Смородина (река)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Сморо́дина (Смородинка, Огненная река, Пучай-река; от др.-рус. смо́род «смрад, сильный, неприятный, удушливый запах») — река в восточнославянских волшебных сказках, былинах и заговорах. Отделяет мир живых от мира мёртвых[1], аналог древнегреческого Стикса; преграда, которую предстоит преодолеть человеку или его душе по пути на «тот свет».

Описание[править | править вики-текст]

«Выступает в качестве водного рубежа „мира иного“. В заговорах от крови она связана с мотивом перевозчика, „старого, матерого человека“ в лодке, секущего саблей синее мертвое тело, причем синяя кровь не течет. На ней калиновый мост, на нём дуб Мильян.»[2]

Огненная река Смородина и Калинов мост упоминаются в сказках и в заговорах[2]. Иногда в былинах[каких?] река называется огненной, смоляной, Пучай-рекой, — возможно потому, что кипящая река бурлит и вспучивается[3]:

Тая́ река́ свире́пая,
Свире́пая река́, сама́ серди́тая.
 
И́з-за пе́рвоя же стру́йки —
как ого́нь сечёт.

И́з-за дру́гой же стру́йки —
И́скра сы́плется.
 
И́з-за тре́тьей же стру́йки —
Дым столбо́м вали́т,

Дым столбо́м вали́т,
Да сам — со пла́менью[3].

Смородина широко известна в русском фольклоре. В. Н. Мансикка и Н. И. Коробка описывали её как огненную (черную) реку, отделяющую потусторонний мир (ад) от мира живых, реку серную, следовательно — смрадную. (Впрочем, былинные богатыри хотят иногда напиться из Смородины свежей воды.) Через огненную реку в духовном стихе Михаил Архангел перевозит души умерших. Она — рубеж мира иного, преграда, которую вынужден преодолеть отправляющийся в путешествие фольклорный герой. Отсюда связанный с ней в былинах, сказках и заговорах мотив калинового (каленого) моста[4], иногда — двух-трех мостов или перевоза, у которых богатырь сражается со змеем, Соловьем-разбойником, чудом-юдом и т. п. В сказках на берегах Смородины лежат кости человеческие (см. № 137 в собрании Афанасьева), переправа смертельно опасна. Заваленная «дубьем да колоденькам», Смородина оказывается третьей заставой на пути былинного Ильи Муромца из Чернигова в Киев (первая — темные леса, вторая — черные грязи), она встречается на пути и у отправляющейся тем же маршрутом жены Ставра Годиновича Василисы (Настасьи) Никулишны. Фольклорная Смородина опасна для живого человека («черная речка грозна Смородинка»). В песнях река смородна губит молодца за похвальбу, «говорит человеческим голосом, душой красной девицей, за слова ласковые и поклоны низкие пропускает молодцев, других же за обиды топит». Для переправы её необходимо укротить, усмирить. В народной балладе князь Роман, убив и растерзав свою жену, бросает её в реку Смородинку; в другом варианте князь Демьян правую руку своей жены с золотым кольцом бросил «во Неву-реку самородную». На Смородине останавливаются на отдых былинные богатыри (Добрыня Никитич, Алеша Попович) и сказочные герои (Иван Быкович с братьями); у неё Саул Леванидович убивает царя Кунгура, а Добрыня настигает богатыря Кузьму Семерцянинова, племянника-врага Ильи Муромца. Здесь Алеша Попович находит убитого Добрыню Никитича. На реке Смородине останавливаются во время набега на Русь королевичи Левики, племянники Политовского короля, через неё переправляется в облике волка князь-оборотень Константин (Роман) Дмитриевич, чтобы навредить им и подать сигнал к битве.

Юдин А. В., 1997[2]

Этимология[править | править вики-текст]

Известные формы мифотопонима: Смародина, Смородыня, Смородинка, Смородовка, Смородинная, Самородная и др. Также может называться Смугра (Смура), Свита, Сварога, Сафат, Сахатарь, Березина, Волхов, Кама, Непра, Пучай и др., а также Оманая (то есть «обманная»)[5].

Чаще всего название Смородина выводят от слова др.-рус. смо́род «смрад, сильный, неприятный, удушливый запах»[6]. Название реки, таким образом, истолковывается как «смрадная, зловонная река»[7]. Её современное соответствие — «речка Вонючка» из песенки[8]. Эту точку зрения высказывали[7] В. Н. Мансикка[9], Н. И. Коробка[10], В. И. Еремина[11], Т. Н. Кондратьева[12], Л. В. Доровских[13].

Н. Д. Квашнин-Самарин, предполагая первичной форму *Самородина, объяснял Смородину как реку «самородную», саму собой рождающуюся, первообразную, мифический прообраз всех рек[14][7].

Также название выводили из смуры — «темный» в связи с инфернальной символикой чёрного цвета. А. Е. Крымский предлагал источником названия распространенный тюркский гидроним «Самурдон» — «соболья река»[15][7].

Локализации[править | править вики-текст]

Фольклористы тщетно разыскивали реальный прообраз речки Смородины[8]. Её сближали с одноименной рекой недалеко от г. Карачева Брянской области, были указания на распространенность гидронима на Русском Севере; из анахронизмов известны старинные русские гидронимы Смердя, Смерделя, Смердица и др. По былинным данным, она впадает в Волгу[16].

Существует народная баллада о князе Романе, убившем свою жену и бросившем её в реку Смородинку; в другом варианте князь Демьян бросил правую руку своей жены «во Неву-реку самородную»[2].

На предположение Г. З. Байера, что древнее название Москва реки было Смородина, А. В. Юдин замечает, что вероятно оно основано на неверном понимании фольклорных сочетаний вроде «Москва-река Смородина»[2].

Рыбаков Б. А. считал, что в былинах содержатся искажённые топонимы южнорусских земель, и ассоциировал реку Смородину с рекой Снепород (совр. Самара, левый приток Днепра), в то время, как иногда связываемую со Смородиной реку Пучай с р. Почайна в Киеве[17].

Дмитриева Е. Н., указывая, что иногда в былинах[каких?] река называется «Пучай-рекой», предполагает, что это название связано с описанием её «вспучивания, бурления». При этом автор не связывает огненную, дымящуюся, смердящую (корень слова «смород, смерд») реку с какой-либо реальной рекой[3].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Пропп, 2000, с. 186.
  2. 1 2 3 4 5 Юдин, 1997.
  3. 1 2 3 Дмитриева, 2001, с. 26–28.
  4. см. о нём: Калашник 1992; Хроленко 1997; Юдин 1997
  5. Юдин, 1996.
  6. Смородинка // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  7. 1 2 3 4 Юдин, 1996, Юдин, 1997
  8. 1 2 Юдин, 1999.
  9. В. Н. Мансикка, 1909, 10
  10. Н. И. Коробка, 1910, 199
  11. В. И. Еремина, 1967, 145
  12. Т. Н. Кондратьева, 1967, 212—213
  13. Л. В. Доровских, 1977, 42
  14. Квашнин-Самарин, 1871, с. 86-87
  15. Кримський, 1973, с. 349—351
  16. Юдин, 1996, Юдин, 1997, Юдин, 1999
  17. Рыбаков Б. А. Культура Руси IX—XIII веков // Рождение Руси.

Литература[править | править вики-текст]