Рожаницы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Рожани́цы или роженицы[1] — в славянской культуре обожествлённый образ матерей в период родов или повитух. Наряду с божеством Род, олицетворяют продолжение рода. Есть мнение, что родом называли новорождённого.

В роли демонов судьбы[править | править вики-текст]

С рожаницами у южных славян связан мифический персонаж «судженицы», которые наговаривали судьбу новорождённому, или дарили подарок, определяющий его будущую жизнь[2]. Бытовали суеверия, по которым, чтобы не явились судженицы и не испортили судьбу ребёнка, роженицам не давали спать 3 дня, или наоборот их пытались усыпить[3]. Отголосок верований сохранился в сказочных сюжетах о феях-крёстных из нордических сказок, например, «Спящая красавица»[4]. Вероятной основой придумывания такого мифического персонажа был старый обычай, когда роженицы и повитухи собирались у колыбели новорождённого, чтобы определить его судьбу.[3][4] Древние славяне, по словам Прокопия Кесарийского, не знали судьбы, предначертанного (в античном понимании этих терминов), поэтому образ рожаниц считается заимствованным. Поэтому образ Рода и рожаниц сопоставим с античными майорами, фатумами. [источник не указан 19 дней]

В язычестве[править | править вики-текст]

В древнерусских источниках рожаницы обычно упоминаются вместе с языческим божеством Род — покровитель единства рода. Род и рожаницы считались умершими предками патриархального рода, которых сородичи считали своими покровителями. Они носили и другие наименования — чур, щур, дед.[4] Поскольку производящее начало всегда связывалось с женщиной, культ рода был традиционно женским. В нём принимали участие специальные жрицы, совершавшие жертвоприношение несколько раз в год. Иногда к Роду обращались и для защиты от болезней, но тогда главную роль в обряде играли рожаницы.[4]

Культ рода имел особое значение для русских князей. Ещё в XIXII веках у восточных славян сохранялось почитание княжеского рода. Именно от его единства зависело право обладания престолом и родовой землей. Поэтому роду и рожаницам совершались регулярные жертвоприношения. Обычно богов приглашали на ритуальное угощение, для которого готовилась специальная каша, пекли особый хлеб. Богов также угощали сыром и медом. Угощение расставлялось в святилищах. Считалось, что боги появляются там невидимо для человеческих глаз.

После христианизации[править | править вики-текст]

Поминание умерших[править | править вики-текст]

Со временем культ рода и рожаниц был практически полностью забыт. Бог Род преобразовался в духа — покровителя семьи, в «домового деда», а позже в охранителя новорожденных. И превратился в почитание умерших предков. Следы почитания Рода продолжали сохраняться только в быту. Одним из их проявлений можно считать совместные родовые захоронения, а также периодическое поминовение родственников на кладбище в родительские субботы.[4] А также такие поминальные дни как «навий день» (Великий четверг) в Великий пост, и «Радоница» — вторник первой недели после Пасхи (на Радоницкой неделе, церк. Фомина неделя).[4]

День, посвящённый роженицам и повитухам, назывался «рожаничная трапеза», и нынче известен как Собор Пресвятой Богородицы или Бабьи каши. Образ рожаниц, как покровительниц материнства, ро́дов и женщин-рожениц, был вытеснен образами Богородицы и женщин-святых: Параскевы Пятницы, Анастасии Воскресенья[источник не указан 15 дней] и др[источник не указан 15 дней]. Однако, почитание Богородицы в этом ключе и «рожаничная трапеза» официально в христианстве запрещались, ибо считалось ересью сравнение Богородицы с «человекородицей».

Рожаничная трапеза и ересь[править | править вики-текст]

С рожаницами связана «рожаничная трапеза» (позже — «бабьи каши»[5]), упоминающаяся в церковнославянских переводах византийских поучений против язычества. Она проводилась на следующий день после Рождества Христова у восточных славян, или через день после Крещения у болгар. Данный обычай широко бытовал в Византии и был осуждён 79-м правилом VI Вселенского собора (680 год):

Некие, по дне святаго рождества Христа Бога нашего, усматриваются приготовляющими хлебное печение, и друг другу передающими, аки бы в честь болезней рождения всенепорочныя Девы Матери: то мы определяем, да не совершают верные ничего таковаго. Ибо не есть сие честь Деве, плотию родившей невместимое Слово, Если ея неизреченное рождение определяют и представляют по примеру обыкнновеннаго и нам свойственнаго рождения[6].

Древнерусская версия канона «Лаодикийского собора», известная по сборнику конца XIV века, напрямую связывает рожаничную трапезу с несторианской ересью:

Да будет всем известно, что Несторий-еретик научил класть рожацную трапезу, считая Богородицу человекородицей[7]. Святые же отцы Лаодикийского собора, услышав от ангела, что Богу и Богородице это не угодно, писанием повелели этого не делать. Кто последует заповеди святых отцов — спасён будет, а если кто ослушается — да будет отлучён[8].

Трактовки[править | править вики-текст]

По мнению Н. И. Зубова[неавторитетный источник? 16 дней], Род и рожаница древнерусских поучений против язычества — это широко распространённый в античном и восточном мире сюжет о божественных Матери и Сыне (например, Исида и Гор). Просто имя Сына (Род) сохранилось как имя собственное, а имя Матери — нет. Поэтому нет никаких оснований считать Рода каким-то абстрактным божеством или одним из верховных божеств, и уж тем более неуместно проводить к нему параллели из монотеистических систем[9].

Б. А. Рыбаков в рамках своей концепции считал рожаниц богинями плодородия, что не находит подтверждения в источниках и не разделяется современными исследователями.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Валенцова М. М. Родины // Восточнославянский этнолингвистический сборник / отв. ред. Плотникова А. А., ИСл РАН. — Индрик, 2001. — С. 313. — ISBN 5-85759-159-2.
  2. Иванов, Топоров, 1990, с. 460
  3. 1 2 Роженица // СДЭС, 1999
  4. 1 2 3 4 5 6 Капица, 2006
  5. Бабьи Каши // Российский Этнографический Музей
  6. Правила святого Вселенского шестого собора, константинопольского
  7. Несториане считали термин Богородица богословски-корректным лишь с оговоркой «по человечеству», поскольку рождение от Девы Марии имело отношение только к человеческой природе Христа.
  8. Баранкова Г. С., Савельева Н. В. Тематические и языковые особенности редакторских статей и вставок в Софийском сборнике (к проблеме датировки и локализации его антиграфа) // Библеистика. Славистика. Русистика: К 70-летию заведующего кафедрой библеистики профессора Анатолия Алексеевича Алексеева. СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2011. С. 58-59.
  9. Зубов Н. И. Научные фантомы славянского Олимпа // Живая старина. М., 1995. № 3 (7). С. 46-48.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]