Смородина (река)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сморо́дина (Смородинка, Огненная река, Пучай-река, Несей-река[1]; от др.-рус. смо́род «смрад, сильный, неприятный, удушливый запах») — река в восточнославянских волшебных сказках, былинах и заговорах[2]. Отделяет мир живых от мира мёртвых[3], аналог древнегреческого Стикса; преграда, которую предстоит преодолеть человеку или его душе по пути на «тот свет».

Описание[править | править код]

Река выступает в качестве рубежа, отделяющего этот мир от «мира иного». В заговорах от крови она связана с мотивом перевозчика в лодке — «старого, матерого человека», секущего саблей синее мёртвое тело, причем синяя кровь не течет. На реке стоит калиновый мост, на нём «дуб Мильян»[2]. Река является местом обитания Змея Горыныча[1].

Иногда в былинах (например в былине «Про Добрыню Никитича и Змея Горыныча») река называется огненной, смоляной, Пучай-рекой, — возможно, потому, что кипящая река бурлит и вспучивается[4]:

Тая́ река́ свире́пая,
Свире́пая река́, сама́ серди́тая.
 
И́з-за пе́рвоя же стру́йки —
как ого́нь сечёт.

И́з-за дру́гой же стру́йки —
И́скра сы́плется.
 
И́з-за тре́тьей же стру́йки —
Дым столбо́м вали́т,

Дым столбо́м вали́т,
Да сам — со пла́менью[4].

— Былина «Добрыня и Змей»

Смородина широко известна в русском фольклоре. В. Н. Мансикка и Н. И. Коробка описывали её как огненную (черную) реку, отделяющую потусторонний мир (ад) от мира живых, реку серную, следовательно — смрадную. (Впрочем, былинные богатыри хотят иногда напиться из Смородины свежей воды.) Через огненную реку в духовном стихе Михаил Архангел перевозит души умерших. Она — рубеж мира иного, преграда, которую вынужден преодолеть отправляющийся в путешествие фольклорный герой. Отсюда связанный с ней в былинах, сказках и заговорах мотив калинового (каленого) моста[5], иногда — двух-трех мостов или перевоза, у которых богатырь сражается со змеем, Соловьем-разбойником, чудом-юдом и т. п. В сказках на берегах Смородины лежат кости человеческие (см. № 137 в собрании Афанасьева), переправа смертельно опасна. Заваленная «дубьем да колоденькам», Смородина оказывается третьей заставой на пути былинного Ильи Муромца из Чернигова в Киев (первая — темные леса, вторая — черные грязи), она встречается на пути и у отправляющейся тем же маршрутом жены Ставра Годиновича Василисы (Настасьи) Никулишны. Фольклорная Смородина опасна для живого человека («черная речка грозна Смородинка»). В песнях река смородна губит молодца за похвальбу, «говорит человеческим голосом, душой красной девицей, за слова ласковые и поклоны низкие пропускает молодцев, других же за обиды топит». Для переправы её необходимо укротить, усмирить. В народной балладе князь Роман, убив и растерзав свою жену, бросает её в реку Смородинку; в другом варианте князь Демьян правую руку своей жены с золотым кольцом бросил «во Неву-реку самородную». На Смородине останавливаются на отдых былинные богатыри (Добрыня Никитич, Алеша Попович) и сказочные герои (Иван Быкович с братьями); у неё Саул Леванидович убивает царя Кунгура, а Добрыня настигает богатыря Кузьму Семерцянинова, племянника-врага Ильи Муромца. Здесь Алеша Попович находит убитого Добрыню Никитича. На реке Смородине останавливаются во время набега на Русь королевичи Левики, племянники Политовского короля, через неё переправляется в облике волка князь-оборотень Константин (Роман) Дмитриевич, чтобы навредить им и подать сигнал к битве.

Юдин А. В., 1997[2]

За переправу через неё река обычно берёт «с кониного брода по коню, а с калинова мосточка по удалому молодцу»[6].

Названия и этимология[править | править код]

Известные формы мифотопонима: Смародина, Смородыня, Смородинка, Смородовка, Смородинная, Самородная и др. Также может называться Смугра (Смура), Свита, Сварога, Сафат, Сахатарь, Березина, Волхов, Кама, Непра, Пучай[7], Салфа-река, Израй-река, Нетеча[8], а также Оманая (то есть «обманная»)[7].

Смородина. Чаще всего название Смородина выводят от слова др.-рус. смо́род «смрад, сильный, неприятный, удушливый запах»[9][10]. Название реки, таким образом, истолковывается как «смрадная, зловонная река»[11]. Её современное соответствие — «речка Вонючка» из песенки[12]. Эту точку зрения высказывали[11] В. Н. Мансикка[13], Н. И. Коробка[14], В. И. Еремина[15], Т. Н. Кондратьева[16], Л. В. Доровских[17].

Н. Д. Квашнин-Самарин, предполагая первичной форму Самородина, объяснял Смородину как реку «самородную», саму собой рождающуюся, первообразную, мифический прообраз всех рек[18][11].

Также название выводили из смуры — «тёмный» в связи с инфернальной символикой чёрного цвета. А. Е. Крымский предлагал источником названия распространенный тюркский гидроним «Самурдон» — «соболья река»[19][11].

Пучай-река. Дмитриева Е. Н., указывая, что иногда в былинах река называется «Пучай-рекой», предполагает, что это название связано с описанием её «вспучивания, бурления»[4].

Израй-река. Израй вероятно отсылает к праславянскому *rojь «течение, поток». Ср. др.-инд. raya- «поток, напор, натиск»[20].

Нетеча. Слово нетеча в качестве географического термина зафиксировано в украинских, польских и сербохорватских диалектах и имеет значение «стоячая вода, болото». У реки есть свойство останавливать своё течение при определённых обстоятельствах[21].

Локализации[править | править код]

Фольклористы тщетно разыскивали реальный прообраз речки Смородины[12]. Её сближали с одноименной рекой недалеко от г. Карачева Брянской области, были указания на распространенность гидронима на Русском Севере; из анахронизмов известны старинные русские гидронимы Смердя, Смерделя, Смердица и др. По былинным данным, она впадает в Волгу[22].

Существует былинный стих о неком князе Романе Васильевиче, убившем свою жену и бросившем её в реку Смородинку[23]; в другом варианте князь Демьян бросил правую руку своей жены «во Неву-реку самородную»[2].

На предположение Г. З. Байера, что древнее название Москва-реки было Смородина, А. В. Юдин замечает, что, вероятно, оно основано на неверном понимании фольклорных сочетаний вроде «Москва-река Смородина»[2][24].

В былине «Царь Саул Леванидович» река Смородина локализуется в «татарских, половских землях». По сюжету, Константин Сеулович пытается брать дань с Кунгур-царя, именуемого очевидно по реке Смородина, как «Самородович»[25].

Локализация в южнорусских землях[править | править код]

Рыбаков Б. А. считал, что в былинах содержатся искажённые топонимы южнорусских земель, и ассоциировал реку Смородину с рекой Снепород (совр. Самара, левый приток Днепра), в то время, как связываемую со Смородиной реку Пучай — с рекой Почайна в Киеве[26]. Пучай-реку ассоциируют с рекой Почайна и некоторые другие исследователи[27].

Также иногда встречается название «Израй-река», упоминаемое в былине как синоним «Сафат-реки» и «Пучай-реки», на которую ходил купаться мальчиком Добрыня Никитич и повстречал Змея Горыныча[28][29][30]. В былине «Три года Добрынюшка стольничел» богатырь жил в Киеве, где его будущая жена-колдунья Марина встречалась со Змеем Горынычем, за что была Добрыней убита[31]. В былине «Алёша Попович» Сафат-река также описывается возле Киева; там богатырь убивает младшего Тугарина Змеевича, и позже — старшего Тугарина Змеевича, который является в Киеве почётным гостем князя Владимира и фаворитом некой княгини Апраксеевны[32].

В былине «Дюк Степанович» подчёркивается большая широта Пучай-реки возле Киева — «в два поприща», о перепрыгивании которой богатыри спорят на смерть; и в окрестностях упомянуто лежбище Змея Горыныча «с двенадцатью хоботами»[33].

В былине «Илья Муромец и Соловей-разбойник» река Смородина локализуется на «прямоезжей» дороге между Черниговом и Киевом[34]. Географически, на этом пути расположены только реки Днепр, Десна (приток Днепра), и две малоизвестные речки.

Можно заметить, что в былинах не упоминается великая река Днепр, а вышеназванная река — единственная отмечаемая река в окрестностях Киева. Ряд исследователей считают, что реки Израй[35][36] и Сафат[37][21][38] — это и есть Днепр. В основном, эти исследователи являются сторонниками «хазарской версии» основания Киева, согласно которой Киев основали или имели в нём значительное влияние хазары — степной народ, исповедовавший иудаизм. По этой теории связываются названия «Израй» с Израилем, а «Сафат» с рекой Самбатион из еврейских легенд. Эта река на краю земли, которая в обычные дни бурлит и кипит, а по субботам останавливается. За ней живут десять потерянных израильских колен. Самватас — одно из средневековых названий Киева. Необходимо заметить, что эти названия являются гапаксом, нося единичный характер, и что хазарская теория имеет мало сторонников.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Иванов, Топоров, 1995, с. 163.
  2. 1 2 3 4 5 Юдин, 1997.
  3. Пропп, 2000, с. 186.
  4. 1 2 3 Дмитриева, 2001, с. 26–28.
  5. см. о нём: Калашник 1992; Хроленко 1997; Юдин 1997
  6. Топорков, 1995, с. 304.
  7. 1 2 Юдин, 1996.
  8. Бой на Калиновом мосту // Белгородский государственный музей народной культуры
  9. Смород // Этимологический словарь русского языка = Russisches etymologisches Wörterbuch : в 4 т. / авт.-сост. М. Фасмер ; пер. с нем. и доп. чл.‑кор. АН СССР О. Н. Трубачёва, под ред. и с предисл. проф. Б. А. Ларина [т. I]. — Изд. 2-е, стер. — М. : Прогресс, 1986—1987.
  10. Смород // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882. — Т. 4. — С. 242–243.
  11. 1 2 3 4 Юдин, 1996, Юдин, 1997
  12. 1 2 Юдин, 1999.
  13. В. Н. Мансикка, 1909, 10
  14. Н. И. Коробка, 1910, 199
  15. В. И. Еремина, 1967, 145
  16. Т. Н. Кондратьева, 1967, 212—213
  17. Л. В. Доровских, 1977, 42
  18. Квашнин-Самарин, 1871, с. 86-87
  19. Кримський, 1973, с. 349—351
  20. Топоров В. Исследования по этимологии и семантике. Том 2. Индоевропейские языки и индоевропеистика. Книга 2 — М.: Языки славянских культур, 2006—728 с. — ISBN 5-9551-0157-2 — С. 207
  21. 1 2 Архипов А.А. Об одном древнем названии Киева / Сост. Литвина А. Ф., Успенский Ф. Б. // Из истории русской культуры. — М. : Языки славянской культуры, 2002. — Т. II. Кн. 1. Киевская и Московская Русь. — С. 39. — (Язык. Семиотика. Культура).
  22. Юдин, 1996, Юдин, 1997, Юдин, 1999
  23. Сборник былинных стихов К. Данилова, 1977, Князь Роман жену терял.
  24. Сборник былинных стихов К. Данилова, 1977, Когда было молодцу пора-время великая.
  25. Царь Саул Леванидович // Древние Российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. — 2-е дополн. изд. — М.: Наука, 1977. — 488 с. — (Лит. памятники).
  26. Рыбаков Б. А. Культура Руси IX—XIII веков // Рождение Руси.
  27. Пучай-река // Российский гуманитарный энциклопедический словарь. — М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС: Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2002.
  28. Сборник былинных стихов К. Данилова, 1977, Добрыня купался — змей унёс.
  29. Современный фольклорный вариант: Про Добрыню Никитича и Змея Горыныча // Русские богатыри : [сборник] / авт.-сост. И. В. Карнаухова, Г. Карнаухова. — 2003. — (Школьная библиотека). — ISBN 9785457610064.
  30. Добрыня Никитич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
    Горынич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  31. Сборник былинных стихов К. Данилова, 1977, Три года Добрынюшка стольничел.
  32. Сборник былинных стихов К. Данилова, 1977, Алёша Попович.
  33. Сборник былин А. Ф. Гильфердинга, 1950, Дюк Степанович (Во тоя во Индёи во богатыи...), №152.
  34. Сборник былин А. Ф. Гильфердинга, 1950, Илья Муромец и Соловей разбойник, №74.
  35. Хазария — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  36. Тарас Репин. Был ли древний Киев хазарским городом // Русская Семёрка, Альманах : журнал. — 2018. — 22 мая (№ 1(5)).
  37. Санбатион // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1908—1913.
  38. Гурченко Л. А. III. Крепость Самбатас на Днепре // Вынуть дьявола из мелочей. — 2016. — ISBN 978-5-906880-39-0.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]