Дохристианская письменность у славян

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Дохристианская письменность славян (докириллическая, докирилловская письменность) — гипотетическая письменность (возможно, руническая), предположительно существовавшая у древних славян до начала их христианизации в ходе миссии Кирилла и Мефодия и создания глаголицы и кириллицы.

Свидетельства[править | править вики-текст]

Страница из «рассказа…» Черноризца Храбра в редакции «Острожского букваря» Ивана Фёдорова с цитатой

На данный момент накоплено относительно большое количество противоречивых свидетельств как в пользу, так и против существования письменности у славян до летописного начала использования кириллицы и глаголицы. Немногочисленные свидетельства, основывающиеся на работах современников того периода, не отличаются особой подробностью и объективностью описаний.

Письменные свидетельства, относящиеся к славянам[править | править вики-текст]

  • О существовании каких-то знаков для письма (или счёта) и гадания («черты и резы») у славян-язычников пишет Черноризец Храбр в своем «Сказании о писменех»:[1]
Прежде ведь[2] славяне не имели букв,[3] но по чертам и резам читали,[4] ими же гадали, погаными будучи. Крестившись, римскими и греческими письменами пытались писать славянскую речь без устроения[5].

Есть в округе редариев некий город, под названием Ридегост, треугольный и имеющий трое ворот… В городе нет ничего, кроме искусно сооружённого из дерева святилища, основанием которого служат рога различных животных. Снаружи, как это можно видеть, стены его украшают искусно вырезанные изображения различных богов и богинь. Внутри же стоят изготовленные вручную идолы, каждый с вырезанным именем, обряженные в шлемы и латы, что придаёт им страшный вид.

Свидетельство Титмара относится к достаточно позднему язычеству (не докирилловской эпохи).

Письменные свидетельства, относящиеся к народу руси[править | править вики-текст]

«Роусьские письмена»[править | править вики-текст]

В «Житиях Мефодия и Константина, в монашестве Кирилла», написанных в средние века на основе ранних церковных документов, рассказывается о путешествии в 860-х годах Константина в Херсонес (Крым), где будущий создатель славянской азбуки готовился к церковному диспуту в Хазарском каганате и обнаруженных им книгах:[8]

В Херсоне Константину удалось найти «Евангелие и Псалтирь роусьскыми письмены писана», а также человека, говорившего этим языком. Константин, беседуя с ним, научился этой речи и, на основании бесед разделил письмена на гласные и согласные буквы и с помощью Божией вскоре начал читать и объяснять найденные книги.

Сомнениям подвергалось как то, что в этом контексте «роусьский» значит «славянский», так и исконность этого чтения в тексте «Жития». До X века византийские авторы разделяли росов (русов), совершавших набеги на Византию, и славян, так что возможно, что так называемые «русские письмена» имели иное происхождение. Учитывая, что уроженец Солуни Кирилл с детства хорошо знал южнославянский язык (о чём говорится в том же «Житии»), ему не было необходимости учиться говорить по-славянски.

К тому же в том же «Житии» прямо говорится об отсутствии у славян письменности. Когда Константин спросил византийского императора Михаила III о буквах на славянском языке, то император ответил, что его дед, отец и многие другие искали, но не нашли их.

Ещё одна гипотеза (о ней упоминает, хотя и не высказывается в её поддержку В. Истрин; её развивал, в частности, А. Вайан) состоит в том, что в тексте была описка или тенденциозное искажение при переписывании — первоначально имелись в виду не «роуськие», а «соурськие» (сирийские) письмена. Проблема разделения гласных и согласных звуков была характерна для всех семитских письменностей, в том числе и для сирийского письма, но совершенно не характерна для любой из европейских письменностей.

Возможно также, что к Константину попали Евангелие и Псалтирь на готском языке, достаточно близком к скандинавскому («роусьскому»), поскольку крымские готы в то время ещё жили в Крыму, недалеко от Херсона.

Свидетельство Ибн Фадлана[править | править вики-текст]

Ибн Фадлан, арабский посол в Волжскую Булгарию в 922 году, рассказывает о нравах и обычаях русов, прибывших по торговым делам в Булгарию. После ритуального сожжения умершего соплеменника русы оставили надпись на могиле:[6][9]

Потом они построили на месте этого корабля, который они вытащили из реки, нечто подобное круглому холму и водрузили в середине его большую деревяшку хаданга (белого тополя или берёзы), написали на ней имя [умершего] мужа и имя царя русов и удалились.

К сожалению, Ибн Фадлан не оставил более подробных заметок об этнографической принадлежности «русов».

Свидетельство Ан-Надими[править | править вики-текст]

Арабский писатель Ибн ан-Надим в «Книге росписи известий об учёных и именах сочиненных ими книг» (987988 гг.) сообщает:[6]

Русские письмена. Мне рассказывал один, на правдивость коего я полагаюсь, что один из царей горы Кабк [Кавказ] послал его к царю Русов; он утверждал, что они имеют письмена, вырезываемые на дереве. Он же показал мне кусок белого дерева, на котором были изображения, не знаю были ли они слова, или отдельные буквы, подобно этому.

Зарисовка надписи Ибн ан-Надима

Надпись Ибн ан-Надима была представлена в Санкт-Петербурге в научном докладе арабиста Христиана Даниловича Френа в 1835 году. Графически надпись стилизованна под арабское письмо и расшифровать её до сих пор не удалось. Предполагается, что белое дерево для письма было просто берёзовой корой.

Свидетельство Мубарак-шаха Марварруди[править | править вики-текст]

Персидский[10] историк XIII века Фахр ад-Дин Мубарак-шах Марварруди (по переводу В. В. Бартольда):[11][12]

У хазар есть также письмо, которое происходит от (письма) русов, ветви румийцев, которая находится вблизи них, и употребляет это письмо, и они(хазары?) называют румийцев «русами». Хазары пишут слева направо и буквы не соединяются между собой. У них 21 буква: Б, Дж, Д, h, В, З, Х, th, Й, К, Л, М, Н, С, Г, Ф, Q, Р, Ш, Т, S [в оригинале записано арабскими буквами]. Та ветвь хазар, которая пользуется этим письмом, исповедует иудейство.

По мнению С. С. Высоцкого и А. А. Зализняка, в свидетельстве Марварруди речь идёт о кириллице, связанной с греческим («румийским») письмом.

Свидетельство Аль-Масуди[править | править вики-текст]

Арабский историк Аль-Масуди, умерший в 956 году, в своей работе «Золотые копи и россыпи самоцветов», сообщил, что обнаружил в одном из «русских храмов» пророчество, начертанное на камне:[6][13]

В славянских краях были здания, почитаемые ими. Между другими было у них одно здание на горе, о которой писали философы, что она одна из высоких гор в мире. Об этом здании существует рассказ о качестве его постройки, о расположении разнородных его камней и различных их цветах, об отверстиях, сделанных в верхней его части, о том, что построено в этих отверстиях для наблюдения над восходом солнца, о положенных туда драгоценных камнях и знаках, отмеченных в нем, которые указывают на будущие события и предостерегают от происшествий пред их осуществлением, о раздающихся в верхней его части звуках и о том, что постигает их при слушании этих звуков.

Русско-византийские договоры[править | править вики-текст]

В русско-византийском договоре 911 года есть упоминание о письменных завещаниях русских,[14] живших в Царьграде:[15]

О русских, служащих в Греческой земле у греческого царя. Если кто умрет, не распорядившись своим имуществом, а своих <в Греции> у него не будет, то пусть возвратится имущество его на Русь ближайшим младшим родственникам. Если же сделает завещание, то возьмет завещанное ему тот, кому завещал письменно наследовать его имущество, и да наследует его.

При этом, в договоре 911 года имеется указание, что Русь и Византия и в более ранние времена решали спорные вопросы «не только словесно, но и письменно».[6] А в договоре 944 года рассказывается о посыльных грамотах русских князей к грекам, которые давали послам и гостям, отправлявшимся в Царьград. Однако, в тексте договоров не поясняется, что представляли собой завещания и посыльные грамоты, на каком языке они были написаны и каким алфавитом пользовались авторы.[14] Ранее считалось (например, у С. П. Обнорского), что договоры с греками были переведены на славянский язык синхронно заключению самих договоров, однако современные исследования (например, Я. Малингуди) показывают, что перевод, вошедший в «Повесть временных лет», делался с греческой копийной книги XI века, то есть уже после принятия Русью христианства.

Поздние домыслы и подделки[править | править вики-текст]

  • Сочинение Клювера[16] излагает рассказ с указанием на диссертацию немецкого историка Конрада Шурцфлейша от 1670 года, в которой доказывалось, что у германских славян были свои школы, где детей обучали рунам. Ту же мысль повторил Клювер относительно германских венедов (славян): «Правда школы у венедов были в плохом состоянии, тем не менее их учителя-священнослужители наряду со своими буквами пользовались руническими письменами следующего облика»[17]. В доказательство приводился образец алфавита, сходного с датскими рунами XIII—XVI веков, но имеющего ряд особенностей (которые обнаруживаются на предметах из Прильвицы, известных по более поздним публикациям).[18][19]
  • Бронзовые изображения богов лютичей, покрытые славянскими «руническими письменами», и ритуальные предметы из Ретринского храма (см. Прилвицкие идолы) были найдены в земле деревни Прильвиц в конце XVII века и описаны А. Г. Машем.[20] Однако позднее фигурки утрачены, в российской академической науке признаны подделками.[21]
  • Одной из самых известных поддельных рукописей, претендующих на докириллические, является созданная в 1950-е годы Велесова книга, письменность которой — деформированная по образцу деванагари кириллица.

Археологические находки[править | править вики-текст]

Гнёздовская надпись

Гипотеза о славянских рунах долгое время не поддерживалась археологическими находками.

  • Древнейшим восточнославянским текстом считается гнёздовская надпись[22] на глиняном кувшине (корчаге), обнаруженном в 1949 году при раскопке кургана возле села Гнёздово под Смоленском. Надпись-слово ГОРОУХЩА[23], обозначающее то ли сосуд для хранения горчицы, то ли имя владельца, выполнено кириллицей и датируется по набору погребального инвентаря (костяные гребни, меч, обломки овальной фибулы) второй четвертью — серединой X века[24].
  • В 1912 году при археологических раскопках церкви Богородицы Десятинной в Киеве была найдена свинцовая печать, на обеих сторонах которой помещены изображения княжеского знака в форме простого двузубца, окружённого частично сохранившейся греческой или кириллической надписью. Исследователи пришли к выводу, что надпись на печати означает имя Святослав (князь, правивший в 945—972 годах). В обоих случаях это образец использования славянами-язычниками письменности, уже существовавшей у славян-христиан (в частности, болгар).
  • Одна из надписей, которая может притязать на звание «славянской рунической» — знаки на горшке из села Алеканово под Рязанью (обнаружил археолог С. А. Городцов в конце 1897 года). Горшок датируется X—XI веками и выполнен, по мнению археолога, на месте. Там же в селе Алеканово на обломках посуды было обнаружено ещё несколько подобных знаков. У археологов существуют сомнения по поводу того, являются ли эти знаки надписью или же тамгами (родовыми знаками).
  • Интересную находку сделал в 1985 году вологодский археолог-краевед И. Ф. Никитинский. Он исследовал так называемое Тиуновское святилище, расположенное в Тарногском районе Вологодской области в бассейне реки Кокшеньга. Одним из объектов исследования стал огромный валун с высеченными на нём картинами и надписями. Этот камень местное население считает священным. На камень нанесено много надписей на кириллице. Самые ранние надписи на кириллице относятся либо к XIV либо к XV веку, однако возможно, что некоторые рисунки на камне старше. На камне есть несколько символов, скорее всего являющихся родовыми знаками (тамгами), однако было сделано замечание об их сходстве с руническим письмом. Пока надпись окончательно не расшифрована. Известно, что местное население вплоть до XVII века (и, возможно, позднее) оставалось язычниками, и валун с высеченными знаками может считаться одним из сохранившихся до наших дней языческих культовых камней[25].
  • В 1967 году у села Войсковое Солонянского района Днепропетровской области был обнаружен ритуальный глиняный сосуд, датируемый эпохой Черняховской культуры (II—IV века) Надпись на сосуде состоит из двенадцати позиций и использует 6 знаков. Надпись не была расшифрована, однако схожесть начертания надписи с рунами определенно имеется[26].
  • Также существуют нерасшифрованные знаки на Микоржинских камнях (Познань, Польша; вероятно, являются подделкой) и Ситовская надпись (Ситово, Болгария, обнаружена в 1928), в которых предполагают рунические надписи славян[26]. Есть версия расшифровки Ситовской надписи на фригийском языке[27].
  • Известны также пространные нерасшифрованные надписи на славянских биконических пряслицах XI—XIII веков, например, из Белоозеро[28] или Волковыска[29]. Также нерасшифрована надпись на сосуде из Археологического отдела бывшего Тверского музея, опубликованная Жизневским в 1888 году[30]. Прорисовки трёх нерасшифрованных надписей — из Белоозеро, Волковыска и Тверской губернии[31].
  • На русском мече, найденном в Киевском уезде и датируемым серединой X века, сохранились надписи — с одной стороны клинка — кириллическая надпись «Слав», полностью не сохранившаяся по причине сломанного меча, она представляла собой имя кузнеца-изготовителя (как и Людоша на мече из Фощеватой). С другой стороны — нерасшифрованные символы[32].
  • На обнаруженных в ходе раскопок в Новгороде деревянных «цилиндрах-замка́х» (пломбах) были обнаружены кириллические надписи, сделанные мечниками — сборщиками податей. Так, на одной деревянной пломбе, первоначально датируемой концом X века (970-е — 980-е годы), имеется надпись, упоминающая реку Тихманьга в нынешней Архангельской области: «Мецъницъ мѣхъ въ Тихъм[ен]гѣ пол[чет]ъвѣръ[та]»[33]; позже с обнаружением новых таких находок дата цилиндра была изменена на более позднюю — XI век. Таким образом, она не является дохристианской.

Надписи, принимаемые за памятники «славянских рун», чрезвычайно разнородны по географии и возможной датировке и визуально не представляют собой чёткой единой системы письма. Большое количество подобных надписей впоследствии зачастую оказывались памятниками других, более-менее известных письменностей (например, надписи из хазарского города Саркела, которые И. А. Фигуровский пытался «прочитать» на древнерусском, были определены как памятники тюркского рунического письма).

Любительские трактовки[править | править вики-текст]

Тема «славянских рун» чрезвычайно распространена в любительских исторических и лингвистических сочинениях и в массовой культуре (фолк-хистори). Немало надписей, как традиционно рассматривавшихся в ряду славянской докириллической письменности, так и других культур (тексты этрусков или Фестский диск) неоднократно любительски «расшифровывались» как русские и славянские без опоры на научные данные. Такие чтения предлагались В. А. Чудиновым, Г. С. Гриневичем и др.

Однако само по себе существование некой письменности не является принципиально невозможным. Поскольку схожие по начертанию с «рунической» системы письменности отмечались в различных соседствующих с ареалом расселения славян культурах (болгарские руны, венгерские руны, хазарские руны), при явном наличии торгового и культурного взаимодействия между ними, априорное отрицание возможности существования некой «дохристианской» письменности у славян было бы некорректно. Однако на сегодняшний момент общепризнанные образцы такой письменности лингвистике и истории неизвестны, либо носят спорный характер.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Черноризец Храбр. О писменехь Перевод В. Я. Дерягина
  2. Комментарий Б. Н. Флоря: В оригинале употреблено слово «убо» — союз заключительный, использовавшийся обычно при необходимости обобщения прежде сказанного, К. М. Куев высказал предположение, что перед нами извлечение из какого-то более обширного памятника (Куев К. М. Черноризец Храбър. С. 45). Возможно, однако, что в данном случае Храбр просто подражал форме изложения, принятой в использованных им греческих грамматических пособиях. Так, например, в схолии к грамматике Дионисия Фракийского рассказ об изобретении греческого алфавита начинается сходным оборотом. См.: Dostal A. Les origines de l’Apologie slave par Chrabr. — Byzantinoslavica, 1963. N 2. P. 44.
  3. Комментарий Б. Н. Флоря: В этом месте наблюдается расхождение между двумя группами списков памятника. Если в Московском и Чудовском списках читается «писмен», то в Лаврентьевском, Савинском, Хилендарском — «книг». Представляется, что чтение первой группы более правильно, так как соответствует названию трактата.
  4. Комментарий Б. Н. Флоря: «Черты» и «резы», вероятно, какие-то разновидности пиктографическо-тамгового и счетного письма, известного также у других народов на ранних этапах их развития. Возможно, отражение «черт» и «резов» следует видеть в различных знаках, обнаруженных на керамике и строительных постройках на территории Первого Болгарского царства. О них см.: Георгиев Е. Разцветът… С. 14-15.
  5. Комментарий Б. Н. Флоря: В подлиннике: «без устроения». Храбр имеет в виду, что эти письмена использовали, не приспособив их к особенностям славянского языка. «Римские письмена» — латинский алфавит. Сообщение Храбра о попытках славян после принятия христианства использовать для записи текстов на славянском языке латинские буквы подтверждается текстологическим и филологическим анализом так называемых «Фрейзингенских отрывков» — рукописи второй половины X в., содержащей записи молитв на славянском языке, сделанные латинскими буквами. Анализ языковых данных и установление оригиналов, с которых переводили славянский текст, показывает, что I и III из этих отрывков отражают тексты, записанные, по-видимому, в Моравии в первой половине IX в. Копией таких же древних текстов является и Клагенфуртская (Целовецкая) рукопись середины XV в., где содержатся написанные латинскими буквами славянские тексты молитв — Отче наш, Верую и Ave Maria, которые представляют собой перевод соответствующих немецких текстов конца VIII-начала IX в., осуществленный, по-видимому, в Хорутании — славянском княжестве, лежавшем на территории современной Каринтии (см.: Isacenko A. V. Jazyk a povod Frizinskych pamiatok. Bratislava, 1943; Idem. Zaciatky vzdelanosti vo Vel’komoravskej risi. Turciansky Sv. Martin, 1948). Записи славянских текстов, сделанные с помощью одних греческих букв, в настоящее время неизвестны. Однако это сообщение Храбра представляется вполне правдоподобным, так как по крайней мере с начала IX в. употребление греческого письма получает значительное распространение на территории Первого Болгарского царства (см. десятки греческих надписей, выполненных в первой половине IX в. по приказу ханов и других представителей правящей верхушки болгарского общества: Георгиев Е. Разцветът… С. 16 — 19). Ещё более существенно, что обнаружены также отдельные надписи, где греческие буквы использованы для записи текстов на протоболгарском (тюркском) языке (см.: Besevliev V. Die protobulgarische Inschriften. Berlin, 1963. N 52-53). В этих условиях представляется вполне возможным и использование греческих букв для записи славянских текстов «без устроения».
  6. 1 2 3 4 5 В. А. Истрин. Возникновение и развитие письма, М., 1965. Дохристианская письменность славян. стр. 442—466
  7. Титмар из Мерзебурга. Хроника. 6.23
  8. Утверждение христианства на Руси - Брайчевский М Ю, стр. 131
  9. Ибн-Фадлан. «Записка» о путешествии на Волгу
  10. Б. Н. Заходер называет его индийским историком
  11. Бартольд В. В. Работы по исторической географии: В 4 т. О письменности у хазар. — М.: Вост. лит., 2002—2003. стр. 466
  12. Бартольд В. В. О некоторых восточных рукописях в библиотеках Константинополя и Каира. / Записки Восточного Отдела. Т.XVIII. 1908
  13. Из сочинений Абуль-Хасана Али ибн-Хуссейна, известного под прозванием Аль-Масуди (писал от 20 или 30 до 50-х годов X века по Р. X.)
  14. 1 2 Ковалевская Е. Г. Избранное. 1963—1999 / Под ред. д-ра филол. наук проф. К. Э. Штайн. — СПб. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2012. — 687 с. стр. 42—43
  15. п╜п╩п╣п╨я┌я─п╬п╫п╫п╟я▐ п╠п╦п╠п╩п╦п╬я┌п╣п╨п╟ п≤п═п⌡п≤ п═п░п² > п║п╬п╠я─п╟п╫п╦я▐ я┌п╣п╨я│я┌п╬п╡ > п▒п╦п╠п╩п╦п╬я┌п╣п╨п╟ п╩п╦я┌п╣я─п╟я┌я┐я─я▀ п■я─п╣п╡п╫п╣п╧ п═я┐я│п╦ > п╒п╬п╪ 1 > ...
  16. Kluver. «Beschreibung des Herzogthums Mecklenburg». 1728
  17. Kluver, 1728, 1.75
  18. [Громов Д. В., Бычков А. А. Славянская руническая письменность: факты и домыслы, М.: София, 2005]
  19. Вендский алфавит из книги Г.Клювера
  20. Маш А. Г. Сокровища Ретры. М., 2006. Пер. с немецкого А. А. Бычкова. — М.: ИЦ «СЛАВА!», 2006. § 12. Также : [1]
  21. Академик-археолог Б. А. Рыбаков: «Романтика, которой всегда овеяно углубление в языческую старину, способствовала появлению подделок, выдаваемых за славянских идолов. Исходным материалом для этих фантазий служили исторические источники о храмах и идолах балтийских славян XI—XII вв. (Сефрид, Гельмольд, Саксон Грамматик и др.). Таковы, например, грубые подделки, „найденные“ в 1687—1697 г. в замке Прильвице в земле древних бодричей, породившие целую литературу, или так называемые микоржинские идолы.» («Язычество древней Руси», ч.2, гл.5)
  22. Гнёздовская надпись
  23. Львов А. С. Ещё раз о древнейшей русской надписи из Гнёздово // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка. — Т. XXX. Вып. 1. — М., 1971. — С. 47-52, Прорисовка.
  24. Нефедов В. С. Археологический контекст «древнейшей русской надписи» из Гнездова // Гнездово. 125 лет исследования памятника. Труды ГИМ. Вып. 124. М. 2001. С. 65.
  25. Материалы исследования и зарисовки
  26. 1 2 Кайа А. Руны — М.: «Локид», 1998
  27. Баюн Л. С., Орел В. Э. Лингвистическая и культурно-историческая интерпретация Ситовской надписи // Вестник древней истории 1993, № 1, с. 126—135
  28. Голубева Л. А. Граффити и знаки пряслиц из Белоозера. из сб. Культура средневековой Руси. Л.: 1974, стр. 21, рис 4-7.
  29. Зверуго Я. Г. Древний Волковыск X—XIV вв. Минск. 1975, стр. 124, рис. 38-39.
  30. Жизневский А. К. Описание Тверского музея. Археологический отдел. М.: 1888, стр. 16, табл. 12.
  31. прорисовки
  32. А. Н. Кирпичников. О начале производства мечей на Руси
  33. Янин В. Л. Очерки истории средневекового Новгорода

Литература[править | править вики-текст]

  • Порфирий (Успенский Константин Александрович, 1804—1885). Первое путешествие в Афонские монастыри и скиты архимандрита, ныне епископа Порфирия (Успенского), (репр. изд.). — М.: О-во сохранения лит. наследия, 2006, стр.143-167. — ISBN 5-902484-03-0.
  • Брайчевский М. Ю. Утверждение христианства на Руси. — К., 1988.
  • Громов Д. В., Бычков А. А. Славянская руническая письменность: факты и домыслы, — М.: София, 2005.
  • Истрин В. А. Возникновение и развитие письма, — М., 1965.
  • Истрин В. А. 1100 лет славянской азбуки, — М., 1963, 1988 (2-е изд.).
  • Утевская П. А. Слов драгоценные клады. — М., 1982.

Ссылки[править | править вики-текст]