Кубанские татары

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Основная статья: Малые Ногаи
Использование экзоэтнонима на русской карте 1699—1700 годов (фрагмент)[1].
Использование экзоэтнонима на русской карте 1702 года (фрагмент)[2].

Кубанские татары (также кубанские ногайцы, кубанцы, ногайские татары) — старорусский экзоэтноним XVI—XVIII веков, применялся в документах Русского государства и, вероятно, среди русскоязычного населения Северного Кавказа, по отношению к ногайцам, так называемой, Малой орды (старорусск. Малые Нагаи/Ногаи, Кубанская Орда, Казыев/Козыевский Улус). Вероятно, в русских источниках этим именем могли называться и некоторые другие тюркские народности, которые могли кочевать в этот период на Кубани[~ 1].

В ряде маргинальных исторических исследований XX—XXI веков авторы спекулируют трактовкой экзоэтнонима «кубанские татары» в пользу своих псевдонаучных русистских теорий.

Использование[править | править код]

Экзоэтноним использовался в документах Русского государства и Российской империи; примером может служить выдержка из письма российской императрицы Екатерины II французскому философу-просветителю Вольтеру:

«Действительно черкесы-горцы присягнули мне в верности. Это те, которые населяют страну, называемую Кабардой, что произошло вследствие победы, одержанной нашими калмыками, при поддержке регулярных войск, над кубанскими татарами — подданными Мустафы, живущими в стране, пересекаемой рекою Кубанью по ту сторону Дона.
письмо от 22 сентября 1769 г.[3]
»

Наименование «кубанские татары» употреблялось и в различных словарях, например в статьях Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона — «Белградский мир»[4], «Кучук-Кайнарджа»[5], «Петровск, уездный город Саратовской губернии»[6], «Турецкие войны России»[7] и других. Также его можно встретить на географических картах тех времён, — в частности, на карте Чёрного моря 1699—1700 годов, составленной с учётом съёмки и промера, произведённых русским военным кораблём «Крепость»[1]; на рукописной карте Азовского моря 1702 года, съёмка и промер которой производились с участием первого российского императора Петра I[2].

Трактовка[править | править код]

Более точное наименование народа, проживавшего в XVI—XVIII веках на Кубани (фрагмент карты Османской империи, 1740 год)[8].

Толкование экзоэтнонима, как «малые ногайцы», встречается у большинства исследователей, например, его даёт российский государственный деятель и историк 2-й пол. XVIII — 1-й пол. XIX веков П. Г. Бутков: «…кубанских же Татар, называемые малый Нагай…»[9] и «Между тем 4 улуса кубанских Татар называемых малый Нагай с их начальниками…»[10]. Ещё одним свидетельством сопоставления «кубанских татар» с Малой ногайской ордой, может служить географическая карта Османской империи, изданная в Амстердаме в 1732 году (переиздана в 1740 году). Она была одной из первых карт на европейском языке, созданных на основе турецких карт (картограф Абу Бакр ибн Брахама). На ней в регионе Кубани, где на российских картах того времени отмечены «кубанские татары», использовано более точное наименование — «Nogai Tatar Vil»[8].

Маргинальные теории[править | править код]

В псевдонаучной работе А. Т. Фоменко и Г. В. Носовского «Новая хронология Руси» этноним «кубанские татары» приравнивается к кубанским казакам, которые, якобы, издревле жили на Кубани[11]. Авторы повторяют теорию, которую развивал в своё время историк казачества Е. Г. Савельев, считая, что кубанские черкасы — то есть казаки, жили в низовьях Кубани c периода средневековья. В издании 2013 года «Древней истории казачества» Е. Г. Савельева, как и в «Новой хронологии Руси» А. Т. Фоменко и Г. В. Носовского, приводятся карты петровских времён, где этноним «кубанские татары» трактуется как кубанские черкасы/казаки[12].

Однако, несмотря на существования казачьих поселений на Кубани до начала официальной колонизации этого региона Россией (например некрасовцев), освоение земель здесь начали казаки, изначально называвшиеся не «кубанскими», а «черноморскими» и процесс заселения казаков, положивший начало Кубанскому казачьему войску, начался только в 1792 году[13][14].

История[править | править код]

Ногайцы и мангыты[править | править код]

Термин ногайцы ранее употребляли только русские авторы; в восточных источниках, в том числе у Абулгази, ногайцы назывались мангытами[15].

Считается, что основу Ногайской Орды составляло монгольское племя, известное под названием мангут (мангыт)[16]. По сведениям М. Т. Тынышпаева, мангыты составляли около 90 % этого народа[17]. В XIII веке к мангытам присоединилось множество тюркских племен, вместе составивших армию золотоордынского военачальника Ногая[16] (в переводе с монг. «собака»[18]), впоследствии соправителя Золотой Орды[16].

Столетием позже, когда связи между различными частями Орды ослабели, миру явились ногайцы, сражавшиеся под командованием Едигея, военачальника из мангытского рода, который и стал основателем правящей ногайской династии. К середине XVI века мангыты уже были сильно отуречены, но продолжали доминировать среди ногайцев, и многие соседние народы называли ногайцев Мангытской Ордой[16].

C2-старкластер, выявленный у представителей ногайцев, отражает генетический вклад потомков Едигея. C2-старкластер исследователями ассоциируется с нирун-монгольскими родами, к которым относился род мангыт[19].

Кубанские ногайцы[править | править код]

В 1711 году 22 тысячи кубанских ногайцев было взято в плен калмыками[20]. Позже они малыми группами старались уйти обратно на Кубань. Малая часть из них (ногайцы-салтанаульцы, потомки Малой Ногайской Орды) в 1745 году бежали к казахам[21]. Бежали указанные ногайцы к казахскому султану Нуралы[22]. Потомками этих ногайцев на данный момент являются казахи из рода ногай-казак с подразделениями уйсун, костамбалы, казанкулак, кояс, проживающие в Западно-Казахстанской области Республики Казахстан, Астраханской, Волгоградской и Саратовской областях Российской Федерации[19]. Эти племенные названия совпадают с родовыми подразделениями ногайцев, проживающих в междуречье Терека и Сулака, а также в Ставрополье[22].

В 1782 году численность кубанских ногайцев составляла 61,4 тысяч семей[23]. С учетом традиционного соотношения (5 человек в семье), численность ногайцев только на Кубани составляла примерно 307 тысяч человек[19].

Часть этих ногайцев вошла в состав крымских и румынских татар. Большое количество ногайцев эмигрировало в Турцию после падения Крымского ханства в 1783 году, а также после Крымской войны 1853—1856 годов[19].

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Всего на правом берегу Кубани кочевали 3 ногайские орды под общим названием «Малые Нагаи». Известны их наименования и численность к XVIII веку: Наврузская орда — до 8000 казанов/семей, Бестинеевская орда — до 6000 казанов и Касаевская орда — до 4000 казанов (Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. — М.: «Вече», 2013. — С. 27-28.)
Источники
  1. 1 2 Карта Чёрного моря. Составлена с учётом съёмки и промера произведённых русским военным кораблём «Крепость» // Русские морские карты 1701—1750 гг. Копии с подлинников. (Атлас). — Составитель: Ю. Н. Бируля. — СПб.: ЦКФ ВМФ, 1993.
  2. 1 2 Рукописная карта Азовского моря. Съёмка и промер производились с участием Петра I // Русские морские карты 1701—1750 гг. Копии с подлинников. (Атлас). — Составитель: Ю. Н. Бируля. — СПб.: ЦКФ ВМФ, 1993.
  3. Документальная история образования многонационального государства Российского // Кн. 1. Россия и Северный Кавказ в XVI — XIX вв. — М., 1998. — С. 177.
  4. Рудаков В. Е. Белградский мир // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  5. Половинкин И. Н. Кучук-Кайнарджа // ЭСБЕ.
  6. Селиванов А. Ф. Петровск, уездный город Саратовской губернии // ЭСБЕ.
  7. Ореус И. И. Турецкие войны России // ЭСБЕ.
  8. 1 2 Карта Османской империи. — Картограф Абу Бакр ибн Брахам. — Амстердам, 1740.
  9. Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год // Глава 39. Из исторической выписки о Нагайцах, сочиненной в августье 1754 года. — СПб., 1869. — С. 185-186.
  10. Бутков П. Г. Указ. соч. — С. 198.
  11. Фоменко А. Т., Носовский Г. В. Новая хронология Руси. — СПб.: «Астрель», 2012.
  12. Савельев Е. Г. Древняя история казачества // Глава I. Казаки запорожские, северские, рязанские и др. — М.: «Вече», 2013. — С. 199-201.
  13. Щербина Ф. А. История Кубанского казачьего войска. — М.: «Вече», 2013. — С. 66.
  14. Трёхбратов Б. А. История Кубани с древнейших времён до начала XX века. — Краснодар: Кубанское книжное издательство, 2003. — С. 127.
  15. Бартольд В. В. Сочинения. Том V. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. — Москва: Наука, 1968. — С. 143, 556. — 759 с.
  16. 1 2 3 4 Ходарковский М. Степные рубежи России. Как создавалась колониальная империя. 1500—1800. — Новое Литературное Обозрение, 2019. — С. 26. — ISBN 9785444810927.
  17. Тынышпаев М. Т. Материалы к истории киргиз-казакского народа. — Переиздание. — Алматы: Дом печати «Эдельвейс», 2014. — С. 47. — 88 с. — ISBN 9965-602-58-1.
  18. Веселовский Н. И. Хан из темников Золотой орды. Ногай и его время. — Directmedia, 2013. — С. 1. — 61 с. — ISBN 9785446016396.
  19. 1 2 3 4 Сабитов Ж. М., Абдулин А. К. Y-STR гаплотипы ногайцев в базе данных Family Tree DNA // The Russian Journal of Genetic Genealogy. — 2015. — № 2. — С. 40—50. — ISSN 1920-2997.
  20. Торопицын И. В. Россия и ногайцы: поиск путей самоопределения и сосуществования (первая половина XVIII века) // Тюркологический сборник. 2009—2010. — Москва, 2011. — С. 330—359.
  21. Викторин В. М. «Нугай-Казаки» Жаныбекского района Западно-Казахстанской области: проблемы межтюрко-кыпчакского взаимодействия (субэтноисторический очерк) // Вопросы истории и археологии Западного Казахстана. — Уральск, 2006. — № 1—2. — С. 80—84.
  22. 1 2 Ишмухаммедов Р. В. К предыстории межкипчакскойсубэтнической группы «ногай-казах» в составе западных казахов// Ногайцы XXI век. История. Язык. Культура. От истоков — к грядущему. — Черкесск, 2014. — C. 136—140.
  23. Калмыков И. Х., Керейтов Р. Х., Сикалиев А. И. Ногайцы. — Черкесск. 1988. — С. 36. — 232 с.