагорного Карабаха состояло из 30 тыс. армян и 62 тыс. мусульман, из которых 50 тыс. (более 80 %) были кочевниками. По его же данным, в 1897 году сельское население Шушинского и Джеванширского уездов, чья территория охватывала почти весь исторический Карабах (как нагорный, так и равнинный), состояло на 43,3 % из армян (93,6 тыс.) и на 54,8 % из азербайджанцев (115,8 тыс.)[70]. В то же время Ямсков отмечает, что точка зрения, согласно которой кочевое и полукочевое население не имеет прав на сезонно используемые земли, является доминирующей среди исследователей из СССР и дальнего зарубежья. Сам Ямсков оценивает такую позицию как умалчивание прав кочевого населения на сезонные территории[68].

Миграция армян на российскую территорию. XVIII—XIX век[править | править код]

XVIII век. Переселение армян из Закавказья на Северный Кавказ[править | править код]

Герб армянского Гюлистанского меликства в Нагорном Карабахе

В XVIII веке армянское национально-государственное устройство сохранилось только в Нагорном Карабахе — в меликствах Хамсы[18][19]. Уже в тот период немало армян перешло из Персии на российскую территорию — в первую очередь, на Северный Кавказ[71][72].

Уже в первой четверти XVIII века, например, армяне из различных провинций Персии поселялись на левобережье Терека[73]. Эта миграция была вызвана прежде всего упадком хозяйственно-экономической и социально-культурной жизни Закавказья, а также тяжёлым положением армян в Иране, Турции и закавказских ханствах. Организация армянских поселений на Тереке и в Прикаспии соответствовала и российским интересам. Пётр I ещё до персидских походов 1722—1723 приглашал армян в Россию[74]. Он считал Притеречье и Астраханскую область наиболее благоприятными районами для развития виноградарства, виноделия и шелководства[75]. К концу 20-х годов XVIII века относится новая волна миграции армян из Карабаха и Зангезура на восток Северного Кавказа.

В конце XVIII века из осевших на юге России армян значительную часть составляли армяне из Карабаха. В 1797 году российский император Павел I издал указ, известный под названием «Жалованной грамоты 1799 г.», о взятии под покровительство России карабахских меликов и их подданных в количестве 11 тысяч семей, а также поселении их на Кавказской линии[76][77]. После опустошительного набега на Закавказье персидского шаха Ага Мохаммед-Хана, попытавшегося восстановить контроль над Восточным Закавказьем, ок. 3,5 тыс. армян, перейдя на Кавказскую линию из Бакинского, Дербентского и Кубинского ханств, расселилось в Кизляре, Моздоке, Старых Маджарах и других местах Кавказской губернии[78].

Переселение армян после Туркманчайского мира[править | править код]

Туркманчайский мир[править | править код]

В результате русско-персидских войн 1801—1813 и 1826—1828 годов к России отошли территории исторической Восточной (Закавказской) Армении и современного Азербайджана, а новой границей между Россией и Персией стала река Аракс. По Гюлистанскому мирному договору (1813) Персия признала присоединение к России ряда ханств Восточного Закавказья (в том числе Карабахского ханства), а по Туркманчайскому мирному договору (1828) Россия приобрела Эриванское и Нахичеванское ханства. Таким образом подданными России автоматически стали армяне, составлявшие на тот период 20 % жителей Эриванского ханства. После завершения военных действий часть армянского населения других районов Персии выразила желание перебраться на российскую территорию, как и было предусмотрено условиями Туркманчайского мирного договора[79].

Создание Армянской области[править | править код]

Сразу после взятия русскими войсками Эривани армяне в России начали выступать с идеей создания автономного армянского региона, со своим флагом и армянскими управляющими. Русские офицеры из армян — Христофор Лазарев, Александр Худабашев и Моисей Аргутинский-Долгорукий — разработали план создания автономного армянского княжества под русским протекторатом. Однако император Николай I отверг эту идею, одобрив план создания Армянской области со столицей в Эривани, по которому руководство областью должно было осуществляться русскими управляющими[80]. В Армянскую область вошли земли Эриванского и Нахичеванского ханств и Ордубадского округа, что примерно соответствует территории современных Армении и Нахичеванской Автономной Республики.

Посол Российской империи при дворе персидского шаха А. С. Грибоедов, содействовавший переселению персидских армян. Указывал в своих записках на «основательное недовольство местного населения» формами, в которых русская администрация осуществляла это переселение.

Организация переселения армян[править | править код]

Туркманчайским мирным договором предусматривалась возможность беспрепятственного переселения в Россию (в течение года) подданных Персии, проживающих в иранском Азербайджане:

Е. в. шах … дарует совершенное и полное прощение всем жителям и чиновникам области, именуемой Азербайджаном. Никто из них, к какому бы разряду ни принадлежал, не может подвергнуться преследованию, ниже оскорблению за мнения, поступки свои или поведение в течение войны или в продолжение временного занятия помянутой области российскими войсками. Сверх того, будет предоставлен тем чиновникам и жителям годичный срок, считая от сего числа, для свободного перехода со своими семействами из персидских областей в российские, для вывоза и продажи движимого имущества, без всякого со стороны правительства и местных начальств препятствия и не подвергая продаваемые или вывозимые сими лицами имущества и вещи какой-либо пошлине или налогу…[81]

Армянское население в ходе боевых действий связывало большие надежды с приходом русских войск и оказывало им всемерную помощь. С. Н. Глинка в своём «Описании переселения армян аддербиджанских в пределы России» восторженно отмечал:

Армяне, воодушевлённые вызовом полковника Лазарева, на крыльях усердия и любви летели к полкам русским и оказывали важнейшие услуги… Многие из армян… простёрли братские объятия к русским воинам, извещали их о каждом движении неприятеля, служили им проводниками и действовали на поле битвы.[82]

Руководить организацией переселения было поручено полковнику Л. Е. Лазареву. Это было сложное дело, так как персидское правительство, поняв, как много оно теряет с уходом тысяч переселенцев, тайно запретило покупку недвижимости у переселяющихся. Персидские чиновники и поверенный Британской Ост-Индской компании всячески запугивали их. Мусульмане осыпали переселенцев-христиан проклятиями и швыряли в них камни.

Лазарев составлял списки переселенцев, снабжал нуждающихся деньгами. Понимая, что, несмотря на годичный срок, после ухода русских войск всё усложнится во много раз, он спешил, и за три с половиной месяца за Аракс перешло более восьми тысяч семейств (около сорока тысяч человек)[83]. Большинство переселенцев разместилось на территориях бывших ханств — Эриванского, Карабахского и Нахичеванского.

Проблемы[править | править код]

Отнюдь не все, однако, одобряли поспешность действий российских чиновников. Договор был подписан 10 (22) февраля 1828 года, а уже 26 июля в письме К. В. Нессельроде, вице-канцлеру и управляющему российским министерством иностранных дел, посол Российской империи при дворе персидского шаха А. С. Грибоедов отмечал:

Армянский архиепископ Нерсес, прибывший из Эчмиадзина, говорил мне много насчёт переселения 8000 семейств армян, которые пришли из-за р. Аракс, чтобы поселиться в наших провинциях; вследствие этого Марага, Салмаст и Урмия почти обезлюдели, что для Аббас-Мирзы, согласно финансовому вычислению персов, составляет потерю в 100 000 туманов ежегодного дохода, или 4 курура капитала; это его чрезвычайно огорчило.[84]

Речь в письме шла о семьях армян из Табриза, Мараги, ханств Салмасского, Хойского, Урмийского[82].

В рапорте главнокомандующему российской армией на Кавказе графу И. Ф. Паскевичу Грибоедов резко критиковал проявленную, по его мнению, поспешность и некомпетентность властей, непосредственно осуществлявших переселение:

Вашему сиятельству угодно было узнать достовернее чрез меня о способах, которые были приняты к переселению Армян из Адербейджана, и о нынешнем их водворении в наших областях. Л<азарев> почитал себя главным побудителем этой эмиграции, о чём, как вам известно, он изъяснялся довольно гласно, но неосновательно, потому что Армяне никакого понятия не имели о нём, будучи единственно движимы доверенностью к России и желанием быть под ея законами. Трактат давал им на сие полное право (…) Полк. Л<азарев> помышлял только о сочинении прокламаций, довольно неуместных, между прочим, о формировании регулярнаго Армянскаго ополчения, полагая даже включить в круг своих замыслов (…) и самый Карабах и прочия области, имеющия своё начальство и где особенной власти от давно учреждённых не могло быть допущено. (…) при помещении их у нас на новых местах все сделано безсмысленно, нерадиво и непростительно. Армяне большею частью поселены на землях помещичьих мусульманских. Летом это ещё можно было допустить. Хозяева, мусульмане, большею частью находились на кочевьях и мало имели случаев сообщаться с иноверными пришельцами. Не заготовлено ни леса и не отведено иных мест для прочнаго водворения переселенцев. (…) Переселенцы находятся сами в тесноте и теснят мусульман, которые все ропщут и основательно.[85].

Генерал-фельдмаршал граф И. Ф. Паскевич-Эриванский, завоеватель Эривани и Нахичевани.[86]

По сообщению Грибоедова, переселение армян в Нахичевань привело к недовольству местного мусульманского населения. Грибоедов отмечал, что это может привести к бегству мусульман в Персию, чему русская администрация пыталась препятствовать:

В Нахичеванской области нашёл я ещё более беспорядка и притеснений от переселения армян, нежели в Эривани. Вашему сиятельству известно, как скудна прежними жителями и как небогата сия провинция. Здесь армянам, пришельцам, лучше, нежели в ином месте, где я их встречал; но брожение и неудовольствие в умах татарских доходит до высочайшей степени. … Очень легко может случиться, что они в отчаянии бросят своё хозяйство и имущество, и тогда напрасно мы это будем приписывать персидским внушениям, как это недавно случилось при бегстве садаракцев[87].

Грибоедов рекомендовал графу Паскевичу дать указание о переселении около 500 армянских семей далее в Даралагез. 7 сентября 1828 года в Тифлисе была опубликована подготовленная Грибоедовым совместно с П. Д. Завелейским «Записка об учреждении Российской Закавказской компании». В ней, в частности, было сказано:

Нижеподписавшиеся почитают долгом при сём коснуться состояния армян, вновь перешедших в российские пределы из-за Аракса. Многочисленная сия эмиграция, хотя побуждённая словами Тюркменчайского трактата, но при подписании оного никак не могла быть предвидена. Стечение обстоятельств, в отношении к тому предмету побочных, как-то: продолжительное занятие нашими войсками Хойской провинции и т. п., немало сему способствовало. Исполнена же она была в первые четыре месяца по замирении; ничего не было и не могло быть приготовлено к их принятию. Для сего денежных пособий недостаточно; собственное их незнание края, для них нового, может быть для них гибельно; перемена воздуха из знойного в суровый, при возвышенной полосе наших областей и наоборот, все сии затруднения могут ещё продлиться[88].

И. И. Шопен в своём «Статистическом описании Армянской области», основанном на материалах, собранных в 1829 году по поручению кавказского наместника И. Ф. Паскевича, писал:

Несколько времени после заключения Туркманчайского трактата… большая часть магалов Эриванской и Нахичеванской провинций оставалась более года без жителей, которые во время войны укрывались в соседних турецких пашалыках и в неприступных горах Армянской области. В 1828 году, когда армяне, обитавшие в Адербиджане [имеется в виду провинция в Персии, не относящаяся к современному Азербайджану], получили позволение переселиться в пределы наши, частые их партии начали переправляться через Аракс и заняли все пустопорожние деревни, которые встречались им на марше, — таким образом разместились они и завладели домами, землями, садами, мельницами коренных жителей, которые начали постепенно возвращаться только с 1829 года. Но найдя жилища свои в руках других хозяев, они просьбами и разными убеждениями склонили армян дозволить им занять небольшие участки самых невыгодных земель их селений и строить себе дома. Другие удалились в горы и в верхней и средней полосах устроили вовсе новые селения.[89]

Репатриационные потоки[править | править код]

Джордж Бурнутян указывает, что большинство переселенцев из Персии селились на территории бывших Эриванского и Нахичеванского ханств и лишь 279 армянских семей решили эмигрировать в Карабах — они поселились в Капане и Мегри (то есть в Зангезуре)[90]. По его словам, все документы, относящиеся к армянской эмиграции, показывают, что российские власти по политическим, военным и экономическим причинам рекомендовали армянам селиться в недавно созданной Армянской области[91]. Он также отмечает, что из Грузии армяне переселяться в Армянскую область не собирались и что российские власти сосредоточили усилия на репатриации армян, выселенных шахом Аббасом в Иран в XVII веке[65]. Канадский политолог Размик Паноссян называет этот процесс «своего рода возвращением домой». По существующим оценкам, всего после 1828 года в Эриванскую и Карабахскую провинции перебралось из Персии около 57 тысяч армян. В то же время эти территории покинуло около 35 тысяч из 87 тысяч мусульман — азербайджанцев, курдов, лезгин и представителей различных кочевых племён, населявших Эриванское ханство. После этих массовых переселений армяне стали составлять большинство населения бывшего ханства (65 тысяч армян и 50 тысяч мусульман, включая 10 тысяч курдов). После русско-турецких войн 1855-56 и 1877-78 годов переселения армян продолжились. На этот раз армяне из Османской империи переселялись в Карабах и другие регионы российского Закавказья, в то время как тысячи мусульман бежали с российской территории[92][93].

Бурнутян отмечает, что из упомянутых С. Н. Глинкой 40 тысяч армян, перешедших Аракс за первые месяцы после подписания Туркманчайского договора, только 3 тысячи поселились в Зангезуре и около тысячи в Карабахе, основав селение Марага[94] (в 1978 году в селе был установлен памятник «Марага 150» в связи со 150-летием основания села). Притом, как утверждается, большая часть армян, эмигрировавших в Карабах, были бывшими его жителями, которые ранее покинули край из-за притеснений Ибрагим-хана[95]. В описании экономического быта крестьян Джеванширского уезда А. Е. Хан-Агов, помимо Мараги, упоминает сёла Джанятаг, Верхний Чайлу и Нижний Чайлу как основанные в 1820-х годах армянскими переселенцами из Персии, отмечая при этом, что переселенцы заметно отличались от местных армян языком и одеждой[96]. В дальнейшем сколько-нибудь значительных переселений в Карабах не наблюдалось. Азербайджанская исследовательница Д. И. Исмаилзаде отмечала:

Направление репатриационных потоков было локализовано главным образом пределами Армянской области. Лишь незначительное количество армянских семей поселилось на пограничной территории соседней Каспийской области. Так, в ответ на вопрос начальника Каспийской области о количестве армян, переселившихся из Турции и Ирана в пределах области, местная администрация рапортовала о том, что армяне на вверенную им территорию не прибывали. Лишь в пограничную Карабахскую провинцию переселилось в 1840 г. 222 человека[97]

Согласно камеральному описанию Армянской области генерала Мерлини за 1830 год, в Нахичеванской провинции (сюда не входили Шарур и Ордубад) проживало 30 507 человек, из которых 17 138 человек являлись мусульманами, 2 690 человек — коренными армянами, 10 625 человек — армянами, переселёнными из Персии, и 27 человек — армянами, переселёнными из Турции[98].

Переселение армян после Адрианопольского мира[править | править код]

2 сентября 1829 года по итогам русско-турецкой войны был подписан Адрианопольский мирный договор, которым было предусмотрено возвращение Турции части территорий, завоёванных войсками под командованием графа И. Ф. Паскевича. Паскевич обратился к Николаю I с предложением предоставить возможность армянам и грекам, проживающим на таких территориях и оказавшим поддержку русским войскам, переселиться в Российскую империю с тем, чтобы избежать преследований со стороны турецких властей. При этом Паскевич просил разрешения потратить на такое переселение около 1 млн рублей, выделенных ему в начале войны на непредвиденные расходы. Ходатайство было утверждено императором, и около 100 тысяч человек переехали на казённые российские земли, при этом каждой переезжающей семье было выделено в среднем по 25 рублей[99].

В результате войны Россия приобрела Ахалцихский пашалык, территория которого впоследствии стала Ахалцихским и Ахалкалакским уездами Тифлисской губернии. В 1829 году на территорию бывшего Ахалцихского пашалыка было переселено примерно 30 тыс. армян из Эрзурумского и Карского пашалыков Османской империи[100]. В 1830 году примерно 45 тыс. армян Эрзерумского и Баязетского пашалыков Турции переселились на земли бывшего Эриванского ханства[101] и поселились к юго-востоку от озера Севан[101]. Часть местных азербайджанцев и курдов, напротив, эмигрировали в Турцию и Персию.

А. Худобашев в своей работе «Обозрение Армении в географическом, историческом и литературном отношениях» 1859 года писал, что всего с армией Паскевича на российскую территорию перешло 90 тысяч армянских переселенцев из районов Эрзерума, Карса, Баязета и Топрак-Кале[102]. По данным Ричарда Ованесяна, большинство из 7300 семей, переселившихся из района Эрзерума, поселились в Ахалцихе, а большинство армянских переселенцев из районов Карса и Баязета — на территории бывших Эриванского и Карабахского ханств[103].

Армянское население Карабаха в 1836 году составило 19 тысяч человек[104].

В городе Эривань мусульмане в этот период продолжали составлять большинство (более 7 тысяч из 11 400 жителей)[80][105]. На территории бывшего Нахичеванского ханства азербайджанцы насчитывали около 17 тыс., армяне-переселенцы — 10,7 тыс., армяне-старожилы — 2,7 тыс.[98] В Ордубадский округ было переселено свыше 2 тыс. армян[105]. Всего в период 1828—1830 гг. иммиграция армян на территории Эриванской и частично Елизаветпольской губерний превысила 140 тыс. человек[106]. В 1829—1831 гг. турецкие переселенцы — греки и армяне — обосновываются также на Цалкском нагорье, откуда в конце XVIII века прежнее грузинское население почти всё ушло из-за постоянных набегов дагестанцев[107]. В работе, подробно описывавшей доступные на тот период сведения об истории и культуре армян — «Обозрение Армении в географическом, историческом и литературном отношениях» А. Худобашева, изданной в 1859 году в Санкт-Петербурге, говорилось следующее:

С XIX столетия Россия приобрела в разные времена от Турции и Персии большую часть областей древней Великой Армении. Число жителей этих областей с 1828 по 1830 год увеличилось новыми поселенцами. Паскевич вывел в это время из Эрзурума, Карса, Баязеда и Топрак-Кале 90 тыс. армян; из персидских городов Хоя, Салмаса, Урмии, Табриза и Маку до 40 тыс.[108]

Согласно Худобашеву, на 1859 год армянское население в Закавказье (в Армянской области, Грузии и Ширване) составило 500 тыс.[109]. Историки — современники переселений 1828—1830 гг. В. Потто и С. Глинка подтверждают эти цифры[110].

Русско-турецкая война 1877—1878 гг. и переселения армян в Закавказье[править | править код]

Этнический состав российского Закавказья подвергся большим изменениям также во второй половине XIX века. В результате войны (1877—1878) Россия приобрела территорию, которая впоследствии составила Батумскую область. За два года (1890-1891) отсюда были выселены более 31 тыс. мусульман[101], место которых заняли армянские и частично грузинские переселенцы из восточных районов Османской империи. Переселение армян из этих районов в Батумскую область продолжалось вплоть до начала XX века.

В конце XIX — начале XX века в обстановке усилившихся гонений на национальные и религиозные меньшинства в Турции, последовавших за этим погромов и актов геноцида, трапезундские армяне и понтийские греки были вынуждены покинуть Трапезундский вилайет, где они проживали столетиями, и расселиться в Крыму и на Кавказе (ныне Аджария, Абхазия и Краснодарский край)[111]. Рональд Григор Сюни[112] считает, что самым важным результатом русского завоевания Закавказья и дальнейших миграционных процессов стало создание компактного армянского большинства на территории бывшего Эриванского ханства, при том что мусульмане продолжали составлять большинство населения самой Эривани до начала XX века.

Геноцид армян в XX веке[править | править код]

Последствия геноцида армян в Османской империи[править | править код]

Основная статья: Геноцид армян
Семья армянских беженцев (1899) [113]

По данным первой переписи населения в Османской империи (1844), численность армян в Азиатской Турции составила 2 000 000. В 1867 году на Всемирной выставке в Париже было заявлено о том, что в Малой Азии проживает 2 000 000 армян, в европейской Турции — 400 000. Согласно данным армянского патриархата, в 1878 году количество армян в Османской империи составляло 3 000 000: 400 000 в европейской Турции, 600 000 в западной Малой Азии, 670 000 в вилайетах Сивас, Трапезунд, Кайсери и Диарбакир и 1 330 000 на Армянском нагорье. По аналогичным данным 1914 года, на территории империи проживало 1 845 450 армян. Уменьшение армянского населения более чем на миллион можно объяснить утратой Карса и Ардагана (1878), резнёй 1894—1896 годов, бегством армян из Турции и насильственным обращением в ислам.

В 1915 году, во время Первой мировой войны, армяне подверглись геноциду со стороны османских властей. Число жертв армянского геноцида оценивается в 500 000 — 1 500 000 человек[114][115][116][117]. Уничтожение армянского населения сопровождалось кампанией по уничтожению армянского культурного наследия, включая замену армянских географических названий на турецкие.

Локализация переименованных армянских географических названий

Процесс изгнания и уничтожения турецких армян завершился серией военных кампаний турецкой армии в 1920 году против беженцев, вернувшихся в Киликию, и во время резни в Смирне, когда войска под командованием Мустафы Кемаля вырезали население армянского квартала, а затем, под давлением западных держав, разрешили эвакуироваться оставшимся в живых. С уничтожением армян Смирны, последней уцелевшей компактной общины, армянское население Турции практически прекратило существование на своей исторической родине. Оставшиеся в живых беженцы рассеялись по миру, образовав диаспоры в нескольких десятках стран. Многие из них осели в российском Закавказье. Как отмечал П. Пагануцци, «по личному приказанию Государя Императора Николая II русские войска предприняли ряд мер для спасения армян, в результате которых из 1.651 тысячи душ армянского населения Турции было спасено 375 тысяч, то есть 23 %, что само по себе является исключительно внушительной цифрой»[118].

По официальной статистике, в 1927 году в Турции оставалось лишь 77 400 армян. В настоящее время в Турции живут от 80 до 90 тысяч армян-христиан, преимущественно в Стамбуле. Численность армян-мусульман оценивается примерно в 400 тысяч[119].

Западноармянские беженцы в Закавказье[править | править код]

Этническая карта северо-востока Османской империи перед Первой мировой войной

20 октября (2 ноября) 1914 года Россия объявила войну Турции. Армяне связывали с этой войной определённые надежды, рассчитывая на освобождение с помощью русского оружия Западной Армении[120]. Поэтому армянские общественно-политические силы и национальные партии по всему миру объявили эту войну справедливой и заявили о безусловной поддержке России и Антанты[121].

В 1915 году в ходе боевых действий Кавказской армии против турецких войск русским войскам удалось продвинуться вглубь турецкой территории. В мае 1915 года русские войска пришли на помощь восставшим армянам в городе Ван, но уже в июле были вынуждены отступить. С ними вместе в Эриванскую губернию бежало более 200 тыс. армян из Западной Армении.

Турецкая территория, занятая русскими войсками по состоянию на сентябрь 1917 г.

В 1916 году русские войска продолжили наступление, овладев рядом крупных городов: Эрзерум, Ван, Трапезунд, Эрзинджан, Муш и Битлис. На занятых русскими войсками территориях Турецкой Армении был установлен оккупационный режим. Боевые действия сопровождались резким обострением межконфессиональных и межэтнических отношений на территории Османской империи, что вылилось как в организованное турецкими властями массовое уничтожение и депортацию христианского населения, так и в этнические чистки мусульманского населения со стороны русских войск и армянских воинских формирований.

Октябрьская революция 1917 года привела к развалу Кавказского фронта. К январю 1918 года русские войска оставили фронт. Турецкой армии в этот период противостояли лишь разрозненные части из состава Армянского добровольческого корпуса. В отсутствие русских войск межэтнические столкновения между армянами, курдами и азербайджанцами в прифронтовой зоне приобрели массовый характер. 30 января (12 февраля) 1918 года под предлогом защиты мусульманского населения от резни со стороны армян турки начали наступление и к 24 марта дошли до границ 1914 года, вернув контроль над всей Восточной Анатолией. Мирное армянское население было вынуждено покинуть турецкие территории вместе с отступающими армянскими добровольческими формированиями.

По условиям Русско-турецкого дополнительного договора, подписанного в Брест-Литовске 3 марта 1918 года, русские войска были обязаны незамедлительно покинуть округа Ардагана, Карса и Батума (Карсскую и Батумскую области). Россия обязалась не вмешиваться в новую организацию государственно-правовых отношений этих округов и предоставить населению этих округов установить новый строй в согласии с соседними государствами, в особенности с Турцией. Кроме того, в договоре содержался и пункт, обязывавший советские власти «демобилизовать и распустить армянские четы, состоящие из турецких и русских подданных, которые находятся как в России, так и в оккупированных турецких провинциях».

Армянские беженцы из Турции, 1915 г. Рис. А. Петрова

22 апреля Закавказский сейм под давлением Турции провозгласил Закавказье «независимой, демократической и федеративной республикой», 25 апреля по приказу правительства ЗДФР армянские войска покинули Карс вместе с 20-тысячным населением города. 15 мая в связи с турецким ультиматумом был оставлен Александрополь. С падением Карса и Александрополя Армения оказалась полностью отрезана от внешнего мира. В ответ на ультимативное требование Турции Закавказский сейм был распущен и в Закавказье были провозглашены три самостоятельных государства — Грузия, Азербайджан и Армения.

30 мая Армянский национальный совет в Тифлисе объявил себя в «Обращении к армянскому народу» «верховной и единственной властью армянских уездов»[122].

В условиях, когда турецкие войска находились в непосредственной близости от Эривани и оккупировали значительную часть армянской территории, Армения была вынуждена принять все турецкие территориальные требования. 4 июня Османская империя в Батуми подписала мирные договоры с каждой из закавказских республик. Для Армении, потерпевшей поражение в армяно-турецкой войне[123], условия подписанного договора были наиболее тяжёлыми: Турция признала её независимость в пределах лишь той территории, которую к этому времени контролировало правительство Республики Армения (менее половины территории бывшей Эриванской губернии — Ново-Баязетский уезд и восточные части Александропольского, Эриванского, Эчмиадзинского и Шарур-Даралагезского уездов[124])[125].

По турецко-азербайджанскому договору Турция признала за Азербайджаном территорию Бакинской и Елизаветпольской губерний, а также Ордубадский участок Нахичеванского уезда Эриванской губернии[126][127][128]; кроме того, Османская империя обязалась помочь Азербайджану в установлении контроля над Баку и Нагорным Карабахом[128].

После отступления русских войск власть в части Восточной Армении взяла армянская националистическая партия Дашнакцутюн. В условиях острого конфликта между армянами и мусульманами всё решала сила оружия, и каждая сторона пыталась решить территориальные вопросы за счёт других[129]. На многочисленных турецких фронтах в Закавказье сила была на стороне азербайджанцев, соответственно потерпевшими были армяне. С армянской стороны Дашнакцутюном было изгнано большинство мусульманского населения на территориях, оказавшихся под их властью, а на его место в Новобаязетском и Шаруро-Даралагезском уездах Эриванской губернии были поселены беженцы-армяне. Дашнакцутюн претендовал на включение в состав Армении всей Эриванской губернии включая Нахичевань и Шаруро-Даралагез, Карсской области, части Тифлисской губернии и части Елизаветпольской губернии (Нагорного Карабаха).

Генерал Андраник Озанян — армянский национальный герой, спасший и переселивший в Зангезур 30 тыс. армянских беженцев из Турции, и изгнавший значительную часть мусульманского населения региона[130]

В 1918 году при отступлении отрядов генерала Андраника Озаняна с территории Турции в Зангезур переселилось более 30 тыс. армянских беженцев из Западной Армении, в основном из Муша и Битлиса. Часть армянских беженцев из Турции осталась в Зангезуре, тогда как многие другие были переселены в регионы Еревана и Даралагеза, где они заменили мусульман, изгнанных при участии отрядов Озаняна[130], с целью сделать этнически однородными ключевые регионы армянского государства[130]. Например в Зангезурском уезде из 71,2 тыс. азербайджанцев (51,7 % — согласно данным 1897 года) в 1922 году осталось лишь 6,5 тыс. человек (10,2 % населения всей области)[131]. Стоит, однако, отметить, что в данном случае столь значительное сокращение мусульманского населения связано с тем, что в состав Армении вошла только горная часть Зангезурского уезда, где армянское население составляло абсолютное большинство населения уже по переписи населения 1897 г. Территории с мусульманским большинством (части II, III и IV полицейского участков Зангезурского уезда) вошли в состав образованного в 1923 г. Курдистанского уезда Азербайджанской ССР. В то же время мусаватистами были опустошены армянонаселенные области Азербайджана: 17 тыс. жителей в Шемахе, 20 тыс. в Шеки. Армянское население уцелело лишь в горных районах Елизаветпольской губернии, куда так и не проникли мусаватисты[131].

Уходя в конце 1918 года из оккупированной Эриванской области, турецкая армия вывезла всё, что возможно: запасы продовольствия, домашний скот, орудия труда, одежду, мебель и даже двери, окна и железнодорожные шпалы. Зима 1918—1919 гг. в лишённой продовольствия, одежды и медикаментов Армении сопровождалась массовой гибелью людей. Выжившие в условиях голода и мороза становились жертвами сыпного тифа. В результате погибли почти 200 000 армян, то есть 20 % населения Армении.

Территориальные претензии Сталина к Турции и репатриация заграничных армян в Армянскую ССР[править | править код]

В середине XX века началась репатриация армян в Армянскую ССР. 7 июня 1945 года министр иностранных дел СССР Молотов выдвинул на встрече турецкому послу в Москве требование о пересмотре советско-турецкой границы. Для обоснования этих претензий сразу же после завершения конференции в Ялте советское руководство во главе со Сталиным инициировало увеличение состава населения Армянской ССР и начало переселение армян из-за рубежа на территорию Армении.[132] В 1945 году новоизбранный армянский католикос Геворг VI направил письмо Сталину с выражением поддержки политике Сталина по репатриации армян диаспоры в Армянскую ССР и возвращению армянских земель в Турции[132]. Это было частью инициированной Сталиным общественной кампании, направленной на создание «гуманитарного» обоснования территориальных претензий к Турции[133].

В 1953 году, после смерти Сталина, МИД СССР заявил, что народы Советской Армении и Грузии более не имеют территориальных претензий к Турции[134], однако переселение армян, проводимое совместно с выставлением территориальных претензий к Турции — состоялось. Ещё до 1945 года, за период с 1929 по 1937 года в Армянскую ССР уже было переселено более 16 тыс. армян. В основном переселенцы были из Европы, переселение полностью финансировалось советским правительством.[135] За 2 года, с 1946 по 1948 года в Армянскую ССР иммигрировало более 100 тыс. армян[136][137]. Переселение и размещение армян из-за границы сопровождалось массовой депортацией примерно 100 тыс. азербайджанцев в Кура-Аракcскую низменность Азербайджанской ССР[138]. Согласно Владиславу Зубку, эта депортация и вселение армян осуществлялись по плану первого секретаря Компартии Армении Григория Арутинова[139], подтверждённому в 1947 году И. В. Сталиным, и Постановлению Совета Министров СССР за № 4083 «О переселении колхозников и другого азербайджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР» 1948 года.

Переселения армян в XXI веке[править | править код]

Армянские беженцы из Сирии в Армении и Нагорном Карабахе[править | править код]

С началом гражданской войны в Сирии из зоны боевых действий в Армению переселилось 15 тысяч сирийских беженцев, в основном армянского происхождения[140]. В 2012 году органы исполнительной власти Кашатагского района самопровозглашённой Нагорно-Карабахской Республики заявили, что готовы принять всех желающих переехать туда сирийских армян[141]. По состоянию на 2018 год в Кашатагском районе поселились 76 армян из Сирии[142].

Азербайджанские официальные лица выступали с официальной нотой протеста и выразили обеспокоенность в связи с расселением беженцев в конфликтной зоне[143]. Руководитель пресс-службы МИД Азербайджана Эльман Абдуллаев, назвав расселение в Нагорном Карабахе незаконными, заявил, что оно препятствует мирному процессу, и, что недопустимо расселять там сирийских армян без разрешения Азербайджана[144]. Армянская сторона такие протесты отвергала, настаивая, что переселение сирийских армян в Карабах является их добровольным решением[143]. Тем не менее, по словам представителей местных властей, вопросы благоустройства жилья переселенцев и предоставления стройматериалов решаются по правительственной программе[145].

В 2015 году факт переселения армян в Армению и Нагорный Карабах был отмечен BBC[140].

Проблема переселения армян в официальной версии Азербайджана[править | править код]

Отмечая, что «мало кто из армянских авторов отваживается оспаривать сам факт крупных миграций армян из Ирана и Османской империи на территорию Восточной Армении вследствие русско-турецких и русско-иранских войн 1826—1829 гг.», и что «сами армянские исследователи согласны с тем, что в начале XIX в. армяне составляли едва ли 20 % населения Эрванского ханства, и лишь после 1828—1832 гг. они численно перевесили мусульман (Асланян и др., 1966. С. 87; Парсамян, 1972. С. 49-52, 66; Bournoutian, 1996. Р. 77-79)», Шнирельман полагает, что проблема переселения армян в Закавказье занимает одно из ключевых мест в современной антиармянской пропаганде в Азербайджане, которая утверждает, что таким образом российские власти пытались создать христианский форпост против мусульман. Также азербайджанскими историками утверждается, что армяне появились в Карабахе после 1828 года и что армянские могилы в Карабахе не имеют датировки старше 150 лет (на 1989 год). Согласно Шнирельману эти взгляды азербайджанских историков основаны на записке, якобы составленной Грибоедовым (согласно Шнирельману Грибоедов не имел к ней отношения), и из сочинений русских шовинистов начала XX века, таких как Шавров и Величко, и игнорируют документы XVIII-начала XIX века[146].

Джордж Бурнутян отмечает, что азербайджанские историки во главе с Буниятовым, обосновывая претензии азербайджанских властей на исторические права на территорию Нагорного Карабаха, доказывают, что армянское население прибыло в Карабах только после 1828 года. При этом игнорируются факты множественного присутствия армян на территории Карабаха, до Туркменчайского мира. Бурнутян приводит примеры из книги Есаи Гасан-Джалаляна, например где говорится о том, что в 1722 году Карабах выставил 10-тысячное армянское войско в помощь армии Петра I, а также сообщение о 12000 армян, укрывшихся в горах Карабаха. В переводе книги Есаи Гасан-Джалаляна Буниятовым фрагмент о 10-тысячном войске был искажён заменой слов «Армянское царство» на «Албанское государство», а в предисловии Буниятов доказывал, что армянского населения в Карабахе до 1828 года не было[94].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Волкова Наталия Георгиевна (1931—1997) — видный исследователь-кавказовед, автор многочисленных трудов по различным проблемам историко-этнографического кавказоведения. Внесла значительный вклад в изучение этнической истории региона. Занималась вопросами эволюции этнонимической номенклатуры Кавказа, динамики этнических территорий местных народов, их численности и расселения, формирования этнического состава северокавказского региона. Много внимания уделяла изучению феномена малочисленных народов и грузиноведческим исследованиям (Институт этнологии и антропологии РАН Архивная копия от 10 мая 2010 на Wayback Machine).
  2. Волкова Н. Г.. «Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX веках», Кавказский Этнографический сборник, IV часть, Институт Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Москва, Наука, 1969. «Исследование этнических процессов в Закавказье требует прежде всего рассмотрения основных этапов формирования национального состава населения края и изменений его в отдельные исторические периоды. При этом большое значение имеют миграции — передвижение народов в Закавказье и за его пределы, переселение различных национальностей на территорию Закавказья и др. Многие факты исторических переселений, влиявшие на этническую карту исследуемого края, относятся к глубокой давности, однако без знания некоторых из них многое не может быть ясным и в характере современных этнических процессов.»
  3. А. П. Новосельцев, О местонахождении библейской «горы Арарат» — «Восточная Европа в древности и средневековье», М., Наука, 1978, стр. 61-66:

    Исторически получилось, что в III—II вв. до н. э. центр политической, культурной жизни армянского народа постепенно переместился на северо-восток, в пределы Айраратской долины.

  4. Волкова Н. Г.. «Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX веках», Кавказский Этнографический сборник, IV часть, Институт Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Москва, Наука, 1969, стр. 29
  5. Курбатов, 1967, с. 74.
  6. Stratos, 1980, p. 165.
  7. Garsoïan, 1998, p. 56.
  8. Charanis, 1959, p. 30.
  9. Charanis, 1961, p. 199.
  10. Charanis, 1961, p. 200.
  11. Charanis, 1961, p. 233—234.
  12. Восток в средние века // История Востока / Под ред. Р. Б. Рыбакова. — М.: «Восточная литература» РАН, 1997:
  13. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 44. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    В 640 г. Армения впервые подверглась вторжению арабов, а в VIII в. оказалась под их властью. Армяне восставали, а после неудачных восстаний массами бежали в Византию, где в итоге появилась значительная армянская колония

  14. Charanis, 1961, p. 197.
  15. Treadgold, 1988, p. 92.
  16. 1 2 3 4 Степаненко В. П. Политическая обстановка в Закавказье в первой половине XI в. Архивная копия от 11 января 2012 на Wayback Machine
  17. 1 2 University of Cambridge. The Cambridge history of Iran. — Cambridge University Press, 1991. — Т. 5. — С. 64.:

    Alp-Arslan’s victory at Malazgirt also meant that, apart from the districts of Tashir and eastern Siunik', Armenia passes definitely into Muslim hands; and within the nest decade or so, the Byzantines, resolutely anti-Armenian to the end, exterminated several survivors of the native Bagratid and Ardzrunid dynasties.

  18. 1 2 3 Armenia — статья из Британской энциклопедии:

    The Byzantine conquest was short-lived: in 1048 Toghrïl Beg led the first Seljuq raid into Armenia, in 1064 Ani and Kars fell to Toghrïl’s nephew and heir Alp-Arslan, and after the Battle of Manzikert (1071) most of the country was in Turkish hands. In 1072 the Kurdish Shāddādids received Ani as a fief. A few native Armenian rulers survived for a time in the Kiurikian kingdom of Lori, the Siuniqian kingdom of Baghq or Kapan, and the principates of Khachen (Artzakh) and Sasun.

    In mountainous Karabakh a group of five Armenian maliks (princes) succeeded in conserving their autonomy and maintained a short period of independence (1722-30) during the struggle between Persia and Turkey at the beginning of the 18th century

  19. 1 2 Cyril Toumanoff. Armenia and Georgia // The Cambridge Medieval History. — Cambridge, 1966. — Т. IV: The Byzantine Empire, part I chapter XIV. — С. 593—637.:

    The title of King of Armenia was inherited by the Lusgnans of Cyprus and, from them, by the House of Savoy. Only in Old Armenia could some vestiges of the once imposing structure of the Armenian polity be found in the houses of dynasts (meliks) in Qarabagh

  20. С. К. Бушуев /Очерки истории Адыгеи, Том 1 /Адыгейское книжное изд-во, 1957 — стр. 82
  21. А. Новосельцев, В. Пашуто, Л. Черепнин. Пути развития феодализма. — М.: Наука, 1972. — С. 47.:

    В результате резкой и достаточно фанатичной политики сельджукских владык, в политических целях принявших ислам и ставших его очередным «оплотом», армянское население вынуждено было покидать родную землю и эмигрировать на север в пределы Грузии и особенно в Киликию.
    Сражение при Манцикерте (Маназкерте) привело к окончательной потере Армении Византией. Теперь центрами армянской политической и культурной жизни стали Киликия и Албания.

  22. Клод Мутафян // Последнее королевство Армении // Изд-во «MEDIACRAT» стр. 18-19 (161) — 2009 г. — ISBN 978-5-9901129-5-7
  23. 1 2 3 История Востока. В 6 т. Т. 2. Восток в средние века. М., «Восточная литература», 2002. ISBN 5-02-017711-3 :

    В описаниях современников сельджукское нашествие предстаёт как бедствие для стран Закавказья. Сельджуки быстрее всего утвердились в южных армянских землях, откуда армянское население вынуждено было эмигрировать в пределы Византии. Так возникло Киликийское Армянское царство, просуществовавшее до конца XIV в. На Армянском нагорье начался многовековой процесс оттеснения армянского и курдского населения пришлым тюркским. То же самое имело место и в пределах Закавказья.

  24. Glanville Price. Encyclopedia of the languages of Europe. — Wiley-Blackwell, 2000. — С. 17.: «The origins of the Armenian dispersion go back to the fall of the Bagratid kingdom in AD 1045. The first emigration from Armenia enabled Armenians to establish a new kingdom in Cilicia (1080—1375).»
  25. 1 2 3 Gabriel Sheffer. Diaspora politics: at home abroad. — Cambridge University Press, 2003. — С. 59.: «…the first large-scale Armenian migration occurred after the collapse of the Bagratid dynasty in the eleventh century, when migrants established a colony in Cilcia in southeastern Anatolia»
  26. András Róna-Tas. Hungarians and Europe in the early Middle Ages: an introduction to early Hungarian history. — Central European University Press, 1999. — С. 76.: «The Bagratid Kingdom collapsed in 1045, having become victim of the Byzantine-Seljuk war. So started the mass migration of Armenians»
  27. 1 2 3 Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 35.
  28. 1 2 Nicola Migliorino. (Re)constructing Armenia in Lebanon and Syria: ethno-cultural diversity and the state in the aftermath of a refugee crisis. — Berghahn Books, 2008. — Т. Studies in forced migration. Vol. 21. — С. 9.
  29. 1 2 Всемирная история. — М., 1957. — Т. 3, ч. IV, гл. XXXVII.: «Армения вплоть до середины XV в. подвергалась грабительским набегам кочевников Кара Коюнлу. Деревни были разорены, многие обработанные земли сделались пастбищами для кочевников. Города превратились в незначительные местечки. Армянских феодалов почти полностью заменила кочевая знать тюркоязычных и курдских племён. Часть армянского населения была уведена в плен, часть эмигрировала. Армянские торгово-ремесленные колонии сложились во Львове, в Венеции, в Крыму и т. д».
  30. Искусство Армении // Всеобщая история искусств / Под общей редакцией Б. В. Веймарна и Ю. Д. Колпинского. — М.: Искусство, 1960. — Т. Том 2, книга первая.: «Лишившаяся своей государственности, подвергавшаяся на протяжении четырёх с лишним столетий (с XV по XVIII вв.) почти непрерывным вражеским нашествиям, она была истощена до предела. Массы населения в поисках безопасности покидали опустошённую страну и переселялись в другие государства, образуя там отдельные колонии в крупных центрах, а иногда основывая и новые города. Жители этих колоний — очагов армянской культуры — в Крыму, в Молдавии, на Западной Украине, в Италии и даже в далекой Индии в какой-то мере сохраняли традиции родного искусства.»
  31. Армения // Энциклопедия Кольера. — Открытое общество, 2000.
  32. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 48.
  33. Encyclopædia Iranica: Iran II. Iranian History. Islamic Period (651—1979). The Qajar dynasty (1779—1924).

    The Qajar were a Turkmen tribe who first settled during the Mongol period in the vicinity of Armenia and were among the seven Qezelbāš tribes that supported the Safavids.

  34. Armenia and Iran — статья из Encyclopædia Iranica. G. Bournoutian:

    Northern Armenia and eastern Georgia were ruined and plundered, and when Ḡāzān Khan accepted Islam (1295), strong persecutions were initiated against the Armenians, carried out pointedly in Naḵǰavān and nearby areas.

  35. 1 2 Massoume Price. Iran's diverse peoples: a reference sourcebook. — ABC-CLIO, 2005. — С. 71. — 376 с. — ISBN 1576079937, 9781576079935.
  36. Аббас-Кули-Ага Бакиханов. Гюлистан-и Ирам («История восточной части Кавказа»). — Баку, 1991. — С.172. Часть каджаров некогда переселилась в Анатолию и Сирию. Эмир Теймур (Тамерлан) переселил 50 тысяч семейств каджаров в Кавказский край и поселил их в Эриване, Гандже и Карабаге, где они в течение времени ещё более умножились. Многие из этих каджаров при сефевидских шахах были государственными деятелями и управляли Арменией и Ширваном. Это от них произошли эриванские и ганджинские ханы, из которых последние, по имени Зияд оглы, раньше были владыками земель от Худаферинского моста до деревни Шулавер, что выше Красного моста в Грузии.
  37. А. П. Новосельцев. Освобождение Руси от золотоордынского ига и народы Кавказа и Закавказья // Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины / Под ред. Рыбакова Б. А.. — Москва: Издательство Московского университета, 1983.
  38. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI — начале XIX вв. — Л.: 1949. — С. 35.
  39. Richard G. Hovannisian. The Armenian People From Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 2004. — Т. I. — С. 267.
  40. «Утверждение русского владычества на Кавказе», т. XII. Тифлис, 1901, стр. 26. Цит. по изд.: Волкова Н. Г.. «Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX веках», Кавказский Этнографический сборник, IV часть, Институт Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Москва, Наука, 1969.
  41. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 58.
  42. 1 2 Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 74.:

    В Ереванской (Чухур-Са’дской) области (вилайете) большая часть территории составляла земли дивана и находилась под непосредственным управлением местного беглербега. После смерти Надир-шаха беглербегство стало наследственным и превратилось в полунезависимое ханство. В Ереванской области в XVI в. были поселены части кызылбашских племен устаджлу, алпаут и байят, при шахе Аббасе I были поселены также ахча-койюнлу каджар; ещё раньше здесь утвердились курдские племена чамишкизек, хнуслу и пазуки.

  43. 1 2 Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 199. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

    При персидской династии Сефевидов Карабах являлся одной из провинций (бегларбекство), где низменности и предгорья входили в мусульманские ханства, а горы оставались в руках армянских правителей. Система меликств окончательно сложилась в Нагорном Карабахе в годы правления шаха Аббаса I (1587—1629) в Персии. Тогда персидские власти, с одной стороны, поощряли армянских меликов к активным действиям против Османской империи, а с другой, пытались ослабить их, отделив их от основных армянских территорий путём переселения курдских племен в район, расположенный между Арцахом и Сюником. Тем не менее, в XVII—XVIII вв. пять армянских меликств Карабаха составляли силу, с которой приходилось считаться их могущественным соседям. Именно эти горные районы стали тем центром, где возникла идея армянского возрождения и образования независимого армянского государства. Однако борьба за власть в одном из меликств привела к междоусобице, в которую с выгодой для себя вмешалось соседнее кочевое племя сарыджалы, и в середине XVIII в. власть в Карабахе первый раз за всю его историю досталась тюркскому хану.

  44. 1 2 Джордж Бурнутян. Раздел «Eastern Armenia from the Seventeenth Century to Russian Annexation» в книге «The Armenian People From Ancient to Modern Times, Volume II: Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century». Под редакцией Р. Ованнисяна. Стр. 96:
  45. V. Moreen, «The Status of Religious Minorities in Safavid Iran in 1617-61», p. 128
  46. Аракел Даврижеци «Книга историй», гл. 4
  47. 1 2 3 Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times: Foreign dominion to statehood : the fifteenth century to the twentieth century, p. 25:«Julfa became more important in the second half of the sixteenth century, only to be destroyed at the end of the century by Shah Abbas […] Arakel of Tabriz says, however, that in 1604—1605, 20,000 Armenians from Julfa were deported to Persia — with one-fifth surviving in New Julfa (Tavrizhetsi, 1896, pp. 52ff.).»
  48. M. Jacob Seth. Armenians in India: from the earliest times to the present day : work of original research, Asian Educational Services, 1992, p. 148:A large Armenian colony of 12000 families from Julfa on the Araxes, in Armenia settled there in 1605, during the glorious reign of Shah Abbas the Great
  49. Fernand Braudel. Civilization and Capitalism, 15th-18th Century: The wheels of commerce, p. 159:«The new Julfa, to which Abbas the Great deported the Armenians between 1603 and 1605, became the centre of Armenian activity throughout the world»
  50. Всемирная история, М., 1958 т. IV, стр. 563

    Чтобы избавиться от соперничества армянского купечества, шах разорил центр армянской торговой деятельности в Закавказье — город Джугу и переселил армянское население в Исфахан, в пригород, названный Новой Джугой

  51. Из истории армянской общины в Бирме. (по материалам XIX в.) // Народы Азии и Африки, № 3. 1961 [1]
  52. William Charles Brice. An Historical atlas of Islam, 275:"After his successful campaigns against the Ottoman Turks, Shah 'Abbas I resolved to depopulate eastern Armenia and to create an empty tract between himself and his enemy."
  53. James Stuart Olson, Lee Brigance Pappas, Nicholas Charles Pappas. An Ethnohistorical dictionary of the Russian and Soviet empires, p.44:"Armenians were uprooted during these wars, and, in 1604, some 250,000 Armenians were forcibly transferred by Shah Abbas to Iran. By the seventeenth century, the Armenians had become a minority in parts of their historic lands"
  54. Massoume Price. Iran’s diverse peoples: a reference sourcebook, p. 71:«Primary sources estimate that between 1604 and 1605 some 250 to 300,000 Armenians were removed from Armenia for settlement in Iran.»
  55. Аракел Даврижеци «Книга историй», гл. 17
  56. Родионова Е. М. История развития армяно-иранских этнокультурных связей в XVII веке. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. СПГУ, СПб., 2010
  57. Татевик Саргсян. Некоторые вопросы истории армянских культовых сооружений Кафы (Феодосии).. Историко-филологический журнал, № 2 . pp. 138-162. ISSN 0135-0536 (2003). Дата обращения: 8 июня 2012. Архивировано 17 июня 2012 года.
  58. Himadri Banerjee. Calcutta Mosaic: Essays and Interviews on the Minority Communities of Calcutta, p.72:

    By the seventeenth century, immigration of Armenians further increased from Turkey and Iran and they migrated to the already-formed Armenian colonies of Europe and Asia

  59. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 132.:

    В 1746 г. шах приказал переселить 1000 семейств (ханэвар) армян из Нахчевана в Хорасан.

  60. «Утверждение русского владычества на Кавказе», т. XII, стр. 30; А. Цагарели. Грамоты и другие исторические документы XVIII столетия, относящиеся до Грузии, т. II, вып. 2. СПб., 1902, стр. XXIII. Цит. по изд.: Волкова Н. Г. «Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX веках», Кавказский Этнографический сборник, IV часть, Институт Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Москва, Наука, 1969, стр. 5
  61. Джордж Бурнутян. «The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh Архивировано 5 августа 2012 года.»:
  62. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times: Foreign dominion to statehood : the fifteenth century to the twentieth century. — Palgrave Macmillan, 2004. — С. 96. — 512 с. — ISBN 140396422X, 9781403964229. (англ.)

    К концу восемнадцатого века армянское население территории сократилось существенно. Столетия войн и вторжений, в сочетании с тиранией местных ханов, вынуждали армян эмигрировать. До семнадцатого века армяне, возможно, всё ещё составляли большинство в Восточной Армении, но насильственное перемещение шахом Аббасом примерно 250 тыс. армян и иные массовые переселения, описанные в этой главе, существенно сократили численность армянского населения. Как показала перепись, проведённая русскими в 1830—1831 гг., к XIX веку армяне составляли 20 процентов населения Эриванского и Нахичеванского ханств. В Гянджинском ханстве армяне также стали меньшинством. Лишь в горных районах Карабаха и Зангезура армянам удалось сохранить значительное большинство.

  63. С. М. Броневский. Исторические выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен Ивана Васильевича доныне. — Санкт-Петербург: Институт востоковедения РАН, 1996. — С. 155.
  64. Ахмед-бек Джаваншир. О политическом существовании карабахского ханства (с 1747 по 1805 год).. — Москва: Баку, 1961. — С. 5.
  65. 1 2 George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.
  66. Докладная записка Г. А. Потемкина Екатерине II (02.09.1783). .
  67. George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.

    An uncited Russian survey of 1832 and my article are used as the main sources for this statement. The survey lists the Armenian population of the whole of Karabakh at 34.8 percent (slightly over one-third) and that of the Azeris at 64.8 percent. This time Altstadt confuses the reader by identifying the whole of Karabakh with Mountainous Karabakh. The Armenian population of Karabakh (as will be demonstrated below) was concentrated in 8 out of the 21 districts or mahals of Karabakh. These 8 districts are located in Mountainous Karabakh and present-day Zangezur (then part of Karabakh). Thus 34.8 percent of the population of Karabakh populated 38 percent of the land. In other words the Armenians, according to the survey cited by Altstadt, formed 91.58 percent of the population of Mountainous Karabakh.

  68. 1 2 Анатолий ЯМСКОВ. Традиционное землепользование кочевников исторического Карабаха и современный армяно-азербайджанский этнотерриториальный конфликт // Фактор этноконфессиональной самобытности в постсоветском обществе. Ред.: Олкотт М., Малашенко А. М.: Московский Центр Карнеги, 1998, с. 168—197: «Во-вторых, это проблема признания прав кочевого скотоводческого (как и любого другого неоседлого) населения на сезонно используемые им земли и на передачу этих земельных прав потомкам. Здесь лишь последние десятилетия XX в. ознаменовались существенными и позитивными для кочевников изменениями, тогда как ранее подобные права на землю кочевого скотоводческого населения практически не признавались европейскими государствами … Итак, именно вопросы политической истории территории и этнической истории постоянно проживающего на данной территории населения обычно используются в качестве аргументов, доказывающих права каждой из сторон на земли Нагорного Карабаха. Данный подход преобладает не только в советских и постсоветских научных исследованиях и в публицистике, но и в работах учёных из „дальнего зарубежья“, имеющих самую различную политическую ориентацию — см., например, работы достаточно нейтральные (Heradstveit, 1993, р. 22; Hunter, 1994, р. 97,104—105; Loken, 1995, р. 10), явно проармянские (Chorbajian,Donabedian, Mutafian, 1994, р. 6, 11) и почти столь же открытопроазербайджанские (Altstadt, 1992, р. 7—8, 195—196). // Главная проблема, однако, состоит в том, что указанные „исторические аргументы“, в чью бы пользу они ни приводились, сводятся именно к вопросам политического господства либо присутствия в составе постоянного оседлого населения на территории Нагорного Карабаха предков современных армян или азербайджанцев. Одновременно с этим иногда вскользь упоминается существование и сезонное нахождение на данной территории кочевых скотоводов-тюрок, являющихся прямыми предками азербайджанцев данного региона Закавказья, но никаких выводов относительно прав этих кочевников и их потомков на указанные земли не делается (Chorbajian, Donabedian, Mutafian, 1994, с. 109). Впрочем, часто о кочевниках-скотоводах исторического Карабаха вообще умалчивают. Подобную позицию армянских или проармянски настроенных специалистов ещё можно понять, но, как это ни удивительно, полную солидарность с ними проявляют в этом плане и азербайджанские учёные, а также явно сочувствующие азербайджанской стороне авторы (см., например: Юсубов, 1990, с. 19, 22; Altstadt, 1992, с. 8, 196). // Указанная проблема — фактическое замалчивание в работах по Карабахскому конфликту земельных прав кочевого и полукочевого населения и его потомков — имеет по крайней мере два аспекта или два возможных объяснения.»
  69. A. N. Yamskov. Ethnic Conflict in the Transcausasus: The Case of Nagorno-Karabakh. Published by: Springer. Theory and Society, Vol. 20, No. 5, Special Issue on Ethnic Conflict in the Soviet Union (Oct., 1991), pp. 631—660. Стр. 651. Цитата: The seasonal migration of Azeris from the Mil’sko-Karabakh steppe to the mountains of Nagorno-Karabakh ceased with the transition of the semi-nomads to a more settled way of life in the early 1930s. However, there are still people alive today that clearly remember these summer migrations and they, and their relatives, consider the Karabakh summer pasture lands to be Azeri. Unfortunately the census was always conducted when the nomads and semi-nomads were in winter pastures. As a result they were never officially counted as part of the population of Nagorno-Karabakh (e.g., the Azeri population was calculated as only 6 percent in the early 1920s). This information is important not only because it makes it possible to present certain data on land use and the ethnic composition of the summer population of Nagorno-Karabakh in the period prior to the 1920s, but because it helps us to understand the Azeri rejection (in Agdamskii and neighboring raions) of Armenian demands to join this region with the Armenian SSR.
  70. A. N. Yamskov. Ethnic Conflict in the Transcausasus: The Case of Nagorno-Karabakh. Published by: Springer. Theory and Society, Vol. 20, No. 5, Special Issue on Ethnic Conflict in the Soviet Union (Oct., 1991), pp. 631—660. Стр. 650. Цитата: In 1845 in historic Karabakh the population included 30,000 Armenians and 62,000 Moslems (Azeris), of whom approximately 50,000 were nomads… In 1897 the rural population of the Shushinskii and Dzhevanshirskii districts, which comprised almost the entire territory of historic Karabakh, was 43.3 percent Armenian (93,600) and 54.8 percent Azeri (115,800)
  71. Н. Г. Волкова вообще датировала появление армян среди западноадыгских племён XII—XIII веками (см.: Н. Г. Волкова. О расселении армян на Северном Кавказе до начала XX в. // «Историко-филологический журнал», 1966, № 3 (34), стр. 257).
  72. Вардгес Микаелян. Армянские переселения в средние века (общий обзор). № 2 pp. 59-65. ISSN 0320-8117. Լրաբեր Հասարակական Գիտությունների (1988). Дата обращения: 28 мая 2014.
  73. «Собрание актов, относящихся к обозрению истории армянского народа», ч. III. М., 1838, стр. 331. Цит. по изд.: Волкова Н. Г.. «Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX веках», Кавказский Этнографический сборник, IV часть, Институт Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Москва, Наука, 1969, стр. 6
  74. А. Худабашев. Обозрение Армении в географическом, историческом и литературном отношениях. Санкт-Петербург, 1859
  75. Великая Н. Н. Армяне Терского левобережья в XVIII—XIX вв. Центр понтийско-кавказских исследований. Краснодар, 1995
  76. М. М. Магомедханов, М.К. Мусаева. Армяне в этнокультурном ландшафте Дагестана // Вестник института ИАЭ. — 2015. — № 14. — С. 74—85.
  77. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок автоссылка1 не указан текст
  78. П. Г. Бутков. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 г., ч. II. СПб.,1869, стр. 169, 265, 424, 425. Цит. по изд.: Волкова Н. Г.. «Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX веках», Кавказский Этнографический сборник, IV часть, Институт Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Москва, Наука, 1969, стр. 6
  79. Кузнецова Н. А. Иран в первой половине XIX века. — М.: Наука, 1983. — С. 193.
  80. 1 2 George Bournoutian «Russian Annexation of Eastern Armenia» из The Armenian People From Ancient to Modern Times, Volume II, стр. 106. Под редакцией Richard G. Hovannisian
  81. Туркманчайский мирный договор
  82. 1 2 Глинка С. Н. Описание переселения армян аддербиджанских в пределы России, с кратким предварительным изложением исторических времён Армении / Автор-составитель Саядов С. М. — Ростов-на-Дону, 2003.
  83. Михайлова О. И. Л. Е. Лазарев, знакомый Грибоедова // А. С. Грибоедов: Материалы к биографии: Сборник науч. тр. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1989. — С. 159
  84. ФЭБ. Письмо А. С. Грибоедова к К. В. Нессельроде. — 1963
  85. Грибоедов А. С. Записка о переселении армян из Персии в наши области. // Грибоедов А. С. Полное собрание сочинений: [В 3 т.]. — Пг.: Изд. Разряда изящной словесности Акад. наук, 1911—1917. — Т. 3. — 1917. — С. 267—270
  86. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Мигрант не указан текст
  87. Грибоедов А. С. Письмо Паскевичу И. Ф., графу, 1 октября 1828 Архивная копия от 12 октября 2009 на Wayback Machine // Грибоедов А. С. Сочинения. — М.: Худож. лит., 1988. — С. 611—614.
  88. Грибоедов А. С. Записка об учреждении Российской Закавказской компании // Грибоедов А. С. Сочинения / Подгот. текста, предисл. и коммент. В. Орлова. — М.; Л.: Гослитиздат, 1959. — С. 471—477.
  89. Присуждение учреждённых П. Н. Демидовым наград, Разбор сочинения г-на Шопена «Статистическое описание Армянской области», Авторы: Академики Броссе и Кеппен, 1841, стр. 195 Ссылка: [2]
  90. George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.

    The only work which deals primarily with the Armenian immigration from Persian Azerbaijan to Russia is by Sergei Glinka.(11) He does not supply any numbers, but makes it clear that the majority of the Armenians were headed towards the newly-established Armenian Province, created from the Khanates of Erevan and Nakhichevan. An archival document, however, does shine some light on the issue. The document states that only 279 Armenian families decided to immigrate to Karabakh, and that they settled in Kapan and Meghri on the banks of the Arax (in the southernmost part of Zangezur bordering Iran).(12)

  91. George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.

    All documents relating to the Armenian immigration make it clear that Russia, for political, military, and economic reasons, strongly encouraged the Armenians to settle in the newly-established Armenian province, especially the region of Erevan, which between 1795 and 1827 had lost some 20,000 Armenians who had immigrated to Georgia.

  92. Razmik Panossian. The Armenians: from kings and priests to merchants and commissars. Columbia University Press, 2006. ISBN 0-231-13926-8. Стр. 121—122. «The treaty of Turkmanchai stipulated mass population transfers: Armenians were to move to the Russian held domains, and Muslims were to leave them. Consequently, after 1828, 30,000 people from various parts of (northern) Iran crossed the Arax river into now Russian Armenia (a 'homecoming' of sorts, 225 years after Shah Abbas' forced migration of Armenians in the opposite direction). Similarly, after the 1828-9 Russo-Turkish war and the treaty of Adrianople, thousands of Armenians moved to Russia from the Ottoman empire. Whereas before 1828 there were 87,000 Muslims and 20,000 Armenians in the Yerevan khanate/province, after the mass migrations Armenians constituted the majority population: 65,000, as opposed to 50,000 Muslims.».
  93. Conflict in Nagorno-Karabakh, Abkhazia and South Ossetia: a legal appraisal. Tim Potier. Martinus Nijhoff Publishers, 2001. ISBN 90-411-1477-7, 9789041114778. Всего страниц: 314 . Страницы 1-2

    During the first decade of Russian rule immigration into Karabakh almost exclusively consisted of Russian military, administrators and traders. However, following the conclusion of the Russian-Iranian war of 1826—1828 and the Treaty of Turkmenchai of 1828 which led to the incorporation into the Russian Empire of eastern Armenia and northern Azerbaijan, a first wave of mass Armenian immigration into the area began. The first wave consisted of armenian refugees from the hostilities in Persia. It’s estimated that approximately 57000 Armenian migrated into Yerevan and Karabakh provinces after 1828, while approximately 35000 muslims — Azeris, Kurds and Lezgins, and various nomadic tribes out of a population of 117000 left the area. The Russo-Turkish Wars of 1855-56 and 1877-78 led to further migrations. This time Armenians settled in the Karabakh and other parts of Tsarist Transcaucasia having left Ottoman Turkey, replacing the many thousands of muslims, who were at this time fleeing the Russian Empire.

  94. 1 2 George A. Bournoutian. A Brief History of the Aghuank Region. — «Mazda Publishers», 2009. — P. 9, 15-17, 68. — xi + 138 p. — (Armenian Studies Series #15). — ISBN 1-56859-171-3, ISBN 978-1568591711.
  95. George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.

    The only major immigration into Karabakh was by the former Armenians of Karabakh who had escaped the oppression of its ruler Ebrahim Khan, (14) some as late as the 1790s, who had sought refuge in Ganje, Georgia, and Erevan. They began returning home after a decade or so, following the Russian protectorate over Karabakh in 1805 and continued to do so until the 1820s. According to archival documents most of them returned to their own villages, which, for the most part, had remained abandoned.(15)

  96. Хан-Агов, А. Е. «Экономический быт государственных крестьян Джеванширского уезда Елисаветпольской губернии». Материалы для изучения экономического быта государственных крестьян Закавказского края, т. 6, ч. 2, с. 339. Цитата: «Во время последнего нашествия Абаса-Мирзы (1825-6 г.), в пределы Закавказья переселилось до 18,000 дымов персидских армян, из коих часть поселилась в Джеванширском уезде и образовала селения — Марагалы, Джан-ятаг, Чайлу верхний и нижний. [...] Армяне-переселенцы из Персии во многом отличаются от коренных армян-карабагцев, как по языку, так и по костюму; наречие персидских армян не вполне понятно для армян туземцев, хотя за последнее время первые значительно утратили свой говор и усвоили несколько карабагское наречие...»
  97. Исмаил-заде, Деляра Ибрагим-кызы. Население городов Закавказского края в XIX — первой половине XX века. М.: Наука, 1991
  98. 1 2 И. И. Шопен. «Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху ея присоединения к Российском Империи». Императорская Академия наук, 1852 г., с. 635—638.
  99. Щербатов А. П. Глава пятая // Генерал-фельдмаршал князь Паскевич : Его жизнь и деятельность / По неизданным источникам составил Генерального штаба генерал-лейтенант князь Щербатов. — СПб.: Типография Р. Голике, 1891. — Т. 3 с 5 картами и планами. Октябрь 1827 — май 1831 гг. — С. 226—228. — 336, 173 с.
  100. «Акты Кавказской археологической комиссии», т. VII, Тифлис, 1878, стр.310
  101. 1 2 3 Н. Г. Волкова. «Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX веках», Кавказский Этнографический сборник, IV часть, Институт Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Москва, Наука, 1969. Ссылка: [3]
  102. А. Худобашев. Обозрение Армении в географическом, историческом и литературном отношениях. Санкт-Петербург, 1859
  103. «Of the 7,300 families from Erzerum, most settled in Akhaltsikh, whereas the majority of the emigrants from Kars and Bayazit moved into the districts of Erevan and Karabagh.» Richard Hovannisian. Armenia on the Road to Independence, 1918. стр 260
  104. Обозрение российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом и финансовом отношениях (Санкт Петербург, 1836) — данные взяты из статьи George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.
  105. 1 2 «Утверждение русского владычества на Кавказе», т. XII, стр. 229
  106. Armenia — Migracia
  107. Волкова Н. Г.. «Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX веках», Кавказский Этнографический сборник, IV часть, Институт Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Москва, Наука, 1969, стр. 8
  108. А. Худобашев. Обозрение Армении в географическом, историческом и литературном отношениях. Санкт-Петербург, 1859. стр: 396—397
  109. А. Худобашев. Обозрение Армении в географическом, историческом и литературном отношениях. Санкт-Петербург, 1859, стр. 398
  110. М. А. Мурадян, Восточная Армения в русской историографии XIX века. Айастан, 1990, стр. 151
  111. Кузнецов И. В. Pontica Caucasica Ethnica. Центр понтийско-кавказских исследований. Краснодар, 1995
  112. Ronald Grigor Suny. Eastern Armenians Under Tsarist Rule // Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times: Foreign dominion to statehood : the fifteenth century to the twentieth century. Palgrave Macmillan, 2004. ISBN 1-4039-6422-X. Стр. 112. «With the fighting over and the Russian hold over Transcaucasia secure, tens of thousands of Armenians living on the Turkish and Persian sides of the new border migrated into Russian territory, while Muslims left for Turkey and Persia. Before 1828 there had been approximately 87,000 Muslims and 20,000 Armenians in Erevan khanate. After the migrations the number of Armenians reached 65,000 and the number of Muslims fell to just over 50,000, including about 10,000 Kurds. The city of Erevan still had a Muslim majority. Of its 11,400 citizens, more than 7,000 were Muslims and less than 4,000 were Armenians. Only later in the century, after population transfers following the Russo-Turkish War of 1877—1878, would the Armenians form a dominant majority in Erevan province, and not until the early twentieth century would Armenians constitute a majority in the provincial capital. Nevertheless, the most important result of the Russian conquest of Transcaucasia and the subsequent migrations was the formation of a compact Armenian majority on a small part of their historic homeland.»
  113. Библиотека Конгресса Соединённых Штатов
  114. Ágoston G., Masters B. A. Encyclopedia of the Ottoman Empire. — Infobase Publishing. — 2009. — P. 71—73. — 650 p. — ISBN 0816062595, ISBN 9780816062591.

    Although the precise circumstances of these events and the total number of dead are hotly contested be the scholars from the opposing political camps, even the most conservative estimates place Armenian losses at approximately half a million. The higher figure given by Armenian scholars is one and a half million dead.

  115. Энциклопедия Britannica, статья: Armenian Genocide.
  116. Hovannisian R. G. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 271. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688.
  117. Armen Marsoobian. Genocides Aftermath: Reflections on Self and Responsibility // Alexander Kremer, John Ryder. Self and society: central European pragmatist forum, volume four. Rodopi, 2009. ISBN 90-420-2621-9, 9789042026216. P. 135

    The turkish government’s position is that only 300000 armenians perished during the «troubles», while most historians place the number somewhere between a million and a million and a half.

  118. Пагануцци П. Император Николай II — спаситель сотен тысяч армян от турецкого геноцида // Родина. — 1993. — N 8/9. — С. 93-96
  119. Современные армяно-турецкие отношения. Армяне в Турции Архивировано 23 марта 2010 года.
  120. Kazemzadeh, 1951, p. 24.
  121. Арутюнян, 2015, с. 199—205.
  122. Г. Г. Махмурян. Независимость Республики Армения в протоколах заседаний Армянского Национального совета (армянский) // Историко-филологический журнал. — 2014. — № 1 (195). — С. 231. — ISSN 0135-0536.
  123. Allen W. E. D., Muratoff P. P. Caucasian Battlefields: A History of the Wars on the Turco-Caucasian Border. 1828—1921. — Cambridge: Cambridge University Press, 1953. — С. 471—476. — 614 с. — ISBN 978-1-108-01335-2.
  124. Hovannisian, 1971, p. 35—36.
  125. Hovannisian R. G. The Armenian People from Ancient to Modern Times. — Palgrave Macmillan, 1997. — Vol. II. Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century. — P. 301. — 493 p. — ISBN 0312101686, ISBN 9780312101688.
  126. Hacıyev, 2010, p. 310.
  127. Hovannisian, 1971, p. 37.
  128. 1 2 Swietochowski, 1985, p. 130.
  129. Ronald Grigor Suny Looking toward Ararat: Armenia in modern history. — USA: 0253207738, 9780253207739, 1993, 289 с. — ISBN Indiana University Press. Стр. 138:
  130. 1 2 3 Donald Bloxham. The Great Game of Genocide: Imperialism, Nationalism, and the Destruction of the Ottoman Armenians. New York: Oxford University Press. 2005, стр. 103—105.
  131. 1 2 Волкова Н. Г.. «Этнические процессы в Закавказье в XIX—XX веках», Кавказский Этнографический сборник, IV часть, Институт Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР, Москва, Наука, 1969, стр. 10. Ссылка: https://books.google.com/books?id=qzcKAQAAIAAJ&hl=ru&source=gbs_navlinks_s
  132. 1 2 The Armenians: past and present in the making of national identity, Caucasus world, CAUCASUS WORLD. PEOPLES OF THE CAUCASUS. Peoples of the Caucasus Series. Edmund Herzig, Marina Kurkchiyan. Routledge, 2005. ISBN 0-7007-0639-9, 9780700706396. Всего страниц: 255. Стр. 119. Ссылка: https://books.google.com/books?id=Sypt9wkqYqAC&pg=PA119&dq=stalin+kars+repatriation+of+armenians&as_brr=3&ei=JRaESrukFIvyyATj2O3ZDQ&hl=ru#v=onepage&q=&f=false

    After his unanimous election Gevork VI sent a letter to Stalin supporting the repatriation of diaspora Armenians and the return of Armenian lands in Turkey. But the advent of the Cold War and Turkeys integration into the United States-led Western alliance made any border change impossible.

  133. A failed empire: the Soviet Union in the Cold War from Stalin to Gorbachev. The new Cold War history. Vladislav Martinovich Zubok. UNC Press, 2007. ISBN 0-8078-3098-4, 9780807830987. Всего страниц: 467. Стр. 38. Ссылка: https://books.google.com/books?id=jfoUhMOS10kC&lpg=PT77&dq=isbn:0807830984&hl=ru&pg=PT57

    In May, Stalin authorized the officials of Soviet Armenia to explore the possibility of a massive Armenian repatriation. This, in his calculations, could help to undermine possible Western support of Turkey and provide a "humanitarian" cover to Soviet demands.

  134. Suny, R. G. The making of the Georgian nation / R. G. Suny. — 2nd ed. — [Bloomington, IN] : Indiana University Press, 1994. — P. 285. — 418 p. — ISBN 0-253-20915-3.
  135. The Armenians: past and present in the making of national identity, Caucasus world, CAUCASUS WORLD. PEOPLES OF THE CAUCASUS. Peoples of the Caucasus Series. Edmund Herzig, Marina Kurkchiyan. Routledge, 2005. ISBN 0-7007-0639-9, 9780700706396. Всего страниц: 255. Стр. 117. Ссылка: https://books.google.com/books?id=Sypt9wkqYqAC&pg=PA119&dq=stalin+kars+repatriation+of+armenians&as_brr=3&ei=JRaESrukFIvyyATj2O3ZDQ&hl=ru#v=onepage&q=&f=false
  136. Population Redistribution in the Soviet Union, 1939—1956. Michael K. Roof and Frederick A. Leedy. Geographical Review, Vol. 49, No. 2 (Apr., 1959), pp. 208—221 American Geographical Society. Стр. 215

    For example, the modest changes in the population totals of the Baltic States are readily apparent, as are the decreases in the populations of Belorussia and the western Ukraine, the stability of the population of the Caucasus (aside from the l00,000 immigrants into Armenia), and - with the exception of Moscow - the relative stagnation of population growth in the Central Industrial Region, the Northwest, and the Volga. To the east, as the map shows, were the enormous increases of the Urals, Kazakhstan, and, especially, the Far East (including in particular the new settlers of Sakhalin and the Kurile Islands).

  137. Razmik Panossian (1998). "The Armenians: Conflicting Identities and the Politics of Division". In: Charles King & Neil J. Melvin. "Nations Abroad: Diaspora Politics And International Relations In The Former Soviet Union". New York: Routledge, pp. 72—102.

    The land claims, made in the context of superpower geopolitical maneuvering, came to naught, but between 1946 and 1948 some 100,000 Armenians immigrated to Soviet Armenia (67 percent from the Middle East and the rest from Europe.)

  138. Постановление N 754 Совета министров СССР «О мероприятиях по переселению колхозников и другого азербайджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР» от 10 марта 1948 г. Совета министров СССР от 10 марта 1948 г «О мероприятиях по переселению колхозников и другого азербайджанского населения из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР».
  139. A failed empire: the Soviet Union in the Cold War from Stalin to Gorbachev. The new Cold War history. Vladislav Martinovich Zubok. UNC Press, 2007. ISBN 0-8078-3098-4, 9780807830987. Всего страниц: 467. Стр. 38. Ссылка: https://books.google.com/books?id=jfoUhMOS10kC&lpg=PT77&dq=isbn:0807830984&hl=ru&pg=PT57

    Armenia's party secretary, Grigory Arutynov, complained that he had no room to settle and resources to feed the repatriates (although, instead of the projected 400,000 Armenians, only 90,000 arrived in Soviet Armenia). He proposed to resettle Azeri peasants, living on Armenian territory, in Azerbaijan.

  140. 1 2 Syria’s Armenians look to ancient homeland for safety
  141. В Кашатахский район Нагорного Карабаха переселились две армянские семьи из Сирии (8 августа 2012).
  142. В«Повышенная безопасность»: Армянские поселенцы в Нагорном Карабахе (3 октября 2018).
  143. 1 2 Армяне-беженцы из Сирии добровольно выбирают жизнь в Карабахе
  144. Сирийские армяне в Карабахе не задержатся (недоступная ссылка). Дата обращения: 22 сентября 2015. Архивировано 1 августа 2013 года.
  145. В Нагорном Карабахе две семьи из Сирии получили ключи от квартир (26 марта 2014).
  146. Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Рецензент: Л. Б. Алаев. — М.: Академкнига, 2003. — С. 236—237. — 592 с. — 2000 экз. — ISBN 5-94628-118-6.

Дополнительные источники[править | править код]

Литература[править | править код]