Альфа (спецподразделение)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Группа «Альфа»»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Управление «А» Центра специального назначения Федеральной службы безопасности Российской Федерации
(Управление «А» ЦСН ФСБ России / Группа «Альфа»)
Эмблема Управления «А»
Эмблема Управления «А»
Годы существования 29 июля 1974 — н. в.
Страна  СССР Россия
Подчинение
Входит в
Тип подразделение специального назначения
Включает в себя 5 отделов
Функция специальные операции, контртеррористические операции
Численность засекречено
Дислокация засекречено
Прозвище «Альфа», группа «А»
Девиз Победить и вернуться![1]
Снаряжение советские, российские и западные стрелковое оружие и экипировка
Участие в
Знаки отличия Альтернативная эмблема
Предшественник Флаг СССР Группа «А» Седьмого управления КГБ СССР
Командиры
Действующий командир Кирилл Курносов[2]
Известные командиры см. ниже
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Управле́ние «А» Це́нтра специа́льного назначе́ния Федера́льной слу́жбы безопа́сности Росси́йской Федера́ции (Управле́ние «А» ЦСН ФСБ Росси́и)[3]специальное подразделение Центра специального назначения Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Образовано в Советском Союзе 29 июля 1974 года под названием Группа «А» 5-го отдела 7-го управления КГБ СССР[4][5] и продолжает свою деятельность в современной России. Среди журналистов и обычных людей известно больше под названием Гру́ппа «А́льфа» или просто «А́льфа», ставшим известным брендом[4]. Вместе со спецподразделением «Вымпел» группа «Альфа» являются наиболее известными российскими антитеррористическими подразделениями, решающими задачи обеспечения национальной безопасности[6]. Основные задачи Управления «А» — осуществление специальных силовых операций по предотвращению террористических актов, поиску, обезвреживанию или ликвидации террористов, освобождению заложников и т. д. Кроме того, бойцы группы «Альфа» привлекаются и к прочим операциям ФСБ России особой и повышенной сложности, а также действуют в «горячих точках», в том числе в таких российских республиках, как Чечня, Дагестан, Ингушетия и др. Спецподразделение предназначено для проведения контртеррористических специальных операций с применением специальной тактики и средств. Повседневная работа сотрудников «Альфы» — нейтрализация террористов, захватывающих воздушные и водные суда, наземный транспорт, а также удерживающих заложников в зданиях[3].

Деятельность в СССР[править | править код]

Образование[править | править код]

Решение о создании группы «А» было принято после совершённого в ночь с 5 на 6 сентября 1972 года на Олимпиаде в Мюнхене террористического акта, в ходе которого от рук палестинской террористической группировки «Чёрный сентябрь» погибли 11 членов олимпийской сборной Израиля[7], а также после попытки угона самолёта Як-40 террористами из аэропорта Внуково, которая состоялась почти за 4 недели до образования «Альфы» — 3 июля 1974 года. По словам ветеранов «Альфы», «когда бандитов обезвредили, вокруг самолета стоял густой пороховой дым»[8]. Это был не первый случай попытки угона самолёта в СССР: в 1954 году бортмеханик Т. Т. Ромашкин ценой жизни сорвал угон Ли-2 из Таллина, в 1970 году Пранас и Альгирдас Бразинскисы угнали Ан-24 в Турцию, застрелив стюардессу[9]. Согласно М. Е. Болтунову, председатель Комитета государственной безопасности СССР Юрий Андропов в личном разговоре с начальником Седьмого управления КГБ СССР Алексеем Бесчастновым напомнил, что немецкая полиция оказалась не в состоянии спасти заложников в Мюнхене, и выразил опасения, что подобные события могут повториться и в СССР, а опыта разрешения подобных конфликтов силовыми методами с нейтрализацией бандитов в Советском Союзе не было[10].

Чтобы встретить во всеоружии предстоящие в 1980 году Летние Олимпийские игры в Москве, возникла необходимость формирования специальных секретных сил, способных противостоять возможным террористическим угрозам и обеспечивать безопасность советских граждан (в том числе и высшего руководства)[11] как на территории СССР, так и, в случае необходимости, за рубежом[6][12]. В Германии после Олимпиады с той же целью — предотвращения повторных трагедий — был создан отряд GSG 9[13], который занимался пресечением особо тяжких преступлений, связанных с убийствами, разбоем и захватом заложников; именно этот отряд Андропов приводил в качестве примера ответных действий властей ФРГ на террористические акты[14]. Аналогично в США появилось армейское спецподразделение «Дельта» в 1977 году; в эти же годы появились спецподразделения GIGN во Франции[9]. На стол руководства КГБ СССР поступала информация не только о создании спецподразделений по борьбе против терроризма за рубежом, но и о новых террористических актах: она тщательно анализировалась, что учитывалось при продумывании идеи о новом подразделении КГБ СССР[15].

Приказом № 0089 / ОВ («особой важности») от 29 июля 1974 года по инициативе Председателя КГБ СССР Юрия Андропова в 5-м отделе (охраны дипломатических представительств) Седьмого управления КГБ СССР при Совете Министров СССР было создано особое структурное подразделение, известное как «Группа "А"» (от слова «антитеррор», которое негласно в КГБ называли «Группа Андропова»[4][5], хотя сам Андропов не считал наименование каким-либо важным в деятельности группы[16]). В обязанности группы входило выполнение специальных заданий Председателя КГБ СССР по пресечению террористических, диверсионных и иных особо преступных акций[17]. Первым командиром спецподразделения был назначен генерал-майор пограничных войск Виталий Бубенин, Герой Советского Союза и участник советско-китайских вооружённых столкновений на острове Даманский[14][4][18]. Аналогичными специальными подразделениями в составе КГБ СССР, схожими по функциям, в те годы также являлись «Зенит» и «Каскад»[19]. Численность первой группы составляла 30 человек: по воспоминаниям полковника А. Н. Савельева 1992 года, первый набор группы «А» и призыв 1978 года были одними из лучших за историю группы благодаря тому, что призванные в группу люди не только имели отличную физподготовку благодаря занятию спортом, но и отличались высоким интеллектом[9].

Конкурсный отбор личного состава для группы был очень жёстким: туда могли быть зачислены только люди, имевшие высокий уровень физической и профессиональной подготовки[21], годные для службы в Воздушно-десантных войсках, положительно себя зарекомендовавшие, а также честные, преданные своей Родине, психологически выносливые и добросовестные; также они должны были являться офицерами КГБ, имеющими московскую прописку[22]. В связи с тем, что подобных отрядов и групп прежде не сформировывалось в связи с отсутствием прецедентов, которые создали бы необходимость в таковых подразделениях[9], формирование группы «А» осуществлялось исключительно на добровольной основе[6][17]. Первая база нового отряда была размещена в борцовском зале на Новослободской улице в Москве[6]. В отличие от зарубежных спецподразделений типа «Дельта», для пополнения личного состава «Альфы» руководство КГБ СССР не проводило массовый смотр потенциальных кандидатов, направляя своих представителей в те или иные уголки СССР, а разрешило принимать любых сотрудников КГБ при наличии у них московской прописки, но, прежде всего, полагалось на опыт комитетского отдела кадров и даже на личные знакомства последних с кандидатами[23]. Савельев отмечал, что многие пришли в группу из службы наружного наблюдения при Седьмом управлении КГБ СССР («наружки»), где от сотрудников требовалось постоянно думать и анализировать ситуацию для принятия верного решения[9].

В связи с тем, что для подготовки и тренировок личного состава отряда не было возможности и смысла создавать новую базу, группу «А» передали в Седьмое управление КГБ СССР[24], где имелись соответствующие для этого условия[25]. При создании группы «А» руководство КГБ СССР стремилось создать такую мощную базу для развития отряда, чтобы она не уступала как минимум главной базе GSG-9 под Бонном, на которой были созданы все необходимые условия для тренировок отряда. Помимо разработки своих программ, руководство также использовало некие наработки аналогичных кубинских служб безопасности[26].

Операции группы «А» в 1970-е годы[править | править код]

Первые операции. Обмен Буковского на Корвалана[править | править код]

На протяжении первых двух лет существования группы она несколько раз поднималась по тревоге: ей приходилось разгонять демонстрации студентов у посольств Эфиопии и Того, которые требовали повышения стипендий — оперативники после первых попыток переговоров затем сами входили в посольства и выводили протестующих, рассаживая их по автобусам[26]. В 1976 году в Москве услуги «Альфы» понадобились при освобождении посла Гайаны, взятого в заложники группой студентов-соотечественников[17]. Ещё два сотрудника в 1976—1977 годах несли службу в Ливане, обеспечивая личную безопасность советского посла, резидента КГБ и членов семей дипломатов[17][26].

Первая серьёзная операция с участием группы «А» состоялась 18 декабря 1976 года. В Цюрих по указанию Ю. В. Андропова вылетел самолёт Ту-134, на борту которого находились четыре сотрудника группы «А» — заместитель командира группы «А» майор Р. П. Ивон и его подчинённые Н. В. Берлев, Д. А. Леденёв и С. Г. Коломеец — и советский диссидент В. К. Буковский с матерью, сестрой и тяжело больным племянником[27]. В Цюрихе по прилёту состоялся обмен Владимира Буковского на генерального секретаря компартии Чили Луиса Корвалана[28][29]. Первоначально Буковский не хотел покидать борт: поскольку его встречали американцы, он подумал, что самолёт сел не в Швейцарии, а в США, однако после долгих уговоров «альфовцы» убедили Буковского покинуть борт, завершив процедуру обмена. По воспоминаниям Николая Берлева, Буковский утверждал, что сопровождавшие его силовики обращались с ним куда более вежливо, чем сотрудники милиции[30].

В 1977 году численность группы была расширена с 30 до 56 человек, когда её командиром стал Г. Н. Зайцев[15]. С июля по август 1978 года совместно с боевыми пловцами Черноморского флота ВМФ СССР оперативники группы «А» обеспечивали безопасность подводной части теплоходов «Грузия» и «Леонид Собинов», зафрахтованных для размещения на них делегатов XI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов, который проходил в Гаване. Командир группы «А» Г. Н. Зайцев был ответственным за эту операцию[7]. Однако, помимо этого, сотрудники группы «А» занимались также операциями по обезвреживанию угонщиков самолётов: в 1978 году было совершено минимум шесть попыток угона самолётов, в том числе один в Грозном (пассажир Махаев ранил бортмеханика, по приземлению в Махачкале застрелился) и один с посадкой в Пярну (некто Афонин, требовавший вылета в Швецию, был задержан оперативниками группы «А»), в 1979 году имели место попытки угона в Симферополе (учащийся Вяншас угрожал взрывом), Анадыре и Новокузнецке (оба угонщика были убиты)[31].

Попытка обезвреживания Ю. Власенко и очередной обмен диссидентов[править | править код]

28 марта 1979 года в Москве в здании американского посольства оперативники группы «А» впервые вынуждены были обезвреживать человека с самодельным взрывным устройством[32][33] — им был житель Херсона Ю. М. Власенко, который в 14:30 пришёл в консульский отдел в сопровождении второго секретаря посольства Роберта Прингла и потребовал крупную сумму денег и самолёт для вылета за границу, угрожая в случае отказа привести в действие взрывное устройство (мощностью 2 кг в эквиваленте тола)[34]. Американский посол Малкольм Тун потребовал от охраны диппредставительства выдворить Власенко, и в 15:35 к зданию подъехали оперативники группы «А» во главе с командиром группы «А» Г. Н. Зайцевым и его заместителем Р. П. Ивоном. В составе группы оперативников были также М. М. Романов, С. А. Голов, М. Я. Картофельников, В. И. Филимонов и В. Н. Шестаков[35].

По свидетельствам оперативников, Власенко несколько раз декламировал стихи Шиллера, держа при этом палец на кнопке, приводящей в действие взрывное устройство. Переговоры со «смертником» вели Филимонов, Шестаков и Картофельников, выяснившие, что Власенко несколько раз безуспешно пытался поступить в институт, неоднократно избивался сотрудниками милиции и мечтал получить квартиру в Москве[36]. Однако им не удалось убедить его сдаться, несмотря на то, что к вечеру Власенко уже был пьян[36]. Майору С. А. Голову было дано указание ранить террориста из бесшумного пистолета, чтобы нейтрализовать его, но трое оперативников едва успели покинуть помещение, прежде чем в 20:47 Власенко подорвал себя[37][38]. От полученных ранений он скончался на месте[39].

Ещё одна операция по обмену советских диссидентов состоялась 27 апреля 1979 года в Нью-Йорке в международном аэропорту имени Джона Кеннеди[40]. В сопровождении бойцов группы «А», которыми руководил командир группы «А» Г. Н. Зайцев, состоялся обмен двух советских разведчиков (Владимира Энгера и Рудольфа Черняева), приговорённых к длительным срокам тюремного заключения, на пятерых советских диссидентов — Э. С. Кузнецова, М. Ю. Дымшица, А. И. Гинзбурга, Г. П. Винса и В. Я. Мороза[7].

Служба в Афганистане. Штурм дворца Амина[править | править код]

5 декабря 1978 года правительство Демократической Республики Афганистан, учитывая внешнеполитическую обстановку, обратилось к СССР с просьбой об оказании политической, материальной и экономической помощи. В марте—апреле 1979 года в Кабуле находилась группа оперативников «Альфы» во главе с О. А. Балашовым, прибывшая туда для охраны посла СССР в Афганистане и его семьи, а также обеспечения безопасности представителя КГБ СССР и военных советников в провинциях Гардезе, Мазари-Шарифе, Герате, Джелалабаде и Кандагаре[17]. В связи с необходимостью скорейшей командировки в Афганистан выпуск очередного курса состоялся не в августе, а в июне: для подготовки к командировке были отобраны 10 человек в штат спецподразделения «Зенит», убывшего в июле в Афганистан[41]. В декабре 1979 года из Чехословакии в Кабул были доставлены посол Афганистана в ЧССР и будущий лидер НДПА и ДРА Бабрак Кармаль со своими соратниками — ими были Мохаммад Аслам Ватанджар, Нур Ахмед Нур[en] и Анахита Ратебзад, которые оказались в опале в своё время у афганского лидера Хафизуллы Амина[42]. Кармаль не раскрывал деталей своего прибытия в Кабул, ограничиваясь указанием в виде маршрута МоскваТашкент, однако позже было установлено, что его охрану с 7 по 27 декабря обеспечивали бойцы группы «А» во главе с В. И. Шергиным[43][7]. С 12 по 14 декабря Кармаль и его спутники пребывали в афганском Баграме, однако позже вынуждены были покинуть страну: по некоторым данным, причиной тому стала готовившаяся операция в Кабуле по захвату дворца Амина и нейтрализации его охраны[44]. Кармаль и его спутники вернулись в Афганистан только 23 декабря[45].

Вечером 24 декабря 1979 года сотрудники группы «А» и иные бойцы спецподразделений КГБ СССР и ВС СССР прибыли в Кабул, не обсуждая даже друг с другом детали своей командировки[46]. А 27 декабря прошла операция в районе Дар-уль-Аман по захвату дворца Тадж-Бек, известного также как «дворец Амина», и свержению афганского лидера Хафизуллы Амина. В ней участвовали 24 сотрудника группы «А», действовавшие в составе нештатной боевой группы «Гром», вместе с бойцами ОСН «Зенит» Первого главного управления КГБ СССР численностью 30 человек. Кодовое название всей операции по смене власти в Кабуле — «Байкал-79»[7]. Эта операция считается одной из наиболее известных в истории деятельности «Альфы»[47]. Начало операции было ознаменовано взрывом «колодца» связи в 19:15 и обесточивания Кабула[48]. Штурм дворца длился, по разным данным, от 40 до 43 минут, в результате которого были ликвидированы собственно Амин, его любовница и один из его сыновей[13][49]. Активную поддержку отрядам «Гром» и «Зенит» оказали так называемый «мусульманский батальон» ГРУ и 9-я рота десантников 345-го отдельного полка ВДВ под командованием старшего лейтенанта В. А. Востротина[48]. Из тяжёлого вооружения в распоряжении оперативников были две ЗСУ типа «Шилка» и шесть БМП[50]. Старшими подгрупп в ходе штурма были: О. А. Балашов, С. А. Голов, В. П. Емышев и В. Ф. Карпухин. Общее руководство осуществлял заместитель командира группы «А» майор М. М. Романов. Командир «Зенита» — Я. Ф. Семёнов. Одновременно с проведением операции «Шторм-333» бойцы спецподразделения были задействованы вместе с десантниками для захвата стратегически важных объектов, расположенных в разных частях афганской столицы — царандоя (МВД), штаба ВВС[51] и центрального телеграфа[7].

Однако, несмотря на успешное завершение операции, в результате штурма погибли два сотрудника группы «А» — капитан Д. В. Волков и капитан Г. Е. Зудин[52][53]. Ещё несколько бойцов получили тяжёлые ранения (так, В. П. Емышев потерял руку)[48], что грозило им увольнением со службы по инвалидности. Однако занимавший должность начальника 7-го управления КГБ СССР А. Д. Бесчастнов добился того, чтобы этих сотрудников оставили в кадрах КГБ[21]. 28 апреля 1980 года Указом Президиума Верховного Совета СССР звания Героя Советского Союза были присвоены бойцу спецгруппы «Зенит» Г. И. Бояринову (посмертно), а также оперативникам группы «Альфа» В. Ф. Карпухину и Э. Г. Козлову; эти награды, как и награды другим отличившимся бойцам, были вручены Карпухину и Козлову 21 мая из рук первого заместителя председателя Президиума Верховного Совета СССР В. В. Кузнецова, хотя изначально награждение собирался проводить Л. И. Брежнев[48].

Операции группы «А» в 1980-е годы[править | править код]

Командировки в Афганистан и Московская Олимпиада[править | править код]

Группа «А» несла службу в Кабуле с января до 30 июня 1980 года[54]. С 27 по 30 января она решала вопросы личной безопасности Ю. В. Андропова во время его конфиденциального визита[17], однако, прежде всего, занималась охраной высших должностных лиц Народно-демократической партии Афганистана и руководства Демократической Республики Афганистан. Группой руководил В. И. Шергин[17]. Сотрудники группы «А» присутствовали на всех публичных выступлениях Бабрака Кармаля. В последний день пребывания группы состоялся торжественный банкет, на котором присутствовали почти все члены военно-политического руководства Афганистана[55]. С 4 июля и до начала августа группа «А» занималась обеспечением безопасности XXII Летних Олимпийских игр в Москве, стремясь предотвратить повторение трагедии Мюнхенской Олимпиады[54]. Помимо выполнения поставленных задач в столице, в Таллин и на побережье Эстонской ССР были командированы боевые пловцы группы «А» (старший — В. М. Панкин), которые периодически осматривали акваторию, где проходили соревнования по парусному спорту[7]. В обеспечении безопасности на море участвовало специальное подразделение для борьбы с подводными диверсантами и террористами[26]. Отличившиеся во время Олимпиады сотрудники были отмечены государственными наградами[51]. Очередная командировка сотрудников группы «А» в Афганистан длилась с февраля по июль 1981 года: 15 сотрудников во главе с В. Н. Зорькиным в составе отряда «Каскад-2» обеспечивали силовое прикрытие оперативно-поисковых мероприятий и собирали информацию об отрядах, действовавших в Кабуле и его окрестностях, изымали оружие из тайников и обеспечивали безопасность агитационных отрядов, а также охраняли чрезвычайного и полномочного посла Ф. А. Табеева[7].

В 1980-е годы оперативникам группы «А» приходилось участвовать в обеспечении безопасности граждан во время массовых выступлений и беспорядков: с 27 октября по 4 декабря в Орджоникидзе во время массовых беспорядков безопасность обеспечивал отряд, которым руководил заместитель командира группы «А» Р. П. Ивон[7]; в 1985 году во время XII Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Москве аналогичную работу выполняли люди А. Н. Савельева[51]. Также оперативники участвовали в спасении захваченных в заложники людей[56] или находившихся в опасности (так, в 1982 году им удалось поймать человека, который прыгнул с крыши американского посольства)[51]. Также с ноября 1982 по март 1987 года в Афганистан по приказу председателя КГБ СССР В. М. Чебрикова направлялись разные отряды группы «А»: всего там службу несли 125 офицеров и прапорщиков в составе мотоманевренных и десантно-штурмовых групп 47-го пограничного отряда. В порядке очерёдности командировок старшими были следующие оперативники: В. Н. Зорькин, В. И. Шергин, А. Н. Савельев, М. В. Головатов, О. А. Балашов, С. А. Гончаров, В. Н. Гришин, А. М. Лопанов, В. М. Панкин, А. Н. Савельев, О. А. Балашов, В. Н. Зорькин, В. Н. Зайцев и В. И. Шергин[7].

Освобождение заложников в Сарапуле и Тбилиси[править | править код]

Одна из первых операций по освобождению заложников, произошедших после штурма дворца Амина, имела место в Сарапуле (Удмуртская АССР). 18 декабря 1981 года рядовые 248-й мотострелковой дивизии А.Х.Колпакбаев и А.Г.Мельников дезертировали из части и захватили в заложники 25 учеников 10-го класса средней школы № 12[32]. Дезертиры потребовали выдать им визы на выезд и отправить самолётом на запад[12]. Всю группу «А» подняли по тревоге, тяжело вооружив на случай затяжной перестрелки и помня о печальном опыте Мюнхена. Старшим был назначен командир группы «А» Г. Н. Зайцев[7], но руководство операцией осуществлял заместитель Председателя КГБ СССР генерал-полковник В. М. Чебриков[57]. Переговоры с террористами в Сарапуле вёл сотрудник КГБ, капитан Владимир Орехов, который всячески пытался выиграть время и даже готов был предложить себя в качестве заложника. Так, он заставил Колпакбаева и Мельникова для получения виз заполнить все необходимые документы, дав оперативникам подготовиться к операции, а по ходу выполнения своих обязанностей убедил своих противников отпустить 18 заложников[58]. Позже к 00:30 следующего дня дезертиры отпустили оставшихся семерых мальчишек, а затем оба были задержаны прибывшими на место оперативниками группы «А», причём «альфовцы» не произвели ни единого выстрела. В ходе операции никто не пострадал[59].

18 ноября 1983 года произошёл ещё один захват заложников в самолёте, и для разрешения этой кризисной ситуации снова потребовались усилия «Альфы». В тот день 16:16 самолёт Ту-134А, следовавший по маршруту Тбилиси — Ленинград с 57 пассажирами на борту и 7 членами экипажа, был захвачен семью представителями грузинской «золотой молодёжи» во главе с Иосифом Церетели[32]. В ходе налёта были застрелены лётчики З. Шарбатьян и А. Чедия, стюардесса В. Крутикова и двое пассажиров, а также были тяжело ранены штурман А. Плотко и стюардесса И. Химич, однако экипаж отобрал оружие и начал отстреливаться: из нападавших был убит Г. Табидзе и ранен главарь группы И. Церетели, а лётчики сумели заблокировать дверь. Террористы потребовали направить самолёт в Турцию, угрожая расстрелять заложников и взорвать самолёт в случае отказа. Тем не менее, командир воздушного судна А. Б. Гардапхадзе вынужден был сесть в Тбилиси формально для дозаправки топлива[60]. В 18 часов командир группы «А» Г. Н. Зайцев получил от дежурного информацию о захвате самолёта и отдал распоряжение о вылете группы в Тбилиси; операцией руководил непосредственно на самолёте М. В. Головатов[61].

В 23:08 в Тбилиси прибыли 38 оперативников[62], которые перед штурмом провели небольшую тренировку на запасном самолёте на аэродроме[63]. Группы захвата возглавляли М. В. Головатов, В. В. Забровский и В. Н. Зайцев[7]. Между штабом и самолётом постоянно находился В. Ф. Карпухин, который пытался успокоить группы захвата, однако всякий раз готовность к штурму постоянно откладывалась. Часть информации группа получала от В. Н. Зайцева, который первым поднялся на борт и первым из оперативников увидел следы перестрелки и тела убитых членов экипажа, пассажиров и террористов[64]. Вскоре после полуночи прозвучала команда штурмовать самолёт: одну из придавленных трупами дверь удалось с большим трудом выломать при штурме; также одной из групп пришлось добираться до самолёта пешком, а не на микроавтобусе. Тем не менее, оставшиеся в живых террористы были арестованы; из находившихся на тот момент в живых заложников никто не пострадал. Позже четверых арестованных (Д. Микаберидзе застрелился) приговорили к расстрелу, а пятая (Т. Петвиашвили) получила 14 лет тюрьмы, хотя после 1991 года Звиад Гамсахурдия всячески пытался добиться полного оправдания всех семерых лиц, захвативших самолёт[65].

Арест иностранных агентов[править | править код]

Оперативники группы «А» привлекались к операциям по захвату лиц, завербованных иностранными разведками и поставлявшим им конфиденциальную и секретную информацию. В ряде операций старшим был полковник В. Н. Зайцев. Ещё в 1977 году в результате спланированной операции им были захвачены работавшие на ЦРУ вице-консул посольства США Марта Петерсон[en] и советский дипломат Александр Огородник («Трианон»)[66][67]. С 1985 по 1986 годы им были арестованы двенадцать подобных шпионов — офицеров КГБ СССР и ГРУ, среди которых фигурируют[7]:

  • 9 июня 1985 года — инженер Адольф Толкачёв, специалист Министерства радиоэлектронной промышленности СССР («Сфиэ»)[68][69].
  • 25 августа 1985 года — полковник ГРУ Геннадий Сметанин, помощник военного атташе в Португалии («Миллион»)[70][71].
  • Ноябрь 1985 года — майор внешней контрразведки КГБ СССР Сергей Моторин, сотрудник Вашингтонской резидентуры («Гоэ»)[66].
  • 7 июля 1986 года — генерал-майор ГРУ Дмитрий Поляков, старший преподаватель Военно-дипломатической академии («Топхэт» и «Воам»)[66].
  • Майор КГБ СССР Геннадий Вареник, сотрудник Боннской резидентуры («Фитнесс»)[67].
  • Полковник научно-технической разведки КГБ СССР Валерий Мартынов, сотрудник Вашингтонской резидентуры («Джентил»)[67].
  • Полковник внешней разведки Владимир Пигузов («Джоггер»)[67].
  • Подполковник КГБ СССР Борис Южин, сотрудник резидентуры в Сан-Франциско («Твайн»)[67].

Освобождение заложников в Уфе и трагедия в Вещево[править | править код]

20 сентября 1986 года группе «А» снова пришлось применить оружие при операции по освобождению заложников. Утром в 3:40 в Уфе трое солдат полка внутренних войск МВД — младший сержант Н. Р. Манцев, рядовой С. В. Ягмуржи и ефрейтор А. Б. Коновал — находясь во внутреннем наряде, завладели оружием (автомат АКМ, ручной пулемёт РПК-74 и снайперская винтовка Драгунова) и захватили такси. Одним из их сообщников был рядовой Игорь Федоткин, который должен был подготовить для них БТР, однако план не сработал. Более того, за дезертирами выехал милицейский УАЗ, и те открыли огонь по патрулю: в ходе перестрелки погибли сержант милиции Зульфир Ахтямов и младший сержант милиции Айрат Галеев. Позже Коновал, вооружённый СВД, скрылся, а Ягмуржи и Манцев направились на аэродром, где в 4:40 ворвались в самолёт Ту-134А с 76 пассажирами (среди них — восемь женщин и шестеро детей) и 5 членами экипажа, следовавший по маршруту Львов — Киев — Уфа — Нижневартовск[32][72].

Сергей Ягмуржи и Николай Манцев потребовали направить самолёт в Пакистан: для устрашения они застрелили пассажиров А. Ермоленко и Я. Тиханского. Ситуация осложнялась тем, что Манцев и Ягмуржи проходили службу в составе внештатной антитеррористической группы, поэтому прекрасно знали структуру самолёта и потенциальные входы и выходы, через которые могли проникнуть те, кто предпримет попытку освободить заложников[73]. О случившемся оперативно узнала группа «А», прибывшая в Уфу на аэродром, однако фактор, что их противники прекрасно знают структуру самолёта, усложнял задачу, к тому же был велик риск гибели пассажиров. На помощь пришли бортпроводницы Елена Жуковская и Сусанна Габинец: они уговорили Манцева выпустить сначала 46 пассажиров, чтобы облегчить самолёт перед взлётом. Позже Ягмуржи и Манцев потребовали доставить им на борт наркотики и гитару: «Альфа», узнав об этом, добавила в наркотики сильнодействующее снотворное. Пользуясь тем, что Манцев и Ягмуржи уже спали, Жуковская выпустила оставшихся пассажиров и забрала у Ягмуржи пулемёт. Когда оба очнулись, то попытались выломать дверь в кабину пилотов, и в этот момент командир группы Г. Н. Зайцев дал приказ штурмовать самолёт[74]. Группой захвата руководил В. Н. Зорькин. В завязавшейся перестрелке Манцев был убит, а Ягмуржи ранен в ногу[7]. На солдата, застрелившего Манцева, было заведено уголовное дело[12], однако следствие позже закрыло дело, постановив, что боец «Альфы» имел полное право на применение оружия[75].

8 марта 1988 года семья Овечкиных захватила Ту-154, потребовав направить самолёт в Лондон под угрозой взрыва. Из-за недооценки сил Овечкиных, вооружённых огнестрельным оружием, было принято решение освобождать самолёт только силами милиции: для пассажиров объявили о посадке в финском городе Котка, однако самолёт сел в Вещево. Когда Овечкины осознали, что их обманули, они открыли огонь по пассажирам, но и ворвавшиеся на борт милиционеры действовали крайне непрофессионально. В итоге погибло 9 человек и было ранено 19, а самолёт сгорел дотла. Бойцы «Альфы», вертолёт которой сел на аэродроме Вещево, не успели прибыть вовремя и к своему прибытию лишь наблюдали за горящим остовом самолёта[76]. Полковник О. А. Балашов позже подвергал критике милицию ГУВД Леноблисполкома за неподготовленность к операции, обернувшуюся гибелью нескольких заложников[77].

Горячие точки на Кавказе[править | править код]

Во время Перестройки группа «А» занималась охраной Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачёва во время его зарубежных визитов в Дели (ноябрь 1986), Вашингтон (декабрь 1987) и Нью-Йорк (декабрь 1988), а также во время посещения им Красноярского края (сентябрь 1988). Вместе с тем на Кавказе начались уже межнациональные волнения, предотвращать переход которых в открытое вооружённое противостояние должна была «Альфа»[78]. Так, в связи с обострением межнациональных отношений в Азербайджан были направлены группы «А» («Альфа») и «В» («Вымпел») Седьмого управления КГБ СССР, а также отряд «Витязь» МВД СССР. С их помощью с сентября 1988 по ноябрь 1989 года в Нагорном Карабахе обеспечивалась личная безопасность члена ЦК КПСС и главы Комитета особого управления А. И. Вольского. Группой «А» в этом задании руководил лично Г. Н. Зайцев[17]. Согласно воспоминаниям полковника А. Н. Савельева, в 1988 году группе «А» также было доверено отправиться в командировку в город Аддис-Абеба (столица Эфиопии), куда собирались депортировать диссидента П. А. Айрикяна, которого к тому моменту уже лишили советского гражданства. Когда его доставили в город, возникла внештатная ситуация: из-за неких разногласий эфиопы грозились арестовать и казнить Айрикяна, который собирался выехать в США и ради этого пытался разыскать кого-нибудь, кто мог бы ему помочь. Только перед началом банкета армянской общины в отеле «Хилтон» Савельев уговорил Айрикяна присоединиться к соотечественникам на банкете, с которыми он позже и уехал из гостиницы. Позже, по воспоминаниям Савельева, Айрикян вернулся на родину и даже был избран в Верховный Совет Армении[51].

1 декабря 1988 года произошёл очередной случай захвата заложников. Банда из четырёх человек во главе с рецидивистом П. Л. Якшиянцом (его подручные — Владимир Муравлёв, Герман Вишняков и Владимир Анастасов) захватили пассажирский автобус ЛАЗ-697, в котором находились ученики 4-го класса «Г» школы № 42 вместе с учительницей Н. В. Ефимовой[32] — среди заложников были жена Якшиянца Т. М. Фотаки и его дочь. Террористы перегнали автобус из Орджоникидзе в аэропорт Минеральных Вод. 2 декабря в 0:10 командир прибывшей группы «Альфа» Г. Н. Зайцев по рации начал вести восьмичасовые[15] переговоры с Якшиянцом, от которого услышал требования: предоставить ему самолёт для вылета в Пакистан, Израиль или ЮАР[79]. Также Якшиянц требовал освободить своих осуждённых сообщников в Ташкенте, дав всего 40 минут на размышление и угрожая убивать по одному заложнику каждые полчаса. Павел предусмотрел возможность штурма автобуса, поэтому поставил трёхлитровые банки с бензином: при малейшей искре автобус взорвался бы, не оставляя шансов выжить никому из заложников[15]. Изначально договорённость была достигнута о перелёте в Пакистан с промежуточной посадкой в Ташкенте — ради этого был выбран самолёт, который изначально должен был лететь в Дели[80]. Однако позже Якшиянц наотрез отказался от Пакистана, объяснив это тем, что СССР фактически воюет против Пакистана (на территории страны располагались базы, где обучались афганские моджахеды), и заявил о необходимости лететь в Израиль, выдвинув ещё одно требование — миллион долларов США, миллион фунтов стерлингов и «миллион золотом». После переговоров Якшиянца уговорили принять 2 миллиона долларов в обмен на обещание отпустить заложников[81]. Позже Якшиянц выдвинул очередное требование — предоставить ему семь заряженных боевыми патронами автоматов типа АКМ[15] и восемь бронежилетов, несмотря на запрет на перевозку оружия за рубеж гражданскими рейсами, но предоставлять гарантии освобождения детей отказался[82]. В связи с настаиванием Якшиянца на восьми бронежилетах группа «А» долгое время думала, что террористов всего восемь[15].

Переговоры заходили в тупик, так как Якшиянц настаивал на том, чтобы привести кого-то из членов Политбюро или лично Р. М. Горбачёву[12], обязательно требуя от М. С. Горбачёва подтверждения того, что всем четверым дозволено вылететь в Израиль[83]. По истечении 9-го часа переговоров на связь вышли сотрудник УГКБ по Ставропольскому краю Е. Г. Шереметьев и сотрудник группы «А» В. А. Бочков: к тому моменту Якшиянцу предоставили гарантии выдать четыре пистолета Макарова и один автомат Калашникова, а также подготовили экипаж Ил-76Т (RA-76519) во главе с Александром Божковым для вылета. После выдачи пистолетов, автомата и четырёх бронежилетов Якшиянц отпустил ряд заложников, оставив 10 мальчиков и учительницу[84]. Затем к самолёту подвели жену Павла Тамару, которая убедила его отпустить остальных детей и учительницу, оставив на борту только экипаж и Шереметьева, но позже под давлением Якшиянц вынужден был отпустить и Шереметьва. Всего на освобождение заложников Шереметьев потратил шесть часов, а Ил-76 вылетел в Тель-Авив[85]. По каналам МИД СССР Израиль, не имевший дипломатических отношений с СССР, дал «добро» на выдачу преступников, и после приземления самолёта в аэропорту «Бен-Гурион» всех бандитов задержала израильская полиция по обвинению в терроризме[12], а у Якшиянца конфисковали оружие и деньги, которыми он пытался откупиться. В операции по задержанию бандитов участвовали руководитель советской консульской группы Мартиросов и второй секретарь МИДа Израиля Я. Кедми[15]. Всех четверых бросили в тюрьму Абу-Кебир. Изначально депутаты Кнессета выступали против депортации банды Якшиянца в СССР, настаивая на подробном выяснении всех обстоятельств задержания, но позже согласились выслать всех четверых в Москву в обмен на неприменение в их отношении высшей меры наказания[86][7]. Якшиянц в итоге получил 15 лет лишения свободы[15].

Освобождение заложников в Саратове[править | править код]

В 1989 году группа «А» привлекалась минимум к трём операциям. Так, с 30 по 31 марта в Баку им пришлось обезвреживать уроженца Керчи С.Скока, который находился во всесоюзном розыске по обвинению в хищении крупной суммы денег. Скок, находясь на борту Ту-134, сообщил о присутствии двух его сообщников на борту и взрывного устройства в грузовом отсеке. Под угрозой дистанционного подрыва бомбы Скок потребовал 500 тысяч долларов и право вылета за границу. Командир группы «А» Герой Советского Союза В. Ф. Карпухин провёл операцию, в ходе которой Скок был арестован[7]. В апреле того же года группы «А» и «В» занимались охраной правительственных зданий во время массовых акций протеста со стороны грузинских националистов[17].

Третья и наиболее известная операция того года произошла с 10 по 12 мая в Саратове[32]. В 16:45 во время прогулки в изоляторе №1 УИТУ УВД Саратовского исполкома четверо заключённых (В. Ю. Рыжков, Г. Л. Сементюин, Д. И. Левахин и Г. П. Збандут), вооружённые заточками и фальшивыми гранатами (раскрашенные муляжи из хлебного мякиша), набросились на двух сотрудниц изолятора, а затем схватили ещё двух находившихся под следствием подростков. Рыжков и его люди потребовали 4 пистолета, 10 тысяч рублей и транспорт с правом выезда из тюрьмы за пределы области, угрожая убить заложников в случае отказа[87]. 11 мая самолёт Ту-154 с 18 оперативниками приземлился на аэродроме Энгельса, в то время как милиция безуспешно пыталась вести переговоры с бандитами. В итоге милиции пришлось пойти на уступки: всем четверым выдали заправленный микроавтобус РАФ и пистолет Макарова с 24 патронами, в обмен на что были освобождены одна женщина и один подросток. В 22:00 автомобиль выехал за пределы изолятора, а позже бандиты выбросили ещё одну женщину из машины, которая чуть не погибла от побоев. По пути они захватили в заложники ещё одного человека — 19-летнюю продавщицу И. Закутаеву — и скрылись в неизвестном направлении[88].

11 мая в 15:00 милиция и группа «А» выяснили, что банда Рыжкова забаррикадировалась в доме №20 по улице Жуковского, взяв в заложники супругов Просвириных и их двухлетнюю дочку. На этот раз Рыжков требовал крупную сумму денег, наркотики, водку и самолёт для вылета за границу. Для устрашения женщина и её дочь были привязаны к двери, а бандиты отказывались от переговоров, настаивая на своих требованиях и избивая заложников. В итоге штаб принял решение брать штурмом квартиру: командовал операцией В. Ф. Карпухин, заместителем его был М. В. Головатов. В 3:10 группа заняла исходные позиции, а в 3:25 бойцы с помощью специального альпинистского снаряжения спустились с крыши и ворвались в окна захваченной квартиры; вторая группа вышибла дверь тараном. Один из бандитов, вооружённый пистолетом Макарова, успел сделать два выстрела, которые пришлись в бронещит. Группа захвата, пользуясь фактором внезапности, обезвредила Рыжкова и его людей. Никто из заложников не пострадал[7][89].

Последние годы СССР[править | править код]

Горячие точки в СССР[править | править код]

В 1990 году по всему СССР начались антисоветские выступления, организованные сторонниками выхода республик из состава Союза и сопровождаемые многочисленными погромами и межэтническим насилием[90]. Во избежание кровопролития группы «А» и «В» (последняя представляла Отдельный учебный центр КГБ) отправлялись в разные горячие точки. Так, с декабря 1989 по январь 1990 года они выполняли служебно-боевые задачи в зоне массового прорыва экстремистами и радикалами государственной границы Советского Союза с Ираном[17]. В ходе операции в Нахичевани у пограничной заставы был арестован один из лидеров НФА, который был позже этапирован в тюрьму «Лефортово»[12].

15 января «Альфу» и «Вымпел» перебросили вместе с учебным батальоном спецназа (отряд «Витязь») в Баку для нейтрализации Народного фронта Азербайджана, недопущения свержения лидеров Азербайджанской ССР, пресечения массовых беспорядков и ареста лиц, подозревавшихся в подрывной деятельности. Сотрудниками группы «А» обеспечивалась безопасность первого секретаря Компартии Азербайджана А. Х. Везирова[7]. По воспоминаниям сотрудника группы «А» Николая Калинина, в ходе одной из операций в бакинском общежитии им пришлось с помощью электрошокера вывести из строя некоего спортсмена, которого они ошибочно приняли за члена НФА[91]. Также с января по февраль 1990 года группы «Альфа» и «Вымпел» занимались оперативными мероприятиями в Степанакерте и на территории Нагорно-Карабахской АО[17][92].

С 12 по 13 мая группа «А» несла службу по охране зданий ЦК Компартии Таджикистана и КГБ Таджикской ССР во время массовых антиправительственных выступлений в Душанбе[17]. В мае бойцы группы участвовали в операции «Капкан» по пресечению контрабанды оружия в СССР, будучи внедрёнными в группировку подпольных торговцев, и арестовали организаторов поставок; в августе в Ереване ими была разгромлена вооружённая преступная группировка некоего бандита по кличке «Серый» (убиты трое преступников, двое ранены, шестеро задержаны)[7]. Группе также пришлось пресекать в Кишинёве беспорядки на националистической почве[92].

Бунт заключённых в Сухуми[править | править код]

11 августа 1990 года в Сухуми семь уголовников во главе с Павлом Прунчаком и Мироном Дзидзарией устроили драку с дежурными офицерами и, избив их, забрали ключи и выпустили 68 преступников, содержавшихся в изоляторе временного содержания[32]: из 75 арестованных 73 совершили уголовные преступления (в том числе 15 арестованных за убийство, 8 за разбой и один за угон самолёта). Сотрудники изолятора были захвачены в заложники, а в руках преступников оказалось огромное количество оружия — в подсобке изолятора хранилось более трёх тысяч единиц огнестрельного оружия[48]. Прунчак и Дзидзария потребовали предоставить им микроавтобус РАФ (изначально требовали БТР) для выезда из-за пределов изолятора и вертолёт для свободного вылета из Сухуми. 14 августа в Сухуми были направлены 22 сотрудника группы «А» во главе с полковником В. Ф. Карпухиным и 31 боец учебного батальона спецназа («краповых беретов») ОМСДОНа им. Ф. Э. Дзержинского (комбат Лысюк)[48], которым предстояло освободить заложников[93].

Переговоры продлились двое суток, но результатов не принесли; несколько вариантов освобождения заложников были забракованы генералом МВД Стариковым, и в итоге Карпухин принял решение готовиться к штурму вопреки возражениям Старикова[48]. Обдумывая план спасения заложников, оперативники выяснили, что бандиты собирались сесть с заложниками в микроавтобус РАФ и на нём выехать к площади Ленина, где уже стоял вертолёт. Группа «А» решила заминировать микроавтобус, установив там маломощные взрывные устройства (обычную пиротехнику), которые оглушили бы бандитов и остановили бы автобус, но не причинили вреда заложникам. В распоряжении «альфовцев» было три группы: первая (старший — М. Я. Картофельников) штурмовала автобус, вторая (старший — Михаил Максимов) взрывала боковую дверь изолятора, а третья проникала через люк с четвёртого этажа на третий в здание изолятора[94]. Однако в ходе операции произошло несколько накладок: изначально снайперским огнём планировалось уничтожить главарей бандитов, ради чего Прунчака хотели вызвать на переговоры, но он выставил вперёд своих подчинённых, которые передавали его ответы[48]. В момент, когда должен был прогреметь взрыв, автобус не остановился, а проехал ещё от 15 до 20 м, прежде чем устройства сработали[95]; стрельбу по салону вести нельзя было, поэтому оперативники стреляли по колёсам автобуса, хотя и бандиты отстреливались[48]. В ходе операции оперативники должны были застрелить из бесшумного оружия сторожевую собаку, которая могла своим лаем лишить группу фактора внезапности, но кто-то из солдат, не желая убивать животное, увёл собаку в безопасное место, сохранив ей жизнь и не позволив выдать группу звуками[12]. Также был риск того, что при взрыве боковой двери изолятора может рухнуть всё здание, которое де-факто находилось в аварийном состоянии[94].

Тем не менее, усилиями «Альфы» удалось и освободить всех заложников, и обезвредить преступников в автобусе и в самом изоляторе[96]. В ходе операции лёгкое ранение получили сотрудник «Альфы» И. В. Орехов (ранен в шею бандитом из пистолета Марголина) и один из бойцов «Витязя» Олег Лебедь, который рвался к люку на крыше изолятора (ранен в ногу, чтобы не подползти к люку и не нарваться на огонь бандитов)[48]. Операция стала редким отечественным и мировым примером, когда подразделения спецназа использовались для освобождения заложников, захваченных в пенитенциарных учреждениях[7][12]. Через несколько месяцев в СССР с визитом прибыл бывший президент США Ричард Никсон, которому обеспечивали охрану двое бойцов «Альфы»: от одного из них, коим был Максимов, Никсон и узнал историю о бунте в Сухуми, однако не поверил в её подлинность, сказав, что при таком огромном количестве стволов в своём распоряжении заключённые должны были отбивать штурм без проблем. Полковник Карпухин же за удачное проведение операции по освобождению заложников был произведён в генерал-майоры[48].

События в Вильнюсе[править | править код]

Информация об участии группы «А» в вильнюсских событиях января 1991 года известна отчасти благодаря секретному отчёту, который по неизвестным причинам просочился в открытую печать — попав сначала в литовский еженедельник «Гимтасис краштас», а затем в «Независимую газету»[97]. 7 января 1991 года сотрудники группы «А» М. В. Головатов, А. И. Мирошниченко и И. В. Орехов занимались разведкой и подготовительными мероприятиями в Вильнюсе, рассчитывая, что в ближайшие дни для восстановления порядка в Литве понадобится задействовать группу «А». 11 января 1991 года 67 сотрудников группы «А» — 65 офицеров, заместитель командира группы «А» М. В. Головатов[98] и командир отделения подполковник Е. Н. Чудеснов — отправились на двух самолётах в Вильнюс, где получили приказ взять под контроль Комитет по телевидению и радиовещанию, телевизионную вышку и радиопередающий центр[32], чтобы не дать их взять под контроль сторонникам движения «Саюдис»[99].

Все здания были окружены сторонниками независимости Литовской ССР: по некоторым оценкам, постоянное дежурство вокруг них несли от 5 до 6 тысяч человек. Для выполнения задачи в оперативное подчинение группе «А» передали силы 234-го полка 76-й Псковской воздушно-десантной дивизии и сотрудников ОМОН МВД Литовской ССР. В ночь с 12 на 13 января группе был дан приказ штурмовать здания, однако применять стрелковое оружие против гражданских было строго запрещено. По замыслу руководства, путь к телецентру, телевизионной башне и радиоцентру должны были расчистить бронетехника и силы МВД и ВДВ, однако они опоздали на 40 минут. Согласно воспоминаниям военнослужащих, охранявшие здание люди были вооружены огнестрельным оружием, имитационными гранатами, самодельными бомбами и бутылками с зажигательной смесью; помимо этого, у них были дубинки, камни и заточки в качестве примитивного оружия самообороны. Помощь протестующим оказывали милиционеры города и сотрудники службы безопасности «Скучиса»[100]. Группа пошла на штурм зданий, несмотря на то, что литовцы стали стрелять по машинам и швыряться бутылками, и взяла их под контроль, разоружив милицию[101]. Однако при захвате здания Комитета по телевидению и радиовещанию погиб лейтенант В. В. Шатских[53], который получил смертельное огнестрельное ранение в спину[7]: информация о том, что Шатских нёс службу в «Альфе», была обнародована только спустя неделю после событий[102]. Также во время штурма телевизионной башни погибли 14 гражданских лиц (11 умерли в ночь трагедии, ещё трое скончались позже), не менее 140 были ранены[103]. Позже правительство Литвы официально обвинило группу «А» в гибели ряда протестующих, которые якобы были расстреляны, и эту же версию отстаивал журналист Игорь Бунич в статье «Кейс Президента». Оперативники всячески отрицали факт применения огнестрельного оружия, утверждая, что в ту ночь стреляли только протестующие и что Бунич допустил ряд грубых фактических ошибок в публикации[104].

«Альфа» и ГКЧП[править | править код]

Одной из последних операций против преступников стал случай 7 июня 1991 года, когда вооружённый ножом преступник захватил в экскурсионном автобусе «Икарус», выехавшем с «Площади трёх вокзалов», 7-летнюю Машу Пономаренко. Все события разворачивались на Васильевском спуске: в переговорах с преступником принял участие депутат А. Г. Тулеев. В результате операции, которой руководил заместитель командира группы «А» В. Н. Зайцев, преступника удалось обезвредить[7]. Однако, по словам полковника ГРУ и перебежчика Станислава Лунёва[en], к тому времени группа «А» уже не была настолько сильной: её морально раздавило ввязывание в политическую борьбу между Горбачёвым и Ельциным[105].

Последней за время существования СССР операцией с участием «Альфы» стали события августа 1991 года[32]. В ночь с 18 на 19 августа в 4 часа утра председатель КГБ СССР В. А. Крючков отдал приказ сотрудникам группы «А» и лично командиру В. Ф. Карпухину: выдвинуться в подмосковный посёлок Архангельское-2 и усилить при необходимости посты охраны. На даче находились Президент России Б. Н. Ельцин и лица из его окружения (в том числе Р. И. Хасбулатов, И. С. Силаев, А. В. Руцкой, М. И. Полторанин, А. А. Собчак и Ю. М. Лужков): ожидалось, что группа «А» арестует их всех, причём Собчак говорил, что эту операцию мог провести взвод любого подразделения спецназа СССР[48]. Карпухин собрал около 60 человек и выдвинулся в пункт назначения, остановившись в трёх километрах от посёлка и ожидая команды на штурм[48]. Несмотря на то, что Карпухин знал о каждом шаге Ельцина и мог осуществить захват где угодно и при каких угодно обстоятельствах, операцию в итоге так и не провели: приказ об аресте Ельцина не поступил, и утром автомобили с Ельциным и его спутниками беспрепятственно покинули дачу[106][107]. По словам начальника службы безопасности Ельцина А. В. Коржакова, группу публично по рации отчитывал Карпухин за невыполнение приказа, а Коржаков, узнав о миссии оперативников и об их решении от своего подчинённого Александра Кулеша, приказал всех накормить досыта; оперативник «Альфы» С. А. Гончаров отрицал, что Карпухин кричал о невыполнении приказа, так как образованный перед операцией Государственный комитет по чрезвычайному положению, намеревавшийся не допустить подписание договора об образовании Союза Суверенных Государств, не давал прямых распоряжений об аресте Ельцина[48].

Утром 20 августа состоялось совещание начальников всех управлений КГБ, которое возглавлял генерал-полковник Г. Е. Агеев, заместитель председателя КГБ СССР. На совещании прозвучал приказ вместе с частями Советской армии, КГБ СССР и МВД СССР осуществить штурм здания российского парламента (Белого дома) и интернировать правительство России и Президента России в специально оборудованные точки под Москвой. Командиру «Альфы» были также приданы все остальные спецподразделения КГБ и МВД (в том числе группа «Вымпел») и силы МВД СССР (московский ОМОН и дивизия ОМСДОН). Все приказы были отданы устно, следующий сбор должен был пройти в 14 часов в Министерстве обороны[108][48]. Военные, выполняя распоряжение руководства, осуществляли предварительно рекогносцировку вокруг Белого дома, который планировалось обстрелять для устрашения с воздуха, а затем пойти на штурм[12]; десантников планировали разместить в районе американского посольства, МВД — на Кутузовском проспекте, а «Альфа» — на набережной. МВД должен был оттеснить людей от Белого дома, а «Альфа» взяла бы его штурмом[48], однако взять его без больших человеческих жертв среди гражданского населения было на практике невозможно[109], и был риск того, что силовики могли предстать перед судом за выполнение преступного приказа[48]. В итоге 20 августа на совещании между 14:00 и 15:00 Карпухин заявил, что участвовать в штурме не будет; аналогично отказался выполнять приказ и генерал армии П. С. Грачёв[110]. Все старшие офицеры группы «А» объявили о своём отказе выполнять распоряжение[7][111] за два часа до времени, когда должен был начаться штурм[48].

Деятельность в России[править | править код]

Владимир Путин пожимает руки сотрудникам группы «Альфа» ЦСН ФСБ России во время визита в город Гудермес. 7 февраля 2011 года.

Преобразование структуры[править | править код]

Отказ Карпухина от штурма Белого дома привёл к тому, что после провала ГКЧП и.о. председателя КГБ СССР генерал-лейтенант Л. В. Шебаршин снял Карпухина с должности командира группы «А», назначив вместо него Головатова[112]; попытки Карпухина добиться отмены решения успехом не увенчались, несмотря на личную беседу с новым председателем В. В. Бакатиным[113]. Ельцин, несмотря на выраженную бойцам благодарность за то, что они отказались от выполнения приказа ради сохранения жизней гражданских, даже собирался расформировать группу[12]: 21 декабря 1991 года в газете «Правда» появился отчёт с пресс-конференции о создании единого Министерства безопасности и внутренних дел, в котором утверждалось, что группа «А» прекращает своё существование[113]; пресса же не стеснялась оскорблять «Альфу», называя её «головорезами Крючкова» и припоминая ей гибель гражданских лиц в Вильнюсе, инкриминированную «альфовцам», и попытку ареста Ельцина[114]. Тем не менее, Ельцин не расформировал команду, а ограничился её передислокацией в Кремль[12].

Зайцев и Карпухин пытались с самого начала добиться закрепления юридического статуса за «Альфой», и даже существовало положение о группе антитеррора, утвержденное Президентом России; однако многие политики настолько широко трактовали обязанности группы, что она могла стать инструментом в политических играх[114]. В 1992 году «Альфа» и «Вымпел» были введены в состав Главного управления охраны Российской Федерации, созданного на базе Девятого главного управления КГБ СССР, но в 1993 году были выведены из его состава и переданы в ведомство МВД РФ[24]. Летом 1996 года группа «А» вошла в состав Антитеррористического центра ФСБ России[6]. В июне 1997 года Управление «А» было передано в подчинение Департаменту по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ России[17][78]. 8 октября 1998 года группа «А» по инициативе занимавшего тогда пост директора ФСБ В. В. Путина вошла в состав Центра специального назначения Федеральной службы безопасности Российской Федерации на правах одного из четырёх оперативно-боевых управлений[5][17][32]. Процесс объединения завершился к 2000 году[115].

Операции с 1992 по 1999 годы[править | править код]

Северный Кавказ. События октября 1993 года[править | править код]

После распада СССР группа «А» не только продолжила борьбу против террористов-одиночек и против организованной преступности, но и стала заниматься операциями против чеченских сепаратистов на Северном Кавказе. Оперативники группы участвовали в операциях против банд, куда входили бывшие военнослужащие спецназа Вооружённых сил СССР и внутренних войск, а также боксёры, тяжелоатлеты и культуристы. МВД Российской Федерации обращалось к группе «А» в тех ситуациях, когда силами обычной милиции было невозможно справиться с подобными бандами[12]. Также в 1990-е годы группа участвовала в обеспечении безопасности во время визита Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II во время его поездок в Прибалтику, на Западную Украину и на юг России[7]. Из первых примеров участия в борьбе против террористов уже в новой России выделяется следующий. В ночь с 7 на 8 декабря 1992 года самолёт Ил-86 с 347 пассажирами на борту, следовавший рейсом Минеральные Воды — Москва, был захвачен 44-летним жителем Ярославля по фамилии Захарьев[7]. Он требовал организовать встречу с Борисом Ельциным или Александром Руцким, угрожая взорвать самолёт. Самолёт сел в 1:39 по расписанию в аэропорту Внуково, и прибывшие на место оперативники группы «А» задержали захватившего самолёт человека: пострадавших не было, взрывчатку не обнаружили. Как потом выяснилось, некоторое время назад под колёсами поезда погиб 13-летний сын Захарьева, но уголовное дело в ярославской прокуратуре не возбудили, постановив, что имел место несчастный случай; отчаявшийся Захарьев решил привлечь к себе внимание таким образом[116].

Зимой 1992 года группа «Альфа» была направлена в зону осетино-ингушского вооруженного конфликта совместно с сотрудниками «Вымпела» для выполнения оперативных задач, группой в той операции руководил Г. Н. Зайцев[17]. 1 августа 1993 года в пригороде Владикавказа был обстрелян служебный автомобиль «Волга», в котором находились глава временной администрации Северной Осетии и Ингушетии В. П. Поляничко и командир 42-го армейского корпуса генерал-майор А. Г. Корецкий; их охрану обеспечивали оперативники группы «А». В результате нападения погибли Поляничко, Корецкий и ещё один человек — сотрудник группы «А» в составе Главного управления охраны ФСК России, старший лейтенант В. Д. Кравчук. Четверо человек были ранены. Убийство не было раскрыто до сих пор, несмотря на усилия следствия[53][117][118].

Одним из важнейших дней в истории группы стало 4 октября 1993 года, когда группа «А» и группа «В» участвовали в разрешении острейшего политического кризиса, приведшего к массовым акциям протеста и боевым действиям в центре Москвы. Группе за сутки до этого был дан приказ взять штурмом Белый дом, причём некоторыми утверждалось, что в приказе были слова «вести огонь на поражение»[114]. Бойцы «Альфы» отказались от идеи штурмовать и по собственной инициативе вступили в переговоры с руководством Верховного Совета и оппозиции. Переговоры вёл полковник В. И. Келехсаев, убедивший около 1000 защитников Белого дома сложить оружие[119] и обеспечивший эвакуацию людей из горящего здания[7][117]. Тем не менее, большого числа жертв среди гражданских избежать не удалось[120][121]. Также, спасая раненого солдата у стен Белого дома, смертельное ранение получил младший лейтенант Г. Н. Сергеев, которому позже было присвоено звание Героя России посмертно[53]. По воспоминаниям полковника ФСБ Ю. Н. Торшина, он с Геннадием Сергеевым и оперативником Финогеновым выехали на БМП в тыл Белого дома, приняв на борт женщину в милицейской форме в кителе без погон и девочку, которые спасались от стрельбы из соседних домов. Они обнаружили раненого в бедро солдата и попытались его эвакуировать, когда по ним открыли огонь снайперы. Пуля попала Сергееву в левый бок, причём выстрел был сделан не из Белого дома, а одного из соседних домов. Сергеева загрузили в БМП, однако по дороге к автомобилям «скорой помощи» боец скончался от полученного ранения[114]. Группой в той операции руководил Г. Н. Зайцев, которого после октябрьских событий 1993 года чуть не уволили с должности командира (он прослужил до марта 1995 года, когда ушёл в отставку)[15].

Захваты заложников в Ростове-на-Дону и Ставрополье[править | править код]

23 декабря 1993 года в здании ростовской школы № 25 были взяты в заложники 15 старшеклассников и учительница труда. Террористами были четверо людей из банды рецидивиста Мусы Алмамедова по кличке «Казак», который добрался до школы на угнанном автобусе ПАЗ-672 (у самого Алмамедова были ещё три сообщника). Алмамедов потребовал вертолёт Ми-8 для вылета в Иран, угрожая казнить заложников в случае отказа (сам он собирался скрыться в дагестанских горах). Силовики предварительно подготовили маршрут, проходивший через Краснодар, Минеральные Воды, Грозный, Махачкалу и Баку. Отпускать заложников в обмен на взятие сотрудников областного УВД бандиты отказались. Бандитам был передан вертолёт Ми-8 для вылета: в экипаж вошли военные лётчики В. Ф. Степанов и В. А. Падалка. Параллельно к операции по захвату заложников подключилась группа «Альфа»: были задействованы 53 её сотрудника во главе с командиром группы Г. Н. Зайцевым (группа вылетела в Ростов на самолёте Ту-134 и затем следовала за Алмамедовым на Ан-12 и ещё одном вертолёте)[7]. Когда вертолёт прибыл в Краснодар, бандиты выдвинули новое требование — 10 миллионов долларов, угрожая взорвать Невинномысский технологический комбинат. Усилиями Валентины Петренко удалось освободить несколько заложников и передать сумму денег, но Алмамедов настаивал на вылете вертолёта в сторону Хасавюрта. В какой-то момент на борту завязалась потасовка между Падалкой и Алмамедовым: лётчик предотвратил столкновение вертолёта с топливозаправщиком. Вечером 27 декабря Алмамедов и его сообщники освободили всех заложников и поднялись в воздух[7], а Падалка убедил оперативников не проводить штурм вертолёта[122]. Лётчики, рискуя жизнью, высадились на севере Махачкалы, успев сообщить группе «А» о местонахождении бандитов и о находящихся на борту деньгах в размере 500 тысяч долларов США. Мусу Алмамедова и его двоюродного брата Рафика арестовали на месте сотрудники МВД Дагестана и группы «Альфа»[7], а Руслан Калмыкаев и Алискер Пириев скрылись с места преступления и были пойманы уже намного позже. Никто из заложников не пострадал[122].

Ещё один случай захвата заложников произошёл 26 мая 1994 года в районе посёлка Кинжал (Ставропольский край)[32], когда четверо вооружённых чеченцев во главе с Магометом Бициевым захватили рейсовый автобус Владикавказ — Ставрополь и взяли в заложники 36 человек: 33 пассажиров автобуса и 3 подростков, взятых по дороге. Среди находившихся в автобусе заложников были школьники, их родители и учителя. Террористы выдвинули свои требования: дозаправленный вертолёт без экипажа, оружие и 10 миллионов долларов[123][124]. Для освобождения заложников в Минеральные Воды из Москвы вылетела группа «А» во главе с командиром Г. Н. Зайцевым, аналогично к операции подключилось и краснодарское отделение «Альфы». Вечером в Минводы самолётами было доставлено 64 спецназовца, руководство операцией осуществлял командующий внутренними войсками МВД генерал-полковник А. С. Куликов. 27 мая вертолёт поднялся в воздух и взял курс на Ичкерию, за ним последовали шесть вертолётов с 38 бойцами «Альфы», 24 сотрудниками ГУОП МВД и 20 военнослужащими спецназа ВВ на бортах. В результате нехватки горючего оперативниками была совершена вынужденная посадка в районе селения Бачи-Юрт. Бойцы под командованием офицера «Альфы» подполковника А. Е. Старикова начали преследование при воздушной поддержке, обезвредив всех боевиков через час. Один человек скрылся, забрав два автомата и 47400 долларов, но через год был арестован и осуждён[7].

Теракт в Будёновске[править | править код]

В 1994 году в Моздоке «Альфа» выполняла ряд оперативных задач, среди которых была охрана спецпоезда с находившимся в нём министром обороны Павлом Грачёвым и главой МВД РФ Виктором Ериным. Старшие группы в операции — А. Н. Савельев и Ю. Г. Дёмин[17]. С 1995 по 1996 годы её сотрудники участвовали в боевых действиях в Чеченской Республике Ичкерия (в том числе в Грозном) в качестве мобильных групп антитеррора (ночное усиление). Среди их миссий были охрана Дома правительства и здания УФСБ в чеченской столице; охрана секретаря Совета безопасности РФ О. И. Лобова, находившегося в зоне боевых действий; захват боевиков ЧРИ, сопровождение колонн с ЗАС, боеприпасами и продовольствием[7]. Так, пять оперативников организовали безопасный проход одной военной колонны на протяжении 200 километров через сёла, где могли скрываться члены формирований ЧРИ. Оперативники нередко предугадывали действия чеченских сепаратистов: в одном из отчётов утверждалось, что в случае начала активных боевых действий в Грозном боевики предпримут опытки изоляции важнейших правительственных объектов[91].

Одним из самых тяжёлых и драматичных событий для «Альфы» стал теракт в Будённовске. 14 июня 1995 года в Будённовск на двух автомобилях «КамАЗ» ворвалась группа чеченских боевиков численностью около 200 человек во главе с Шамилем Басаевым[125], захватившая городскую больницу с медицинским персоналом и пациентами (всего около 2 тысяч человек)[32]. Террористы потребовали от российских властей немедленно прекратить боевые действия в Чечне и начать переговоры с президентом Чеченской Республики Ичкерия Джохаром Дудаевым. Для устрашения Басаев объявил, что казнит пять человек, а затем будет расстреливать по 10 человек каждые полчаса, пока не будут выполнены требования боевиков[125]. Утром 17 июня в исключительно тяжёлых условиях сотрудники «Альфы» при поддержке отряда «Вега» предприняли штурм больницы: старшим группы был генерал-лейтенант А. В. Гусев[7]. Ожидалось, что помощь будет оказывать подразделение внутренних дел «Витязь», которое должно было доставить 14 или 15 единиц бронетехники со станковыми пулемётами для подавления огневых точек в здании, поскольку с помощью ручного стрелкового оружия это было невозможно выполнить. Штурм шёл примерно с 5 часов утра, но не увенчался успехом. В распоряжении «Альфы» оказалось всего три единицы бронетехники, которые появились в разгар штурма, но были сожжены. Боевики прикрывались заложниками, выставляя их у окон, и обстреливали наступавших солдат из автоматов, пулемётов и гранатомётов из-за спин заложников[117], что не давало оперативникам возможности продвигаться вперёд и применять тяжёлое оружие. На протяжении более двух часов штурмующие находились под плотным огнём и не могли наступать, неся потери в живой силе и технике[125].

Вследствие провала штурма российские власти вынуждены были пойти на переговоры[125]. Басаев связался по мобильному телефону с 1-м Председателем Правительства Российской Федерации Виктором Черномырдиным и добился обеспечения коридора для своих людей в обмен на освобождение заложников: сначала были освобождены роженицы и матери с грудными детьми (по некоторым данным, у боевиков к тому моменту заканчивались боеприпасы)[126], а потом все остальные[127]. Две штурмовые группы бойцов «Альфы», которые прорвались в здание больницы и завязали там бой, получили приказ отступить[125]. Захватив с собой 123 заложника, боевики погрузились в автобусы и колонной направились в сторону Чечни, освободив всех недалеко от горного селения Зандак. В результате акции чеченских боевиков в Будённовске погибло 129 мирных граждан, 18 работников милиции, 18 военнослужащих (включая трёх сотрудников «Альфы» — майора В. В. Соловова, лейтенантов Д. В. Рябинкина и Д. Ю. Бурдяева)[128][53]. Среди казнённых боевиками во время теракта заложников были и мирные жители, и находившиеся на лечении в больнице раненые лётчики. 415 человек получили ранения различной степени тяжести. 22 июня в Клубе имени Дзержинского на Лубянке состоялось прощание с погибшими офицерами «Альфы»[125].

Захват заложников в Будённовске стал одним из наиболее шокирующих эпизодов Первой чеченской войны, а командир группы «Альфа» Александр Гусев утверждал, что решение группы об отказе от штурма было единственным способом спасти жизни людей[125]. Участвовавший в штурме офицер «Альфы» Константин Никитин утверждал, что в случае выхода оперативников на второй этаж была бы слишком высокая вероятность гибели заложников от пуль бойцов группы «А»[129]:

Допустим, что «Ашники» всё же вошли бы в больницу и вышли на второй этаж. Трудно даже предположить, как бы они выполняли задачу дальше, когда пространство между террористами и бойцами группы антитеррора забито заложниками. От чьих пуль больше бы пострадали они, и что бы началось, какая паника и сумятица в этой мясорубке?

Президент союза «Офицеры группы „Альфа“» Алексей Филатов, бывший пулемётчиком группы во время штурма, в интервью «Московскому комсомольцу» заявил, что в случае доведения боя до конца группа потеряла бы около 70 % бойцов, половина заложников погибла бы от пуль оперативников, а другая половина была бы взорвана террористами вместе со зданием. Об этих возможных последствиях штурма члены штаба «Альфы» в Будённовске постоянно докладывали политическому руководству России, однако президент России Борис Ельцин настоял на силовом решении конфликта и штурме больницы[126].

Освобождения заложников в Махачкале и на Васильевском спуске[править | править код]

В 1995 году «Альфа» участвовала ещё в нескольких операциях по обезвреживанию преступников. В августе ими была задержана группа лиц, которая занималась перепродажей огнестрельного оружия, поступавшего из Северной Осетии в столицу[17]. 20 сентября 1995 года им пришлось обезвреживать группу бандитов, которые после проверки документов захватили на махачкалинском автовокзале пассажирский автобус[130], который направлялся в Нальчик. Некоторое время спустя террористы выпустили из автобуса одну женщину, которая сообщила, что под залогом находятся девять мужчин, семь женщин и двое детей. Террористы, удерживавшие заложников, были обезврежены бойцами группы «А»[131]. Старшим в операции был командир группы, генерал-лейтенант А. В. Гусев[7].

14 октября 1995 года на Васильевском спуске в нескольких метрах от Кремля 34-летний предприниматель Виктор Сургай, вооружённый пистолетом ПМ и взрывным устройством, проник в автобус «Мерседес» с 25 южнокорейскими туристами и захватил их в заложники. Он потребовал 10 миллионов долларов США и самолёт, не указав конечный пункт вылета и пригрозив взорвать автобус в случае отказа (при этом он намекал, что собирается лететь на Кавказ и выпрыгнуть из самолёта с парашютом)[132]. С преступником велись длительные переговоры, в которых участвовал мэр Москвы Ю. М. Лужков, в то время как группа «А» под руководством командира, генерал-лейтенанта А. В. Гусева, вела разведку и намечала варианты действий, обеспечив снайперское прикрытие[133]. В ходе переговоров Сургай отпустил всех удерживаемых женщин и трёх мужчин, снизив выкуп до миллиона долларов[133], однако проявлял крайнюю осторожность, что не давало оперативникам подготовиться к штурму[91]. Получив 470 тысяч долларов, он потребовал ему предоставить оставшуюся сумму, легковую машину без водителя и право выезда в любой столичный аэропорт[133]. В 22:38 по команде руководителя операции директора ФСБ М. И. Барсукова начался штурм автобуса[51] силами групп Ю. Н. Торшина и В. Н. Демидкина: после того, как были разбиты стёкла, Сургай открыл огонь из пистолета и получил смертельное ранение в результате выстрела снайпера[133]. В ходе штурма никто из заложников не пострадал[7][134].

Теракт в Первомайском[править | править код]

9 января 1996 года несколько отрядов боевиков ЧРИ под командованием Салмана Радуева, Хункар-Паши Исрапилова и Турпал-Али Атгериева совершили вооружённый налёт на находившийся рядом с административной границей Чечни город Кизляр в Дагестане[32]. Ими были атакованы аэродром и военный городок батальона внутренних войск МВД. В результате атаки были уничтожены два вертолёта Ми-8 и топливозаправщик российских войск, но захватить аэродром не удалось; позже боевики захватили в городе больницу, роддом и 9-этажный дом, согнав туда гражданских и взяв их в заложников. Руководство ФСБ и МВД приняло решение освободить заложников силой, без ведения переговоров, направив в Дагестан группы «А» и «В», а также отряды специального назначения МВД РФ и МО РФ. Дагестанские власти позволили Радуеву и его людям выехать на автобусах в Чечню — в обмен на это террористы отпустили большую часть заложников, оставив некоторых в качестве живого щита. Ожидалось, что спецназ перехватит автобусы по дороге в Чечню, однако планы были скорректированы после того, как автобусы выехали раньше срока. Радуев прибыл в село Первомайское, которое и окружили затем федеральные войска. 15 января российские войска начали штурм села с применением артиллерии и вертолётов: поводом стали перехваченные радиопереговоры между Радуевым и Дудаевым, в которых утверждалось о расстреле заложников. Ожидалось, что после артобстрела боевиков загонят в дома, а под прикрытием дымовой завесы в сего войдут бойцы групп «А» и «В», но боевики ответили плотным огнём из окопов, не подпустив близко федеральные войска[135].

В Первомайском бойцы группы «А» (старший — командир «Альфы» генерал-лейтенант А. В. Гусев), которая при штурме села находилась в резерве[78], вместе с «Витязем» проводили разведку боем на юго-восточной окраине посёлка, выявляли и подавляли огневые точки противника, осуществляли огневое прикрытие подразделений МВД, оказывали медицинскую помощь и эвакуировали раненых с поля боя[7]. Вечером 17 января состоялся последний штурм, в ходе которого штурмовые группы решили отойти от села, чтобы выкурить боевиков, которые попытались бы прорвать окружение. Чеченцы перешли в контратаку: их попытались уничтожить в открытой степи, однако как минимум от 15 до 20 боевиков удалось выйти из окружения. По итогам операции из находившихся в селе 116 заложников были освобождены 82 (13 человек погибли); в Первомайском были уничтожены 153 боевика и 30 захвачены в плен, а в самом Кизляре были убиты ещё 30 человек[135]. Сама группировка федеральных войск потеряла 26 убитыми и 95 ранеными: серьёзные потери понесли отряд «Витязь», а также СОБР и ОМОН, попавшие под огонь своих[135]. Из личного состава группы «А» во время штурма погиб майор В. М. Воронцов[53], а ещё два сотрудника «Альфы» — майор А. В. Киселев и майор Д. В. Голиков[128] — уже после окончания штурма были убиты случайным выстрелом из пушки БМП[117].

С 11 по 28 августа 1996 года группа «Альфа» участвовала в боях в Грозном, сражаясь за комплекс административных зданий, в том числе за здание Управления ФСБ и общежития ФСБ. Чеченские сепаратисты нанесли мощный удар, взяв здание общежития ФСБ и выбив оттуда бойцов группы «В», потерявшей 15 человек убитыми[91]. Оборону здания Управления ФСБ держал сводный отряд, куда входили 21 сотрудник группы «А», 14 бойцов Краснодарской «Альфы» и работники УФСБ. Старший — А. В. Михайлов[17]; группа «А» потерь убитыми не понесла[91].

Освобождение заложников в Майкопе[править | править код]

29 мая 1997 года оперативники УФСБ по Адыгее предприняли попытку арестовать криминального авторитета Аслана «Безрукого» Атажахова, чья банда орудовала в Адыгее и помогала полевым командирам Чеченской Республики Ичкерия. Сотрудники 13-го отдела группы «А» УФСБ России по Краснодарскому краю (краснодарский региональный отдел «Альфы») разработали план по захвату Атажахова в доме 383/2 по улице Пионерской в Майкопе, где он постоянно проживал. Атажахова силовики задержали без особого сопротивления, намереваясь затем обыскать его квартиру с целью изъятия оружия и иных доказательств его связей с преступным подпольем. Однако около получаса силовики не могли достучаться, а позже выяснилось, что его племянник и сообщник Азамат Тхитлянов, воевавший в Чечне на стороне сепаратистов захватил квартиру, взяв в заложники супругу Аслана — гражданку Шовгенову — и двоих детей Атажахова[136][137].

Оперативники пошли на штурм квартиры. Сотрудник «Альфы» прапорщик А. В. Дёмин открыл основную дверь, выломал вторую, однако после эттого по нему открыл огонь Тхитлянов. Дёмин принял все пули на свой бронежилет, упав на лестничную площадку, а затем Тхитлянов бросил взведённую гранату. Дёмин накрыл гранату, спасая сослуживцев от гибели, но и сам погиб[117][137][138]. Ещё один сотрудник УФСБ России по Республике Адыгея Сергей Садовничий получил тяжёлые ранения, от последствий которых скончался через два месяца. Ещё два оперативника — Владимир Зайцев и Инвербий Джаримок — также были ранены, но выжили. После перестрелки с Дёминым Тхитлянов объявил жену Атажахова и их детей заложниками, потребовав в обмен на их жизни освободить Атажахова и предоставить оружие и автобус для выезда в Чечню, угрожая в случае взорвать дом. Весь квартал Майкопа был оцеплен, всех жильцов дома эвакуировали. Атажахов, узнав о случившемся, потребовал от силовиков любой ценой вернуть ему сына[136][137].

Переговоры с Тхитляновым вёл по телефону начальник отдела по борьбе с террористом УФСБ по республике подполковник Леонид Михалюк. Тхитлянов для устрашения обстреливал окрестности из автомата; позже было установлено, что он находился в наркотическом опьянении. Спустя 12 часов после начала переговоров Тхитлянов вынужден был сдаться, выбросив с балкона автомат, пистолет и чеку одной из гранат. Тхитлянова задержали, изъяв у него фальшивый паспорт, наркотики и ещё две боевые гранаты. Он был приговорён судом к пожизненному лишению свободы, а Атажахов получил 5 лет тюрьмы. Погибших Александра Дёмина и Сергея Садовничего наградили орденами Мужества посмертно; в память о событиях на здании дома была установлена мемориальная доска в память о Садовничем и Дёмине[136][137].

Захват заложника у посольства Швеции[править | править код]

10 декабря 1997 года в московском аэропорту «Шереметьево-1» был арестован Геннадий Тодиков, который угрожал взорвать самолет Ил-62М, следовавший по маршруту Магадан — Норильск — Москва[17][139]. В операции участвовал полковник группы «А» А. Н. Савельев[140]. Через 9 дней Савельев стал фигурантом ещё одной операции: вечером 19 декабря начальник штаба Департамента по борьбе с терроризмом генерал-лейтенант Д. М. Герасимов получил сообщение об очередном захвате заложников. В 18:50 того дня на автостоянке около здания посольства Швеции (дом 60 по улице Мосфильмовской) неизвестный в маске, вооружённый пистолетом ПМ и гранатой Ф-1, захватил торгового представителя Швеции Яна-Улофа Нюстрема (швед. Jan Olof Nyström) и его жену, находившихся в автомобиле Volvo 340 (позже жена была отпущена). Террористом оказался дважды судимый С. В. Кобяков[140], представившийся изначально как Андрей (подозревалось, что при нём находился фальшивый паспорт)[141]. Он потребовал 3 миллиона долларов США и самолёт. Сообщение пришло в 20:02, а уже через несколько минут «Альфу» подняли по тревоге — 2-й отдел управления прибыл к месту заложника в 20:40. На место происшествия прибыли начальник управления А. В. Гусев, первый заместитель начальника управления А. И. Мирошниченко и заместитель начальника управления полковник А. Н. Савельев. Несмотря на подготовку снайперов, Д. М. Герасимов и А. Н. Савельев вели переговоры с Кобяковым, пытаясь убедить его отпустить шведа[51]. В итоге в 23:00 Савельев предложил себя в заложники, и Кобяков согласился, немедленно отпустив Нюстрёма (он не пострадал)[32].

В дальнейших переговорах участвовали директор ФСБ Н. Д. Ковалёв и посол Швеции в России Свен Хирдман[142]. «Альфа» же продолжала разрабатывать планы нейтрализации преступника: прорабатывались планы о доставке его в аэропорт Внуково или Шереметьево с последующим задержанием. Савельеву, который всё это время был привязан верёвкой за горло к подголовнику сиденья машины, после полуночи стало плохо: он перенёс острый сердечный приступ, о чём стало известно оперативникам. Они приготовились в случае отрыва заложника от преступника открыть огонь на поражение, хотя Кобяков становился с каждой минутой всё агрессивнее, даже потребовав чай с коньяком[140]. В 00:50 после того, как Савельеву сделали инъекцию, Кобяков потребовал обменять Савельева на сотрудника ФСБ и корреспондента. В итоге в 1:04 было принято решение взять автомобиль штурмом: в ходе возникшей перестрелки Кобяков был убит, выронив гранату, которая чудом не взорвалась. Савельева, находившегося в состоянии клинической смерти, срочно доставили в 64-ю городскую больницу[51]. Несмотря на все усилия врачей, Савельева спасти не удалось[7]. 22 декабря 1997 года посмертно начальник штаба группы «Альфа» полковник Анатолий Николаевич Савельев удостоен звания Героя России[53].

По сообщению директора ФСБ Николая Ковалёва, шведское посольство согласилось с силовым разрешением ситуации; посол Швеции Свен Хирдман и премьер-министр Виктор Черномырдин заявили, что правительства обеих стран помогут семье погибшего Савельева[143]. Однако некоторые журналисты (в особенности съёмочная группа программы «Независимое расследование» телеканала НТВ) пытались отстоять версию о том, что причиной смерти Савельева стало огнестрельное ранение, а не сердечный приступ: газета «КоммерсантЪ» утверждала, что в Савельева попали четыре пули (одна в поясницу и три в ноги), а позже ссылалась на врачей 64-й горбольницы, которые говорили об одном попадании в грудь и одном в шею[140]. В действительности во время перестрелки он получил одно ранение в бедро от срикошетившей пули, которое, по заключениям врачей, не могло привести к его смерти[51]. Официально кардиолог медицинского управления ФСБ Владимир Дощилин и судмедэсперт Эдуард Ермоленко заявили на пресс-конференции, что смерть их сотрудника наступила от сердечной недостаточности[140]. Командир группы Г. Н. Зайцев выразил порицание подобным попыткам журналистов исказить картину событий, а вдова Савельева и вовсе отказалась общаться с журналистами[51].

Деятельность с 2000 года[править | править код]

Участие в сражениях Второй чеченской войны[править | править код]

Бойцы Управления «А» ЦСН ФСБ России

Осенью 1999 года в Дагестан вторглись исламские боевики, и для предотвращения дальнейших действий с их стороны в республику были направлены бойцы «Альфы». В том же году «Альфа» вступила в бои в Чечне против сил Чеченской Республики Ичкерия и иностранных исламских наёмников, которые шли в рамках начавшейся Второй чеченской войны[32]. Параллельно в январе 2000 года в Иерусалиме оперативники входили в состав сил, охранявших Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II, который посетил Иерусалим по случаю 2000-летия Рождества Христова[17].

В марте 2000 года «Альфа» участвовала в нескольких важнейших операциях в Чечне. С 5 по 20 марта 2000 года в селе Комсомольское Урус-Мартановского района велись бои против вооружённой группы Руслана Гелаева: в ходе боёв на юго-западной окраине Комсомольского снайперская группа «Альфы», подошедшая с КП «Запад», помогла ликвидировать чеченских снайперов, которые не позволяли пополнить боеприпасы экипажам танков[144]. В составе группы снайперов присутствовал в качестве наблюдателя майор А. В. Перов[145]. 13 марта в посёлке Новогрозненский оперативно-боевая группа Центра специального назначения ФСБ, куда входили и бойцы «Альфы», используя тщательную маскировку участников[138], схватила «генерала армии Джохара Дудаева»[146], полевого командира Салмана Радуева[147]. В тот день Радуева пригласили на встречу в посёлок с земляком, который обещал одолжить ему 7 миллионов долларов, припрятанных в некоем тайнике, и он прибыл на встречу с охранником и казначеем, однако всех обезвредили усыпляющими инъекциями[146], а сам Радуев очнулся уже в самолёте спецслужб[148].

  • 30 марта 2000 года — пос. Ведено, Чечня. Разведгруппа ЦСН ФСБ проводила операцию по розыску убийц сотрудников Пермского ОМОНа, когда три оперативника подорвались на управляемом фугасе[149]. Среди жертв — капитан управления «А» Н. Н. Щекочихин, участвовавший в операции по захвате Радуева (был награждён за операцию медалью «За отвагу»). Посмертно Щекочихина наградили орденом Мужества[53][117].
  • 21 сентября 2000 года — пос. Лазаревское, Краснодарский край. Освобождение строителей гостиницы, захваченных С. Хугаевым и И. Савченко[17].
  • 19—22 июня 2001 года — станица Ермоловская (Алхан-Кала), Чечня. Сотрудники «Альфы» участвовали в полномасштабной специальной операции по уничтожению группировки полевого командира ЧРИ Арби Бараева (кличка «Эмир Тарзан»), прославившегося серией похищения людей и участии в работорговле в ЧРИ. В операции были задействованы сотрудники ЦСН, разведчики из 46-й бригады внутренних войск МВД, подразделения Министерства обороны. Схрон, в котором находился Бараев, вечером 21 июня обнаружили бойцы отряда «Русь»: в ходе короткого и упорного боя Бараев и его сообщники были уничтожены, но при этом погиб рядовой Е. В. Золотухин (посмертно удостоен звания Героя России)[7].
  • 11 июля 2001 года — село Майртуп Курчалоевского района, Чечня. Уничтожение полевого командира Абу Умара (полное имя — Мухаммед Ас-Сайяф) — подручного Хаттаба, руководителя учебного лагеря «Кавказ», организатора взрывов жилых домов в сентябре 1999 года в Москве и Волгодонске. В ходе операции при обыске дома бойцы «Альфы» обнаружили тайный ход, замаскированный за половицей деревянной лестницы, и после открытия хода оттуда ударили автоматные очереди. Сотрудник «Альфы» был ранен, но его товарищи уничтожили засевшего в укрытии Абу Умара. В операции участвовали две группы бойцов отряда «Русь», которые блокировали отступление Абу Умара в горы[7].
  • 31 июля 2001 года — Минеральные Воды. Чеченцем Султан-Саидом Эдиевым захвачен автобус «Икарус», следовавший рейсом Невинномысск — Ставрополь; террорист потребовал освобождение пятерых преступников, осуждённых в 1994 году за захват пассажирского самолёта в Минводах, в обмен на жизни более 30 пассажиров. В ходе штурма автобуса Эдиев был убит, заложники не пострадали. При обыске на теле Эдиева обнаружили стакан с боевой гранатой Ф-1 с выдернутой чекой, вставленной запалом вниз; ряд проводов, шедших к поясу на животе, и 1,5 кг литого тротила. Старшие в операции — начальник Управления «А» В. Г. Андреев[7] и А. И. Мирошниченко[17].
  • 12 февраля 2002 года — Старые Атаги, Чечня. В районе данного села во время разведки завязался бой против банды Хизира Хачукаева, насчитывавшей от 16 до 50 человек. Погибли двое оперативников «Альфы»[128] — майор М. П. Марченко и майор Б. Б. Курдибанский[53]; ещё двое офицеров были ранены и попали в плен[117].

Теракт на Дубровке[править | править код]

  • 23—26 октября 2002 года — Москва, Театральный центр на Дубровке[32]. Группа террористов во главе с Мовсаром Бараевым, собравшись в Москве, взяла в заложники до 800 зрителей мюзикла «Норд-Ост», актёров и работников Театрального центра на Дубровке. Бараев и его люди потребовали прекратить боевые действия в Чечне, угрожая взорвать здание с помощью размещённых в зале мощных взрывных устройств и поясов смертников, скрытых на телах нескольких женщин. В ходе предварительных действий сотрудники ФСБ добились освобождения нескольких десятков человек из числа заложников, однако от рук террористов в зале погибли несколько людей. Силами Центра специального назначения ФСБ был предпринят штурм: с момента штурма и до захвата шахидок, сопровождавших Бараева, прошло около 15—18 секунд[150]. В результате операции был уничтожен 41 террорист (в том числе главарь группы Мовсар Бараев), все террористки-смертницы были убиты выстрелами в голову с близкого расстояния[151]. Освобождено более 750 заложников (из них 60 иностранцев), но 120 человек спасти не удалось[7]. Для нейтрализации шахидок использовался усыпляющий газ, однако целесообразность его применения в присутствии большого числа заложников оспаривают до сих пор[152].

Ликвидации чеченских «амиров»[править | править код]

В течение 2003 года группа «А» работала в Чечне, занимаясь не только нейтрализацией незаконных вооружённых формирований, но и обнаруживая склады. Так, летом в одном из чеченских сёл группа во главе с майором В. А. Ульяновым обнаружила подозрительный дом, в котором могли скрываться сепаратисты, однако Ульянов предположил, что в доме находился схрон с оружием. Несмотря на то, что за день работы Ульянов не раскопал схрон, последующие группы подтвердили его догадку и обнаружили на большой глубине подпольный склад с оружием и боеприпасами[90]. Осенью того же года состоялась очередная командировка группы «А» в Чечню, которая работала в горах и за время командировки взяла базу чеченских сепаратистов. Утром 8 сентября группа приступила к очередному заданию: в селении Ялхой-Мохк находились два «амира» (главари крупных группировок), которых надо было взять живыми для получения ценной информации, а рядом с селением была база. Оперативники для маскировки переоделись так, чтобы не отличаться от чеченцев. Ночью бойцы добрались до нужных позиций, а через несколько минут появились противники, вооружённые автоматами с подствольными гранатомётами и ручными гранатами. В первой группе работал майор В. А. Ульянов: одного «амира» удалось схватить живым, однако его охрана начала отстреливаться. В ходе перестрелки Ульянов получил тяжёлое ранение, от которого скончался[117]. Второго «амира» захватить живым не удалось: в результате завязавшейся перестрелки он был уничтожен[90]. Посмертно Ульянову было присвоено звание Героя России[17].

8 апреля 2004 года бойцы Управлений «А» и «В» участвовали в спецоперации по поиску и ликвидации Абубакара Висимбаева по кличке «Одноглазый Бакар», который был ближайшим подручным Шамиля Басаева и прошёл обучение диверсионному делу в одном из лагерей Хаттаба. Висимбаев был вербовщиком женщин-смертниц («шахидок»), готовившихся к совершению теракта на Дубровке[153][154], а также был причастен к серии взрывов (теракты на религиозном празднике в селении Илисхан-Юрт и в селе Знаменское, взрывы автобуса с персоналом базы ВВС и на территории военного госпиталя)[155]. Предварительные поиски в Грозном не дали ничего, и обе группы отправились в станицу Шелковская Наурского района, где было одно из убежищ Висимбаева. Когда они вошли в дом, где скрывался «Одноглазый», то при обыске комнат обнаружили двух женщин, ребёнка и молодого мужчину. Сотрудник «Альфы» майор Ю. Н. Данилин, открывая одну из больших комнат, попал под обстрел находившегося в здании боевика, и был тяжело ранен[155]. Ранение Данилина оказалось смертельным, однако Висимбаева удалось уничтожить, а его подручного захватить в плен[117]. Данилину посмертно было присвоено звание Героя России[156][53][7].

Операция по освобождению заложников в Беслане[править | править код]

  • 1—3 сентября 2004 года — Беслан, Северная Осетия[32]. Группа вооружённых боевиков под командованием Руслана Хучбарова по приказу Шамиля Басаева захватила свыше 1100 заложников в здании школы № 1; в первый же день ими были расстреляны более 20 заложников. 3 сентября в 13:05 в здании школы прогремели два мощных взрыва, после чего сотрудники ЦСН пошли на штурм. В ходе многочасовой операции были уничтожены 28 террористов (трое участников захвата, включая одну из смертниц, погибли в период с 1 по 2 сентября[157][158]), один бандит был захвачен живым. Всего жертвами теракта стали 334 человека (в том числе 186 детей), свыше 800 человек получили ранения. Спасая заложников, погибли три сотрудника «Альфы» — майор А. В. Перов (Герой России посмертно), майор В. В. Маляров, прапорщик О. В. Лоськов[53], а также семеро бойцов «Вымпела»[7].

Ликвидация Аслана Масхадова и Абу Хафса[править | править код]

  • 8 марта 2005 года — Толстой-Юрт, Чечня. Ликвидация президента Чеченской Республики Ичкерия Аслана Масхадова. Операция по задержанию Масхадова и его ближайшего окружения планировалась долго и тщательно: благодаря полученной в начале марта 2005 года информации удалось определить адрес убежища Масхадова. В ответ на предложение сдаться боевики ответили категорическим отказом. Оперативно-боевые группы ЦСН обезвредили бандитов, а сам Масхадов был застрелен своим же племянником[159][7].
  • 26 ноября 2006 года — Хасавюрт, Республика Дагестан. Ликвидация Абу Хафса (настоящее имя — Фарис Юсейф Умейрат), представителя «Аль-Каиды», командира иностранных исламских боевиков на Северном Кавказе, финансиста «джихада» в Чечне и сопредельных регионах (вместе с ним уничтожены четверо человек). Силовая фаза операции началась на рассвете с уничтожения снайперами двоих боевиков, занявших оборону в частном доме; позже по воротам был произведён выстрел из гранатомёта, а затем на бронированном КамАЗе во двор дома ворвалась штурмовая группа. В ходе получасового боя все боевики были уничтожены[7].

Деятельность в Дагестане и Сирии[править | править код]

Руководство[править | править код]

Командиры (начальники управления)[править | править код]

Заместители командира (заместители начальника управления)[править | править код]

Начальники штаба[править | править код]

Штаб Управления «А» был создан в 1990-е годы. Его возглавляли:

Структура и состав[править | править код]

Альфа-реверсивные наручи ФСБ

Первоначально штаб группы «А» насчитывал 30 человек[176]. С 10 ноября 1977 численность составляла 52 человека, к концу года выросла до 56 человек, в 1978 году насчитывала 71 человека[15]. К 1980 году её численность превысила 100 человек: по состоянию на 10 января 1980 в группе служили 123 чел., в мае эта цифра превысила 200 человек[15], а с 21 декабря 1981 службу несли 223 чел.[177], что было обусловлено ростом числа террористических актов в мире[15].

С 30 июня 1984 приказом председателя КГБ было сформировано первое региональное подразделение Группы «А» — 7-е отделение в Хабаровске (21 чел)[177], развёрнутое 3 марта 1990 в 7-ю группу[178]. Также были созданы 10-я группа (Киев), 11-я группа (Минск), 12-я группа (Алма-Ата), 13-я группа (Краснодар) и 14-я группы (Свердловск)[179][180][32]. Штат региональной группы составлял 45 чел.[177], хотя до конца все эти группы не были укомплектованы[169]. К 1991 году численность всей группы составляла 500 человек[169]. После распада СССР 10-я, 11-я и 12-я группы достались Украине, Беларуси и Казахстану соответственно и послужили основой для формирования национальных подразделений спецназначения[181][182][183].

В 1998 году после создания Центра специального назначения ФСБ были реорганизованы управления «А» и «В»: были расформированы их штабы и управления, а также подразделения обеспечения; боевые группы были отправлены в Центр. В связи с сокращением расходов личный состав был сокращён почти на треть[184]. Согласно данным 2003—2004 годов, структура Управления «А» включала штаб, пять отделов (один отдел постоянно находился в командировке в Чечне), а также региональные отделы и службы спецназначения. Один отдел насчитывал около 30 человек, на одного офицера боевого отдела приходилось несколько человек из штаба. Местонахождением основной базы ЦСН называлась Балашиха-2 (в/ч № 35690). В Москве (без учёта региональных подразделений в Краснодаре, Екатеринбурге и Хабаровске) служило около 250 человек[184][115].

Награды[править | править код]

Более 500 сотрудников отмечены государственными наградами: из них двум действовавшим на тот момент сотрудникам было присвоено звание Героя Советского Союза, а десяти — звание Героя Российской Федерации[17]:

Три офицера группы «А» получили звание Героя не во время службы в подразделении[17]:

Отбор и подготовка личного состава[править | править код]

В советское время в группу «А» могли попасть исключительно сотрудники КГБ с не только отличной физической подготовкой, но и выдающимися спортивными способностями: среди служивших там были борцы, боксёры, стрелки, лыжники, легкоатлеты, велосипедисты и конькобежцы, которые имели звания чемпионов управления КГБ СССР по Москве (члены спортивного общества «Динамо») и даже чемпионов СССР, а также проявляли высокое мастерство при обращении с оружием и обладали крайне высокой координацией действий[73]. Среди элементов физической подготовки были 10-километровый кросс, матчи в футбол зимой и летом с применением силовых приёмов, тренировки падения с разных высот, прыжки с парашютом[26] и рукопашный бой с применением различных подручных предметов. Тактическая подготовка включала в себя стрельбу в тире[185], учения по ведению огня из всех видов оружия и управление любыми видами транспортных средств[73]. Также проводилось моделирование различных ситуаций и решение задач с участием всех бойцов дежурного подразделения. Для восстановления после нагрузок в конце дня бойцы отправлялись в баню[12].

Помимо этого, в группу принимали только тех сотрудников, у кого было среднее профессиональное или высшее образование[91]: они должны были отличаться умением оперативно мыслить, безошибочно принимать решения и быстро действовать при выполнении указаний[73]. Бойцы «Альфы» тщательно изучали планы зданий советских консульств, посольств, аэропортов и вокзалов, а также структуры железнодорожных вагонов, автобусов и самолётов — наиболее вероятных для захвата террористами объектов[91]. Умение мыслить и оценивать корректно обстановку в разных случаях считалось в группе «А» особенно важным, так как принятие неправильного решения могло обернуться гибелью заложников: так, 8 марта 1988 года при попытке угона Ту-154 семьёй Овечкиных милиция отказалась от задействования сотрудников группы «А» и пошла на штурм, используя только силы ГУВД Ленисполкома и ГОВД Выборга, но штурм обернулся трагедией. Из-за непрофессиональных и непродуманных действий штурмующих групп погибли 9 человек (пять террористов, бортпроводница и трое пассажиров), 19 были ранены (в том числе 2 сотрудника милиции и двое оставшихся террористов), а самолёт Ту-154 сгорел дотла[186]. Особое внимание уделялось психологической подготовке бойцов[187], так как бойцы должны были быть готовы к тому, что в ходе операции могут погибнуть оперативники, если противник будет оказывать вооружённое сопротивление[9].

В настоящее время отбор военнослужащих в ряды «Альфы», как и других подразделений Центра специального назначения ФСБ РФ, осуществляется из курсантов вузов Министерства обороны России или пограничных институтов ФСБ России; также кандидатов могут рекомендовать действующие или бывшие сотрудники подразделений Центра. В группу принимаются лица в возрасте не старше 28 лет[91], в боевые подразделения — не старше 25 лет (исключения для сотрудников других спецподразделений ГРУ или МВД)[150]; рост кандидата должен быть от 175 см и выше[91]. Почти все должности в группе «А» — офицерские, за исключением нескольких должностей прапорщиков, которые являются водителями или инструкторами[188]. К кандидатам в ряды «Альфы» предъявляются исключительно жёсткие требования в плане физически и психологических характеристик[32]: тестирование проходит за один день, в ходе которого кандидаты сдают нормативы по физподготовке и рукопашному бою, схожие с экзаменом на получение крапового берета. После физической подготовки ведётся спецпроверка у психолога, который изучает личность испытуемого, испытания на полиграфе и собеседования с родными и близкими. Если кандидат прошёл успешно все этапы, то он зачисляется на службу в спецподразделение[188]. По ходу службы сотрудники проходят обучение вождению бронетехники, получают альпинистскую и водолазную подготовку[17]. Огромная физическая нагрузка и мобилизация всех сил организма являются характерными для учений и тренировок в составе «Альфы»[9].

В подразделении несли и несут службу женщины. Среди них наиболее известны полковник ФСБ Ольга Спиридонова, кавалер ордена Мужества, и майор Ирина Лобова, участница операций по освобождению заложников на Дубровке и в Беслане[189]. Согласно словам начальника штаба ЦСН ФСБ, женщины оказывали психологическую помощь детям, спасённым во время операции по освобождению заложников на Дубровке[150].

Снаряжение[править | править код]

Большая часть вооружения и экипировки группы «А» — отечественного производства. Среди оружия представлены как стандартное армейское вооружение, так и специализированное, которое разрабатывалось институтами под те или иные задачи[190] — это бесшумные пистолеты, винтовки и автоматы[17], а также различные химические, осветительные и взрывные спецбоеприпасы[191]. Первоначально на вооружении группы состояли автоматы семейства АК всех возможных модификаций, пистолеты Макарова, снайперские винтовки СВД, пистолеты-пулемёты «Скорпион» и разные пулемёты от ручных ПК до станковых КПВ[190]. В одних ситуациях группой «А» используется маскируемое или бесшумное оружие наподобие фонаря-электрошокера или стреляющих ножей типа НРС[91], в других — оружие нелетального воздействия от газовых пистолетов или газовых баллончиков до электрошокеров. На первых порах газовое оружие закупалось для нужд группы за рубежом и испытывалось на добровольцах из числа сотрудников для проверки эффектов и выработки соответствующих рекомендаций по применению[191]. Среди разработанных специальных образцов оружия был так называемый «газовый багор» — сочетание багора, который не позволял захлопнуть дверь в самолёт, и газового оружия, которое при необходимости могло бы вывести из строя захвативших самолёт террористов[9].

В СССР также разрабатывались экспериментальные автомобили, которые можно было бы передать террористам во время ведения переговоров формально для выполнения их же требований, но в которые можно было бы пустить усыпляющий газ, нейтрализующий террористов и позволяющий освободить заложников; однако эта идея не прижилась в связи с тем, что не было гарантии, что при потере водителем сознания не произойдёт ДТП[9]. В советское время для связи между оперативниками использовались мультитоны — небольшие сигнальные устройства, которые использовали врачи скорой помощи и по которым бойцам предварительно сообщали о сборе группы[12]. На случай срочного выезда у каждого члена группы был так называемый «тревожный чемодан», где хранилось всё необходимое для командировки[91]. Для оповещения бойцов о тревоге и полной боевой готовности на базах подготовки устанавливалась светозвуковая сигнализация «Тесла»[20].

Из защитного снаряжения выделялись немецкие каски европейских спецподразделений (массой до 12 кг) с гарнитурой и триплексом, выдерживавшие серьёзные попадания, и титановые бронежилеты, разрабатывавшиеся с расчётом не только на выдерживание попаданий от пуль, но и на возможность сотрудником рассмотреть потенциальное самодельное взрывное устройство и нейтрализовать его[191]. Хотя качество бронежилетов часто оставляло желать лучшего[12], от западных бронежилетов, которые были легче и удобнее, оперативники отказались, поскольку те пробивались первым же выстрелом из оружия типа АКМ; отечественные бронежилеты, будучи более тяжёлыми, являлись и более надёжными[9]. Группой «А» у личного состава ВВС была заимствована и форма как наиболее удобная и функциональная: комбинезоны лётных техников, кожаные куртки и сапоги[190]. В настоящее время сотрудники используют пуленепробиваемые шлемы типа «сфера» с забралом и устройством индивидуальной связи, бронежилеты из титана и кевлара[17] и крупные бронещиты, рассчитанные на оперативников ростом от 175 см и выше[91]: подобными бронещитами можно было выбить дверь или стёкла в автомобиле или доме[90].

У некоторых подразделений (горные части и боевые пловцы) присутствуют импортные оружие и экипировка[150]: подобные образцы были и в советское время, однако поскольку кобура и комбинезон сотрудника подгонялась под отечественное вооружение, а запасы импортных патронов были ограниченными, оружие импортного производства применялось не так часто (нередко оно оказывалось в руках «Альфы» в качестве трофеев, захваченных в ходе боёв в Афганистане)[192].

Традиции[править | править код]

Международная ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», образованная 26 октября 1992 года в Москве, является общественной организацией, которая занимается применением навыков оперативников для решения задач общественной жизни: она занимается работой по увековечиванию памяти о погибших оперативниках как группы «А», так и иных управлений Центра специального назначения ФСБ России. Ассоциация имеет свои филиалы и представительства в России и за рубежом. Ассоциация занимается созданием общественных объединений в сфере охранного бизнеса (Российский союз предприятий безопасности, Общероссийский профсоюз работников негосударственных организаций безопасности и др.)[193]. С 2006 года ежегодно сотрудниками отмечается день подразделений специального назначения (24 октября). Также 23 декабря ежегодно отмечается день памяти погибших при исполнении обязанностей сотрудников «Альфы», когда к их могилам возлагаются цветы[184].

Оценка деятельности[править | править код]

Положительная[править | править код]

По мнению ряда западных СМИ, «Альфа» создавалась по образцу западных спецподразделений, занимавшихся не только проведением антитеррористических операций, но и разведывательной деятельностью: среди возможных прототипов фигурировали не только немецкая GSG-9, но и британская SAS, американская «Дельта» (создана по инициативе полковника Армии США Чарльза Бэквита[en] в 1977 году из тех же соображений)[194] и даже боевые группы израильской разведывательной службы Моссад[105]. Однако отмечается, что «Альфа» вышла на сопоставимый с «Дельтой» уровень, не имея возможности объезжать всю страну в поисках потенциальных рекрутов или использовать ЭВМ для сбора всех данных по предполагаемым кандидатам и проведения анализа кандидатур, а также фактически не имея права сотрудничать с кем-либо из зарубежных специалистов[9]. Решение руководства КГБ СССР привлекать любых сотрудников КГБ, имеющих московскую прописку, и опора на отдел кадров позволили разрешить проблемы с набором[195]. Командир группы «А» Р. П. Ивон в шутку называл военнослужащих, первыми попавших в группу, «советскими Джеймсами Бондами с полным отсутствием амурных увлечений»[91].

Действия «Альфы» высоко оценивали российские и зарубежные журналисты, ведшие хронологию крупнейших операций по освобождению заложников[196]. Так, кадры с места происшествия на Васильевском спуске 1995 года транслировались многими российскими и зарубежными телеканалами, вследствие чего в Южной Корее неоднократно звучали слова благодарности в адрес оперативников за спасение всех заложников и предотвращение трагедии[133]. В 1997 году Ян-Улоф Нюстрём, спасённый из рук террориста у шведского посольства, выражал соболезнования родственникам погибшего сотрудника «Альфы» Анатолия Савельева, отметив его личное мужество и даже назвав его в интервью «своим братом», а шведское посольство пообещало усилить меры безопасности после случившегося[197]. В 2004 году в интервью The New York Times действия оперативников «Альфы» в Беслане сравнивались с работой пожарных Нью-Йорка в день террористических атак на ВТЦ, а автор публикаций о вооружённых силах России Роджер Макдермотт отмечал, что даже в самые тяжёлые моменты штурма школы спецназовцы делали всё возможное, чтобы спасти детей[198].

Проведённые «Альфой» операции по освобождению заложников (в том числе из захваченных террористами самолётов и автобусов) могут служить примером использования спецподразделений мира в рамках успешной борьбы с терроризмом: как минимум до 1992 года включительно «Альфа» не имела ни одного провала[199]. В наши дни репутация «Альфы» среди других антитеррористических подразделений стран мира была подтверждена результатами международного соревнования антитеррористических подразделений «Super SWAT International Round-Up 2011[en]» («Super Special weapons and tactics»), прошедшего в американском штате Флорида в 2011 году, по итогам которого оперативники «Альфы» завоевали первое и второе места в двух номинациях, а группа «Альфа» получила звание лучшей международной команды[6][200].

Отрицательная[править | править код]

Серьёзным недостатком «Альфы» на первых порах было отсутствие рычагов и возможностей, которые могли бы помочь оперативникам группы, отправленным в отставку по инвалидности, или родственникам погибших при исполнении обязанностей сотрудников. В случае получения военнослужащим ранения, приводящего его к инвалидности, подразумевалась его отставка и отправление в запас, а государство выплачивало ему относительно небольшую пенсию. Родственники погибшего оперативника также не могли рассчитывать на большую компенсацию или серьёзную материальную помощь. Разрешение этой ситуации частично удалось произвести только начальнику 7-го управления КГБ СССР А. Д. Бесчастнову, который ходатайствовал перед Ю. В. Андроповым за получивших инвалидность бойцов, а также добился повышения оклада некоторым бойцам, отправляющимся в горячие точки, и льготного начисления срока службы (день за полтора)[201].

В 1990-е годы рядом частных изданий в негативном свете освещалась деятельность «Альфы». Так, после событий в Вильнюсе в ночь с 12 на 13 января 1991 года ряд изданий подвергали обструкции группу «А», обвиняя её в гибели 14 гражданских лиц при штурме телебашни[202]. Прокуратура Литвы официально в отношении личного состава возбудило уголовное дело по ст. 88, ч. 2 УК Литовской ССР («Попытка совершения госпереворота»)[203]. Согласно версии литовцев, все 14 человек погибли из-за действий советских воинских частей и подразделений силовиков: оперативники отрицали факт применения огнестрельного оружия в ту ночь. По воспоминаниям сотрудников группы «А», у них были только холостые патроны и взрывпакеты, но об этом знали и протестующие, которые не стеснялись не только стрелять, но и бросать самодельные гранаты в оперативников и драться с применением палок, дубинко и заточек[104]. Участвовавший в операции М. В. Головатов был объявлен Литвой в общеевропейский розыск и арестован в Вене в 2011 году, но позже освобождён австрийскими властями в связи с неясностью предъявленных Литвой обвинений[204]. Решение австрийских властей вызвало возмущение у литовских властей[205], которые отменили сроки давности за преступления против человечности[206]. В 2019 году всех оперативников группы «А» заочно осудили окружным судом Вильнюса: Головатов, в частности, был приговорён к 12 годам лишения свободы[207].

В 1997 году во время освещения захвата заложника у посольства Швеции пресса утверждала, что погибший сотрудник группы «А» Анатолий Савельев скончался не от сердечного приступа, а от полученных огнестрельных ранений, и обвиняла группу в крайнем непрофессионализме и неоказании медицинской помощи соответствующими квалифицированными сотрудниками[140], хотя официальные данные говорили о том, что было всего одно ранение от срикошетившей пули, не являвшееся смертельным[51]. Было возбуждено уголовное дело, однако в 2000 году следственное управление Главной военной прокуратуры сняло все обвинения с сотрудников ФСБ, признав, что все действия оперативников были законными и адекватными в соответствии со сложившейся ситуацией[208].

Ещё одно решение группы — о применении усыпляющего газа в 2002 году во время операции по освобождению заложников на Дубровке — подвергается критике со стороны некоторых родственников погибших заложников: родные и близкие некоторых погибших полагали, что газ стал одним из факторов, повлёкших смерть многих людей, которые уже страдали от обезвоживания и ослабления организма. В декабре 2011 года Европейский суд по правам человека поддержал претензии родственников погибших, заявив о плохой организации действий силовиков, чем и было обусловлено большое число погибших и пострадавших[152]. Также ряд британских военнослужащих Особой воздушной службы и Королевской морской пехоты в 2004 году в интервью The Guardian критиковали действия сотрудников ЦСН ФСБ (в том числе оперативников групп «А» и «В») во время операции по освобождению заложников в Беслане, полагая, что оперативники действовали исключительно по ситуации, без предварительно разработанного плана. Вместе с тем британцы заявили, что в случае присутствия террористов-смертников в здании школы полицейским спецподразделениям других стран также пришлось бы отказаться от традиционной тактики. По их мнению, она не помогла бы бескровно разрешить кризисную ситуацию и спасти всех заложников[105].

В культуре[править | править код]

Легенда об акте мести против «Хезболлы»[править | править код]

В общественности распространена городская легенда об участии группы «Альфа» в освобождении советских дипломатов из шиитского плена. 30 сентября 1985 года шииты из исламской экстремистской организации «Хезболла» похитили четверых советских дипломатов в Бейруте и расстреляли одного из них, Аркадия Каткова, подбросив тело на футбольный стадион и выдвинув ряд требований к советским властям (в том числе в плане прекращения военно-политической поддержки Сирии, занимавшей территорию Ливана). Согласно легенде, в ответ на эти действия группа «Альфа» прибыла в Бейрут, арестовала родственника одного из членов «Хезболлы», после чего над пленным совершили акт членовредительства, отрезав часть тела и отправив её представителям боевиков с угрозами расправы над остальными деятелями партии, если заложники не будут освобождены. После этого, согласно легенде, запуганная угрозами «Хезболла» немедленно освободила оставшихся в живых заложников — Валерия Мырикова, Николая Свирского и Олега Спирина. Первоисточниками этой легенды служат несколько публикаций в прессе начала 1986 года[209][210][211].

Дальнейшие описания событий давались в ряде книг, в том числе в книге сотрудника ЦРУ Роберта Бэра «Идеальное убийство: 21 правило киллера» (англ. The Perfect Kill: 21 laws for assassins) и в книге Мэттью Льюитта «Хезболла: Глобальный след ливанской “Партии Бога”» (англ. Hezbollah: The Global Footprint of Lebanon's Party of God). В разных источниках приводятся разные описания того, что сделали с заложником: согласно Бэру, оперативники расчленили тело заложника и отправили его куски должностному лицу «Хезболлы», отдавшему приказ о похищении[212]. Мэттью Льюитт цитировал другую, наиболее распространённую версию: группа «А» захватила в плен 12 шиитов, один из которых был кастрирован, а затем кастрированному заложнику прострелили голову и запихали гениталии в рот. Его тело отправили лично руководителю «Хезболлы» Имаду Мугнии, к телу прилагалось письмо со списком родственников всех членов «Хезболлы» и предупреждение: «Если советские дипломаты не будут освобождены, все остальные члены “Партии Бога” закончат свою жизнь таким же образом, как этот человек». Также Льюиттом приводилась версия, что члену «Хезболлы» отрезали не то ухо, не то два пальца, отправив отрезанные части тела отдельными посылками по почте родственникам[213].

Однако, по словам полковника Службы внешней разведки Российской Федерации в отставке Юрия Перфильева, являвшегося в 1985 году резидентом советской разведки в Ливане, эта легенда не имеет реальных поводов для основания: СССР не имел ни формальных прав, ни возможностей использовать подразделения в составе Седьмого управления КГБ СССР для освобождения заложников, а слухи о применении спецподразделений были навеяны западными кинобоевиками. Для освобождения всех троих дипломатов СССР направил своего специального представителя, который занимался судьбой заложников[214]. Их отпустили только после долгих переговоров[215], в которые были вовлечены палестинцы, иранцы и шииты, и приёмов давления. Возможным основанием для зарождения легенды стал случай, когда в ходе переговоров кто-то из арабских военизированных группировок расправился с несколькими членами «Хезболлы», внушив им, что эта расправа — дело рук КГБ СССР, чьё руководство решило отомстить за захват дипломатов[216].

Показательные выступления[править | править код]

О физических и тактических возможностях оперативников рождались многочисленные слухи, граничащие с городскими легендами: им приписывали возможности всадить в оконную раму несколько ножей подряд, не задев стекло, или жонглировать гранатами, положив на кончик носа цветок[91]. Отчасти этому способствовали многочисленные показательные выступления бойцов группы в ЦСН в конце 1990-х — начале 2000-х, начиная от показательных стрельб до учебных захватов и штурмовых операций на глазах у высоких гостей[91]. Однако сотрудники сами неоднократно выражали своё негативное отношение к подобным действиям: в 2003 году они направили открытое письмо депутату Юрию Щекчихину, требуя прекратить превращение ЦСН в «эстрадно-цирковой аттракцион»[115].

Художественные фильмы[править | править код]

В 1990 году на экраны вышел кинофильм «Взбесившийся автобус» по мотивам операции по освобождению заложников в Орджоникидзе — первый фильм, в котором в том или ином виде появлялись сотрудники группы «А» (главную роль сотрудника группы «А» Валентина Орлова — собирательный образ — исполнил Ивар Калныньш). Вместе с тем сами действия «Альфы» были показаны крайне скудно, а некоторые детали сюжета фильма противоречили реальным фактам[217].

Компьютерные игры[править | править код]

  • В 2005 году российской компанией MiST Land South были разработаны две пошаговые компьютерные стратегии о спецподразделении «Альфа»: игра «Альфа: Антитеррор» и самостоятельное дополнение к ней «Альфа: Антитеррор. Мужская работа». Рецензенты компьютерных игр отметили крайне высокую реалистичность обеих стратегий, которая при этом значительно усложняла процесс и заставляла игрока испытать на себе все трудности управления спецподразделением и принятия решений в критических ситуациях[218][219].
  • В компьютерной игре 2012 года «Medal of Honor: Warfighter» в режиме мультиплеера группа «Альфа» является одним из подразделений типа Tier 1, доступных игроку в качестве выбора (помимо этого, аналогичный статус носят такие подразделения, как британская Особая воздушная служба, австралийский отряд SASR[en], польский отряд GROM, немецкий отряд KSK и отряд спецназа ВМС США SEAL)[220].
  • В компьютерной игре «Tom Clancy's Rainbow Six Siege» 2015 года, разработанной компанией Ubisoft, присутствует доступный для игры штурмовой отряд «Спецназ» из 4 человек. Прототипом для отряда послужили различные спецподразделения Вооружённых сил РФ и МВД РФ, в том числе и «Альфа»[221][222]. Члены Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» действительно участвовали в консультировании Ubisoft во время разработки и тестирования игры[223].
  • В MMORPG «Калибр» присутствует фракция «Альфа» и четыре её оперативника, которыми можно управлять[224].

Примечания[править | править код]

  1. Элита армий мира. Кто смелостью, кто хитростью.... Правда.Ру. Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 февраля 2019 года.
  2. 1 2 Полковника Курносова назначили и.о. командира "Альфы". РИА Новости (15 июля 2019). Дата обращения: 26 октября 2019. Архивировано 15 июля 2019 года.
  3. 1 2 Управление "А" ЦСН ФСБ России (Группа "Альфа"). Agentura.Ru. Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 11 июня 2009 года.
  4. 1 2 3 4 Геннадий Зайцев. Создатель группы «Альфа». Газета «Спецназ России» (январь 2011). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 20 февраля 2012 года.
  5. 1 2 3 Фёдор Бармин. День рождения группы «А». Газета «Спецназ России» (31 июля 2013). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 1 августа 2014 года.
  6. 1 2 3 4 5 6 «Группа „Альфа“. Люди специального назначения». Документальный фильм, Первый канал (28 июля 2014). Архивировано 3 февраля 2019 года. Дата обращения 3 февраля 2019.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 Евдокимов, 2009.
  8. Олег Ролдугин. Коньячный спецназ. Собеседник (4 августа 2009). Дата обращения: 30 июня 2019.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Болтунов, 2009, Глава 1. Наш командир боевой.
  10. Болтунов, 1992, с. 8.
  11. Mark Hackard. KGB Spetsnaz & World War III (англ.). Espionage History Archive (17 April 2015). Дата обращения: 24 августа 2015.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Меркачёва, 2015.
  13. 1 2 Cox, 2001, p. 59.
  14. 1 2 Болтунов, 1992, с. 9.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Болтунов, 2009, Глава 2. Без права на ошибку.
  16. Болтунов, 1992, с. 10.
  17. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 История группы «А». Официальный сайт Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Дата обращения: 2 мая 2020.
  18. Никто, кроме "Альфы". Аргументы и факты (28 июля 2004). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 февраля 2019 года.
  19. Mark Hackard. KGB Spetsnaz & World War III (англ.). Espionage History Archive. Дата обращения: 24 августа 2015.
  20. 1 2 Как начиналась группа «А» 5-го отдела 7-го Управления КГБ при Совете Министров СССР. Союз ветеранов ЦСН ФСБ России. Дата обращения: 9 января 2021.
  21. 1 2 Болтунов, 1992, с. 16.
  22. 1 2 Болтунов, 1992, с. 14.
  23. Болтунов, 1992, с. 14—16.
  24. 1 2 Jonathan Littell. The Early Yeltsin Years (англ.). Дата обращения: 1 февраля 2008. Архивировано 1 февраля 2008 года.
  25. Филипп Бобков. Как боролся с террором КГБ СССР. Русский биографический институт. Архивировано 7 февраля 2013 года.
  26. 1 2 3 4 5 Болтунов, 1992, с. 23.
  27. Болтунов, 1992, с. 26.
  28. Игорь Кожевин. Скончался самый известный коммунист Латинской Америки. Вести (21 июля 2010). Дата обращения: 20 мая 2020.
  29. Владимир Буковский: "слово обмен не произносили". Русская служба Би-би-си (25 мая 2016). Дата обращения: 20 мая 2020.
  30. Болтунов, 1992, с. 28.
  31. Болтунов, 1992, с. 33.
  32. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Хаустов, 2005, с. 572.
  33. Болтунов, 1992, с. 29—32.
  34. Болтунов, 1992, с. 29.
  35. Болтунов, 1992, с. 30.
  36. 1 2 Болтунов, 1992, с. 31.
  37. Болтунов, 1992, с. 32.
  38. Account Given of Embassy's Fatal Explosion (англ.) // Washington Post. — 1979. — 30 March. — P. 6.
  39. Александр Бондаренко. Геннадий ЗАЙЦЕВ: «Альфа» —— моя судьба. Газета «Красная звезда» (29 июля 2004). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 февраля 2019 года.
  40. Murray Friedman. A Second Exodus: The American Movement to Free Soviet Jews (англ.). — Brandeis, 1999. — P. 177.
  41. Болтунов, 1992, с. 36.
  42. Болтунов, 1992, с. 38—39.
  43. Richelson, 1997, p. 359.
  44. Болтунов, 1992, с. 40—42.
  45. Болтунов, 1992, с. 88.
  46. Болтунов, 1992, с. 53.
  47. How Soviet troops stormed Kabul palace (англ.). BBC (27 December 2009). Дата обращения: 2 мая 2020.
  48. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Болтунов, 2009, Глава 3. Три боя Виктора Карпухина.
  49. Болтунов, 1992, с. 61.
  50. Болтунов, 1992, с. 56.
  51. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Болтунов, 2009, Глава 5. «Последний из могикан» группы «А».
  52. Болтунов, 1992, с. 80.
  53. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Александр Коц. Александр Гусев, бывший командир спецподразделения ФСБ: «Басаева мы могли уничтожить еще в Буденновске». Комсомольская правда (29 июля 2009). Дата обращения: 21 июня 2019.
  54. 1 2 Болтунов, 1992, с. 93.
  55. Болтунов, 1992, с. 92—93.
  56. Болтунов, 1992, с. 106—108.
  57. Болтунов, 1992, с. 109.
  58. Болтунов, 1992, с. 110—111.
  59. Болтунов, 1992, с. 113.
  60. Болтунов, 1992, с. 128—129.
  61. Болтунов, 1992, с. 129.
  62. Болтунов, 1992, с. 124.
  63. Болтунов, 1992, с. 130.
  64. Болтунов, 1992, с. 131.
  65. Болтунов, 1992, с. 132—134.
  66. 1 2 3 Игорь Атаманенко. Гроза шпионов. К сорокалетию образования группы "Альфа". Независимое военное обозрение (25 июля 2014). Дата обращения: 19 июня 2019.
  67. 1 2 3 4 5 Павел Евдокимов. «Гроза шпионов». Спецназ России (28 февраля 2018). Дата обращения: 19 июня 2019.
  68. Mark Hackard. The Downfall of Agent Sphere (англ.). Espionage History Archive (14 August 2015). Дата обращения: 24 августа 2015.
  69. Mark Hackard. Spy Snatchers: KGB Alpha Group (англ.). Espionage History Archive (9 April 2015). Дата обращения: 24 августа 2015.
  70. Валерий Казанский. Агенту Сметанину в ЦРУ не даром дали кличку «Миллион». Наше Время (2007). Дата обращения: 15 октября 2018.
  71. Владимир Зайцев. Охота на шпионов. Спецназ России (1 апреля 2011). Дата обращения: 15 октября 2018.
  72. Болтунов, 1992, с. 134—137.
  73. 1 2 3 4 Болтунов, 1992, с. 18.
  74. Болтунов, 1992, с. 138—140.
  75. Болтунов, 1992, с. 140.
  76. Болтунов, 1992, с. 165—170.
  77. Ольга Егорова. Звёзды Балашова (рус.) // Спецназ России. — 2015. — 25 декабря.
  78. 1 2 3 Cox, 2001, p. 60, 101, 106, 127.
  79. Болтунов, 1992, с. 142—143.
  80. Болтунов, 1992, с. 143.
  81. Болтунов, 1992, с. 144—146.
  82. Болтунов, 1992, с. 148—150.
  83. Болтунов, 1992, с. 151.
  84. Болтунов, 1992, с. 153—156.
  85. Болтунов, 1992, с. 158.
  86. Болтунов, 1992, с. 160—161.
  87. Болтунов, 1992, с. 177.
  88. Болтунов, 1992, с. 178.
  89. Болтунов, 1992, с. 178—179.
  90. 1 2 3 4 Болтунов, 2009, Глава 6. Владимир Ульянов по прозвищу «Ленин».
  91. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Анна Комиссарова. Падение героев. Лента.ру (20 июля 2019). Дата обращения: 28 ноября 2020.
  92. 1 2 Болтунов, 1992, с. 187—188.
  93. Болтунов, 1992, с. 179—181.
  94. 1 2 Болтунов, 1992, с. 184.
  95. Болтунов, 1992, с. 18—19.
  96. Болтунов, 1992, с. 185.
  97. Болтунов, 1992, с. 186.
  98. Baltic fury over Austria's release of ex-Soviet officer (англ.). BBC (19 July 2011). Дата обращения: 2 мая 2020.
  99. Болтунов, 1992, с. 186—187.
  100. Болтунов, 1992, с. 188—189.
  101. Болтунов, 1992, с. 190—193.
  102. Болтунов, 1992, с. 191.
  103. 1991: Bloodshed at Lithuanian TV station (англ.). BBC News (13 January 1991). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 16 мая 2007 года.
  104. 1 2 Болтунов, 1992, с. 193—194.
  105. 1 2 3 Botched operation was a disaster waiting to happen. The Guardian (4 сентября 2004). Дата обращения: 4 мая 2020.
  106. Мороз, 2007.
  107. Болтунов, 1992, с. 199—200.
  108. Болтунов, 1992, с. 201.
  109. Satter, 2001, p. 18.
  110. Болтунов, 1992, с. 201—202.
  111. Заключение по материалам расследования роли и участии должностных лиц КГБ СССР в событиях 19-21 августа 1991 года. Агентство федеральных расследований (11 февраля 2000). Дата обращения: 3 марта 2014. Архивировано 8 апреля 2011 года.
  112. Болтунов, 1992, с. 205.
  113. 1 2 Болтунов, 1992, с. 206.
  114. 1 2 3 4 Болтунов, 2009, Глава 4. Прощай, мой муж.
  115. 1 2 3 Письмо депутату Юрию Щекочихину от бойцов группы «Альфа»: «Нас превращают в эстрадный аттракцион» (рус.) // Новая газета. — 2003. — 12 мая (№ 33). Архивировано 29 сентября 2007 года.
  116. Андрей Лапшов. Захваты самолетов (рус.) // КоммерсантЪ. — 1992. — 8 декабря.
  117. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 "Сотрудничество спецслужб с Басаевым имело место". Коммерсантъ (13 сентября 2004). Дата обращения: 9 мая 2020.
  118. Как убивали госчиновников (рус.) // КоммерсантЪ. — 2002. — 19 октября (№ 191).
  119. Матвей Сотников. Отменивший войну. Спецназ России (28 декабря 2019). Дата обращения: 6 июня 2020.
  120. Margaret Shapiro. Army Shellfire Crushes Moscow Revolt; Dozens Killed in Assault on Parliament; Yeltsin Foes Surrender After Two-Day Battle (англ.) // The Washington Post. — 1993. — 5 October.
  121. Serge Schemann. Showdown in Moscow: The Overview; Russian Army routs rebels at Parliament as Yeltsin takes steps to tighten control (англ.) // The New York Times. — 1993. — 5 October.
  122. 1 2 Анна Комиссарова. «Я сгорю за десять миллионов долларов». Лента.ру (27 сентября 2020). Дата обращения: 26 ноября 2020.
  123. Захват заложников в Ставропольском крае. Первый канал (31 июля 2001). Дата обращения: 26 ноября 2020.
  124. Захваты автобусов с заложниками (рус.) // КоммерсантЪ. — 2001. — 1 августа (№ 135). — С. 3.
  125. 1 2 3 4 5 6 7 25 лет назад в Будённовске. Голоса свидетелей и заложников. Радио «Свобода» (13 июня 2020). Дата обращения: 26 ноября 2020.
  126. 1 2 Ветеран «Альфы» раскрыл шокирующие подробности штурма в Буденновске. Московский комсомолец (14 июня 2020). Дата обращения: 26 ноября 2020.
  127. Adam Dolnik, Keith M. Fitzgerald. Negotiating Hostage Crises With the New Terrorists. — Praeger, 2007. — С. 46–47.
  128. 1 2 3 Беспрецедентные потери «Альфы» (рус.) // Коммерсантъ. — 2004. — 6 сентября (№ 164).
  129. «Спецназ ГРУ. Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны». — М.: SPSL, «Русская панорама», 2002. — С. 411—412.
  130. Хроника захватов заложников в автобусах в Минеральных Водах. Радио «Свобода». Дата обращения: 28 ноября 2020.
  131. 20.09.1995. Захват автобуса в Махачкале на YouTube
  132. Сергей Тополь. Захват заложников в Москве. Неопознанный летающий субъект (рус.). — 1995. — 17 октября (№ 192). — С. 14.
  133. 1 2 3 4 5 Захват заложников на Красной площади. pynop.com. Дата обращения: 28 ноября 2020.
  134. Gary Borg. Police Storm Bus, Kill Hijacker (англ.) // Chicago Tribune. — 1995. — 15 October.
  135. 1 2 3 Максим Варывдин, Сергей Тополь, Пётр Федуков. Вокруг событий в Первомайском. Голодный штурм // КоммерсантЪ. — 1996. — 23 января (№ 6). — С. 14.
  136. 1 2 3 4 Марина Балашова. Герои «Альфы». Спецназ России (31 мая 2017). Дата обращения: 9 мая 2020.
  137. 1 2 3 4 Мария Фролова. Чёрное пятно в истории Адыгеи. Советская Адыгея (29 июня 2017). Архивировано 10 января 2019 года.
  138. 1 2 3 Под прикрытием "Альфы". Российская газета (9 марта 2010). Дата обращения: 9 мая 2020.
  139. Russian Helps Free Hostage, Dies (англ.). Los Angeles Times (21 December 1997). Дата обращения: 30 августа 2020.
  140. 1 2 3 4 5 6 Сергей Тополь. Террорист. «Альфа» стреляла на поражение (рус.) // КоммерсантЪ. — 1997. — 23 декабря (№ 221). — С. 1.
  141. Maura Reynolds. Russian security agent died from heart attack in hostage incident. Associated Press (21 декабря 1997). Дата обращения: 30 августа 2020.
  142. Thomas Hamberg. Gissel-taker drept ved Sveriges Moskva-ambassade (норв.). NTB. Dagbladet (20 декабря 1997). Дата обращения: 30 августа 2020.
  143. Russian Service: Daily News. Радио «Свобода» (20 декабря 1997). Дата обращения: 30 августа 2020.
  144. Григорий Фоменко. Штурм Комсомольского: последнее сражение Второй чеченской (рус.) // Братишка. — 2010. — № 3.
  145. Болтунов, 2009, Глава 8. Майор Петров из рода Стрельцовых.
  146. 1 2 С. Вяликов. Как брали Радуева (рус.) // Аргументы и факты. — 2000. — 15 марта (№ 11).
  147. Сотрудники ФСБ, которые участвовали в захвате Салмана Радуева, вернулись домой — в Новосибирск. Первый канал (4 апреля 2000). Дата обращения: 23 декабря 2020.
  148. Анна Комиссарова. «Уже могилу вырыли — там я и ожил». Радуев был неуязвим и хотел стать террористом №1. Но умер в тюрьме при странных обстоятельствах. Лента.ру (28 ноября 2020). Дата обращения: 13 декабря 2020.
  149. В Москве прощались с погибшими в Чечне офицерами ФСБ. Первый канал (4 апреля 2000). Дата обращения: 10 мая 2020.
  150. 1 2 3 4 Андрей Шаров. "Альфа" и "Вымпел" без маски. Российская газета (15 января 2004). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 марта 2004 года.
  151. Troops bring freedom and death to theatre of blood (англ.). The Guardian (27 October 2002). Дата обращения: 9 мая 2020.
  152. 1 2 Егор Сковорода. Газ без антидота // The New Times. — 2012. — 22 октября (№ 34).
  153. В Чечне уничтожен боевик, участвовавший в подготовке террористок-самоубийц. Regnum (9 апреля 2004). Дата обращения: 27 марта 2017. Архивировано 27 марта 2017 года.
  154. Террорист бежал, прикрываясь ребенком. Коммерсантъ (10 апреля 2004). Дата обращения: 27 марта 2017. Архивировано 27 марта 2017 года.
  155. 1 2 Болтунов, 2009, Глава 7. «Данила-Мастер».
  156. Герой России Данилин Юрий Николаевич. Дата обращения: 27 марта 2017. Архивировано 27 марта 2017 года.
  157. МВД: во время захвата школы убит один из боевиков. Газета.Ru (1 сентября 2004). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 июля 2007 года.
  158. 8-е заседание по делу Кулаева (21 июня 2005). Дата обращения: 31 января 2010.
  159. Масхадова убил собственный охранник, а не ФСБ. Newsru.com (28 октября 2005). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 февраля 2019 года.
  160. Третий тост: ушёл мой брат… (недоступная ссылка). Братишка (июль 2010). Дата обращения: 26 октября 2019. Архивировано 3 марта 2011 года.
  161. Андрей Сошенко. Молодежи – пример светлого русского парня, героя с позывным «Бурый». Русская народная линия (20 апреля 2018). Дата обращения: 20 мая 2020.
  162. Пять боевиков ликвидированы в ходе спецоперации в Дагестане. REGNUM (21 июня 2011). Дата обращения: 13 июля 2020.
  163. Дагестан. Спецслужбы меняют тактику. Вести (4 июля 2011). Дата обращения: 13 июля 2020.
  164. Алексей Филатов. Люди "А". Ликвидация международного террориста на Красную горку. Независимая газета (18 апреля 2020). Дата обращения: 1 мая 2020.
  165. Под Буйнакском обезглавили "Имарат Кавказ" и ряд других группировок. Вестник Кавказа (20 апреля 2015). Дата обращения: 1 мая 2020.
  166. Батальон из Чечни к отправке в Сирию готовили инструкторы из «Альфы» и ГРУ. КоммерсантЪ (16 марта 2017). Дата обращения: 10 июня 2020.
  167. Марк Крутов. Набраться боевого опыта. Радио «Свобода» (3 февраля 2020). Дата обращения: 10 июня 2020.
  168. Торжественное отткрытие мемориальной доски майору Чернышову. Национальный антитеррористический комитет (20 сентября 2017). Дата обращения: 9 июня 2020.
  169. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Олег Мозохин. Группа «А». История отечественных спецслужб и правоохранительных органов. Дата обращения: 4 августа 2020.
  170. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Командиры «Альфы». Газета «Спецназ России» (июль 2004). Дата обращения: 12 февраля 2019. Архивировано 15 августа 2004 года.
  171. Болтунов, 1992, с. 9—10.
  172. Командир группы "Альфа" назначен первым вице-президентом Газпромбанка. РосБизнесКонсалтинг (25 марта 2014). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 февраля 2019 года.
  173. Руководителя спецподразделения ФСБ "Альфа" уволили. Интерфакс (15 июля 2019). Дата обращения: 26 октября 2019. Архивировано 15 июля 2019 года.
  174. Болтунов, 1992, с. 20.
  175. Павел Евдокимов, Вера Комарова. Генерал спецназа. Спецназ России (30 сентября 2017). Дата обращения: 7 октября 2020.
  176. Тимофей Борисов. Альфа и омега антитеррора. Российская газета (29 июля 2009). Дата обращения: 12 февраля 2019. Архивировано 12 февраля 2019 года.
  177. 1 2 3 Элита спецназа. Газета «Спецназ России» (июль 2004). Дата обращения: 12 февраля 2019. Архивировано 15 августа 2004 года.
  178. Павел Евдокимов. Юбилей хабаровской «Альфы». Газета «Спецназ России» (1 августа 2009). Дата обращения: 12 февраля 2019. Архивировано 12 февраля 2019 года.
  179. Международная Ассоциация Ветеранов Подразделений Антитеррора "Альфа". Alfa.org.ua. Дата обращения: 3 марта 2014.
  180. Об «Альфе». Газета «Спецназ России». Дата обращения: 12 февраля 2019. Архивировано 28 мая 2012 года.
  181. Альфа Украины. Газета «Спецназ России» (февраль 2007). Дата обращения: 12 февраля 2019. Архивировано 10 ноября 2007 года.
  182. Александр Грачев. Без грифа "Секретно". Белорусская "Альфа" всегда в боевой готовности. Российская газета (29 апреля 2004). Дата обращения: 12 февраля 2019. Архивировано 12 февраля 2019 года.
  183. Соболезнования «Арыстану». Газета «Спецназ России» (1 декабря 2011). Дата обращения: 12 февраля 2019. Архивировано 18 марта 2013 года.
  184. 1 2 3 Agentura.ru.
  185. Болтунов, 1992, с. 25.
  186. Болтунов, 1992, с. 19—20.
  187. Болтунов, 1992, с. 25—26.
  188. 1 2 Specnaz.org, 2013.
  189. Артем Афонский. Там, где мужчина не пройдет: женщины в спецназе ФСБ. Телеканал «Звезда» (26 ноября 2017). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 февраля 2019 года.
  190. 1 2 3 Болтунов, 1992, с. 22.
  191. 1 2 3 Болтунов, 1992, с. 21.
  192. Болтунов, 1992, с. 22—23.
  193. Ассоциация. История. Международная ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Дата обращения: 3 мая 2020.
  194. Болтунов, 2009.
  195. Болтунов, 1992, с. 14—15.
  196. Remembering Beslan - Russia Mourns on 15th Anniversary of Worst Terror Attack in Modern History (англ.). Вести (4 September 2019). Дата обращения: 9 мая 2020.
  197. To drept i russisk gissel-drama (норв.). Dagbladet (20 декабря 1997). Дата обращения: 30 августа 2020.
  198. Erin E. Arvedlund. After School Siege, Russia Also Mourns Secret Heroes (англ.). The New York Times (13 September 2004). Дата обращения: 9 мая 2020.
  199. Болтунов, 1992, с. 206—207.
  200. Алексей Филатов. «Альфа» — чемпионы мира!. Московский комсомолец (1 декабря 2011). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 февраля 2019 года.
  201. Болтунов, 1992, с. 15—16.
  202. Болтунов, 2009, Глава 4. Прощай, мой муж....
  203. Владимир Водо. Дело о перевороте в Литве: следствие окончено, преступники разбежались. Коммерсантъ (23 декабря 1991). Дата обращения: 3 февраля 2019. Архивировано 3 февраля 2019 года.
  204. Baltic fury over Austria's release of ex-Soviet officer (англ.). BBC News (19 July 2011). Дата обращения: 4 мая 2020.
  205. Прибалтика обиделась на ЕС из-за Головатова. Актуальные комментарии (19 июля 2011). Дата обращения: 4 мая 2020.
  206. Ministry of Foreign Affairs of Latvia: The Baltic states demonstrate their unity over the release of Golovatov (недоступная ссылка). Министерство иностранных дел Латвии (19 июля 2011). Дата обращения: 3 января 2014. Архивировано 27 сентября 2013 года.
  207. Суд заочно вынес приговор бывшему офицеру КГБ Михаилу Головатову по уголовному делу о событиях 1991 года в Вильнюсе. РБК (27 марта 2019). Дата обращения: 4 мая 2020.
  208. Екатерина Заподинская. Прокуратура реабилитировала "Альфу" (рус.) // КоммерсантЪ Ведомости. — 2000. — 28 июня (№ 115). — С. 22.
  209. Hostages? No Problem Soviets Offer 'How-to' Lesson In Kidnapping. philly.com (15 января 1986). Архивировано 10 октября 2014 года.
  210. Barry Davies, Richard Tomlinson. The Spycraft Manual. — Zenith, 2005. — С. 108.
  211. KGB reportedly gave Arab terrorists a taste of brutality to free diplomats (англ.). Los Angeles Times (7 January 1986). Дата обращения: 26 июня 2014.
  212. Вадих Эль-Хайек. «Если русские думают, что могут душить нас, они ошибаются». Новая газета (23 июля 2018). Дата обращения: 20 июня 2019.
  213. Matthew Levitt. Hezbollah: The Global Footprint of Lebanon's Party of God. — Georgetown University Press, 2015. — 432 с. — ISBN 978-1626162013.
  214. Болтунов, 1992, с. 105.
  215. Вячеслав Лашкул. Бейрутская операция советской разведки. Chekist.ru. Дата обращения: 3 марта 2014.
  216. Владимир Воронов. Юрий Перфильев: «И тогда я сказал Шейху, что ракета может долететь до Хомейни». Огонёк. Дата обращения: 27 августа 2009. Архивировано 4 июня 2010 года.
  217. Бандиты в Минводах меняли детей на бронежилеты и автоматы: Как реальные подвиги спецназа становились сюжетами кинобоевиков. Антитеррористическая комиссия Левокумского муниципального района Ставропольского края (12 августа 2019). Дата обращения: 13 января 2021.
  218. Андрей Александров. АЛЬФА: Антитеррор. Журнал «Игромания» (30 марта 2005). Дата обращения: 29 августа 2019. Архивировано 3 марта 2016 года.
  219. Алексей Дмитриев. АЛЬФА-Антитеррор: Мужская Работа: залатать дыры (недоступная ссылка — история ). Игровой портал OGL.ru (14 марта 2006).
  220. Встаньте на пути глобальной угрозы в игре Medal of Honor Warfighter. Electronic Arts (7 марта 2012). Дата обращения: 6 июня 2020.
  221. Геннадий Воробьёв. Российский спецназ взрывает и убивает в Rainbow Six Siege. Stopgame (30 октября 2015). Дата обращения: 9 мая 2020.
  222. Моделирование оперативников управления "А" ФСБ. Интернет-магазин Spec-Army (26 июля 2018). Дата обращения: 9 мая 2020.
  223. Международная ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» консультирует Ubisoft по игре Rainbow Six: Осада. Ubisoft (1 декабря 2015). Дата обращения: 9 мая 2020.
  224. Калибр - Разработчики представили снайпера из “Альфа”. GoHa.Ru (16 августа 2019). Дата обращения: 30 июля 2020.

Литература[править | править код]

На русском[править | править код]

На английском[править | править код]

Ссылки[править | править код]

Сайты[править | править код]

Пресса[править | править код]

Видео[править | править код]