Хорс

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

О харьковской монархической организации см. ХОРС

Хорс (др.-рус. Хърсъ) — в древнерусской языческой мифологии бог солнца.

Этимология имени[править | править код]

Согласно наиболее распространённой версии, имя Хорса происходит из иранских языков — ср. авест. hvarə xšaētəm, пехл. xvaršêt, перс. xuršēt‎ «сияющее солнце», осет. хур «солнце». По мнению Макс Фасмера, данная этимология «не лишена фонетических трудностей»[1]. Некоторые современные исследователи предлагают исконно-славянскую этимологию[2].

Б. А. Рыбаков связывает происхождение Хорса с древнескифским (сколотским) периодом, тогда как В. В. Седов ограничивает иранское (скифо-сарматское) влияние на антов периодом черняховской культуры (IIIV века).

По данным источников[править | править код]

По сообщению Повести временных лет, год 980, князь Владимир I Святославич «постави кумиры на холму вне двора теремнаго: Перуна древяна… и Хърса, Дажьбога, и Стрибога, и Симарьгла, и Мокошь», однако уже Синопсис Хорса в числе богов, чтимых Владимиром, не упоминает.

Хорс упоминается и в других памятниках, например, в «Хождении Богородицы по мукам» говорится, что люди «богы прозваша солнце и месяц, землю и воду… Трояна, Хърса, Велеса, Перуна на богы обратиша»[3]

Хорс упоминается в одной из редакций «Беседы трёх святителей»[4]. В одном из фрагментов этой беседы Василий Великий отвечает:

Есть два громовых ангела: эллинский старец Перун и Хорс-жидовин — вот два ангела молнии.

Упоминание здесь «Хорса-жидовина» (то есть еврея, иудея) дало повод для спекуляций на тему заимствования этого божества у хазарского гарнизона в Киеве, предположительно состоявшего из ираноязычной хорезмийской гвардии, поскольку правящая верхушка Хазарского каганата исповедовала иудаизм[6], эллинами же на Древней Руси называли язычников. По мнению Б. А. Успенского, поддержанному М. А. Васильевым[7], языческие религии разных народов не различались в глазах русских книжников, они полагали наличие единой языческой, неправославной культуры[8]. Свою версию о «национальной принадлежности» божеств в этом отрывке выдвинул В. Й. Мансикка: "Быть может, в сознании автора этого вопросо-ответа Перун отождествлялся с Аполлоном, а Хорс — с ветхозаветным Нахором, который, действительно, в других списках заменяет Хорса"[9].

Неясно то, является ли связь в данном отрывке Перуна и Хорса с функциями грома и молнии чисто случайной, или осмысленной переводчиком. М. А. Васильев полагает, что связь не случайна — связь Перуна с громом и молниями всем известна, а добавление Хорса, которого он считает богом солнца, может объясняться тем, что солнце в Древней Руси по некоторым данным считалось источником молний[10].

В «Слове о полку Игореве» говорится, что Всеслав Брячиславич «въ ночь влъкомъ рыскаше: изъ Кыева дорискаше до куръ Тмутороканя, великому Хръсови влъкомъ путь прерыскаше». Первые издатели не поняли этого места, оставив «Хръсови» без перевода («по ночам как волк рыскал из Киева и до Тмуторокани»), затем В. А. Жуковский перевел его как Херсон, а Д. Н. Дубенский — как Хазария или Корсунь. П. Г. Бутков предположил, что «Хръсови» поставлено по ошибке переписчиков вместо «Днѣпрови», не допуская ещё, что речь идет о Хорсе, бывшем, по его мнению, «славянским Фебом». Наконец, в 1840 г. анализ фонетических, этимологических характеристик слова «Хърсъ» в сочетании с сопоставлением аналогичных мотивов в фольклоре других народов привели П. И. Прейса к выводу о том, что во фразе «великому Хръсови влъкомъ путь прерыскаше» слово «Хорс» может «значить только: солнце. Прежде нежели оно успело подняться, прежде нежели петухи начали петь, Всеслав уже был в Тмутаракани». При этом, по мнению Прейса, в Слове «Хорс есть не просто солнце, но лицо мифологическое», и подобная идея «очень обыкновенна в понятиях народов арийских»[11] По мнению российского религиоведа А. А. Бескова, версия о солнечной природе Хорса держится, фактически, лишь на его иранской этимологии. Исследователь реконструирует обширный пласт древней восточнославянской мифологии, в котором сопряжены солярный, лунарный, близнечный культы, а также культы коня, волка, свадебная обрядность. С его точки зрения, Хорс и Дажьбог могли быть божественными близнецами, подобно древнеиндийским Ашвинам или древнегреческим Диоскурам, из которых один мог соотноситься с солнцем, а второй с луной.[12].

Идолы и храмы[править | править код]

Идол Хорса, установленный Владимиром Святославичем в Киеве, был деревянный. Как полагает Б. А. Рыбаков, идол находился в нише по правую руку от идола Перуна, рядом с Даждьбогом.

Немец Вундерер, путешествовавший по Руси в 15891590 годах, описал идола «Корса» близ Пскова:

Перед городом (Псковом) мы видели двух идолов, которые были издревле поставлены жрецами и которым они поклоняются. Именно, Услада, каменное изображение, которое держит в руке крест, и Корса, который стоит на змее, имея в одной руке меч, а в другой — огненный луч.[13]

Считается, что в этом описании имена идолов вымышлены. Идентификация Хорса со вторым идолом-змееборцем весьма затруднительна, так как обычно в образе громовика-змееборца выступает Перун. Вместе с тем, возможно идентифицировать Хорса с другим идолом, имеющим в качестве атрибута крест. Историкам удалось обнаружить фрагмент идола с крестом. Он, действительно, каменный, а в правой руке божества, прижатой к груди, изображен крест, похожий на христианский. При возможном влиянии христианства, исследователи допускают, что символ креста имеет языческое объяснение — символ света. Такой псковский пантеон X века вполне согласуется с пантеоном Владимира, где первые места занимали Перун и Хорс.

Имя Хорса в топонимике[править | править код]

С. И. Котков установил, что в гидронимии Новгород-Северской области XVIIXVIII веков существовали Хорсово болото и овраг Хорсов[источник не указан 766 дней].

М. А. Васильев приводит следующие данные: "некоторые исследователи возводили к теониму Хърсъ ряд гидронимов Новгород-Северской области XVI-XVIII вв. (Хорсово болото, ровень Хорсов); топонимов Волыни Х-ХІІ ст.; название городка Хръсово в Болгарии, на правом берегу Дуная"[14].

Как указывает А. А. Бесков, в Боровском районе Харьковской области недалеко от села Гороховатка существовала деревня Хорсивка, ныне скрытая водами Червонооскольского водохранилища. Что важно, среди жителей деревни были носители фамилии Хорс[15].

Бог Хорс в искусстве[править | править код]

В романе Юрия Никитина «Артания» главный герой ищет осколки меча бога Хорса.

В стихотворении Велимира Хлебникова «Жизнь» есть такие строки:

Он умер, подымая бивни,
Опять на небе виден Хорс.
Его живого знали ливни —
Теперь он глыба, он замёрз.

Примечания[править | править код]

  1. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка
  2. Borissoff C. L. Non-Iranian origin of the Eastern-Slavonic god Xŭrsŭ/Xors // Studia Mythologica Slavica. — 2014. — Vol. 17. — P. 11—12.
  3. Виноградова. Словарь. Л., 1984. Вып. 6. С. 129.
  4. О данном источнике см. Беседа трёх святителей Архивировано 10 ноября 2013 года. // Интернет-портал Пушкинского дома
  5. Цит. по: Мансикка В.Й. Религия восточных славян. М.: ИМЛИ им. А.М. Горького РАН, 2005. С. 164.
  6. Топоров В. Н. Еврейский элемент в Киевской Руси // Славяне и их соседи. Еврейское население Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы: Средние века — начало Нового времени. М., 1993.
  7. Васильев М. А. «Хорс жидовин»: древнерусское языческое божество в контексте проблем Khazaro-Slavica // Славяноведение. 1995. № 2. С. 12-21.
  8. Успенский Б. А. Избранные труды. Т. 1. М., 1994. С. 227.
  9. В. Й. Мансикка. Религия восточных славян. — Москва: Институт мировой литературы, 2005. — С. 164.
  10. Васильев М. А. Указ. соч.
  11. Донесение П. Прейса г. министру народного просвещения, из Праги, от 26 декабря 1840 года // ЖМНП. 1841. Февр. Отд. 4. С 32—37; см. Энциклопедия «Слова о полку Игореве»
  12. Бесков Андрей. Восточнославянское язычество: Религиоведческий анализ. — Saarbrücken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2010. — С. 77—161.
  13. Вундерер И. Д. Путешествие по Дании, России и Швеции с 1589 по 1590 // Щит и зодчий (Путеводитель по древнему Пскову). Псков. Отчина. 1994
  14. М. А. Васильев. Язычество восточных славян накануне крещения Руси: Религиозно-мифологическое взаимодействие с иранским миром. Языческая реформа князя Владимира.. — Москва: Индрик, 1999.
  15. Бесков Андрей. Восточнославянское язычество: Религиоведческий анализ. — Saarbrücken: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2010. — С. 82—83.

Ссылки[править | править код]