Арийское христианство

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мария с младенцем Иисусом. Картина Адольфа Гитлера

«Арийское христианство» («деиудаизация», «арианизация» христианства) — расистская антисемитская идеологическая концепция, согласно которой христианство имеет «арийское» происхождение и сущность и должно быть очищено от наследия иудаизма. Центральной является идея «арийского Иисуса» о том, что Иисус Христос по происхождению или по духу был «арийцем». Концепция была создана в XIX веке авторами расовых теорий и получила распространение в XX—XXI веках в рамках национал-социализма, неонацизма и неоязычества.

Арийский миф противопоставляет «арийскую расу» господ («арийцев») «семитской расе» (семитам) в лице прежде всего евреев (откуда возник термин антисемитизм). При этом «семитской расе» приписываются сугубо отрицательные качества, делающие её прямой противоположностью «арийской расы». Перед сторонниками этой идеологии стоял вопрос об отношении к христианству как к религии, тесно связанной с иудазмом. Часть из них отвергла христианство и обратилась к неоязычеству, другие стремились очистить христианство от любых следов иудаизма и вернуться к «изначальному» «арийскому христианству». Умеренные сторонники «арийской» идеи принимали христианскую этику, считая её «арийской», тогда как радикалы усматривали в ней еврейское наследие, поскольку «арийское героическое начало» никак с ней не сочеталось[1].

Арийский миф был тесно связан с традиционным европейским антисемитизмом, обогатив его новой расистской идеологией. Однако в ходе своего развития он порвал с традицией христианского антисемитизма и принял антихристианский характер, какой по сути носят как «арийское» неоязычество, так и само «арийское христианство»[2][3].

Предыстория[править | править код]

В раннем христианстве было сформировано положительное отношение к древним евреям, исповедовавшим истинную веру. Однако позже в христианстве положительное отношение к еврейскому народу сменилось на резко отрицательное. Согласно этим взглядам, отвергнув Иисуса Христа, и, согласно Евангелию, распяв Его, иудеи стали врагами Бога и Нового Израиля (Христианской церкви) или просто заблуждающимися. Формировались представления о коварстве иудеев, подготавливающих приход Антихриста и призванных служить ему[1].

В. Лакер отмечает, что переход от религиозного антисемитизма к расовому произошёл достаточно плавно. По его мнению, расовый антисемитизм мог быть воспринят в основном теми, чьё образование веками базировалось на религиозной доктрине с акцентом на обвинении евреев в распятии Христа[4].

Вопрос о внешности и национальной принадлежности Иисуса связан с тем, что в Новом Завете отсутствует описание его человеческой внешности. Возникла закономерность, когда какое-либо национально-христианское движение могло придавать Иисусу черты своей культуры или даже причисляло к своему народу, как это было, например, у европейцев в XIX веке или у негров и индейцев в XX веке. При этом искажалась биография Иисуса.

В XIX веке наблюдаются с одной стороны бурное развитие науки, поставившее под вопрос многие христианские догмы, с другой стороны — развитие расовых теорий с идеей о существовании превосходства одних человеческих рас над другими и формированием мифа об «арийской расе» господ. В то же время христианская историософия продолжала влиять на идеи расовых теоретиков.

В новой оппозиции христиан, или Новый Израиль, сменили «арийцы». Христианская эсхатология оказала влияние на новые эзотерические концепции о регулярной смене эпох и рас, например в теософии Елены Блаватской: большую популярность получило учение о близящемся конце эры Рыб, чреватом всеобщим упадком и глобальными катаклизмами, после чего должна придти новая раса. Эзотерики считали нынешнюю эпоху временем господства «арийской расы», в то время как случайные остатки прежних рас, к которым относились и семиты, обречены на вымирание (Блаватская считала семитские народы ответвлением «арийских», «выродившимся в духовном плане и усовершенствованным в материальном»[5]). В этой парадигме евреи («семиты») с приписываемыми им негативным и характеристиками воспринимались культурно бесплодными и не имеющими будущего. Будущее связывалось с универсальными людьми, «арийцами»[1].

Европа XIX — начала XX века[править | править код]

В среде сторонников арийского мифа, требовавшего максимального отдаления христианства от иудаизма, получили некоторую распространённость идеи «арийского монотеизма» и «арийского Иисуса». Теоретики стремились к полному разрыву между иудаизмом и христианством («религией евреев» и «религией арийцев») и очищению христианства от «семитских включений». Они делились на две группы. Одни считали, что кочевники-семиты, отличавшиеся сухостью ума и крайним рационализмом, были обречены на монотеизм, в то время как обладавшие творческой фантазией «арийцы» способны были создать для себя политеистическую религию. Другие, напротив, утверждали, что «еврейский ум» был не в состоянии постичь всю глубину монотеизма, но это было доступно «арийцам»[1].

Ещё в 1858 году французский анархист Пьер-Жозеф Прудон писал, что монотеизм не мог быть создан «коммерческой расой» — евреями, а представляет собой творение «индогерманского ума»[6]. Швейцарский лингвист А. Пикте наделял «арийцев» «первобытным монотеизмом». Французский историк Э. Ренан писал: «В Иисусе не было ничего еврейского». При этом в христианстве он видел меньше монотеизма, чем в иудаизме или исламе. По его мнению, христианство постепенно отдалялось от иудаизма, в результате этого совершенствовалось и становилось «арийской религией». Ренан настаивал на необходимости дальнейшей «арианизации» христианства и его очищения от «семитских недостатков». Он предполагал вслед за Аделунгом, что Эдем располагался в Кашмире. С оппозицией иудаизма и христианства он связывал также природные различия между лесистой Галилеей, где родилось христианство, и пустынной Иудеей, где существовал иудаизм[7].

Дальше всего эти идеи развились в Германии, где наблюдались попытки создать «арийское христианство». В XIX веке немецкие интеллектуалы, начиная с Фихте[8], были заинтересованы «арийским происхождением» Иисуса. Если немецкий композитор Рихард Вагнер изобразил легендарного Зигфрида «истинным арийцем», то его продолжатель, писатель Клаус Вагнер в своей книге «Война» (1906) уже писал об «Иисусе-Зигфриде». В конце XIX — первой половине XX века Хьюстон Чемберлен и его последователи призывали очистить Ветхий Завет от «семитизма». Чемберлен апеллировал не к внешности Иисуса, а к его «духу». По его мнению, Иисус поднял «флаг идеализма», тем самым бросив вызов иудаизму. Чемберлен призывал к «деиудаизации» христианства и созданию новое «арийского» Евангелия. Позднее он провозгласил истоком христианства персов[2][8][9]. В рамках идеи о «религии солнца», Эрнст фон Бунзен утверждал, что Адам был «арийцем», а змей-соблазнитель — «семитом»[2].

В последней четверти XIX века немецкий востоковед Пауль де Лагард в своем трактате «Религия будущего» писал о необходимости «упразднения иудаизма». Бельгийский социалист Эдмон Пикар обнаружил «арийскую сущность» Иисуса в том, что тот, по его мнению, был настроен против капитализма[8]. В конце XIX — начале XX века во Франции многие католические авторы называли Иисуса «арийцем», «галилеяном» или «кельтом»[10].

Научные открытия в Месопотамии, позволили немецкому ассириологу Фридриху Деличу в 1902 году выступить с гипотезой о том, что многие сюжеты и идеи Второзакония, включая основные положения монотеизма, были заимствованы евреями из Вавилонии. Делич подчёркивал бедность и отсталость культуры древних израильтян. Если ранее А. Тайлор считал, что многие особенности своей древнейшей религии и мифологии «арийцы» заимствовали у семитов, то Делич писал об «арийской природе» Иисуса. Чемберлен включил открытия Делича, в собственной интерпретации, во вступление к четвертому изданию своей книги[9][11][12]. В Санкт-Петербурге некоторые студенты демонстрировали свои антисемитские настроения со ссылкой на Делича. Так, М. М. Гротт доказывал творческую немощь евреев, которые, по его мнению «занимались плагиатом»[13].

Американский евгенист Мэдисон Грант утверждал, что Иисус принадлежал к «индоевропейской расе»[14][15][16].

В Германии близкие идеи, но без антисемитизма, высказывал Артур Древс, по мнению которого, иудаизм существенно изменился, попав под влияние персидского митраизма в эпоху Ахеменидов. Изменился образ Яхве, ставшего из жестокого и мстительного Бога милосердным и любящим отцом. По мнению Древса, рядом с суровым фарисейско-раввинистским законничеством зародилась «гуманная и живая мораль», вышедшая за пределы узкого «иудейского национализма». Древние израильтяне, по утверждению Древса, практиковали человеческие жертвоприношения. Впрочем, даже это они частично заимствовали у персов. По мнению Древса, основные понятия иудаизма окончательно сложились под сильным влиянием персидской религии и эллинской философии. Основу христианству заложили синкретическиегностические») учения Западной Азии. Среди источников внешнего влияния на христианство Древс называл буддизм. Ядро христианства он связывал с идеей жертвующего собой бога, по его утверждениям, принесенной «арийцами» с севера. С этой точки зрения, по мнению Древса, Иисус был «арийцем»[17]. В то же время Древс был убеждён в мифологичности Иисуса. В целом Древс изображал иудаизм «вторичной религией», а прямую связь с ним христианства ставил под вопрос[1].

Также существовала точка зрения, что если Иисус по религии и был иудеем, то он всё равно не принадлежал к «еврейской расе»[18][19]. Основным аргументом для этой гипотезы выступала идея, что исторический регион Галилея, откуда происходил Иисус, заселялся «арийскими» народами, однако эта идея не получила научной поддержки[14][20].

Нацистская Германия[править | править код]

В нацистской Германии германский языческий фольклор как источник исконных моральных норм почитался выше, чем связанное с иудаизмом христианство. Многие нацисты видели в антихристианстве более глубокую форму антисемитизма[21]. Генрих Гиммлер говорил о необходимости создания «неогерманской религии», способной заменить христианство[22].

«Арийское христианство» было одной из ключевых идей концепции идеолога НСДАП Альфреда Розенберга, трансформировавшего его в эксклюзивную расовую религию. Розенберг противопоставлял Иисуса христианской церкви. Он утверждал, что евреи в лице «фарисея» апостола Павла в своих интересах «извратили» истинную суть учения Христа, а сам Иисус не был евреем[23]. «Арийские» основы этого учения Розенберг искал в индийских Упанишадах, зороастризме и идеях средневекового христианского мистика Майстера Экхарта[24]. Розенберг считал, что из христианства необходимо выбросить все положения о смирении и любви к слабым, а Христа сделать не мучеником, а героем. Господство любви ведёт, его по мнению, к расовой и культурной деградации. Он обвинял римско-католическое христианство в нетерпимости по отношению к другим верованиям и стремлении их искоренить[25]. Заимствуя много христианских понятий, Розенберг оправдывал это тем, что христианство, по его мнению, впитало в себя элементы более древних верований, например, идею Троицы[26].

Розенберг попытался разделить христианство на «позитивное», восходящее к нордическим (языческим), ценностям военной доблести и «негативное», пропитанное «сирийско-этрусским духом» любви. По его мнению, для первого была важна жизнь Иисуса, а для второго — его смерть. Древние германцы в его представлении не признавали всесильного Бога, они рассматривали человеческую душу священной и считали себя равными своим богам природы[25].

Особое неприятие нацистов вызывал Ветхий Завет. Адольф Гитлер называл его «Библией Сатаны». Розенберг требовал запретить его как «проводник еврейского влияния» и заменить нордическими сагами[27][28].

Сторонником «арийского христианства» был Карл Мария Вилигут, эзотерик и духовный наставник Гиммлера, разработавший ритуалы и символику СС. Вилигут считал себя потомком древних германских королей и утверждал, что христианство происходит от религии древних германцевирминистской религии Криста»), которые задолго до семитов написали исконную Библию. В его концепции древний вождь Бальдур Крестос был распят вотанистами[29][30].

Святого Мартина нацисты иногда изображали в виде вооруженного мечом бога Вотана, а святого Георгия и святого Михаила — в образе нордических рыцарей[25].

Нацистская идеология ухитрялась сочетать преклонение перед языческим наследием предков с пуританской, христианской половой моралью, которую должен был олицетворять «нордический» Аполлон[3].

Организации[править | править код]

В 1929 году в Тюбингене возникло «Движение германской веры», основанной на «расовых принципах» с элементами германского язычества, индуизма и христианства[21]. Его сторонники поклонялись Гитлеру и считали, что лишь через него можно достичь Христа. Приверженцы «германского христианства» поддерживали «возрождение» немецкого народа при национал-социализме и доказывали, что церковь вполне соответствует национал-социалистической идеологии. Эта, по словам А. Дэвиса, «нарциссическая церковь»[8], отстаивала идею арийского происхождения Иисуса, связывала христианство с «кровью» и стремилась очистить его от остатков иудаизма[1].

Одной из задач «германского христианства» было объединение немецкой нации, расколотой по религиозному признаку. Однако при нацистском режиме это движение вошло в конфликт с учрежденной властью Исповедальной церковью, ставившей ту же задачу, но отдававшей предпочтение протестантам. «Движение германской веры» было «третьей конфессией», отличной от протестантов и католиков и стремилось собрать вокруг себя религиозные группы, не связанные с христианством — расистов-язычников и эзотериков, которые ещё в Веймарский период призывали очистить христианство от «семитизма»[21]. Нацистское государство объявило себя сторонником «позитивного христианства» и воздерживалось от откровенной поддержки какой-либо из конфессий, хотя и симпатизировало протестантизму[31]. В конечном итоге нацистский культ основывался на идее Третьего рейха и ему не нужны были никакие другие боги[21].

Создатель и первый лидер «Движения германской веры», бывший миссионер Якоб Вильгельм Хауэр объяснял различия между религиями расовым фактором. Человек обязан поступать в соответствии со своим «расовым характером». Хауэр противопоставлял «индогерманскую религиозность» «ближневосточной семитской». Первая, по его утверждению, отводила человеку место рядом с богами, то вторая изображала его жалким, убогим, греховным существом, спасти которое могло лишь посредничество третьих лиц. «Индогерманская религиозность» способствовала развитию инициативы, призывала к активной борьбе за справедливость, «семитская» прививала фатализм, обрекала на вечное подчинение богу-деспоту. Индогерманцам требовался не спаситель, а вождь[31][21].

Германская христианская церковь объявляла избранным народом немцев и утверждала, что Христос был послан именно к ним[31].

Румыния[править | править код]

Идея очищения христианства от «еврейского духа» была популярна в 1930-е годы у некоторых румынских интеллектуалов, сторонников румынского фашистского движения Железная гвардия[32].

Россия[править | править код]

В среде русского неозычества, получившего популярность в 1990-е годы, идеи «арийского христианства» встречаются довольно часто. Причём неозычники нередко почти полностью воспроизводят идеи расовых теоретиков и национал-социалистов ушедшей эпохи, с той только разницей, что «немцы» и «германцы» заменяются в их построениях на «русских» и «славян». Так, делаются попытки доказать, что идеи монотеизма и Троицы были самостоятельно разработаны славянским язычеством. Русское православие дониконианского времени сближается с «ведическим наследием» и противопоставляется православию, реформированному патриархом Никоном. Часто русское православие рассматривается как часть «Русской Религии», уходящей корнями в языческую древность.

Ещё в 1990 году ответственный секретарь национально-патриотического фронта «Память» А. Э. Кулаков говорил о действиях «сионистов», направленных на разрушение «арийского мира» и православной веры. По его утверждению, и отцы Церкви, и «ведические дохристианские проповедники» предписывали России покончить с «мировым злом в виде сионизма».

Ультраправая Народная национальная партия конструировала «Русскую веру», состоящую из «Православия нового обряда» (РПЦ), «Православия старого обряда» (старообрядцы, поморы) и «Православия исконного обряда» (русские язычники).

Редактор и издатель ультраправой газеты «Наше Отечество» Е. А. Щекатихин в своих построениях объединял «ведическое мировоззрение» и православие в «Ведическое Православное мировоззрение». Он утверждал также, что губительную идею противопоставления язычества православию подбрасывают русским «жидомасоны».

Стремление к православно-языческому синтезу нашло отражение также в энциклопедии «Святая Русь. Большая энциклопедия Русского Народа», выпущенной конспирологом О. А. Платоновым.

Решая проблему несоответствия христианства арийским идеями, русские неоязычники прибегают и к другому приёму, противопоставляя христианству русское народное православие, по их мнению, сохранившее «здоровую языческую основу» и отвергнувшее присущие христианству «семитские черты». Такие идеи характерены для культурного центра «Вятичи».

Авторы популярного журнала «Свет. Природа и человек» утверждали, что русские изначально поклонялись единой Божьей Матери.

Начиная с конца 1990-х годов некоторые русские неоязычники называют «древнюю русскую веру» «древлеправославием», включая в неё старообрядчество и связывая крушение этой «древней ведической религии» с деятельностью Петра I или династией Романовых в целом. По утверждению А. А. Добровольского (Доброслава), старообрядчество было бессознательной попыткой сохранения остатков язычества, которые таились в народной среде.

Термин «православие» в неоязычестве часто также отрывается от христианства и понимается как «Правь славим», где под «Правью», в соответсвии с «Велесовой книгой», понимается небесный мир богов. Именно в таком значении, но с опорой на собственную мистификацию, «Славяно-Арийские Веды», понятие «православие» используется движением «Древнерусская инглиистическая церковь православных староверов-инглингов» (инглиизм).

Всё это призвано минимизировать расстояние между православием и неоязычеством и примирить радикалов неоязыческого и православного толков. Совместная борьба с «жидомасонским заговором» считается ими намного важнее внутренних противоречий[33].

Украина[править | править код]

В западной Украине возникла теория об украинском происхождении Иисуса и других известных религиозных деятелей. Идея фактически повторяет нацистскую. В частности, сторонники украинского Иисуса утверждают, что он родился в Галилее, которая является искажённым словом Галичина. Теория стала популяризироваться в 1990-х годах после публикации эссе-романа беллетриста Юрия Каныгина «Путь Ариев»[34]. Позже теории публиковались в украинских газетах, в частности в газете Верховной Рады «Голос Украины», и учёным Валерием Бебиком[35][36][37]. Американский публицист украинского происхождения Михаэль Дорфман предполагает, что теория зародилась в условиях оккупации Украины нацистской Германией и оказания помощи нацистскими войсками православным священникам[38].

Критика[править | править код]

Нет доказательств превосходства «нордической расы», существования «арийской расы» и высокоразвитой «арийской цивилизации»[39]. Исторические арии, действительно обладавшие развитой культурой, являются предками только индоиранских народов и не имеют прямого отношения к германцам, славянам или каким-либо другим европейским народам, равно как и к населению Палестины, где родился и жил Иисус[40].

Исторической основой христианства является ветхозаветный иудаизм[41]. Историк Колин Кидд в своей работе «The forging of races» («Ковка рас») пишет, что расовые теории о происхождении библейских персонажей обусловлены культурными стереотипами и тенденциями, но ни в коем случае не научными исследованиями[14]. По наиболее распространённой в современной науке версии, Иисус был евреем[42]. Библеист Кэйн Хоуп отмечает, что образу Иисуса присуща некая универсальность, которая выходит за рамки национальности[43].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Шнирельман В. А. «Арийское христианство» // в кн.: Арийский миф в современном мире. М. : Новое литературное обозрение, 2015. Библиотека журнала «Неприкосновенный запас».
  2. 1 2 3 Поляков Л. Арийский миф. Исследование истоков расизма. СПб. : Евразия, 1996. С. 330—341
  3. 1 2 Gugenberger, Eduard & Schweidlenka, Roman. Die Fäden der Nornen. Zur Macht der Mythen in politischen Bewegungen. Wien: Verlag für Gesellschaftskritik, 1993. P. 97—98, 142—143.
  4. Лакер В. История сионизма = A History of Zionism / Пер. с англ.: А. Блейз, О. Блейз. — М.: Крон-пресс, 2000. — С. 50. — 848 с. — (Экспресс). — 5000 экз. — ISBN 5-232-01104-9.
  5. Blavatsky, The Secret Doctrine, the Synthesis of Science, Religion and Philosophy, Vol. II, p. 200.
  6. Rose, P. L. Wagner: race and revolution. New Haven: Yale Univ. Press, 1992. P. 65.
  7. Olender, Maurice. The language of Paradise: race, religion, and philology in the Nineteenth Century. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1992. P. 69—72, 79.
  8. 1 2 3 4 Davies, Alan T. 1975. The Aryan Christ: a motif in Christian anti-Semitism // Journal of Ecumenical studies, vol. 12, no. 4. P. 572—578.
  9. 1 2 Field, Geoffrey G. Evangelist of race: the Germanic vision of Houston Stewart Chamberlain. N. Y.: Columbia University Press, 1981. P. 193—195, 255—257.
  10. Wilson, Stephen. Ideology and experience: antisemitism in France at the time of the Dreyfus affair. Rutherford, N. J.: Fairleigh Dickinson University Press, 1982. P. 515.
  11. Poliakov, Leon. The History of anti-Semitism. Vol. 4. Suicidal Europe, 1870—1933. Oxford: Oxford University Press, 1985. P. 26.
  12. Marchand, S. L. Down from Olympus. Archaeology and Philhellenism in Germany, 1750—1970. Princeton: Princeton Univ. Press, 1996. P. 223—226.
  13. Гротт М. М. Некамъ Адонай! // Вешние воды. 1915. Кн. 1. С. 61—63.
  14. 1 2 3 Colin Kidd. The forging of races: race and scripture in the Protestant Atlantic world. 2006 ISBN 0-521-79324-6. P. 18.
  15. Susannah Heschel. The Aryan Jesus: Christian theologians and the Bible in Nazi Germany. 2008. P. 32. ISBN 0-691-12531-7
  16. Louis P. Masur. The challenge of American history. 1999. P. 319.
  17. Древс А. Миф о Христе. Т. 1—2. М. : Красная Новь, 1923.
  18. William Edward Arnal. The Symbolic Jesus: Historical Scholarship, Judaism and the Construction of Contemporary Identity'. 2005. P. 46—47. ISBN 1-84553-007-1
  19. Аквилонов Е. П., «Иудейский вопрос. О невозможности предоставления полноправия русским гражданам из иудейского народа». - СПб, Типография М. Л. Меркушева, 1907 г. - с. 17-23.
  20. Maurice Goguel. Jesus and the origins of Christianity. New York: Harper, 1960. P. 255.
  21. 1 2 3 4 5 Poewe, Karla O. New religions and the Nazis. N. Y.: Routledge, 2006. P. 7, 148—149.
  22. McCann, W. J. „Volk und Germanentum“: the presentation of the past in Nazi Germany // P. Gathercole, D. Lowenthal (eds.). The politics of the past. London: Unwin Hyman, 1990. P. 75—79.
  23. Goldstein, J. A. On racism and anti-Semitism in Occult and Nazism // Yad Vashem Studies. 1979. Vol. 13. P. 61.
  24. Figueira, Dorothy M. Aryans, Jews, Brahmins: theorizing authority through myths of identity. Albany: State University of New York Press, 2002. P. 83—86.
  25. 1 2 3 Шнирельман В. А. Нацизм и христианство // в кн.: Арийский миф в современном мире. М. : Новое литературное обозрение, 2015. Библиотека журнала «Неприкосновенный запас».
  26. Cecil, R. The myth of the Master Race: Alfred Rosenberg and Nazi ideology. London: B. T. Batsford, 1972. P. 95.
  27. Булгаков С. Христианство и еврейский вопрос. Paris: YMCA Press, 1991. С. 20—23.
  28. Rosenberg, Alfred. Der Mythus des 20 Jahrhunderts. München: Hoheneichen Verlag. 1930.
  29. Гудрик-Кларк Н. Оккультные корни нацизма. Тайные арийские культы и их влияние на нацистскую идеологию. СПб. : Евразия, 1995. С. 199—201.
  30. Васильченко А. Оккультный миф III Рейха. М. : Яуза-Пресс, 2008. С. 437—454.
  31. 1 2 3 Alles, Gregory D. The science of religions in a fascist state: Rudolf Otto and Jacob Wilhelm Hauer during the Third Reich // Religion, 2002, vol. 32, no. 3. P. 180—181, 190.
  32. Ленель-Левастин А. Забытый фашизм : Ионеско, Элиаде, Чоран. М. : Университетская книга, 2012. С. 216—217.
  33. Шнирельман В. А. Неоязычники и христианство // Арийский миф в современном мире. М. : Новое литературное обозрение, 2015. Библиотека журнала «Неприкосновенный запас».
  34. Путь ариев: Украина в духовной истории человечества.
  35. Сенсация. Иисус Христос — русский?!.
  36. Будда, Иисус Христос и древние египтяне были украинцами (недоступная ссылка). Дата обращения 22 сентября 2013. Архивировано 27 сентября 2013 года.
  37. Найбільший Українець.
  38. Как совмещается украинский нацизм с христианством: мнения.
  39. Шнирельман В. А. Арийский миф в современном мире. М. : Новое литературное обозрение, 2015. Библиотека журнала «Неприкосновенный запас».
  40. Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. — М. : Мысль, 1983.
  41. Кузенков П. В., Аверинцев С. С. Христианство // Большая российская энциклопедия. М., 2017. Т. 34. С. 194—197.
  42. Amy-Jill Levine. The Historical Jesus in Context edited by Amy-Jill Levine et al. Princeton University Press. P. 10. ISBN 978-0-691-00992-6
  43. Cain Hope Felder. Stony the Road We Trod, 1991. ISBN 0-8006-2501-3. P. 139.