Эта статья выставлена на рецензию

Президентские выборы в России (1996)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
← 1991  Россия  2000 →
Президентские выборы в России
16 июня и 3 июля 1996 года
Явка 69,8 % (первый тур)
69,4 % (второй тур)
Борис Николаевич Ельцин-1 (cropped).jpg Gennady Zyuganov 2012-05-01.jpg Alexander Ivanovich Lebed, 17th October, 1996.png
Кандидат Борис Ельцин Геннадий Зюганов Александр Лебедь
Партия самовыдвижение КПРФ КРО
Голосов в первом туре 26 665 495
(35,32 %)
24 211 686
(32,03 %)
10 974 736
(14,52 %)
Голосов во втором туре 40 402 349
(53,82 %)
30 104 589
(40,31 %)
Ba-yavlinsky-g-a-1999-june.jpg Wladimir Schirinowski cropped.jpg Svyatoslav Fedorov.jpg
Кандидат Григорий Явлинский Владимир Жириновский Святослав Фёдоров
Партия Яблоко ЛДПР Партия самоуправления трудящихся
Голосов в первом туре 5 550 752
(7,34 %)
4 311 479
(5,70 %)
699 158
(0,92 %)

Прочие кандидаты Михаил Горбачёв (0,51 %); Мартин Шаккум (0,37 %); Юрий Власов (0,20 %); Владимир Брынцалов (0,16 %)
1996 Russian presidential election's first round map by federal subjects.svg

Результаты первого тура по субъектам федерации

Red belt in Russian 1996 presidential elections.svg

Результаты второго тура по субъектам федерации
     Борис Ельцин
     Геннадий Зюганов

Результат выборов Борис Ельцин переизбран президентом России на второй срок во втором туре
Портал:Политика
Россия
Coat of Arms of the Russian Federation.svg

Статья из серии
Политическая система
России

Государственный строй


Конституция Российской Федерации

Всенародное голосование о принятии Конституции (1993)
Внесение поправок:
2008февраль 2014июль 20142020 (общероссийское голосование)

Президент Российской Федерации

Владимир Путин

Администрация президента

Совет безопасности

Правительство

Председатель Правительства
Михаил Мишустин
Состав правительства

Федеральное собрание

Совет Федерации
Члены СФ
Председатель СФ
Валентина Матвиенко
Государственная дума
Депутаты Госдумы
Председатель Госдумы
Вячеслав Володин

Судебная система

Конституционный суд
Верховный суд

Прокуратура


Федеративное устройство

Республики
Края
Области
Города федерального значения
Автономные области
Автономные округа

Выборы

Парламентские выборы:
1990199319951999
2003200720112016
Президентские выборы:
1991199620002004
200820122018
Референдумы: 19911993
Политические партии
Центральная избирательная комиссия

Внешняя политика
Внешнеэкономическая политика
Внутренняя политика
Военное положение
Гражданство России
Оппозиция
Права человека
Участие в международных организациях

Выборы президента России были назначены на 16 июня 1996 года, в соответствии с переходными положениями Конституции России и в связи с истечением срока полномочий президента России Бориса Ельцина, избранного в 1991 году президентом России (РСФСР).

Выборы прошли в два тура 16 июня и 3 июля 1996 года и отличались остротой политической борьбы между кандидатами. Оценки этих выборов, с точки зрения политических экспертов, расходятся от «самых демократичных» в связи с большим количеством участников и вовлечением в них всех слоёв общества до «самых „грязных“» в новейшей истории России, что связывается с использованием манипулятивных технологий, чёрного пиара («Голосуй, или проиграешь») и крупных финансовых вложений, нередко полученных незаконным путём или использованных не по назначению (дело о «коробке из-под ксерокса»)[1][2].

Основными соперниками являлись действующий президент России Борис Ельцин и лидер КПРФ Геннадий Зюганов, между которыми не состоялось прямых теледебатов из-за отказа от участия в них действующего президента. Согласно воспоминаниям современников, во время предвыборной кампании усилиями предвыборного штаба Ельцина и его сторонников велись постоянные очернение и демонизация Зюганова как противника любых демократических преобразований в России, пытавшегося восстановить советский государственный строй. В качестве «третьей силы» выступали несколько кандидатов, не принимавших ни программу Ельцина, ни программу Зюганова, наиболее ярким из которых был генерал-лейтенант Вооружённых сил Российской Федерации Александр Лебедь. Занявший 3-е место в первом туре Лебедь на следующий день, 17 июня, был назначен на должность секретаря Совета безопасности РФ, после чего призвал своих сторонников голосовать за Бориса Ельцина[3][4].

Выборы завершились победой действующего президента Ельцина, набравшего, в соответствии с официальными результатами второго тура выборов, более 53 % голосов избирателей[5]. Инаугурация Бориса Ельцина состоялась 9 августа 1996 года в Государственном Кремлёвском дворце[6].

По состоянию на 2020 год — первые и единственные в истории России президентские выборы, где для определения победителя потребовалось два тура. Впервые в истории российских президентских выборов кандидатами активно привлекались имиджмейкеры и политтехнологи, а по примеру американских предвыборных кампаний были организованы гастрольные туры артистов эстрады в поддержку некоторых кандидатов; также на фоне бума развития Интернета в России президентские выборы стали первым политическим событием крупного масштаба, активно обсуждавшимся в Рунете[1].

Предыстория[править | править код]

Решение Ельцина о баллотировании[править | править код]

Президентские выборы были назначены постановлением Совета Федерации от 15 ноября 1995 года[7]. В это же время, 17 декабря 1995 года, проходили выборы в Государственную Думу V созыва, первое место на которых заняла КПРФ (22,3 %, 157 мест), второе — ЛДПР (11,2 %, 51 место), а поддерживаемое президентом движение «Наш дом — Россия» — только третье место (10,1 %, 45 мест). К тому времени президент России Ельцин утратил популярность в обществе из-за неудач экономических реформ, провалов в ходе Чеченской войны и коррупционных скандалов в своём окружении, вследствие чего его рейтинги показывали его популярность на уровне 8—9 процентов[8]. Первоначально Ельцин не собирался принимать решения о баллотировании на второй срок, так как искал возможность ухода с политической арены и хотел больше времени проводить с семьёй, поэтому в избирательном штабе сторонников Ельцина рассматривались все возможные кандидатуры преемников из числа близких к президенту людей[9].

Бывший советник Ельцина Сергей Станкевич полагал, что кандидатом вместо Ельцина на пост президента мог быть занимавший пост мэра Санкт-Петербурга Анатолий Собчак, вокруг которого сосредотачивались демократические силы, стремившиеся не допустить политических побед коммунистов. Станкевич полагал и тогда, и позже, что состояние здоровья Бориса Ельцина было одной из причин, по которой действовавшему президенту не стоило идти на второй срок: обсуждение этого фактора и поиски потенциально преемника вели, в частности, Галина Старовойтова и Алексей Яблоков. В ходе обсуждений упоминались кандидатуры мэра Москвы Юрия Лужкова, директора СВР России, а затем министра иностранных дел Евгения Примакова, руководителя ФСБ Сергея Степашина. премьер-министра Виктора Черномырдина (по словам Вячеслава Никонова, кандидатуру последнего предлагал лично Ельцин)[10].

Однако после окончания выборов в Госдуму, завершившихся победой КПРФ, 4 января 1996 года Борис Ельцин принял окончательное решение о своём участии в выборах, сказав руководителю администрации президента Сергею Филатову, что в новой Думе сложилось «засилье коммунистов»[9], что создавало предпосылки для возможной победы лидера КПРФ Геннадия Зюганова на президентских выборах. «Я не хотел идти на президентские выборы, но теперь иначе никак» -- добавил Ельцин[9]. Позже Анатолий Собчак после личного разговора с Ельциным отказался от своей кандидатуры, убедившись, что Ельцин пойдёт на второй срок[11].

В свою очередь лидер занявшего 2-е место на думских выборах блока «Наш дом — Россия» Виктор Черномырдин не сумел консолидировать другие прошедшие в Думу силы в свою поддержку, чтобы сформировать в палате парламента большинство и опередить коммунистов, поэтому об участии Черномырдина в выборах речи не шло, а сам он не входил в число лидеров общественного мнения, согласно различным социологическим опросам и исследованиям[10]. Мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак после личного разговора с Ельциным отказался от своей кандидатуры, убедившись, что Ельцин пойдёт на второй срок[11].

До официального старта кампании[править | править код]

К Новому 1996 году стартовали кампании по сбору подписей в поддержку сначала Бориса Ельцина (неофициально), а затем и других кандидатов. Согласно действовавшему законодательству, в поддержку каждого кандидата требовалось собрать не менее 1 миллиона подписей, а расходы каждой партии и каждого кандидата (в случае самовыдвижения) на избирательную кампанию не должны были превышать 3 млн. долларов США[12].

В начале 1996 года Ельцин имел предельно низкий уровень поддержки среди населения: в феврале, когда он заявил о своём участии в предстоящих выборах, его рейтинг не превышал 4 %, и поражение Ельцина казалось предрешённым вопросом[5]. Более того, по данным опросов, 30 % населения выражали полное согласие с высказыванием «при коммунистах все было лучше, я хотел (-а) бы, чтобы всё стало по-старому», и ещё 33 % частично соглашались с этим[13]. На Всемирном экономическом форуме в Давосе, куда не приехал президент Ельцин[14], лидер КПРФ Геннадий Зюганов, главный противник действовашего президента на выборах, представил свою предвыборную программу[15]. На форуме Зюганову в контексте его внутрироссийской общественной популярности уделяли особое внимание крупные западные предприниматели и политики, уже видевшие его в качестве преемника Ельцина[14].

В феврале 1996 года в «Независимой газете» политолог Александр Ципко призвал вовсе отменить президентские выборы, сославшись на то, что никто из кандидатов не достоин стать всенародно избранным президентом, заявив, что переизбрание Ельцина могло подтолкнуть радикальных сторонников демократических реформ «к новым боям „за правое дело“», а победа Зюганова спровоцировала бы политику реванша, сведения счетов и дестабилизацию обстановки в стране[16].

В марте 1996 года у Ельцина, согласно А. А. Ослону, было три возможных варианта поведения[13]:

  • Отдать подготовку к выборам штабу, сформированному политиками и чиновниками. В таком случае предвыборная кампания привела бы к поражению, как и в случае с НДР на выборах в Госдуму.
  • Последовать совету ряда приближённых и отменить выборы. Для этого рассматривался вариант введения чрезвычайного положения по всей стране в связи с войной в Чечне, роспуск парламента в случае возражения и приведение всех в/ч в стране в состояние повышенной боевой готовности для предотвращения возможных массовых беспорядков. Наиболее ярым сторонником отмены выборов был Олег Сосковец, при этом Александр Коржаков выступал за перенесение выборов на 1998 год и избрание того, кого Ельцин выберет преемником[5][17].
  • Откликнуться на предложение группы крупных бизнесменов («олигархов») и доверить проведение кампании специальным политтехнологам. На это потребовалась бы крупная сумма денег, которую были готовы выделить олигархи; также пришлось бы задействовать услуги западных политтехнологов, знавших технологию проведения выборов на Западе, однако это могло бы поднять рейтинг Ельцина перед выборами.

По утверждению Дэвида Ремника, будущий посол США в России Майкл Макфол, работавший тогда в московском Центре Карнеги, участвовал во встрече с представителями предвыборного штаба Ельцина, организованной Александром Коржаковым. Люди Ельцина, предполагая, что Макфол работает на ЦРУ, обратились к нему с просьбой в случае отмены президентских выборов уговорить официальный Вашингтон поддержать это решение Москвы. Возмущённый таким предложением Макфол после встречи пожаловался в американское посольство[18].

В середине марта, после принятия Госдумой постановления «О денонсации беловежских соглашений» в части прекращения существования СССР, Ельцин поручил подготовить указы о роспуске Думы, о переносе выборов президента и о запрете КПРФ. 23 марта на закрытом совещании с участием Виктора Черномырдина, Олега Сосковца, Николая Егорова и группы членов предвыборного штаба Ельцина большинство участников собрания во главе с Сосковцом высказалось за полную отмену выборов. Однако в тот же день дочь Ельцина, Татьяна Дьяченко, уговорила отца поговорить с несколькими людьми: Виктором Черномырдиным, Анатолием Куликовым[19] и Анатолием Чубайсом[5]. В случае отмены выборов возникал высокий риск массовых беспорядков, которые могли возглавить коммунисты[5].

После часовой беседы с последними Ельцин принял решение не отменять и не переносить выборы и подтвердил, что примет в них участие[20]. Он обратился за помощью к бизнесменам и политтехнологам для борьбы за президентский пост и придерживался этой линии поведения до конца кампании, несмотря на очередное обострение ситуации в мае 1996 года, когда группа высокопоставленных политиков требовала отменить выборы[15], и в период между первым и вторым турами, когда произошёл скандал с «коробкой из-под ксерокса»[5].

Начало предвыборной кампании[править | править код]

Официально предвыборная кампания стартовала 14 мая, во время которой каждый кандидат, согласно законодательству, получал по 30 минут бесплатного времени в эфире каждой из трех государственных теле- и радиокомпаний. Одна дополнительная минута эфирного времени стоила, по разным оценкам, от 8,5 до 30,5 тысяч долларов[21]. В ходе предвыборной кампании состоялись первые президентские теледебаты в истории России: восемь выпусков программы «Один на один» прошли в формате дебатов[22]. В разных выпусках в дебатах принимали участие Святослав Фёдоров, Юрий Власов, Владимир Жириновский, Михаил Горбачёв, Мартин Шаккум, Александр Лебедь, Аман Тулеев и Владимир Брынцалов. Ельцин и Зюганов при этом в дебатах участия не принимали[21][23].

В преддверии голосования газета «Аргументы и факты» открыла горячую линию, позвонив на которую люди могли обратиться с просьбой к будущему президенту вне зависимости от того, кто займёт этот пост. Большую часть обращений составили просьбы повысить пенсии по старости до уровня минимальной зарплаты (73 тыс. рублей по тем меркам), обеспечить выплату зарплат сотрудникам различных предприятий, предотвратить массовые сокращения на предприятиях и помочь безработным найти доступную по специальности работу (в том числе и жителям крупных городов)[24].

На время голосования в Чечне было заключено перемирие, длившееся с 1 июня. Соглашение о перемирии подписали премьер-министр России Виктор Черномырдин и президент ЧРИ Зелимхан Яндарбиев[25]. Избирательные участки в Чечне по соображениям безопасности организовывались в автобусах[21].

14 июня 1996 года, за двое суток до первого тура выборов, на ОРТ был показан специальный выпуск шоу «Поле чудес», подготовленный совместно ОРТ, НТВ, телекомпанией «ВИD» и съёмочной группой телепередачи «Куклы». В игре участвовали ростовые куклы семи кандидатов в президенты России (Михаил Горбачёв, Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский, Святослав Фёдоров, Григорий Явлинский, Александр Лебедь и Борис Ельцин) и министра обороны Павла Грачёва и премьер-министра Виктора Черномырдина. Была заявлена тема игры под названием «Послезавтра», а в каждом туре в гротескном виде показывались отношения между кандидатами. В финал вышли Геннадий Зюганов и Борис Ельцин, а победу в выпуске и суперигре одержал «кукольный» Борис Ельцин, получивший все шесть символических «призов», коими были связанные с президентскими полномочиями предметы от «ядерного чемоданчика» до ключей от президентского автомобиля ЗИЛ-114[26]. Автором сценария выступил писатель Виктор Шендерович, сценарист программы «Куклы»[27].

Кандидаты[править | править код]

Центральной избирательной комиссией России было зарегистрировано 78 инициативных групп по выдвижению кандидатов в президенты, однако требуемый по закону 1 000 000 подписей избирателей сдали лишь 16 групп. ЦИК по результатам сдачи подписей зарегистрировал 9 кандидатов, ещё семерым было отказано. Шестеро из них обжаловали отказ Центризбиркома в Верховном суде, суд постановил зарегистрировать двоих[28].

Расходы каждого кандидата на свою предвыборную кампанию, согласно законодательству, не должны были превышать более 3 млн. долларов США, хотя позже были установлены нарушения этого положения о выборах[12]. По словам Сергея Лисовского, подобные нарушения совершали по ходу предвыборной кампании абсолютно все кандидаты, поскольку никому невозможно было уложиться в заявленную сумму в размере 3 млн. долларов[5], а Анатолий Чубайс и вовсе называл подобную сумму «несерьёзной»[29].

Предвыборная агитация[править | править код]

Кампания Ельцина[править | править код]

С учётом опросов общественного мнения и рекомендаций политтехнологов Ельцин решил сделать ставку на население крупных городов высокоурбанизированной России, интеллигенцию и молодёжь c целью привлечения этой категории, обычно равнодушной к участию в выборах[32]. Он лично вёл активную предвыборную кампанию, включая многочисленные поездки по стране и участие в массовых общественных мероприятиях, даже несмотря на неважное состояние здоровья перед её началом, вызванное несколькими перенесёнными инфарктами. Официально предвыборную кампанию возглавлял первый вице-премьер Олег Сосковец, но фактическим главой предвыборного штаба Ельцина был Анатолий Чубайс, считавшийся, с точки зрения Пола Хлебникова, для западных государственных служащих и бизнесменов «своим» человеком в России[29].

В начале апреля 1996 года были также проведены крупномасштабные исследования, охватившие как население России в целом, так и массовые социальные группы (гендерные, возрастные, квалификационные, профессиональные, поселенческие, региональные и электоральные). Исследования должны были выявить основные «болевые точки», рассматриваемые населением в целом и его отдельными группами как острые социальные проблемы. На основе анализа опросов «Аналитическая группа» принимала важнейшие решения[13].

Аналитическая группа[править | править код]

15 февраля Борис Ельцин официально объявил о намерении баллотироваться на второй срок, заявив 21 февраля, что будет следовать конституционному плану и придерживаться демократических процедур на президентских выборах[16]. 25 марта одна из его инициативных групп предъявила более миллиона подписей, собранных для регистрации кандидатуры[1]. Его широкомасштабная предвыборная агитация проходила под лозунгом «Голосуй или проиграешь», созданным по образцу лозунга Билла Клинтона на президентских выборах 1992 года «Choose or Lose»; другим из лозунгов, используемых Ельциным, был «Выбирай сердцем»[1][33]. Для достижения поставленных Ельциным целей была создана получившая широкие полномочия так называемая «Аналитическая группа», которую возглавил Анатолий Чубайс. В деятельности этой группы и предвыборного штаба активно участвовала дочь Ельцина Татьяна Дьяченко, которая была советником по связям с общественностью и, по мнению политологов, играла такую же роль, какую играла дочь главы Франции Жака Ширака Клод на президентских выборах 1995 года[29].

В своей работе группа ориентировалась. в частности, на результаты научно-социальных исследований, охватывавших массовые социальные группы (гендерные, возрастные, квалификационные, профессиональные, поселенческие, региональные и электоральные) и выявлявшие основные «болевые точки», рассматриваемые населением в целом и его отдельными группами как острые социальные проблемы.

Предвыборная программа Ельцина[править | править код]

Предвыборная программа Бориса Ельцина была рассчитана на весь его второй президентский срок, а её смысловым ядром был лозунг «Через реформы — к благополучию каждой семьи, каждого человека, к величию и стабильности всей России». Программа состояла из семи разделов: «Свобода», «Духовность», «Здоровье», «Экономическое процветание», «Социальная справедливость», «Правовой порядок», «Обеспечение обороны и внешнеполитических интересов». Ельцин предлагал вести новую культурную и научную политику, намереваясь поднять медицину на новый уровень и перейти к оказанию медицинской помощи по принципу семейных врачей, а также делать акцент на психологической помощи людям, которые испытывали серьёзные проблемы из-за резких перемен в окружающей жизни[34]. Важную роль играли проведение сбалансированной и взвешенной кадровой политики и воспитание нового поколения[35].

В экономическом разделе программы Ельцина утверждалось о том, что благодаря рыночным реформам удалось преодолеть системный кризис (признаком было серьёзное снижение инфляции)[35] и открыть громадные резервы для развития. Подвергались критике способы сосредотачивания богатства в руках элиты, как-то: перепродажа бюджетных ресурсов и льготных центральных кредитов, уклонение от уплаты налогов и таможенных пошлин, присвоение чужих средств путём неплатежей и захват пакетов акций, находящихся в федеральной собственности. Гарантировались соблюдение трудового законодательства, проведение налоговой реформы, новая инвестиционная программа и промышленная политика, развитие малого бизнеса и аграрная реформа. Особо важной была политика протекционизма (в том числе защита внутреннего рынка)[36]. Защита экономических и политических свобод была одним из важнейших моментов предвыборной программы Ельцина; ожидалось исправление диспропорций в оплате интеллектуального труда и приближении системы распределения доходов к уровню стран Запада[35].

Для разных категорий избирателей движение «Реформы — новый курс» выпустило брошюры из серии «Почему мы голосуем за Ельцина» для пенсионеров, жителей деревень, молодёжи и т.д. Для реализации положений программы Ельцин подписывал указы, среди которых был указ № 337 от 7 марта 1996 года о праве граждан России на земельную собственность, озвученный в «Обращении к владельцам земли»[37].

Поддержка со стороны иных партий и кандидатов[править | править код]

На момент начала предвыборной кампании рейтинг Ельцина варьировался от 3 до 5%: причиной тому стали тяжёлые последствия радикальных экономических реформ и перевода экономики страны на рыночные рельсы, приватизация предприятий, обострение преступности, серьёзное падение уровня жизни и провальная военная операция в Чечне[38][16][8]. Ещё одним доказательством непопулярности Ельцина был провал его партии власти «Наш дом — Россия» на декабрьских парламентских выборах[16] и победа коммунистов на этих выборах[21]. По заявлению участвовавшего в выборах Мартина Шаккума, Ельцин был не в состоянии управлять государством на протяжении пяти лет и не обладал ни одним козырем, кроме как способности пугать приходом к власти «новых, голодных и жадных», а разговоры о преодолённом дефиците товаров не выдерживали критики в связи с тем, что большая часть продукции импортировалась на деньги, взятые в кредит от МВФ[39].

В качестве сторонников Ельцина выступил ряд политических сил, ранее выступавших в оппозиции к нему, в том числе партия «Демократический выбор России» под председательством Егора Гайдара, потерпевшая поражение в 1993 году поражение на выборах в Госдуму[13]. С декабря 1994 года ДВР состоял в оппозиции правительству, протестуя против войны в Чечне, но перед выборами после довольно длительных внутрипартийных дискуссий ДВР стал придерживаться линии на поддержку Ельцина, что сыграло существенную роль в первоначальном объединении «демократического» электората[40]. Из кандидатов в президенты, выдвинутых политдвижениями и инициативными группами, но снявшихся с выборов и решивших поддержать публично Бориса Ельцина, выделились премьер-министр Виктор Черномырдин, депутаты Госдумы Егор Гайдар и Борис Фёдоров, президент Российского союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский[41] и глава Русского национального единства Александр Баркашов[42].

Использование СМИ в поддержку Ельцина[править | править код]

Ельцин на праздничном мероприятии, посвященном Международному женскому дню 8 марта

Для поддержки Ельцина предвыборный штаб активно использовал СМИ. Член предвыборного штаба Ельцина А. А. Ослон вспоминал, что государство полностью контролировало телевидение: главным советником избирательной кампании Ельцина был президент телекомпании НТВ Игорь Малашенко, назначенный на эту должность 4 марта[16][43]; новым главой ВГТРК стал Эдуард Сагалаев вместо уволенного Олега Попцова[21], который вошёл в состав Общественного комитета поддержки президента Ельцина, а руководителем студии информационно-аналитических программ ВГТРК стал Николай Сванидзе; ещё одним членом команды Ельцина стал генеральный директор ОРТ Сергей Благоволин[16]. Несмотря на колоссальное количество рекламных агитационных роликов, направленных в поддержку Бориса Ельцина, наиболее известным из которых является серия роликов «Голосуй или проиграешь», сам Ельцин ни разу не принял участие в организованных на телевидении теледебатах[23].

По словам гендиректора НТВ Евгения Киселёва, именно Малашенко сумел разъяснить Ельцину принципы создания информационных поводов во время предвыборной кампании, которые могли бы поднять рейтинг — к ним относились и крылатые выражения, которые пресса потом называла «загогулинами», и эффектные действия на публику, и выступления перед зрителями. Борис Березовский утверждал, что приватизация телекомпании ОРТ стала ключевым шагом для организации президентской кампании Бориса Ельцина[29]. Валерий Панюшкин же отмечал, что именно с подачи Анатолия Чубайса средства массовой информации, начиная с предвыборной кампании 1996 года, стали освещать в будущем все встречи с участием президента Российской Федерации, в том числе официальные переговоры в Кремле и визиты в регионы, встречи с местными жителями[16]. По заказу Владимира Гусинского для публичных выступлений Ельцина был закуплен телесуфлёр[16]. Член предвыборного штаба Ельцина Валерий Хомяков утверждал, что журналисты выступали на стороне Ельцина ещё и потому, что на кону стояла свобода слова, которую действующий глава государства, в отличие от коммунистов, был готов защищать[41]: возглавлявший газету «КоммерсантЪ» Александр Локтев видел именно в Ельцине единственную гарантию того, что газета не закроется и не потеряет своих читателей[21]. По воспоминаниям директора служба информации радиостанции «Эхо Москвы» Алексея Венедиктова, который тогда исполнял обязанности главного редактора, поддерживавшие кандидатуру Ельцина Борис Березовский и Владимир Гусинский требовали, чтобы в эфире «Эхо Москвы» было как можно меньше коммунистов, так как это раздражало бизнесменов. Венедиктов ответил на это категорическим отказом, заявив, что пока он будет работать главным редактором станции, в эфире будут иметь право на выступление «и чёрт с копытами, и ангел с кочергой»[44]. По оценке Европейского института средств массовой информации, накануне первого тура около 53% эфирного времени было посвящено Ельцину, и всё освещение было именно позитивным[16].

Газета The Washington Post утверждала, что журналисты Москвы и других городов России якобы получали крупные взятки в размере нескольких тысячах долларов в обмен на публикацию материалов в поддержку Ельцина и в очернение Зюганова: ставки за материал варьировались от 100 долларов для провинциального репортёра за одну статью до миллиона долларов и выше для владельца крупной газеты[29]. Вячеслав Никонов утверждал, что подобная «скрытая реклама» действительно имела место, но многие журналисты решили не брать взятки за такое освещение деятельности кандидатов просто потому, что их издания и без этого поддерживали действующего президента. Глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский утверждал, что у него действительно был контракт от команды Ельцина на связи с общественностью (в том числе в некрупных газетах), а средства ему переводили частные концерны; журналисты же за статьи в поддержку того или иного кандидата получали сумму от 3 до 5 тысяч долларов в месяц[21]. Так, ОРТ за поддержку Ельцина должна была получить только за первую половину 1996 года 169 миллионов долларов, однако по факту получила всего 30 миллионов[29]. Березовский признавал, что свобода прессы в том смысле, в каком это понятие представляли идеалисты, во время предвыборной кампании не существовала[29].

Административный ресурс[править | править код]

Большую роль в поднятии рейтинга Ельцина сыграл административный ресурс, хотя по закону государственным служащим запрещалось участвовать в предвыборной кампании[29]. По воспоминаниям начальника Службы безопасности президента Александра Коржакова, в апреле на одной из встреч с председателем правительства Виктором Черномырдиным он обратился к последнему с просьбой обеспечить поддержку Ельцина со стороны губернаторов регионов, несмотря на то, что многие из них поддерживала Зюганова — по мнению Коржакова, действия Черномырдина могли бы обеспечить победу Ельцина с результатом как минимум 60% голосов избирателей[29]. Работа административного ресурса в пользу Ельцина активизировалась после того, как главой администрации президента был назначен Николай Егоров вместо Сергея Филатова, уволившегося после публикации скандальной статьи «Домик для кунака» в «Российской газете»[17].

Егоров начал активную работу с губернаторами, главами городов и районов и тем самым перекрыл аналогичный ресурс коммунистов. По оценке Анатолия Чубайса, риск ошибки при ставке на административный ресурс был велик: около половины представителей ресурса была против Ельцина, а одна шестая от всего ресурса была нейтральной[5]. Руководитель отдела по борьбе с коррупцией Службы безопасности президента, полковник Валерий Стрелецкий, утверждал, что деньги шли на подкуп людей, создание фиктивных партий и финансирование общественных движений в обмен на поддержку Ельцина[29], а кандидат в президенты Мартин Шаккум утверждал, что коррумпированный административный ресурс — единственные, кто стоял за Ельциным[39].

Кампания против Зюганова[править | править код]

Хотя Ельцин рассчитывал, что люди в массе своей не захотят снова видеть у руля страны коммунистов, окружение Ельцина предприняло серьёзные меры, чтобы вынудить сторонников Зюганова, главного противника Ельцина, и симпатизирующих его кандидатуре отказаться от голосования за кандидата от КПРФ[1]: перед выборами тиражом 10 млн экземпляров начала выходить бесплатная еженедельная цветная газета «Не дай Бог!», печатавшая негативные материалы в адрес Зюганова[45]. Главными тезисами газеты являлись угрозы и бедствия, которые могли постигнуть страну в случае победы Зюганова: по словам Андрея Фефелова, колумнисты газеты писали об угрозах гражданской войны, начала политических преследований и гуманитарной катастрофы; в некоторых случаях предположения выдавались в гротескной и абсурдной форме, предупреждая об угрозе полного упразднения частной собственности[38]. Зюганов на страницах газеты неоднократно сравнивался с Гитлером, а некоторые положения его предвыборной программы видоизменялись до неузнаваемости[46]: для генерации абсурдного материала и съёмок антикоммунистических агитационных роликов за идеями обращались даже к Аллану Чумаку[21]. Наблюдатели отмечали использование газетой и другими СМИ технологий манипулирования[47][48]: стараниями политтехнологов и телеведущих предвыборный штаб Ельцина манипулировал историческими фактами, искажая их так, как это было выгодно Ельцину, и предлагая яркие слоганы «Голосуй, или ты проиграешь», «Не дай Бог» или «Купи еды в последний раз»[1][41]. По словам работавшего тогда в газете «Не дай Бог!» журналиста Андрея Васильева, его работа по очернению коммунистов и Зюганова была серьёзной ошибкой, поскольку они по итогам всех опросов действительно лидировали с большим отрывом, и «демократический выбор» России, сделанный в пользу Зюганова, стал бы катастрофой для Ельцина, чей рейтинг был искусственно поднят отчасти с помощью административного ресурса[49]. На продуктовых рынках и в почтовых ящиках стали появляться плакаты и листовки под заголовком «Боже упаси!» с призывами не голосовать за коммунистов, которые принесут только разруху и нищету[29].

Смена государственного курса[править | править код]

Борис Ельцин на встрече с избирателями 7 мая 1996 года в Атепцево (Московская область)

Чтобы заручиться поддержкой избирателей, Ельцин начал менять государственный курс: ради этого он уволил со своих постов министра иностранных дел Андрея Козырева и первого заместителя председателя правительства Анатолия Чубайса, а преемником Козырева стал Евгений Примаков, отошедший от «прозападной» модели действий предшественника. Президент заговорил о необходимости усиления социальной направленности рыночных реформ, но при этом решил не отходить от неолиберально-монетаристской модели, а ограничился указами о выплате задолженностей по зарплатам, пенсиям и о социальной защите. Для этого использовались средства из транша МВФ в размере 10,2 млрд. долларов, переведённого в марте 1996 года[50]: из этих средств был создан Президентский фонд[29]. Несмотря на это, финансовая помощь из-за рубежа не предотвратила сокращение валютных резервов Центрального банка (с 20 до 12,5 млрд. долларов) — порядка 9 млрд. долларов ушли на погашение задолженностей по зарплатам и пенсиям, выплату поощрений особо приближенным бизнесменам и государственным чиновникам из штаба Ельцина[29].

Также Ельцин инициировал судебное следствие в отношении исполняющего обязанности генерального прокурора РФ А.Н.Ильюшенко, главы Росдграмета и руководителей ряда субъектов РФ, но при этом в отношении участников «залоговых аукционов» действия не предпринимались[15]. В разгар Первой чеченской войны в апреле 1996 года был ликвидирован президент Чеченской Республики Ичкерия Джохар Дудаев, чем власти продемонстрировали свой контроль над ситуацией в Чечне[1], хотя ещё в январе прогремевший террористический акт в Кизляре с захватом заложников говорил об обратном (доказательством служила случайная оговорка Ельцина об участии «38 снайперов» в операции по освобождению захваченных заложников)[16]. Также 2 апреля был подписан союзный договор с Республикой Беларусь, отвечавший реваншистским настроениям некоторых граждан, настаивавших на политическом объединении вышедших из состава СССР республик[29]. Однако одним из ключевых моментов, благоприятно сказавшихся на росте рейтинга и поддержки Ельцина, стало публичное признание им своей ошибки в том, что он вообще ввёл федеральные войска в Чечню и развязал войну. Ельцин дал обещание остановить войну, ради чего свёл на нет боевые действия в период до выборов, организовав переговоры в Москве с Зелимханом Яндарбиевым, которые вёл Сергей Степашин как секретарь комиссии по урегулированию чеченского кризиса и Тим Гульдиман как шеф миссии ОБСЕ в Чечне. Параллельно Ельцин отправился рейсом в Чечню, где, по словам Сергея Степашина, подписал на танке указ о прекращении боевых действий[10].

Создание позитивного имиджа[править | править код]

Борис Ельцин и Минтимер Шаймиев на открытии концертного зала Казанской государственной консерватории имени Н.Жиганова, 9 июня 1996 года

Для создания позитивного имиджа у действовавшего главы государства группы музыкантов стали гастролировать по России, выступая в публичную поддержку Бориса Ельцина[38], а средства на эти концерты оплачивались из собранных предвыборным штабом Ельцина денег: так, хип-хоп-группа «Мальчишник» сняла клип на песню под названием «Голосуй, или проиграешь», в котором музыканты выступали на фоне дома с граффити Ельцина[51]. В прессе создавался образ «доброго царя Бориса Ельцина», который хоть и является непредсказуемым человеком, но великодушно прощает своим врагам их действия — вплоть до открытых призывов к свержению власти[35]. Вместе с тем ряд музыкантов отказался поддерживать Ельцина: в частности, среди отказавшихся были Дмитрий Ревякин и группа «Калинов Мост», а также Юрий Шевчук и группа ДДТ, несмотря на предлагаемое администрацией Ельцина вознаграждение в размере 120 тысяч долларов США[52].

Сам президент нередко становился героем телерепортажей про то, как он посещал российские города и выступал на митингах и встречах с избирателями и трудовыми коллективами: среди сюжетов были поездки в разные деревни и посещение Ельциным татарского сабантуя; посещение Ростова-на-Дону, когда Ельцин танцевал на концерте Евгения Осина[53] и на рок-концерте в Москве, организованном Сергеем Лисовским; спуск в угольные шахты и визиты в отдалённые военные гарнизоны, а также рассылки писем ветеранам Великой Отечественной войны за подписью Ельцина[29]. Лисовский заявлял, что сторонники КПРФ пытались всячески сорвать предвыборные поездки Ельцина по стране, например, арестовывая транспорт с оборудованием и печатной продукцией или запрещая вылет с аэродромов[5]. Все появления Ельцина на телевидении и перед фотокамерами тщательно режиссировались для создания впечатления экспромта[29]. В Москве на зданиях и улицах были развешены крупные плакаты, на которых улыбающийся Ельцин был изображен вместе с популярным в то время мэром столицы Юрием Лужковым, с подписью «Москвичи свой выбор сделали», чему лично удивился Юрий Никулин, задавшийся риторическим вопросом, что же будут делать избиратели 16 июня в таком случае[54].

Заключительный митинг-концерт Борис Ельцин провёл в Екатеринбурге 14 июня, выйдя на сцену в сопровождении губернатора Свердловской области Эдуарда Росселя: по словам Росселя, Ельцину было бы логичнее завершить предвыборную кампанию в Свердловской области, на родине, где он и впервые объявил о своём выдвижении на выборы. В «день тишины», 15 июня, Ельцин вручал госнаграды и организовал встречи с главой ЦИК России Николаем Рябовым и патриархом Алексием II[25].

Поддержка со стороны бизнеса[править | править код]

Большую поддержку Ельцину оказали российские бизнесмены, не хотевшие видеть коммунистов у власти, различные финансово-промышленные группы, причём последние официально не отчитывались о финансовой поддержке Ельцина — все эти деньги, по словам Пола Хлебникова, поступали в так называемую «чёрную кассу», распорядителем которой был Борис Березовский. Схему поступлений регулировал предвыборный штаб в доме приёмов «ЛогоВАЗа» Березовского[29].

Алексей Венедиктов утверждал, что в феврале 1996 года Владимир Гусинский и Борис Березовский объявили ему о том, что российские бизнесмены на встрече в Давосе приняли решение выступить против коммунистов и поддержать Ельцина — это решение некоторые журналисты назвали «Давосским пактом»[16]. 27 апреля 1996 года в российской прессе было опубликовано обращение тринадцати ведущих влиятельных российских бизнесменов («олигархов») под названием «Выйти из тупика!», которое составили Б. А. Березовский (владелец банка «Столичный» и президент группы «ЛогоВАЗ»), В. А. Гусинский (председатель совета группы директоров «Мост»), В. О. Потанин (президент АКБ «Онексимбанк»), А. П. Смоленский (президент АКБ «Столичный банк сбережений»), М. М. Фридман (председатель совета директоров консорциума «Альфа-группа»), М. Б. Ходорковский (председатель совета директоров банка «Менатеп»), А. Н. Дундуков (президент КБ имени Яковлева), В. А. Городилов (председатель правления Сибирской нефтяной компании), Н. Б. Михайлов (президент МАК «Вымпел»), С. В. Муравленко (президент нефтяной компании «ЮКОС»), Л. Б. Невзлин (президент компании «Роспром»), А. В. Николаев (генеральный директор АО «АвтоВАЗ») и Д. Л. Орлов (председатель правления КБ «Возрождение»)[16]. Авторы письма призвали всех, в чьих руках была сосредоточена реальная власть, «объединить усилия для поиска политического компромисса, способного предотвратить острые конфликты, угрожающие основным интересам России, самой ее государственности». Письмо завершалось предостережением: «Отечественные предприниматели обладают необходимыми ресурсами и волей для воздействия на слишком беспринципных и на слишком бескомпромиссных политиков»[55][29].

По словам Михаила Ходорковского, Ельцина планировали оставить президентом, но доверить пост премьер-министра Зюганову, чтобы обеспечить примирение демократов и коммунистов[16]; однако, по мнению Григория Явлинского, в письме олигархов читался призыв не просто сохранить Ельцина на посту, но и вообще отменить президентские выборы[56]. Через две недели после появления письма Зюганов решил ответить на обращение, предложив провести теледебаты с Ельциным, но Ельцин от дискуссии отказался[29]. 10 июня Борис Березовский в доме приёмов «ЛогоВАЗа» собрал «группу тринадцати» для подписания ещё одного открытого письма в поддержку Ельцина, в котором намеревались осудить всю программу Зюганова: по их словам, хватило бы четырёх-шести месяцев, чтобы действия Зюганова привели к нищете, голоду, войне и массовому террору. Письмо было опубликовано в этот же день, а на следующие сутки в московском метро прогремел взрыв, унёсший жизни 4 человек — сторонники Ельцина поспешили обвинить в теракте коммунистов[29].

Иностранная поддержка[править | править код]

Футболка «ВыбЕ.ри свободу!» в поддержку Бориса Ельцина

В победе Ельцина также были заинтересованы и за границей. Коржаков утверждал, что Чубайс пригласил в штаб восемь американских политконсультантов перед выборами[5], однако известно, что минимум четырёх пригласил Олег Сосковец[21]. Трое из них — калифорнийцы Джордж Гортон (англ.), Джозеф Шумейт и Ричард Дрезнер[16], которые работали на губернатора штата Калифорния Пита Вильсона; четвёртым был Дик Моррис, который помог некогда Биллу Клинтону стать губернатором Арканзаса[21]. Также среди имиджмейкеров президента Тим Белл, участвовавший в организации предвыборной кампании Маргарет Тэтчер в 1994 году. Калифорнийцам было велено не появляться на публике и не покидать занятый ими «Президент-отель»: они располагались в номере по соседству с Татьяной Дьяченко, которая после очередного совещания в штабе обсуждала с ними свежую информацию[29]. Сам президент США Билл Клинтон искренне выражал своё желание, чтобы Ельцин победил на выборах[57], однако, по словам Дика Морриса, Клинтон не ограничивался высказыванием своих пожеланий, а нередко созванивался с Ельциным по горячей линии и давал ему советы, где вести кампанию, каких позиций придерживаться по тем или иным вопросам и какие предвыборные ролики показывать[58]. Подробности участия американских политтехнологов опубликовал Майкл Крамер для журнала «Time» в статье «Янки спешат на помощь: Тайная история того, как американские советники помогли победить Ельцину» (англ. Yanks to the Rescue: The Secret Story of How American Advisers Helped Yeltsin Win)[21]. Приглашение американцев в качестве политтехнологов было второй попыткой администрации Ельцина: в 1993 году американцы оказывали помощь предвыборному штабу «Демократического выбора России» перед парламентскими выборами, но потерпели неудачу[21]. В 2018 году были опубликованы стенограммы телефонных переговоров Клинтона и Ельцина 1996 года, в которых российский президент жалуется на американские СМИ, которые создают безобидный образ российских коммунистов, просит поддержки и называет окружение своего соперника по выборам Геннадия Зюганова «фанатиками, которые захотят вернуть Крым»[59]. По словам Дэвида Хоффмана из книги «Олигархи», Джордж Сорос также участвовал в переговорах с российскими олигархами, подписавшими апрельское письмо в поддержку Ельцина, но в победу действовавшего президента России не верил[21]. Согласно Александру Коржакову, для финансирования своей кампании Ельцин использовал большие средства иностранных инвесторов, под которыми Коржаков подразумевал «Берлускони, Коля, Ширака, Клинтона», причём Берлускони якобы выделил миллиард долларов «без отдачи»[17].

Итоги и прогнозы[править | править код]

Всего, по оценке Службы безопасности президента Российской Федерации, на всю кампанию Ельцин потратил около 1 млрд. долларов США в обход действовавшего законодательства, а вашингтонский Центр по стратегическим и международным исследованиям называл цифру в 2 млрд. долларов[29]. По словам Сергея Лисовского, уложиться в рамки закона, регламентировавшего жёсткое ограничение на расходы на предвыборную кампанию, было невозможно даже теоретически, поскольку всё стоило намного дороже, чем заявлялось[5]. Разработанные группой сценарии предвыборной кампании и ведущаяся кандидатом Ельциным сверхактивная кампания вскоре начали давать результаты — его рейтинг начал расти. Тем не менее, по воспоминаниям избирателей, в обществе к тому моменту накопилась колоссальная усталость от политики и создалось чувство апатии, охватившее многих жителей России[1].

Накануне выборов Ельцин стал чаще делать заявления о том, что выиграет выборы уже в первом туре. Согласно апрельскому опросу фонда «Общественное мнение», Ельцин мог рассчитывать на поддержку 27% избирателей, голосовавших на парламентских выборах за партию «Демократический выбор России», на 14% сторонников Конгресса русских общин (представитель на президентских выборах — Александр Лебедь), на 13% сторонников Партии самоуправления трудящихся (Святослав Фёдоров), на 12% сторонников «Яблока» (Григорий Явлинский) и на 19% сторонников иных партий, хотя из сторонников блока «Наш дом — Россия» за Ельцина могли гипотетически проголосовать только 40%. Один из опросов ВЦИОМ в апреле, в ходе которого респондентов спрашивали о том, кто с наибольшей вероятностью выиграет выборы, предсказывал необходимость второго тура, но отдавал победу Ельцину в обоих турах: в первом туре между Ельциным и Зюгановым он отдавал предпочтение Ельцину предпочтение со счётом 40:23, во втором — 40:30[60].

Кампания Зюганова[править | править код]

Коалиция в поддержку Зюганова[править | править код]

Геннадий Зюганов

Коммунисты вступили в президентскую гонку почти сразу после парламентских выборов, когда прошедший 11—12 января 1996 года пленум ЦК КПРФ поддержал кандидатуру Геннадия Зюганова. Выдвинуть его было решено как единого претендента от «народно-патриотических сил», включавших в себя и умеренных националистов[19]. Задача создать широкую коалицию стояла перед Алексеем Подберезкиным и его движением «Духовное наследие»: его силами и была создана инициативная группа, выдвинувшая Зюганова. К коалиции в поддержку кандидата присоединились СКП—КПСС во главе с Олегом Шениным, Аграрная партия Михаила Лапшина, группа «Народовластие», общество «Российские ученые социалистической ориентации» (РУСО), Всероссийское офицерское собрание во главе с Владиславом Ачаловым, Алевтина Апарина и её Всероссийский женский союз, режиссёр Станислав Говорухин, танцор Махмуд Эсамбаев, актёры Людмила Зайцева, Аристарх Ливанов, Николай Бурляев[19]. Поддержали Геннадия Зюганова также несколько человек, которые формально выдвигались как кандидаты в Президенты России — глава «Трудовой России» Виктор Анпилов, лидер движения «Держава» и бывший вице-президент Александр Руцкой, депутат Государственной думыи Герой Социалистического труда Пётр Романов, председатель Союза офицеров Станислав Терехов[42] и глава Кемеровской области Аман Тулеев, шедший также как резервный кандидат на случай отказа Зюганова[19]. Из других политических деятелей в поддержку Зюганова высказались лидер Российского общенародного союза и вице-спикер Госдумы Сергей Бабурин, генерал армии Валентин Варенников и часть высокопоставленных иерархов РПЦ[15][19]. Финансирование кампании осуществлялось силами представителей крупного бизнеса, среди которых фигурировали и некоторые олигархи[21]. С точки зрения Алексея Подберёзкина, для Зюганова было крайне важным заручиться поддержкой и некоммунистической элиты, хотя позже в этой коалиции наметились расколы и недовольства из-за предвыборной программы Зюганова[19]. По словам Зюганова, в его команду в случае победы должны были войти Николай Кондратенко, Василий Стародубцев и Николай Харитонов, а премьер-министром должен был стать Юрий Маслюков[10]. В пользу Зюганова играла и численность КПРФ: 530 тысяч членов в 20 тысячах партийных ячейках могли выступать добровольными агитаторами, также помощь ему оказывали члены фракции КПРФ в Думе и главы регионов. Так, из 89 глав регионов 49 поддержали Ельцина, а 40 — Зюганова; за время кампании Зюганов совершил поездку по 79 регионам[16], хотя не все губернаторы от КПРФ единодушно поддерживали кандидатуру Зюганова[19].

Давосский форум[править | править код]

1 февраля 1996 года в Давосе начался международный экономический форум, на котором выступил Геннадий Зюганов, впервые заговорив о своей предвыборной программе[15]. Среди пунктов программы, перечисленных в предложениях Зюганова, фигурировали такие варианты развития российской экономики, как модель смешанной экономики (у государства находятся ключевые отрасли промышленности и сельского хозяйства, а сфера услуг и торговля отдана частному предпринимательству), устранения нарушений при приватизации предприятий, поддержка долгосрочных связей с зарубежным инвесторами и жёсткая борьба против экономических преступлений (в том числе и запрет на искусственное банкротство предприятий). Зюганов поддержал мирное разрешение конфликта в Чечне, но выступил решительно против вывода войск, опасаясь, что ЧРИ сочтёт это за слабость федеральных властей. На фоне большого количества интервью зарубежной прессе в дни форума мировая экономическая и политическая элита уже стала считать Зюганова фактическим преемником Ельцина[8]: отчасти это было потому, что Зюганов обещал не проводить никаких революционных изменений на большевистский манер, а выступал за развитие партнёрских отношений с Западом[29]. Примерно в это же время началась кампания против Зюганова, организованная сторонниками Ельцина[46], в том числе олигархами, для которых ведение переговоров с Зюгановым было недопустимым[29]. В частности, Анатолий Чубайс выступал против любой национализации[15] и поддержки реального сектора экономики, утверждая, что это обернётся если не реставрацией командно-административной системы, то как минимум серьёзным дефицитом бюджета[61]. Александр Коржаков в беседе с В. И. Зоркальцевым, членом Президиума ЦК КПРФ и переговорщиком от имени Зюганова, прямо заявил, что после 70 лет диктатуры КПСС команда Ельцина не намерена позволить коммунисту снова стать во главе государства[17]: в лучшем случае сторонники Ельцина могли доверить Зюганову только пост премьер-министра[15]. По оценке Коржакова, Зюганов уступал Ельцину в плане финансов, но выигрывал в плане организации[5].

Предвыборная программа Зюганова[править | править код]

15 февраля Зюганов официально объявил о выдвижении своей кандидатуры на пост президента[1]. Официальную предвыборную программу Геннадий Зюганов представил 17 марта, в пятилетнюю годовщину референдума о сохранении СССР. По словам Зюганова, его программа заняла «два газетных разворота». Стратегический замысел всей кампании Зюганова состоял в создании широкой левоцентристской оппозиции, а программа представляла собой «альтернативный курс» развития страны, отличавшийся от политики Ельцина и предусматривавший три этапа[62]:

  • первый этап (1996—1997) — создание «правительства народного доверия» из авторитетных специалистов, подобранных по принципу профессиональной компетентности, поддерживающих основные положения нового экономического курса. Главные усилия сосредотачиваются на преодолении разрушительных деформаций экономики — дефицит оборотного капитала, платёжный кризис и диспартитет цен. Ожидалось, что будут устранено несоответствие структуры цен и урегулировано соотношение цен на энергоносители и иные ценообразующие товары (в том числе транспортные тарифы).
  • второй этап (1998—2003) — наращивание темпов производства за счёт вовлечения незагруженных производственных мощностей и ускоренного наращивания капитальных вложений. Основной источник финансовых средств — доходы от восстановленного производства, для чего требовалось повысить рентабельность производства и снизить в продукции долю пустых затрат.
  • третий этап (2004—2010) — освоение технологий постиндустриальной эпохи и вхождение России в мировой рынок. Для этого требовалось повышение регулирующей роли государства в экономике, коренное изменение бюджетной политики, восстановление расширенного воспроизводства в агропромышленном комплексе и обеспечение производственной безопасности страны. Необходимыми мерами были технологический прорыв, целенаправленная подготовка высококвалифицированных кадров и увеличение расходов на образование.

Правительство народного доверия должно было восстановить социальную справедливость путём создания стимулов для активной производственной, научной, творческой, общественной и предпринимательской деятельности при снижении разброса доходов до социально безопасного, а также формирования системы социальных ценностей и стимулов, ориентирующих граждан на активный общественно-полезный труд и товарищеское общежитие, справедливую оплату по результатам труда[63]. В программе предусматривались гарантия гражданам прав «на труд, отдых, жилище, бесплатное образование и медицинское обслуживание, достойную старость», компенсации потерянных в результате финансовых реформ сбережений и принятие мер по политике протекционизма в поддержку отечественного производителя[19]. Прямого отрицания рыночной экономики в программе не было, признавалась лишь возможность «там, где это необходимо, принять меры прямого государственного регулирования»[46].

Программу подвергли критике РПК и РКРП за недостаточную радикальность по отношению к ельцинским реформам[19]; от антикоммунистических кругов программу критиковали за лозунги реставрации Советского Союза[64]. Так, газета «Магнитогорский металл» утверждала, что партия намеревалась в ходе реализации программы вернуть себе бывшую собственность и национализировать предприятия под флагом ликвидации последствий «чубайсизации», а также изменить финансовые потоки и обязать коммерческие банки считаться с укзааниями центрального правительства, тем самым построив китайскую модель общества[35]. Кандидат в президенты Мартин Шаккум и вовсе утверждал, что у Зюганова нет ни конструктивной идеи, ни запаса времени для экспериментов, поэтому он не смог бы остановить процесс разрушения национальной экономики[39]

Информационные ресурсы КПРФ[править | править код]

Присутствие в эфире Зюганова как кандидата от коммунистов в эфире федеральных телеканалов было сведено командой Ельцина к минимуму: по словам Сергея Зверева, на телевидении и до этого не было людей, кто хоть как-то мог симпатизировать коммунистам[21]. Хотя никто не имел права ни лишить Зюганова эфира, ни снять с экрана его ролик, ни арестовать тираж листовок или газету, ни лишить права выдвижения кандидатов, ни арестовать его самого[65], команде Зюганова уделили всего 18% эфирного времени, причём всё освещение деятельности КПРФ было исключительно негативным — протесты Зюганова в адрес ОРТ по поводу непредоставления эфирного времени или нарушения этических норм всячески отклонялись либо со ссылкой на то, что телеканалы не нарушают никакие законы, а просто освещают деятельность президента, либо по факту нарушения людьми Зюганова правил и сроков официальных запросов к телеканалу[16]. По словам телекритика Ирины Петровской, причиной отсутствия Зюганова на телеэкранах была его недостаточная фотогеничность и слабая проработка предвыборных роликов[21], а Евгений Сучков отмечал, что КПРФ не уделила достаточного внимания созданию положительного образа Зюганова[19].

В итоге КПРФ решила сделать ставку на печатную прессу: в распоряжении коммунистов были 150 районных и три национальных газеты (тираж национальных — 9 млн экземпляров) — «Сельская жизнь», «Советская Россия» и «Правда»; значительную поддержку из нейтральных изданий оказывала газета «Завтра»[10]. Прокоммунистическая пресса выпускала материалы, адресованные не только всем избирателям в целом, но и отдельным группам. Так, в послании к военным говорилось, что «правящий режим превратил армию и флот в разменную монету для политических игр», в то время как левая власть «прекратит войну в Чечне» и восстановит «былую мощь нашего государства». Эмоциональным было обращение к женщинам, тем, «кто не спит ночами, баюкая детей», — «политика входит в наш дом, лишает еды и лекарств, опустошает кошельки, убивает наших сыновей»[19]. КПРФ, не имевшая финансовых возможностей для телерекламы, использовала лишь бесплатные рекламные слоты для своих агитационных роликов, рассчитывая именно с помощью бумажной агитации повторить успех выборов 1995 года в Госдуме. Так, в листовках Пермского отделения КПРФ вполне мягко утверждалось о борьбе партии и Зюганова не за реставрацию тоталитарного режима, а за труд и против преступлений в экономической сфере, а также говорилось о выступлениях коммунистов за подлинные гражданские права, благополучие семьи, честь и достоинство России[66]. Среди лозунгов, используемых на плакатах, был также «Молодёжь выбирает Зюганова»[33].

Информационная война с Ельциным[править | править код]

Сторонники Бориса Ельцина, контролировавшие большую часть СМИ, вели кампанию по демонизации Зюганова: в адрес самого Зюганова звучали обвинения если не в призыве к насильсвенному захвату власти, то как минимум в реставрации советской государственной системы и возвращении в прошлое со всеми его проблемами[39]; в эфир выходили агитационные ролики, показывавшие голод, гражданскую войну, дефицит, нищету, разруху и политические репрессии как то, что ждёт Россию в случае прихода к власти коммунистов[67]. Война велась против Зюганова и в печатной прессе: основу составляли публикации газеты «Не дай Бог!», в которой приводились не только самые мрачные и представленные в крайне искажённом виде последствия прихода к власти Зюганова, но и откровенные оскорбления в адрес Ельцина и сторонников демократических реформ, направленные якобы «подлинными сторонниками КПРФ» (зачастую в газете приводились материалы о деятельности Российской коммунистической рабочей партии, а не самой КПРФ)[45]. Проельцинская газета «Известия» выпустила за три недели кампании 16 материалов, в которых не было ни следа объективной оценки Зюганова (по словам руководителя отдела экономики в газете «Известия» Михаила Бергера, ему пришлось не допустить к печати ряд материалов, которые могли навредить Ельцину). Ответом на подобную политику «Известий», согласно наблюдателям Международного республиканского института, стали 56 материалов газеты «Правда», где Ельцина подвергали исключительно жёсткой критике[16]. В листовках Костромского отделения КПРФ жёстко критиковалась деятельность Ельцина и говорилось о недовольстве со стороны шахтёров и учителей за задержку зарплат и со стороны военных за непрекращение боевых действий в Чечне[19].

Апофеоз этой информационной войны пришёлся на июнь 1996 года, когда в «Независимой газете» вышла анонимная статья о том, что КПРФ в случае поражения готовят создать вооружённые отряды для силового захвата власти: источниками служила информация, поступающая по неким оперативным каналам[68]. Это было не первое заявление по поводу возможных провокаций, которые якобы может организовать КПРФ в случае, если почувствует угрозу поражения Зюганова на выборах. По утверждению Владимира Акимова, в те дни Ельцин попросил руководство ряда изданий начать печатать статьи в поддержку Александра Лебедя и опубликовать статью с целью очернения КПРФ, а в 1998 году главный редактор Виталий Третьяков заявил, что это потребовал от него сделать Анатолий Чубайс. Похожую публикацию выпустил журнал «Огонёк»[69][45].

Возможное сотрудничество[править | править код]

Согласно дневниковым заметкам сотрудника «Литературной газеты» Олега Мороза от 12 февраля 1996 года, готовность сотрудничества с Зюгановым в случае его победы по ряду вопросов изъявили один из кандидатов в президенты Святослав Фёдоров, депутат Госдумы от «Яблока» Вячеслав Игрунов и мэр Москвы Юрий Лужков. Им же приводились утверждения, что даже чеченские сепаратисты готовы были вести переговоры с Зюгановым в качестве президента[46]. 29 мая 1996 года в прессе появились сообщения о том, что Геннадий Зюганов, Александр Лебедь и Владимир Жириновский готовы заключить временный союз, который обеспечил бы победу Зюганова на президентских выборах в первом туре, а 10 июня некое информагентство сообщило о том, что политики от ЛДПР получат пять мест в коалиционном правительстве народного доверия. При сохранении союза в случае второго тура президентских выборов коммунисты могли бы рассчитывать на голоса от избирателей Жириновского[70].

По мнению Дэвида Ремника, изложенному в статье 2014 года в газете The New Yorker, Ельцин настолько к моменту выборов разрушил свою репутацию, что победа Зюганова считалась предрешённой[18]. По данным социологического опроса, проведённого в Татарстане за три недели до первого тура, Зюганову предсказывали победу в селе с результатом 38%, отдавая второе место Ельцину с результатом в 29%, даже несмотря на визит Ельцина в сёла Татарстана за неделю до первого тура[71]. Предполагалось, что ключевыми голосами в поддержку Зюганова станут голоса пожилых людей и ветеранов[35].

Кампания Лебедя[править | править код]

Организаторы кампании[править | править код]

В феврале 1996 года началась разработка стратегического плана по участию в президентских выборах генерал-лейтенанта Вооружённых сил Российской Федерации Александра Лебедя, депутата Государственной думы II созыва от группы «Народовластие»[42] и участника выборов в Государственную думу 1995 года от Конгресса русских общин[4]. Одним из первых, кто принялся убеждать генерала в его возможности возглавить страну, был депутат Госдумы Геннадий Бурбулис[72]. Спонсором избирательной кампании Лебедя стал бизнесмен Борис Березовский, который финансировал до этого Бориса Ельцина, но успел рассориться с начальником его службы безопасности Александром Коржаковым[29]; курировал кампанию помощник президента РФ Виктор Илюшин. Лебедь шёл на выборы с одной стороны как «чужак» по отношению к политическому полю, с другой — также и как ярый противник Зюганова. Ему предстояло установить «рабочие контакты» с Ельциным, с их помощью оттянуть на себя голоса за Зюганова в первом туре и перераспределить их затем в пользу Ельцина[4].

Программа и имидж Лебедя[править | править код]

Кампания привлекла большое внимание общественности благодаря чёткому распределению функций между членами команды и использованию опробованных на Западе предвыборных технологий, среди которых преобладал акцент на проблемах, а не борьбе. Программа при этом была опубликована ближе к концу предвыборной гонки[73]. Генерал Лебедь выходил в роли «избавителя» и человека, способного навести порядок в стране и не искавшего личной выгоды: за его плечами был опыт участия войны в Афганистане и мирного разрешения конфликтов в горячих точках в бывших советских республиках, что добавило ему популярности во время Первой Чеченской войны. Согласно своей предвыборной программе, Лебедь выступал против каких-либо вариантов возвращения к социализму или реставрации коммунистической идеологии, однако поддерживал все русские патриотические начинания[40]. Акцент в его программе делался на разрешение коррупционных проблем, борьбу против преступности, скорейшее завершение войны в Чечне и восстановление роли России в мире как великой державы. «Независимая газета» отмечала среди его позитивных сторон отсутствие компрометирующего прошлого, а также возможности бороться против коммунистов, реформировать вооружённые силы, наказать виновных в коррупции и свести к минимуму негативное влияние западного мира на страну. Из негативных сторон выделялись отсутствие опыта госуправления и международной поддержки, склонность к авторитаризму и силовым методам, защита интересов ВПК и националистов, а также слишком солдатский и «мужицкий» имидж. Журнал Stern отмечал, что Лебедь пытался создать впечаление признанного политика, но оставался офицером душой и телом. Формально Лебедь не критиковал Ельцина, но осуждал явление существовавшей при нём номенклатуры как основного виновника разброса доходов в стране и нищеты большей части населения[4].

Состав команды имиджмейкеров[править | править код]

Главу команды имиджмейкеров и политтехнологов Лебедя возглавлял Алексей Головков, депутат Госдумы и бывший советник Геннадия Бурбулиса. Лебедь полностью отказался от услуг американских политологов, даже несмотря на то, что у них были реальные рейтинги каждого кандидата, в которых Лебедь лидировал; мотивировал он это противоположными менталитетами американцев и русских. По решению Головкова в штаб Лебедя был приглашён публицист Леонид Радзиховский, который составлял предвыборную программу генерала и готовил тексты листовок и статей. Кинодраматург Пётр Луцик, автор сценариев десяти роликов к «Русскому проекту» на ОРТ, составлял сценарии предвыборных роликов Лебедя и даже придумал вместе с режиссёром Леонидом Рыбаковым лозунг «Есть такой человек. И ты его знаешь!». В составе команды Лебедя также работали Григорий Казанков, проводивший избирательные кампании президентов Белоруссии и Таджикистана и ряда российских губернаторов, и генерал-майор, доктор технических наук Владимир Кривилёв, фактический помощник Лебедя во время его работы в Совете безопасности. Согласно словам заместителя Лебедя Владимира Петрова, режиссёрами рекламных роликов были Борис Костенко, Андрей Чикирис, Алексей Шишов и Владимир Мукусев, а Юлия Русова рассылала «адресные» письма от имени Лебедя по всей стране[4].

Переговоры о поддержке Ельцина[править | править код]

Считается, что Леонид Радзиховский именно от Головкова узнал причины участия Лебедя в выборах: чтобы исключить возможные сомнения, он отправил письмо Анатолию Чубайсу с вопросом о том, правдивы ли сообщения о намерении Лебедя помочь Ельцину победить Зюганова, но ответа не получил[40]. Березовский же расценивал Лебедя как новую пешку в руках закулисных игроков: 8 мая Березовский и члены «группы тринадцати» провели встречу с Лебедем за закрытыми дверями, пытаясь его убедить поддержать Ельцина, но по итогам встречи воздержались от комментариев, а Лебедь заявил, что никакого соглашения с Ельциным не подписывал[29]. По словам политолога Валерия Хомякова, Лебедь всё же заблаговоременно начал вести переговоры с Борисом Ельциным о поддержке его кандидатуры на случай, если будет второй тур президентских выборов[41].

Наиболее ярыми сторонниками Лебедя были два члена его команды — советники Сергей Глазьев и Дмитрий Рогозин, которые могли войти в правительство в случае его победы[41]. С Зюгановым Лебедь не собирался идти на контакт, несмотря на все попытки коммунистов[40]: Лебедь утверждал, что коммунисты тайно получали средства от правительства, что намекало на то, что Зюганову в принципе могла быть и не нужна победа на президентских выборах[29]. В поддержку Лебедя также выступили актрисы Наталья Крачковская и Людмила Хитяева и режиссёр Алла Сурикова[4].

Кампания Явлинского[править | править код]

Причины участия[править | править код]

Григорий Явлинский, автор программы перехода России на рыночную экономику «500 дней» расценивался в 1990-е годы как один из видных представителей «демократической альтернативы» и интеллигенции[29], выступавшей против Ельцина и Зюганова, и видным представителем «третьей силы»[35]: при наличии кандидатуры Бориса Немцова итоговую ставку сторонники «демократической альтернативы» сделали именно на Явлинского[40]. Он утверждал, что с осени 1990 года он был принципиальным противником действий Бориса Ельцина, не поддержав ни Беловежское соглашение, ни экономические реформы с последствиями в виде инфляции и бесконтрольной приватизации, ни разгон Верховного совета, ни боевые действия в Чечне. Явлинский выступил против олигархической системы, в которой не было разделения между бизнесом и властью, и предпринял попытку изменить этот курс. По его словам, шансов на победу на президентских выборах у него не было, однако он рассчитывал занять хотя бы 3-е место и убедить Бориса Ельцина не только выступить против Зюганова и КПРФ, но и полностью изменить правительство России, а также политический и экономический курс страны[56]. Активным участником кампании со стороны Явлинского был Владимир Лукин[56].

Предвыборная программа Явлинского[править | править код]

Кандидатуру Явлинского выдвинули на III съезде партии «Яблоко», прошедшем 27 января 1996 года, а 19 апреля Явлинский был официально зарегистрирован в Центризбиркоме как кандидат[74]. Предвыборная программа Явлинского «Я выбираю свободу» была опубликована в апреле и включала в себя следующие пункты[74]:

  • прекращение боевых действий в Чечне и проведение переговоров с лидерами сепаратистов (руководством ЧРИ);
  • прекращение финансирования Чечни и проведение референдума о статусе республики и её будущем;
  • расширение полномочий субъектов РФ и создание органов правопорядка, подчиняющихся региональным властям;
  • отмена произвольного предоставления льгот частным и полугосударственным компаниям и банкам;
  • изменение закона «О соглашениях в разделе в продукции» в пользу обеспечения притока иностранных инвестиций в национальную экономику;
  • борьба против утечки капиталов за границу и предоставление дополнительных гарантий и инвестиций;
  • снижение налогов на доходы физических и юридических лиц до 25 и 35% соответственно;
  • освобождение работников сельского хозяйства от налогов;
  • бесплатная медицина и бесплатное образование;
  • повышение средней зарплаты бюджетников и пенсий в 2 раза, пособий на детей — в 5 раз;
  • создание экономического союза и общего рынка с заинтересованными странами-членами Содружества Независимых Государств.

Бойкот со стороны прессы[править | править код]

Во время предвыборной кампании почти все СМИ, по мнению Явлинского, обернулись против него: одна их часть призывала голосовать за Ельцина, другая — за Зюганова (в том числе и относительно нейтральная газета «Завтра»)[16]. Нейтральными оставались только «Общая газета», «Новая газета»[16] и «Сегодня», оказывавшие хоть какую-то поддержку Явлинскому и другим «третьим» кандидатам[56]. Григорию Алексеевичу один из журналистов, агитировавший за Ельцина, объяснял подобные действия так: «Поддерживать Вас — это тратить деньги, а поддерживать Ельцина — это получать деньги»[25]. В феврале политолог Александр Ципко через пять дней после объявления Ельциным об участии в президентских выборах опубликовал в «Независимой газете» статью с призывом отменить президентские выборы, в которой и вовсе назвал Явлинского ещё более худшим вариантом в качестве президента, чем выбор Ельцина или Зюганова[16].

Переговоры с Ельциным[править | править код]

Вместе с тем Борис Ельцин вёл переговоры с Явлинским, пытаясь вывести того из игры и заручиться его поддержкой: 5 мая 1996 года на встрече в Кремле Ельцин предложил Явлинскому отказаться от предвыборной гонки в обмен на должность вице-премьера, при этом утверждая, что Явлинский сам требовал пост[75]. Явлинский же выставил ответные условия для вхождения в кабинет Ельцина: прекратить войну в Чечне, отказаться от «президентского режима управления», повысить минимальную зарплату, ликвидировать льготы госаппарата и установить в стране такую систему правления, при которой большинство решений будет исполняться только после визы президента и премьер-министра[76]. Также Явлинский настаивал на отставке всего правительства, в том числе премьер-министра Виктора Черномырдина, министра обороны Павла Грачёва и первого заместителя премьер-министра Олега Сосковца. Однако Ельцин отказался от отставки правительства, настаивая, что изменять экономический курс Явлинский должен будет именно в прежнем составе правительства[56]. Позже стало известно, что посол США в России Томас Пикеринг также убеждал Явлинского снять свою кандидатуру, чтобы повысить шансы Ельцина[77].

Повторная встреча с Ельциным состоялась 15 мая, на которой Явлинский не изменил свои условия[74]. Однако даже к 28 мая Ельцин не выполнил ни одно из требований Явлинского, и переговоры с Ельциным на этом прекратились[78]. В начале июня он попытался провести переговоры со Святославом Фёдоровым и Александроем Лебедем как представителями «третьей силы», но успеха не добился[74], а от сотрудничества с Зюгановым отказался наотрез[79].

Поддержка кандидатуры[править | править код]

На ТВ славу Григорию Явлинскому принёс 11-минутный рекламный агитационный ролик, направленный в адрес различных слоёв населения и включавший в себя множество танцевальных номеров: для эфира ролик разделялся на фрагменты, вставлявшиеся в соответствующие рекламные слоты[80]. Основным лозунгом его предвыборной кампании был «Выбери нормального человека!»[74], а на предвыборных плакатах изображался лозунг «Я пришёл вам дать волю»[33]. Одним из кандидатов, изначально заявлявшихся на выборы, но снявших свою кандидатуру и поддержавших Явлинского, был Константин Боровой[42]. Также для агитации в свою кандидатуру Явлинский организовал распространение листовок с объявлением о поиске кандидатуры на роль Президента России «без вредных привычек» и девятью клетками кроссворда, куда предлагалось «вписать» его фамилию[35].

Кампания Жириновского[править | править код]

Владимир Жириновский

Предвыборная программа Жириновского[править | править код]

Владимир Жириновский, участвовавший в первых президентских выборах в 1991 году, был выдвинут кандидатом от ЛДПР на должность президента 10 января 1996 года и зарегистрирован 5 апреля в Центризбиркоме[81]. Себя он позиционировал как представителя «третьей силы» и как альтернативу «демократическому» Ельцину и «коммунистическому» Зюганову[70], считая себя «харизматическим лидером»[35].

В своей предвыборной программе Жириновский изложил 10 принципов, которыми готов руководствоваться в случае своего избрания президентом[82]:

  1. Великому народу — Великая Россия.
  2. Благо народа — высший закон.
  3. Без патриотизма Кремля нет патриотизма Избы.
  4. Русскому государству — Русское правительство.
  5. ЦРУшников — вон из правительства.
  6. Каждому человеку — достойную жизнь.
  7. Через труд народа, к величию России.
  8. Руки прочь от Российской армии.
  9. Сильное государство — сильные спецслужбы.
  10. Никто не забыт — ничто не забыто.

Предвыборная программа Жириновского включала следующие пункты в плане внутренней политики[81][82]:

  • изменение административно-территориального деления с делением на губернии или области;
  • подчинение валютной, таможенной и налоговой политики целям развития товарного производства в стране;
  • введение государственной монополии на экспорт энергетических и сырьевых ресурсов;
  • предоставление гражданам России земельного ресурса для ведения семейного бизнеса;
  • полная ревизия итогов приватизации;
  • полная отмена НДС и ограничение налогов для предприятий до 40% от годовой прибыли;
  • обязательство чеченской общины «выделить по 1 млрд. рублей каждому русскому беженцу из Чечни и по 10 млрд. рублей каждой семье убитого солдата»;
  • депортация нелегальных закавказских иммигрантов в течение трёх месяцев;
  • исключение из государственных структур всех чиновников, подозреваемых в подрывной деятельности против России по заказу стран Запада.

В плане внешней политики Жириновский выступал за следующие действия[81][82]:

  • пересмотр отношения к ряду международных организаций (ОБСЕ, НАТО, Европарламент, Совет Европы) и проведение расследования по факту вмешательства этих организаций во внутренние дела Российской Федерации;
  • присоединение к Российской Федерации таких территорий, как Белоруссия, Восточная Украина и Крым, Абхазия, Аджария, Приднестровье и т.д.
  • прекращение экономической блокады Югославии, Ирака и Ливии;
  • дальнейшее укрепление отношений с Ираном и Индией в Азии и с Германией в Европе.

Жизненно важным для развития Жириновский считал восстановление былой мощи вооружённых сил Российской Федерации, предлагая уделить особое внимание РВСН, ВКС, ВМФ, сухопутным войскам и пограничным войскам на наиболее опасных участках страны, а также развить до максимума потенциал вооружённых сил и провести их переоснащение так, чтобы их мощь соответствовала представлениям об армии XXI века. Он выступал за постепенный перевод вооружённых сил с чисто призывной на смешанную с присутствием «контрактников»[82]. По его словам, продолжавшиеся «лжереформы» вооружённых сил и постоянные расходы на содержание государственного аппарата СССР вкупе с последствиями экономических реформ угрожали национальной безопасности России и её существованию как государству[83].

Поиск союзников[править | править код]

Жириновский прославился в российской политике благодаря экстремистской, националистической и экспрессивной риторике, которая подтверждалась лозунгом на президентских выборах 1991 года «Хочу поднять русский вопрос!». В 1996 году Жириновский немного смягчил свою риторику, взяв на вооружение лозунги «Мы за город с русскими лицами» и «Я подниму Россию с колен!»[84]. Из зарубежных союзников Жириновский в те годы заручился связями с немецкими, французскими и итальянскими радикалами:[85]. Так, перед выборами публичную поддержку ему выразил политик-националист Жан-Мари Ле Пен, посетивший в феврале Москву: Жириновский и Ле Пен 10 февраля 1996 года на пресс-конференции выразили намерения о создании в будущем «Союза правых сил Европы», куда войдут националистические партии Европы, и о формировании «третьей силы» в Европе, которая могла бы стать альтернативой либеральной демократии и коммунистической идеологии[86][87].

Однако эпатажность, импульсивность и скандальность Жириновскго работали против него[35], что выливалось в откровенно низкий рейтинг (около 5%)[29]. Чтобы поднять свой предвыборный рейтинг, Жириновский вынужден был вести переговоры со сторонниками обоих ведущих кандидатов, публично игнорируя всех остальных и называя их «пескарями»[39]. Во второй половине января 1996 года Жириновский поддержал выступление Ельцина в Совете Федерации, отметив акценты в отношении ведении дальнейших реформ и борьбы против терроризма на территории России, а 22 марта 1996 года заявил, что несколько раз вёл переговоры с КПРФ о выдвижении «единого нейтрального кандидата». Ещё спустя неделю Жириновский сказал, что единственный способ для него побороться за президентский пост — это стравить сторонников Ельцина и Зюганова, чтобы для ЛДПР осталось «много свободного места для движения вперёд»[70]. В ходе своей предвыборной кампании Жириновский совершал визиты в тюрьмы, в том числе и женские: несмотря на отсутствие права голоса для заключённых, он заручился их моральной поддержкой, пообещав амнистию в отношении детей, женщин и пожилых людей в случае избрания президентом[88].

24 мая 1996 года на встрече с российскими банкирами Владимир Вольфович заявил об отсутствии в народе поддержки ельцинского курса и одновременно о нежелании видеть в стране коммунистов у власти. Констатируя нереальность шансов на выход во второй тур, Жириновский выразил готовность поддержать Ельцина во втором туре в случае, если все лидеры оппозиционных фракций Госдумы будут назначены первыми вице-премьерами. В противном случае Жириновский грозился заключить временный союз с левыми силами и их кандидатами — Александром Лебедем и Геннадием Зюгановым — и поддержать в итоге на выборах Зюганова[81]; в случае победы Зюганова и сохранении союза Жириновский стал бы премьер-министром, а Лебедь — министром обороны[70]. Это было неожиданным, поскольку в течение своей предвыборной кампании Жириновский постоянно агитировал против Зюганова как своего идеологического противника[89].

Прогнозы[править | править код]

Газета «Магнитогорский металл» предсказывала Жириновскому в качестве самого вероятного исхода поражение в первом туре, но полагала, что избиратели ЛДПР и КПРФ являются людьми одного социального круга и сходной психологической структуры, поэтому во втором туре поддержка Жириновским Ельцина могла бы нанести репутации действующего президента серьёзный ущерб, и голоса избирателей Жириновского ушли бы тогда к Зюганову. В случае выхода Жириновского во второй тур с Зюгановым расклад сил во втором туре составлял бы 2:1 в пользу Зюганова[35].

Кампания Фёдорова[править | править код]

Причины учасия в выборах[править | править код]

Врач-офтальмолог, доктор медицинских наук, профессор и Герой Социалистического Труда Святослав Фёдоров на I сессии Верховного Совета РСФСР был кандидатом на пост Председателя Совета Министров, но отказался от баллотирования, а в 1991 году аналогично отказался от поста премьер-министра России, сменив ряд партий за короткий промежуток времени[90]. В 1995 году он был избран в Государственную думу по списку Партии самоуправления трудящихся. Осознавая серьёзные изменения, которые происходят и с его клиникой МНТК, и со страной в целом, он задумался о своей кандидатуре на пост президента России[91]. Однако сам Фёдоров власти как таковой и не жаждал, отмечая, что для него самым главным является необходимость изменения самосознания у населения России[92]. В качестве причины своего участия в выборах Фёдоров отмечал ощущаемую им «близость предела, опасного для жизни нации»[90].

Предвыборная программа Фёдорова[править | править код]

Предвыборная программа Фёдорова основывалась на идеях самоуправленческого социализма при леволиберальных политических предпочтениях[42]. В частности, в основу экономической составляющей своей программы Фёдоров заложил теорию акционерной собственности работников Луиса Кэлсо (англ.), автора «Манифеста капитализма (англ.)», которая отчасти применялась в МНТК и могла бы быть испытана в российской экономике в целом. Для законодательного закрепления этих положений Фёдоров намеревался провести референдум, также он выступал за установление контроля над ценами и сокращение объёмов либерализации экономики. Фёдоров утверждал, что все эти меры помогли бы России избавиться от следов так называемого «рабского менталитета», который существовал в своё время и в США, и преодолеть все негативные последствия перевода экономики на рыночную основу[90]. Подобные идеи Фёдоров начал разрабатывать ещё в 1991 году, утверждая в интервью, что реализация теории Кэлсо в совокупности с научным потенциалом страны могла бы помочь России обогнать в плане экономического развития и США, и Японию[93].

Данные социологических опросов[править | править код]

Группа политпсихологов под руководством профессора МГУ Елены Шестопал провела перед выборами опрос об ассоциациях кандидатов у граждан. Граждане оценили высоко Фёдорова, отметив такие его положительные качества, как яркость, настойчивость, целеустремлённость и активность, и не одобрив упрямство и твердолобость. 60% опрошенных отмечали силу, а 15% — слабость; 20% отмечали его силу как опасную; неагрессивным его считали 65%, мужественным — 40%, естественным — 55%. Тем не менее, только каждый десятый говорил, что мог бы поддержать кандидатуру Фёдорова на выборах[90]. Согласно одному из интервью, Фёдоров заявлял, что от силы может набрать 1% голосов на выборах[17]; по другой версии, Фёдоров рассчитывал получить не менее 2,5 миллионов голосов по числу прооперированных им граждан и членов семей[94]. Тем не менее, он надеялся на поддержку большинства людей, не верящих в популизм и поддерживающих носителя идеи[90].

Сотрудничество Фёдорова с другими кандидатами[править | править код]

Во время предвыборной кампании Святослав Фёдоров объяснял Александру Коржакову, что ему была необходима площадка или трибуна в виде всей России, чтобы он мог изложить свои принципы перед всей страной[17][90]. О таких кандидатах в президенты, как Владимир Жириновский, он отзывался критически, утверждая, что к власти нередко стремятся различные люди с комплексами неполноценности и психическими расстройствами. Хотя Фёдоров состоял в КПСС, к коммунистам и Зюганову он относился презрительно по причине того, что его отец был репрессирован в сталинские времена; его отношение к обновлённому коммунистическому движению не изменилось и после распада СССР[90]. Перед выборами он также заручился поддержкой Владимира Рыжкова[35].

Кампания Горбачёва[править | править код]

Решение об участии[править | править код]

21 июля 1994 года в эфире программы «Час пик» Владислав Листьев одним из первых спросил президента СССР Михаила Горбачёва о возможности участия того в грядущих президентских выборах, однако Горбачёв заявил, что у него нет подобных планов[95][96]. Когда Горбачёв всё же решился участвовать в выборах, против этого высказывались его супруга Раиса Максимовна и даже все ключевые работники Горбачёв-фонда, которые всячески пытались его отговорить[97], однако именно поддержка Раисы Максимовны стала ключевой в окончательном решении Михаила Сергеевича участвовать в выборах[98].

Своё окончательное решение Горбачёв принял в начале 1996 года, когда рейтинг Ельцина ещё был крайне низким[99], считая себя сопоставимым по «политическому весу» с Ельциным и Зюгановым[35]. 2 марта 1996 года он официально заявил о намерении идти на президентские выборы с целью «консолидации демократического лагеря» как против коммунистов, так и против сторонников Ельцина[100][101]: обществу на этих выборах, по его словам, предстоял выбор «между ухудшенным сегодня и улучшенным вчера». Раиса Максимовна поддерживала мужа в течение всей предвыборной кампании[99]. В 70 российских регионах Горбачёв собрал 1,41 млн. подписей в свою поддержку (в том числе 70 тысяч в Санкт-Петербурге и 57 тысяч в Москве)[102]. 27 апреля Горбачёв был избран председателем общественно-политического движения «Гражданский форум», которое должно было поддержать его кандидатуру на выборах[103].

Предвыборная программа Горбачёва[править | править код]

Горбачёв настаивал на том, что к власти в стране должен прийти представитель «третьей силы», не симпатизирующей ни Борису Ельцину, ни Геннадию Зюганову, поскольку народу пришлсь фактически делать «ложный выбор» между ними, вне зависимости от которого страну ждали бы очень тяжёлые времена[104][105]. Он позиционировал себя как социал-демократ[106], выступая за поддержку дальнейших социал-демократических преобразований в России, осуждая курс Ельцина на капитализм в его худшей форме и критикуя бесконтрольную приватизацию и подрыв территориальной целостности страны[98][64]. Горбачёв намеревался в случае своей победы приложить усилия для повышения сельскохозяйственного и промышленного потенциала России, изменения налоговой системы[101], дальнейшего становления демократического общества в Российской Федерации и скорейшего прекращения войны в Чечне[101][107]. Что касается внешней политики, то Горбачёв выражал серьёзную обеспокоенность дальнейшим расширением НАТО на Восток, заявив, что блок попросту пользуется ослабленным экономическим и политическим положением России[108].

Митинги при отсутствии официальных лиц[править | править код]

Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов отмечал, что у Горбачёва было вполне достаточно сил и энергии для предвыборной кампании, а участие в кампании давало ему возможность выступать, встречаться с людьми и говорить то, что он не мог сказать публично[99]. Всего за время своей предвыборной кампании Горбачёв посетил 22 региона России в сопровождении своей супруги — он выступал в Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Иркутске, Самаре, Екатеринбурге, Уфе и других городах[98], выступая около двух-трёх часов за вечер и говоря о ценностях свободы и демократии, которые Россия готова принять[99]. Однако, по заявлению Горбачёва, на большинстве его встречи с избирателями отказались появляться губернаторы областей и мэры городов, которым Борис Ельцин якобы дал указание демонстративно игнорировать приезд кандидата, а СМИ всячески игнорировали его предвыборную кампанию[101] — одной из возможных причин было явное нежелание Горбачёва выступать хоть где-нибудь в поддержку Ельцина[98][97] (впрочем, от участий в официальных теледебатах, организованных агентством «Интерфакс» и назначенных на 13 июня 1996 года, Горбачёв сам отказался)[23].

Нередко администрация того или иного региона или города делала всё, чтобы не допустить всех желающих на встречу: так, во Владимире Горбачёву предоставили откровенно плохое помещение для выступления, куда не могли вместиться и одна десятая потенциальных участников встречи, и он вынужден был выступать в своём автомобиле, общаясь с горожанами через громкоговоритель; в Санкт-Петербурге мэр Анатолий Собчак отказался предоставлять актовый зал, сославшись на ремонт, и в итоге студенты слушали речь на лестничных клетках этажей; в Новосибирске в актовом зале университета с большим трудом вместились все желающие[98]. Один из случаев демонстративного игнорирования имел место 23 мая, когда Горбачёв посещал Самару: губернатор Самарской области Константин Титов заблаговременно покинул город, а вице-губернатор Владимир Мокрый вовсе отказался от встречи. В аэропорту кандидата встретил представитель мэра Олега Сысуева, который всё-таки позже принял Горбачёва лично в мэрии. В тот вечер Михаил Сергеевич и Раиса Максимовна дали интервью Виталию Добрусину в рамках программы «Студия Два» на региональном телеканале РИО, обсудив события Перестройки и распада СССР, а также текущую ситуацию в стране[97].

Стычки с провокаторами[править | править код]

Представители КПРФ и некоторых других партий нередко выкрикивали в адрес Горбачёва на митингах оскорбления[101], обвиняя его в падении уровня жизни, разрушительных последствиях перехода на рыночную экономику, утрату внешнеполитического влияния страны и других серьёзных потрясениях, вызванных распадом СССР[99]. Так, поездка в Волгоград, по словам Горбачёва, была ознаменована выступлением духвго оркестра и поддержкой со стороны зрителей, однако по центральным каналам лишь показали истерику со стороны присуствовавших на встрече членов КПРФ, якобы заранее срежиссированную. В Ивангороде на встрече в кинотеатре, рассчитанном на 900 мест, в адрес Горбачёва раздавались оскорбительные выкрики и лозунги, в ответ на которые Горбачёв выкрикнул «Вы что, хотите распять меня?! Ну, распинайте!»[101], и оскорбления тотчас же прекратились. Как оказалось, провокацию в Ивангороде подостроили бывшие партийные работники, требовавшие от Михаила Сергеевича поддержать Зюганова, однако он отказался наотрез, заявив, что кандидат от КПРФ в 1991 году требовал от российских депутатов поддержать Беловежские соглашения. Наконец, в Иркутском университете он в ответ на претензии «доцента кафедры марксизма-ленинизма», обвинявшего Горбачёва в смене идеологических установок, сам пристыдил его тем, что даже Ленин со временем пересмотрел свои политические взгляды[98].

Согласно Горбачёву и американскому журналисту Уильяму Таубману, в Омске произошёл один из самых громких предвыборных скандалов с участием Горбачёва[99]. Перед приездом Михаила Сергеевича из города уехали губернатор Омской области Леонид Полежаев и его заместитель, также на встрече отсутствовал начальник Омского УВД[98]. В разгар выступления Горбачёва один из присутствовавших — бывший военнослужащий ВДВ — набросился на Горбачёва и ударил его по шее и в плечо, и от увечья Горбачёва спас только вмешавшийся охранник, а возмущённый случившимся Горбачёв воскликнул «Так вот как в Россию приходит фашизм!» и решил демонстративно уйти из зала[99]. Тем не менее, встречу он всё-таки не отменил. Михаил Горбачёв утверждал, что к инциденту в Омске были причастны провокаторы из ЛДПР[104], ссылаясь на выступление представителя Омской организации ЛДПР на 50-летии Владимира Жириновского, однако добиться возбуждения уголовного дела не смог[98]. В 2015 году Владимир Жириновский подал в суд на Горбачёва, обвинив того в клевете по поводу омских событий[109], и выиграл дело, получив 6300 рублей в качестве моральной компенсации[110].

Ещё один инцидент произошёл 9 мая 1996 года в Волгограде, куда с визитом прибыл и Борис Ельцин. На Мамаевом кургане, перед визитом туда Ельцина[111], между охраной Горбачёва и сторонниками Виктора Анпилова разразилась потасовка: последние пытались не дать Горбачёву возложить цветы на Мамевом кургане, выкрикивая оскорбления в адрес Горбачёва[104]. По словам губернатора Ставропольского края Петра Марченко, к Горбачёву наиболее неприязненное отношение было именно среди избирателей Ставропольского края[101].

Доверенные лица и сторонники[править | править код]

В случае победы Горбачёв намеревался сформировать правительство, которое представляло бы собой «широкую коалицию» или «Центристский блок», куда вошли бы ещё три участника выборов — Святослав Фёдоров, Александр Лебедь и Григорий Явлинский[99][112], однако он исключал любые контакты с Зюгановым[98]. Для завоевания поддержки среди молодёжи Горбачёв сотрудничал с музыкантом DJ Грув, который записал песню «Счастье есть», используя нарезки выступлений Михаила и Раисы Горбачёвых[99][113]. По словам Михаила Сергеевича, поддержку ему на выборах в 1996 году оказали такие личности, как будущий президент России Владимир Путин[114], писатели Мария Розанова и Андрей Синявский[115] (побывали с ним в Волгограде)[98].

Тем не менее, эксперты предсказывали набор Горбачёвым менее 1% голосов на выборах, а в случае своего поражения в первом туре Горбачёв намеревался убедить избирателей не голосовать ни за Ельцина, ни за Зюганова во втором туре[101].

Кампания Шаккума[править | править код]

Регистрация на выборах[править | править код]

Директор Международного фонда экономических и социальных реформ (фонд «Реформа») Мартин Шаккум был зарегистрирован кандидатом на выборах Президента Российской Федерации в апреле 1996 года[116]. Изначально ему было отказано в регистрации, однако из ряда кандидатов, получивших подобный отказ, только Мартин Шаккум и Владимир Брынцалов обжаловали это решение и зарегистрировались официально на выборах[42]. На выборах он позиционировал себя как социалист[117], выступавший против любого радикализма. Несколько раз Шаккуму предлагали снять свою кандидатуру в пользу Ельцина, но он отказывался; не убедило его даже обращение Владимира Шумейко с призывом не вносить раскол в демократическое движение[39].

Предвыборная программа Шаккума[править | править код]

Предвыборная программа Шаккума была обнародована ближе к концу президентской кампании и, по сути, была списком первых планируемых в случае избрания Шаккума президентом указов[73]. Шаккум призывал россиян встать на рельсы устойчивого созидательного процесса и последовать за человеком, который мог бы восстановить разрушенные сельское хозяйство и промышленность, а также развить сферу услуг, обеспечить защиту чести и достоинства военным и оказать помощь предпринимателям[39]. Среди указов, которые Шаккум предлагал претворить в жизнь, были «О защите прав и свобод граждан от коррупции и произвола властей» и «О наведении государственного порядка в сфере экономики». Согласно первому, предусматривалось создание вертикали исполнительной власти[118], исключающей возможность концентрации власти в руках элиты, обязательство госслужащих предоставлять сведения о доходах и имуществе всех ближайших родственников (в том числе детей) и создание 17 федеральных административных округов (эту идею позже претворил в жизнь Владимир Путин, введя семь федеральных округов)[119]; согласно второму — установление жёсткой системы контроля над денежными потоками, укрепление банковской системы путём её реорганизации и создании инвестиционных банков. Шаккум выступал в защиту естественных монополий, не поддерживая их дробление в интересах зарубежного капитала[120]. Ещё одним из предложений стало значительное сокращение государственного аппарата[39].

Появление в СМИ[править | править код]

Слоганом участия Шаккума в выборах был «Все говорят — он делает», использованный в предвыборном рекламном ролике, в котором высмеивалась риторика Ельцина, Зюганова, Жириновского и Явлинского при отсутствии каких-либо активных действий с их стороны на примере застрявшего автомобиля[121]. Позиции Шаккума в предвыборных рейтингах были достаточно низкими, что он списывал на «команду сверху», которая стремилась создать у избирателей представление о борьбе Ельцина и Зюганова, игнорируя других кандидатов. Так, по его утверждению, администрация Ельцина сорвала ему телемост с Нижним Новгородом, где были традиционно сильными позиции Ельцина, а начальника нижегородского предвыборного штаба Шаккума даже вызвали в местное управление ФСБ[39].

Кампания Власова[править | править код]

Подготовка к участию[править | править код]

Занявшийся политикой на волне Перестройки тяжелоатлет Юрий Власов, олимпийский чемпион 1960 года, четырёхкратный чемпион мира и шестикратный чемпион Европы был народным депутатом СССР в 1989—1991 годах в составе Межрегиональной депутатской группы, активно критикуя КПСС и КГБ. В 1993—1995 годах он был депутатом Госдумы в составе группы «Российский путь»[42]. В 1996 году он был зарегистрирован как кандидат в Президенты Российской Федерации. Его предвыборная программа, опубликованная 1 мая[122] и выдержанная в духе русского национализма[64], предусматривала восстановление экономики и коренное изменение положения жизненного ядра нации в обществе и на производстве. Для реализации этих планов необходимо было признание народно-патриотических идей (не национальных, как отмечает автор) в качестве государственной идеологии и учреждение Доктрины национальной безопасности России в военном, экономическом, экологическом, продовольственном, технологическом и культурном планахе[122].

Предвыборная программа Власова[править | править код]

В политической части своей программы Власов настаивал на принятии мер, направленных не только на предотвращение дальнейшего распада России на отдельные государства, но и на объединение в единое государство России, Украины, Белоруссии и Казахстана и других стран только через свободное волеизъявление их народов. Власов отмечал также необходимость защиты прав граждан России за рубежом и этнических русских, имеющих статус иностранных граждан или «неграждан»; борьбу против нелегальной иммиграции, реабилитацию казачества и дальнейшее развитие общественного и местного самоуправления через систему выборных органов представительной власти и систему контролирующей их исполнительной власти[122].

Власов выступал за создание многоукладной экономики с участием работников в управлении производством и распределении его результатов, а также за ведение политики протекционизма. Для развития экономики он выступал за полную инвентаризацию государственной собственности, ревизию коммерческих банков, заморозку цен и тарифов на основные товары и услуги (в том числе снижение квартпланы до минимального уровня), изменение подхода к приватизации, ликвидацию безработицы и внешнего долга, жёсткий контроль над импортом и экспортом товаров и запрет вывоза капитала за границу[122].

В плане социальной и духовной сфер Власов выступал за введение мер социальной защиты от рисков, связанных со свободной торговлей, и полное восстановление системы социальных гарантий; поддерживал повышение зарплат, пенсий и стипендий до прожиточного минимума, повышение финансирования в областях здравоохранения и образования, ужесточение мер по борьбе против преступности, а также поддерживал развитие отечественной культуры и сохранение русских традиционных христианских ценностей. Для решения вопросов с вооружёнными силами Власов предлагал стараться поднимать уровень материального обеспечения личного состава и сохранять ядерный потенциал страны. Воинская служба должна была стать престижной и почетной. Возрождение отношения к труду как непреходящей нравственной целостности должно было помочь в установлении социальной справедливости в России[122].

Источники финансирования[править | править код]

Движение к заявленным Власовым целям проходило бы в два этапа: на первом состоялся бы переход к обществу с экономикой многоукладного типа при преобладании хозяйственного уклада и власти труящимся, а на втором — построение национально-ориентированного и социально-справедливого общества. Финансирование всех вышеуказанных мер, принимаемых для достижения цели, осуществлялось бы с использованием следующих источников[122]:

  • переоценка стоимости приватизированного имущества с возможностью продажи приватизируемой собственности по её действительной стоимости;
  • доходы от использования зарубежной собственности и неуправляемого госимущества;
  • введение прогрессивного налогообложения и конфискация криминальных вкладов в иностранных банках по решению суда;
  • восстановление государственной винноводочной монополии и использование средств от лотереи для социальных нужд;
  • доходы от экспорта вооружения и таможенных пошлин, а также возврат всех иностранных долгов;
  • отказ от финансирования СНГ на донорских началах;
  • источники, вскрытые в ходе инвентаризации всего народного хозяйства и на основе данных налоговой инспекции.

Кампания Брынцалова[править | править код]

Причины участия в выборах[править | править код]

Владелец фармкомпаний «Ферейн» и «Брынцалов-А» и депутат Государственной думы II созыва от Блока Ивана Рыбкина Владимир Брынцалов, являвшийся в 1990-е годы одним из самых богатых людей России, наравне с Мартином Шаккумом стал одним из двух кандидатов, которым было изначально отказано в регистрации на выборах, но они обжаловали это решение в Верховном суде Российской Федерации и добились права быть зарегистрированными в качестве кандидатов[42]. Причиной первоначального отказа Брынцалову в регистрации было решение ЦИК о признании большинства подписей в поддержку выдвижения кандидатом в президенты Брынцалова фальшивыми, и только Верховный Суд РФ допустил его к в выборам[60].

Брынцалов заявил, что причиной его участия в президентских выборах стали размышления о психологическом климате для человека: бедному, по его словам, «его мытарства как-то компенсирует поступательное движение вперед» (повышение зарплаты или новый опыт), а богатому требуются другие цели, начиная о сильного государства и заканчивая повышением бытовых удобств для себя и для других[123]. Одним из поводов для участия стало ещё не принятое Ельциным решение баллотироваться, и Брынцалов хотел создать видимость хоть какой-либо альтернативы Ельцину[124], поскольку не считал его достаточно сильным для того, чтобы позволять ему управлять страной[123]. В апреле 1996 года Брынцаловым был создан оргкомитет Русской социалистической партии, от которой он и пошёл формально на выборы (до этого он был членом Социал-демократической партии Российской Федерации). 27 апреля Брынцалов на учредительном съезде стал председателем РСП, и этот же съезд одобрил предвыборную программу Брынцалова[125].

Предвыборная программа Брынцалова[править | править код]

В своей предвыборной программе Брынцалов делал ставку на повышение благосостояния всех слоёв населения и на сохранение частной собственности, характеризуя свою идеологию как «русский социализм». В частности, он предлагал повысить минимальный размер оплаты труда до 1000 долларов США (что было крайне невероятным, поскольку на многих предприятиях наблюдалась задержка зарплаты)[126], а также закрыть внешние границы страны для стимуляции отечественной промышленности[127]. Брынцалов в интервью газете «Вечерняя Москва» утверждал, что создал на своём предприятии «Ферейн» своеобразный «островок достойной жизни», и эти же товарно-денежные отношения и социальную политику он готов был перенести на масштаб всей страны, чтобы обеспечить государственность, социальную сферу, национальную и внешнюю политику[128]. Телекомпания CNN сравнивала Брынцалова по уровню эпатажности и предвыборным обещаниям с баллотировавшимся на пост Президента США в 1992 году бизнесменом и филантропом Россом Перо[126].

Элементы эпатажа в предвыборной кампании[править | править код]

Несмотря на отказ Брынцалова от найма имиджмейкера, его кампания отличалась эпатажем, и он нередко в интервью СМИ подчёркивал своё дорогостоящее имущество[126]. Символом его участия в выборах стало предвыборное фото: на нём Брынцалов в своём рабочем кабинете, на стене которого висел портрет Брынцалова, позирует, поставив ногу на офисный стол; за столом сидела его жена Наталья в своём фирменном красном платье, в котором нередко позировала для журналистов[129][124]. В фоторепортажах и телевизионных сюжетах демонстрировались роскошные и богатые интерьеры его особняка в подмосковной Салтыковке, украшенные огромными портретами авторства Александра Шилова с изображением самого Брынцалова и его жены; во время поездки в Калугу, где состоялись встречи с губернатором Олегом Савченко и мэром Анатолием Минаковым, на митинге у Народного дома Брынцалов даже оставил автограф на неденоминированной купюре достоинством в 10 тысяч рублей, которую протянула ему женщина[129]. В поддержку Брынцалова агитировала трэш-метал-группа «Коррозия металла»[64].

В мае 1996 года обозреватель газеты «Известия» Ирина Петровская опубликовала материал, в котором утверждала, что пресс-секретарь Брынцалова Александр Толмачев заплатил за участие своего шефа в ток-шоу Александра Любимова на телеканале ОРТ 5 тысяч долларов США, сторговавшись против первоначально потребованных Любимовым 15 тысяч долларов. Публикация вызвала недовольство со стороны руководства телеканала: Любимов пригрозил подачей в суд иска о защите чести и достоинства[130]. Ирина проиграла дело и обязалась выплатить 7 млн. рублей, хотя Любимов требовал 15 млрд. рублей[131].

За несколько дней до выборов журнал «Огонек» напечатал интервью жены Брынцалова Натальи, в котором она раскритиковала «предвыборное поведение» мужа: в частности, она была недовольна тем, что в ходе кампании Брынцалов ни разу не отозвался положительно о своей семье, к тому же в одной из телепередач он снялся голым[132]. Ранее в одном из телевизионных репортажей Брынцалов с усмешкой демонстративно шлепал рукой по ягодицам свою жену[133]. При этом в день голосования Брынцалов снова эпатировал журналистов, принеся на руках на избирательный участок жену Елену, одетую в ярко-красное платье и шляпу[42]. Как отмечал писатель Александр Проханов, в ходе предвыборной кампании Брынцалов предстал «в гротескном, пугающем, раздражающем обличии, которое вызвало к нему у публики острейший интерес», но тот не пошёл на пользу Брынцалову[123]. По словам журналиста Евгения Арсюхина, Брынцалов стал квинтэссенцией 1990-х годов и карикатурным «новым русским» в глазах общественности[124].

Кампания Тулеева[править | править код]

Об участии в выборах состоявший в КПРФ Аман Тулеев заявил в январе 1996 года, собрав в свою поддержку свыше 1,2 млн. подписей[134]. Согласно автобиографической книге Тулеева «Преодоление», Геннадий Зюганов предложил ему идею равноправно зарегистрироваться и начать предвыборные поездки по стране, излагая на встречах общую программу[135]. Ожидалось, что в конце кампании Тулеев снимет свою кандидатуру в пользу Зюганова, однако в случае снятия с выборов Зюганова именно Тулеев становился бы кандидатом от КПРФ. Согласно политтехнологу Глебу Павловскому, в случае снятия с выборов Зюганова именно Тулеев становился основным противником Ельцина, причем даже опаснее Зюганова благодаря имиджу рабочего вожака и демократического лидера горняков. К тому же в случае победы Зюганова мог возникнуть слабый федеральный центр, которому пришлось бы повторно договариваться с регионами[136]. Однако в итоге Тулеев принял решение сняться с выборов в пользу Зюганова за четыре дня до первого тура, чем дал официальный повод для ЦИК исключить его фамилию из бюллетеней[23], и призвал своих избирателей поддержать именно Зюганова[137].

Опросы общественного мнения[править | править код]

Опрос Зюганов Ельцин Лебедь Явлинский Жириновский Фёдоров Горбачёв
Организация Дата
ВЦИОМ[21] 17—24 октября 1995 9% 3% 13% 12% 6% 10% [138]
РОМИР[12] 6—7 апреля 1996 27% 22% 8% 7% 6% 6% 1%
ВЦИОМ[12] 14 апреля 1996 26% 18% 10% 10% 8% 8% 1%

Первый тур выборов 16 июня 1996 года[править | править код]

Избирательный бюллетень для голосования на первом туре выборов президента России

В выборах президента России 16 июня, несмотря на разгар лета, население проявило высокую активность. В выборах приняли участие более 75,7 миллионов человек, что составило 69,81 % от числа избирателей. Более 800 тысяч избирателей проголосовали по открепительным удостоверениям. Голосование шло не только на территории Российской Федерации, но и на специальных избирательных участках за рубежом, причём в некоторых случаях имело место досрочное голосование. Утром 15 июня, в «день тишины»[25], за сутки до матча чемпионата Европы по футболу в Англии между сборными командами России и Германии, игроки, тренеры и члены официальной делегации российской сборной проголосовали на избирательном участке в конференц-зале гостиницы в Райтингтоне: урны для голосования и бюллетени доставили представители российского посольства в Великобритании[139]. Досрочно также проголосовали жители Ямала[23].

По результатам первого тура действующий президент России Ельцин показал наилучший, но далёкий от необходимого для победы большинства результат, получив 26,6 миллионов голосов, что составило 35,28 %. Зюганов получил 24,2 миллиона голосов, что составило 32,03 %, немного уступив Ельцину. Главной неожиданностью стало третье место А. И. Лебедя, который получил поддержку 10,7 миллионов избирателей, что составило 14,52 %. Во второй тур в итоге вышли Ельцин и Зюганов. Владимир Жириновский, занявший 5-е место на президентских выборах с поддержкой 4,3 млн. избирателей (5,7% голосов), на избирательном участке заявил, что в случае победы Зюганова откажется от места в коалиционном правительстве[140]. Серьёзное поражение потерпел бывший президент СССР М. С. Горбачёв, получив всего 386 тысяч голосов, что составило 0,51% — по словам Владимира Милова, избиратели «сохраняли практическую, не отретушированную ностальгической перестроечной романтикой память о временах правления Горбачева», поэтому не дали ни единого шанса ему на выборах[141]. Некоторое количество голосов в результате досрочного голосования получил и Аман Тулеев, несмотря на то, что снялся с выборов[64].

Ельцина поддержали преимущественно население Москвы и Санкт-Петербурга, крупных промышленных городов, Севера России, Сибири, Дальнего Востока, некоторых национальных республик, а также россияне, проживающие за рубежом. Зюганова поддержали преимущественно жители депрессивных сельских регионов Центральной России, Черноземья, Поволжья и некоторых республик Северного Кавказа — так называемого «красного пояса», куда входили преимущественно южная часть России, юг Сибири и юг Дальнего Востока и где были сильны позиции коммунистов[25]. Ельцин занял первое место в 46 регионах (в 10 — абсолютное большинство), Зюганов — в 43 регионах (в 9 регионах — абсолютное большинство). Максимальный процент голосов Ельцин получил в Чечне — единственном регионе, где ещё не действовала ГАС «Выборы» (65,1%), Зюганов — в соседнем Дагестане (63,2%)[25]. По словам политолога Дмитрия Орешкина, в десяти крупнейших российских мегаполисах Ельцин в первом туре получил 52% голосов, а Зюганов — только 18%; в сотне самых больших городов разброс составлял уже 43:23 в пользу Ельцина; поддержка Зюганова же обеспечивалась исключительно за счёт сельского населения[65]. В Татарстане разница между Зюгановым и Ельциным составила 4730 голосов, причём, по заявлениям наблюдателей, имели место откровенные фальсификации в пользу Ельцина[142]; примерное равенство также было в Кабардино-Балкарии (39% у Ельцина и 38% у Зюганова)[71].

Числовые показатели первого тура голосования (результаты кандидатов)[143]:

Место Кандидаты Голоса %
1. Ельцин, Борис Николаевич 26 665 495 35,28
2. Зюганов, Геннадий Андреевич 24 211 686 32,03
3. Лебедь, Александр Иванович 10 974 736 14,52
4. Явлинский, Григорий Алексеевич 5 550 752 7,34
5. Жириновский, Владимир Вольфович 4 311 479 5,70
6. Фёдоров, Святослав Николаевич 699 158 0,92
7. Горбачёв, Михаил Сергеевич 386 069 0,51
8. Шаккум, Мартин Люцианович 277 068 0,37
9. Власов, Юрий Петрович 151 282 0,20
10. Брынцалов, Владимир Алексеевич 123 065 0,16
11. Тулеев, Аман Гумирович 308 0
Против всех 1 163 921 1,54
Недействительны 1 072 120 1,43
Всего (явка 69,81 %) 75 587 139 100,00

Второй тур выборов 3 июля 1996 года[править | править код]

После определения результатов первого тура голосования Центральная избирательная комиссия Российской Федерации назначила второй тур голосования на среду, 3 июля. Правительство России объявило этот день выходным днём. В бюллетень для повторного голосования были включены Б. Н. Ельцин и Г. А. Зюганов. Столь необычный выбор дня голосования (обычно дни голосования на всех выборах — воскресенье) объясняется стремлением увеличить активность избирателей. На время выборов в Назрани было заключено перемирие между чеченскими сепаратистами и федеральными войсками; соглашение о перемирии подписали Сергей Степашин, Вячеслав Михайлов, Вячеслав Тихомиров и Владимир Страшко со стороны России и Аслан Масхадов со стороны Ичкерии[10]. 2 июля был объявлен «день тишины», в который агитация за любого из кандидатов полностью запрещалась[54].

Сторонники действующей власти, куда входили руководители российских СМИ, выступавшие в защиту свободы слова[21], противники коммунистов, не желающие реставрации советской власти, и даже некоторые критики Ельцина объединились вокруг Бориса Ельцина. Сторонники коммунистов и некоторые противники действующей власти сплотились же вокруг Геннадия Зюганова. Решить исход президентской гонки могли голоса тех, кто поддержал в первом туре Александра Лебедя, набравшего почти 15% голосов[3].

Ельцин[править | править код]

Переговоры с Лебедем[править | править код]

17 июня 1996 года, на следующий день после выборов, команда Ельцина занялась подготовкой выступления действующего президента по итогам первого тура: предварительно Сергеем Зверевым были заготовлены четыре варианта речи, заготовленные на случай разных исходов[21]. По воспоминаниям Зверева, Ельцин ещё перед первым туром призывал свою команду продолжать работать в прежнем темпе в случае необходимости второго тура и был настроен только на победу. Благодаря работе политтехнологов рейтинг Ельцина удалось поднять настолько, что уже во втором туре политологи стали отдавать предпочтение Ельцину. Однако они полагали, что победа Ельцина возможна только при условиях высокой явки избирателей и поддержки кандидата Александра Лебедя. У сторонников Ельцина были лучше финансовые дела, а их число было больше, но на стороне Зюганова была хорошая организационная структура[5]. Александр Лебедь, которому, по некоторым данным штаб Ельцина предусмотрительно благоволил «про запас», получил в первом туре 15 %, заняв третье место, и «золотую акцию», фактически определяющую положение голосования избирателей на втором туре[144].

18 июня 1996 года Ельцин назначил Александра Лебедя секретарём Совета безопасности РФ с особыми полномочиями и посулами возможного преемничества[144] и включил в Совет безопасности Сергея Глазьева. После этого Лебедь выступил однозначно в поддержку Ельцина, заявив, что между «старой идеей», предлагаемой Зюгановым и обернувшейся большими потрясениями, и между «новой идеей», предлагаемой Ельциным, он выбирает «новую идею», несмотря на её слабую реализацию. В самом Конгрессе русских общин, от которого баллотировался Лебедь, идею голосования за Ельцина поддержали не все: так, Дмитрий Рогозин выступил за голосование «против всех». В тот же день в отставку был отправлен Павел Грачёв, что было одним из условий назначения Лебедя секретарём Совета безопасности, однако Лебедь поспешил заявить, что Грачёв пытался якобы организовать государственный переворот или как минимум оказать давление на Б.Н.Ельцина[3]. По словам Григория Явлинского, после подобной помощи со стороны Лебедя Борис Ельцин отстранил последнего от дел, фактически «выбросив» из политики[56].

Дело о «коробке из-под ксерокса»[править | править код]

Из-за низких результатов Ельцина даже по официальным данным, подвергаемым сомнению в ряде мест ввиду задействования административного ресурса и возможного давления на избирателей, после первого тура голосования ситуация предельно обострилась. Среди сторонников Ельцина продолжали действовать два лагеря: «демократический лагерь», лидером которого были Анатолий Чубайс и «олигархи», намеревался добиться победы Бориса Ельцина на выборах во что бы то ни стало; и «силовой лагерь», который возглавлял начальник службы безопасности президента Александр Коржаков (хотя неформальным лидером иногда назывался Олег Сосковец) и который пытался «внедемократическими» или «силовыми» методами не допустить поражения Ельцина путём переноса второго тура на более поздний срок или даже отмены выборов. Эти два лагеря вели между собой постоянную борьбу[1]: «силовой» лагерь сторонников Ельцина попытался воздействовать на своего кандидата и подготовить общественность к реализации своих планов и оттеснить «демократический» лагерь, хотя прежняя попытка «силовиков» сорвать выборы после голосования по Беловежским соглашениям потерпела неудачу[1][41].

Вечером 19 июня 1996 года произошёл резонансный инцидент с арестом политтехнологов Ельцина — организатора кампании «Голосуй или проиграешь» Сергея Лисовского и ближайшего сподвижника Чубайса Аркадия Евстафьева задержали на выходе из Белого дома с коробкой из-под ксероксной бумаги, в которой находились 500 тысяч долларов, выданные им заместителем министра финансов Германом Кузнецовым из суммы в размере 2,5 млн. долларов, которые должны были пойти на заказ печатной продукции, фотографий и плакатов. Коржаков неоднократно сообщал Ельцину о расхищении средств, однако тот требовал в качестве доказательств не отчёты о хищениях, а поимку виновников[17]. В итоге «Силовики» обвинили Лисовского и Евстафьева в расхищении денег предвыборного штаба, а по факту незаконных валютных операций было возбуждено уголовное дело[1]. Задержанные отрицали хищение денег, заявив, что они хотели просто обеспечить передачу гонораров певцам и музыкантам, участвовавшим в концертах в поддержку Ельцина[29]. Борис Березовский и Анатолий Чубайс выступили против задержания Лисовского и Евстафьева, назвав все обвинения провокацией и заявив, что денег в коробке не было, а там были лишь некие манекены; ведущий НТВ Евгений Киселёв и вовсе назвал задержание попыткой отменить второй тур президентских выборов, напомнив о майских призывах Коржакова перенести выборы и выступлении сутки тому назад, в котором он советовал членам ельцинского предвыборного штаба не появляться на телеэкране и не дискредитировать Ельцина[145]. Ельцину в итоге предстояло сделать выбор между «силовыми» сторонниками, выступавшими за затягивание выборов или их отмену, и «демократическими» сторонниками, выступавшими за продолжение предвыборной борьбы. После обращения «демократического» лагеря, поддержанного семьёй и дочерью Татьяной в частности, Ельцин принял решение продолжить законный выборный процесс и идти на второй тур со всеми предложенными соответствующими мерами[1]. Борис Ельцин освободил задержанных и добился вскоре закрытия дела, а инициаторы задержания — директор ФСБ Михаил Барсуков и начальник службы безопасности президента Александр Коржаков — были уволены со своих должностей за превышение полномочий (хотя Анатолий Куликов утверждал, что Барсукова лишь вывели из предвыборного штаба, но не увольняли)[145].

К 20 июня 1996 года был также уволен заместитель председателя Правительства России Олег Сосковец, однако председатель Комитета Госдумы по безопасности В. И. Илюхин уверял, что президентское окружение совершило серьёзные нарушения закона[12]. Коржаков после увольнения осудил Ельцина не только за своё увольнение без личной беседы[5], но и за сближение с «младореформаторами» и сторонниками свободного рынка[145]. По словам сотрудника избирательного штаба Ельцина, политолога Валерия Хомякова, весь эпизод с «коробкой из-под ксерокса» был всего лишь попыткой дележа плодов победы между Чубайсом и Коржаковым, поскольку Коржаков намеревался отменить выборы, а «потом прийти на готовое»[41]. По мнению Григория Явлинского, увольнения стали иронией для Ельцина: на переговорах с Явлинским Ельцин пытался убедить его снять свою кандидатуру с выборов в обмен на место вице-премьера, но ни Сосковца, ни Грачёва увольнять не хотел[56]. Сергей Лисовский заявил, что перед увольнением Коржакова на часть олигархов, поддержавших Ельцина, завели уголовные дела, а их самих чуть не арестовали в день инаугурации[5].

Проблемы Ельцина со здоровьем[править | править код]

Помимо скандала с «коробкой из-под ксерокса», ситуация перед вторым туром для Ельцина осложнилась из-за его слабого здоровья. Перед вторым туром Борис Николаевич должен был совершить поездку по 10 городам России и выступить перед зрителями, однако 26 июня, после митинга в Тушине, он перенёс свой шестой за последний год сердечный приступ и инфаркт (за 1995—1996 годы перед выборами у него случилось пять таких инфарктов, первый пришёлся на лето 1995 года)[17], вследствие чего дальнейшее выступление на телевидении для него могло стать уже невозможным. В итоге на митингах выступили Виктор Черномырдин и Наина Ельцина, а Татьяна Дьяченко и Анатолий Чубайс приняли решение не сообщать избирателям подлинные причины исчезновения Ельцина с экранов, ссылаясь только на то, что действующий глава государства добровольно отказался от дальнейших выступлений, будучи уверенным в победе. О подлинной причине отсутствия Ельцина на выступлениях одним из первых узнал Сергей Лисовский[5], хотя законом никто не обязывался сообщать состояние здоровья каждого из кандидатов[41].

Решение штаба не разглашать информацию о состоянии здоровья Ельцина основывалось на риске того, что избиратели могут отдать голос за Зюганова, решив, что Ельцину больше не по силам управлять государством физически. Во избежание утечки информации в период между турами показывались материалы с участием Ельцина, отснятые ещё до выборов и не попадавшие на экран[10][8], однако 28 июня 1996 года произошла утечка информации: Всероссийское совещание работников сельского хозяйства в Кремлёвском дворце Съездов открыл Виктор Черномырдин, что подтвердило слухи о проблемах со здоровьем у Ельцина, а Сергей Филатов в интервью РИА «Новости» заявил, что президент обратится по телевидению к избирателям, «как только восстановится голос» — что говорило о факте более серьёзной болезни, нежели обычная простуда[146]. В тот же день Ельцин провёл встречу с секретарём Совета безопасности Александром Лебедем у себя в доме, однако гостиную переоборудовали так, чтобы по её виду было ясно, что Ельцин находится в работоспособном состоянии. 30 июня Ельцин дал интервью «Интерфаксу» из этой же гостиной, а 1 июля выступил с обращением к избирателям. Тем не менее, слухи о недуге Ельцина, не позволяющем ему продолжать исполнение своих обязанностей, продолжали распространяться[146]. По мнению Григория Явлинского, президент не был болен, а острые проблемы со здоровьем начались только перед инаугурацией[56].

В связи с тем, что в первом туре 27% голосов были отданы за антикоммунистически настроенных Лебедя, Явлинского и Жириновского, была велика вероятность того, что избиратели, голосовавшие за этих трёх кандидатов, во втором туре поддержат Ельцина только из-за своих антикоммунистических убеждений и неприязни к Зюганову[65].

Зюганов[править | править код]

На фоне раздора в предвыборном штабе Ельцина Зюганов предпринимал все усилия для своей победы, ведя переговоры со всеми, кто потерпел поражение в первом туре[1]. Из выбывших из борьбы кандидатов Зюганов в первую очередь обратился к Александру Лебедю и призвал его объединить с КПРФ усилия перед вторым туром выборов, рассчитывая «перетянуть» его голоса. Для этого он провёл с ним 19 июня переговоры, после которых заявил о намерениях включить Лебедя в состав своего правительства в случае победы с сохранением за последним поста секретаря Совета безопасности, а в Госдуме выразил надежду на поддержку как минимум двух третей от тех, кто голосовал за Лебедя; однако Лебедь в итоге своё решение о поддержке Ельцина так и не изменил[3]. Зюганов пытался убедить Лебедя в том, что после победы Ельцин лишит его поста в Совете безопасности, однако Лебедь его предупреждения проигнорировал[40], даже несмотря на то, что Лебедь в итоге своего поста потом лишился[147]. На Зюганова оказывали давление его противники: так, на следующий день после объявления итогов первого тура выборов у «Тверьуниверсалбанка», совет которого возглавлял Николай Рыжков, близкий к Геннадию Зюганову, отобрали лицензию[148]. Более того, Зюганов намеревался сообщить об инфаркте Ельцина в одной из предвыборных телепередач, однако ни его, ни Станислава Говорухина как доверенное лицо Зюганова к телеэфиру не допустили[146]. По словам Вячеслава Никонова, занимавшего пост главы пресс-центра избирательного штаба Ельцина, Зюганов и Говорухин собирались заявить о том, что Ельцин не перенёс инфаркт и скончался, однако Зюганов утверждал, что о состоянии Ельцина прекрасно знал и ложных новостей о нём сообщать не собирался, а хотел лишь в эфире предупредить о возможностях электронной системы подсчёта голосов, которая может сфальсифицировать результаты выборов[10].

Зюганов также провёл переговоры с Григорием Явлинским, отметив, что в программе последнего насчитывается достаточно много положительных вещей[147]. С 22 по 23 июня 1996 года состоялся IV съезд партии «Яблоко» в подмосковном Голицыне, на котором большинство делегатов всё же приняло решение голосовать против обоих кандидатов[56][40]. Из 152 делегатов 87 выступили против обоих кандидатов, 63 — за Ельцина, но нашлись и два сторонника Зюганова: по словам представителей КПРФ, это можно было расценивать как успех, так как ещё несколько месяцев тому назад о поддержке Зюганова хоть кем-то из членов «Яблока» не могло быть и речи[140]. 24 июня 1996 года Владимир Жириновский заявил, что до 1 июля обнародует мнение ЛДПР по поводу второго тура выборов, высказав собственное пожелание голосовать против обоих кандидатов, но отметил готовность выразить поддержку любому из кандидатов в случае, если они исключат из своих команд «одиозных деятелей». Зюганова Жириновский готов был поддержать в случае, если тот исключит из своей команды «левого радикала» Виктора Анпилова и «недееспособных» Анатолия Лукьянова и Николая Рыжкова, а Ельцина — в случае, если из команды действовавшего президента будут исключены такие «ультралибералы», как Анатолий Чубайс, Сергей Филатов и Сергей Шахрай. И только 28 июня Жириновский призвал избирателей не голосовать за Зюганова, который руководил КПРФ — «прямой наследницей КПСС». 29 июня, на следующий день Зюганов иронически прокомментировал заявление Жириновского, отметив, что после подобного заявления даже сторонники либерал-демократов готовы будут поддержать коммунистов, и у Ельцина тогда не останется никаких шансов на победу[140].

Однако, по словам некоторых членов предвыборного штаба Зюганова, после первого тура активность Зюганова подозрительным образом снизилась. Александр Руцкой, Евгений Сучков и Сергей Бабурин предполагали, что в адрес Зюганова после первого тура начали поступать угрозы, которые могли претвориться в жизнь в случае, если Зюганов не откажется от намерений выиграть выборы[19].

Итоги второго тура[править | править код]

Во втором туре голосования избиратели, несмотря на разгар сезона отпусков, снова проявили высокую активность. В выборах приняли участие более 68 % избирателей. По результатам выборов действующий президент России Ельцин получил 40,2 миллиона голосов (53,82 %), Зюганов — 40,31 %. 3,6 миллиона россиян (4,82 %) проголосовали против обоих кандидатов. Первые предварительные результаты были оглашены в 23:30, окончательные — 4 июля в 5:30 утра[149].

Первое место Зюганов занял в 32 субъектах РФ, в том числе «красном поясе»[150]. Зюганова поддержали Астраханская, Амурская, Белгородская, Брянская, Воронежская, Волгоградская, Кемеровская, Кировская, Костромская, Курганская, Курская, Липецкая, Новосибирская, Омская, Оренбургская, Орловская, Пензенская, Псковская, Рязанская, Саратовская[40], Смоленская, Тамбовская, Ульяновская и Читинская области; Ставропольский, Алтайский и Краснодарский края; республики Адыгея, Бурятия, Карачаево-Черкессия, Марий-Эл, Мордовия, Северная Осетия и Чувашия[149]. Ельцин занял первое место в таких крупных промышленных городах, как Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Нижний Новгород и Пермь, где лидировал и в первом туре[65] (Зюганов во втором туре набрал там на 3-4% больше, чем в первом туре[71]), а также на Севере и Дальнем Востоке[150]. В ряде регионов, где в первом туре наблюдалось примерное равенство между двумя кандидатами, Ельцин взял реванш во втором туре — в Кабардино-Балкарии он опередил Зюганова по голосам почти в два раза[71]. Максимальный процент поддержки Ельцина (79,8%) пришёлся на Ингушетию, чуть меньше результаты были в Свердловской и Пермской областях, Чечне, Москве и Санкт-Петербурге; максимальный процент поддержки Зюганова — на Орловскую область, Чувашию, Адыгею и Тамбовскую область[25].

Считается, что исход выборов во втором туре, по мнению ряда экспертов, предрешили 14,52 % (около 10 млн.) голосов избирателей, поддержавших в первом туре Александра Лебедя[1] — политические обозреватели утверждали, что Александр Лебедь фактически «отдал» эти голоса Борису Ельцину. Спустя много лет, во время дебатов по предвыборной программе КПРФ на телеканале «Россия-1» в передаче Владимира Соловьёва в 2011 году, Зюганов подтвердил этот факт[151]. После подведения итогов выборов Зюганов, несмотря на последующие заявления о возможной фальсификации голосов, признал своё поражение и поздравил Ельцина с победой[65].

В целом, по заявлению международных наблюдателей, выборы прошли без существенных нарушений[29], хотя избирательным комиссиям шести субъектов РФ (Дагестан, Карачаево-Черкесская Республика, Мордовия, Ставропольский край, Ростовская и Саратовская области) после подведения итогов голосования пришлось потом внести изменения в протоколы и перевести соответствующие изменения в протокол ЦИК РФ. Об аномальных результатах в Саратовской области сообщала Любовь Слиска, хотя Саратовская область ещё в 1990-е годы стала «электоральной аномалией» Российской Федерации[152]. По словам губернатора Самарской области Константина Титова, прирост голосов за действовавшего президента не был чем-то необычным, поскольку ряд избирателей консолидировался намного позже, и это было обычным явлением в 1990-е годы в регионах[25].

По итогам второго тура выборов действующий президент России Ельцин одержал победу и был переизбран на второй срок. Инаугурация состоялась 9 августа, несмотря на слабое состояние здоровья Ельцина, который, по словам очевидцев, едва держался на ногах[1].

Числовые показатели второго тура голосования 3 июля 1996 года[153]:

Место Кандидаты Голоса %
1. Ельцин Борис Николаевич 40 402 349 53,82
2. Зюганов Геннадий Андреевич 30 104 589 40,31
Против всех 3 603 760 4,82
Недействительны 780 405 1,05
Всего (явка 68,88%) 74 706 645 100,00

Оценки выборов[править | править код]

Информационное воздействие в ходе предвыборной кампании[править | править код]

Директор фонда «Общественное мнение» Александр Ослон, работавший в штабе Ельцина (в составе Аналитической группы, которой руководили А. Б. Чубайс и В. В. Илюшин), в 2006 году писал, что победа Ельцина была обеспечена благодаря использованию «политических технологий»[13]. Как признался впоследствии главный аналитик телеканала НТВ Всеволод Вильчек, телевидение активно использовало технологии манипуляции сознанием в пользу Ельцина[154][1]:

Во время второго тура голосования 1996 года все избирательные комиссии были в шоке — до 11-12 часов дня никто не шёл на избирательные участки. <…> А объяснялось это очень просто. На телевидении знали, что первыми на избирательные участки обычно идут пенсионеры. Именно в утренние часы на избирательных участках создаётся однородная пенсионерская микросреда, и все они голосуют одинаково. Например, за Зюганова. Едва появляется интеллигенция, молодёжь и вообще более продвинутая публика, которая встаёт позже и не так спешит на избирательные участки, как обстановка разряжается. Мы специально пронаблюдали и выяснили, что даже самые принципиальные ветераны в такой обстановке начинали сомневаться в том, что необходимо голосовать именно за Зюганова.

Нельзя было создавать такую однородную среду представителей старшего поколения. Какое решение можно было принять в такой ситуации? В сетку были поставлены три серии «Секрет тропиканки» подряд. При этом было анонсировано, что это последние, заключительные серии. В итоге, во-первых, очень многие не поехали на дачи, а это было очень важно, поскольку практически все знали, что чем больше народа придёт на избирательные участки, тем больше шансов у Ельцина.

Во-вторых, была размыта однородность массы пенсионеров. Они пришли позже, вместе с другими группами населения, и соответственно многие из них проголосовали не так, как намеревались раньше. Вот вам пример манипулирования всего лишь соответствующим программированием передач. Разумеется, с помощью показа определённых фильмов можно было создать в обществе атмосферу тревоги: например, показывая «Холодное лето пятьдесят третьего…», «Защитник Седов» и убрав из эфира оптимистические ленты. В период выборов как раз на телевидении и близко не было ностальгического отечественного кино. То есть атмосфера вся создавалась за счёт эфира.

После выборов Фонд эффективной политики Глеба Павловского, работавшего на штаб Ельцина, опубликовал доклад «Президент в 1996 году: сценарии и технологии победы» («Как, почему и зачем мы победили на выборах 1996 года. Наш подход к победе Бориса Ельцина»). Как писала «Независимая газета», доклад «раскрывает хитроумную технологию манипулирования общественным мнением и оригинальный механизм политического и идеологического опережения конкурентов. <…> Формула победы: привлечение ресурсов экспертов + доминирование в информационном пространстве + блокирование ходов противника + доминирование в СМИ + доминирование в элитах»[155]. В другом номере газета писала: «В руках российских политиков появилось новое могучее оружие политической борьбы — так называемые современные политические технологии. Они, разумеется, существовали и применялись и раньше. Но лишь нынешние президентские выборы полностью продемонстрировали их силу и возможности. Ибо именно современные политические технологии, применяемые профессионалами, обеспечили победу Бориса Ельцина»[156]. Согласно заявлению руководителя делегации от Европарламента Констанции Крель, не всем кандидатам в президенты были обеспечены равные условия в прессе и на телевидении, однако это не оказало решающую роль на итоги выборов — по её словам, действующие главы государств и ведущие политические партии всегда имеют аналогичные преимущества накануне выборов в любой стране[149]. После выборов и прекращения «гигантского предвыборного информационного потока, направленного на общество», уже к концу 1996 года опросы общественного мнения снова демонстрировали массовое раздражение властью. А после дефолта в августе 1998 года и до осени 1999 года опросы, по выражению Ослона, показывали «состояние безысходности»[13]. По словам Алексея Левинсона, сотрудника Всероссийского центра по изучению общественного мнения, последствия подобной манипуляции сознанием и информационного воздействия можно было бы описать выражением «из мозгов избирателей сделали пюре»[29].

По словам телекритика Ирины Петровской, тележурналисты в освещении кампании Зюганова порой грубо нарушали этические нормы и использовали откровенно сомнительные методы, добавляя к фрагменту выступления Зюганова «стадо баранов» в качестве сатиры на его электорат или показывая «цыганочку» в его исполнении после посещения ночного клуба. Главный редактор «Независимой газеты» Виталий Третьяков отмечал, что перед выборами вместо Зюганова стали показывать Виктора Анпилова в качестве «страшилки», чтобы дискредитировать КПРФ и запугать электорат[21].

То невзначай подмонтируют к фрагменту выступления Зюганова стадо баранов (видимо, олицетворяющих коммунистический электорат), то покажут лихую «цыганочку» в исполнении лидера коммунистов, посетившего ночной клуб, — с соответствующим комментарием. «Политические события, разворачивающиеся в четверг в болевых точках страны и мира, никак не располагали к веселью». Но почему, скажите на милость, пляшущий Ельцин — это сильный предвыборный ход, а пляшущий Зюганов — пир во время чумы? [...] В одном из сюжетов дикая горилла с дубиной, проголосовав, превращается в прекрасного Аполлона Бельведерского. Но это, по мысли авторов, лишь при одном условии — ежели горилла сделает «правильный» выбор [...] Стыкуя в эфире образы спокойного Зюганова, который вполне мог победить, и коммунистического радикала Анпилова, обыгрывая физиономические особенности последнего, антикоммунистические СМИ (а это все телеканалы) снижали привлекательность Зюганова в глазах колеблющихся избирателей – тех, у которых не было никакого желания голосовать за Ельцина. Пугали избирателей Анпиловым, но снижали-то результат Зюганова.

Анализ Европейского института средств массовой информации (European Media Institute) показал, что во время выборов крупнейшие российские телеканалы не соблюдали принцип предоставления равного доступа кандидатам и объективного их освещения: так, около 53% эфирного времени было посвящено Ельцину (преимущественно позитивное освещение), 18% — Зюганову (преимущественно негативное освещение) и не более 7% каждому из других кандидатов. По данным американского профессора Сары Оатс, из 152 сюжетов касаемо первого тура программа «Время» на ОРТ упоминала Ельцина в 83 сюжетах (55%), Зюганова — в 53 (35%), остальных кандидатов — в 26 (17%), причём деятельность и программы других кандидатов замалчивались. Для НТВ ситуация по Ельцину и Зюганову была примерно такой же: из 153 сюжетов программы «Сегодня» в 91 упоминался Ельцин (59%), в 52 — Зюганов (34%), но остальным кандидатам, начиная от Явлинского и заканчивая Брынцаловым, уделялось больше эфирного времени: так, освещались выступления Жириновского и Зюганова по поводу мирных переговоров в Чечне. Тем не менее, по словам Дэвида Рэмника, освещение Ельцина и Зюганова было крайне противоположным: первого представляли как губернатора времён Российской империи, способного решить все проблемы, и поддерживали даже его договорённость с Александром Лебедем[29]; в адрес второго нередко задавались провокационные вопросы и сыпались оскорбления, а ответы его в ток-шоу всячески грубо прерывались[29]. Подобные выходки нередко происходили в эфире программы Николая Сванидзе «Зеркало» на РТР. Апофеозом стали открытые обвинения в адрес Зюганова в том, что он собирается включить в кабинет ортодоксальных коммунистов-сторонников революционных изменений, и умышленные исключения «показа сцен общения Ельцина с любознательной и протестующей толпой, которая обычно собирается вокруг него во время остановок»[16].

В 2012 году журналист Игорь Свинаренко, работавший в газете «Не дай Бог!», заявил, что все демократические нормы в плане предоставления равного доступа кандидатам к эфиру были нарушены только потому, что люди не хотели допустить коммунистов к власти. По его словам, отсутствие свободы слова в СССР и однопартийная система давали журналистам моральное право «отплатить той же монетой» коммунистам, а попытка допустить коммунистов на честные выборы могла бы привести к тому, что в случае их победы они откажутся от многопартийной демократической системы. Допуск коммунистов на выборы, по его словам, мог стать возможным только после оценки всех преступлений, совершённых большевиками с 1917 по 1991 годы[21]. Аналогичное заявление сделал редактор журнала «Итоги» Сергей Пархоменко, заявив, что готов был поступиться этикой и справедливостью, чтобы разжечь антикоммунистическую истерию, лишь бы не дать Зюганову победить[29].

Заявления о непрозрачности голосования[править | править код]

Обвинения в фальсификациях в пользу Ельцина[править | править код]

Большая часть обвинений в нарушении правил голосования и массовых фальсификациях следовала от КПРФ, чей кандидат потерпел поражение во втором туре. Согласно данным депутата от КПРФ Валерия Рашкина, в первом туре в Саратовской области наблюдались случаи фальсификации голосований: в протоколах, которые выдавались наблюдателям, и официальных протоколах была определённая разница, однако в Саратовской области победу Зюганова удалось удержать[40]. В день второго тура выборов в избирательном штабе Зюганова стали заявлять о массовой агитации на избирательных участках за Ельцина и о неточностях в списках избирателей, а 4 июля Зюганов открыто заявил, что успех Ельцина был достигнут «в результате грубых нарушений избирательного законодательства», «в условиях невиданного информационного устрашения» и «невиданной мобилизации государственных средств и возможностей»[149]. Подобные регионы, где в первом туре была поддержка Зюганова, а потом внезапно произошла смена политических предпочтений в пользу Ельцина, политолог Дмитрий Орешкин назвал «регионами-флюгерами»[25].

10 июля 1996 года Верховный суд Российской Федерации, спустя неделю после второго тура признал, что «неустановленными лицами» были сфабрикованы фальшивые документы по результатам первого тура выборов: в различных копиях одних и тех же протоколов пяти районов города Казань отличались числа избирателей, голосовавших за нескольких кандидатов, а подписи членов избирательных комиссий существенно различались[142]. По словам Зюганова, из-за этих махинаций он лишился 600 тысяч голосов в свою поддержку в Татарстане[157][149]. Тем не менее, этот инцидент на исход выборов в целом не повлиял, а провести полную перепроверку протоколов по стране уже было невозможно[10]. По мнению Джона Ловенхарта, на подобные несоответствия повлияли путаница федерального избирательного законодательства и законодательства Республики Татарстан (к тому же в один день проходили выборы и Президента России, и народных депутатов в Государственный Совет Республики Татарстан) и незаконные меры, предпринимаемые властями и избирательными комиссиями в отношении избирателей для обеспечения нужного результата (подобные инциденты имели место и на выборах президента Республики Татарстан 24 марта 1996 года): Ловенхардт отмечал, что в Татарстане некоторые должностные лица шантажировали всех, кто голосовал за Рамиля Габдрахманова на выборах президента Республики или же за Геннадия Зюганова на выборах Президента Российской Федерации[142]. По словам майора ВС РФ и журналиста Вячеслава Измайлова, от российских солдат, нёсших службу в Чечне, требовали обязательно проголосовать, чтобы они получили право уволиться и уехать домой, хотя их увольнение по закону должно было наступить не позже конца июня. Более того, число избирателей якобы было завышено при реальных 45 тысячах лиц, имеющих право голоса, а на самих участках фиксировались вбросы в поддержку не только Ельцина, но и Явлинского (при том, что он был против ведения боевых действий)[21].

Оценки того, сколько голосов якобы могли быть приписаны Ельцину, варьируются в разных источниках. По словам Валентина Михайлова в книге «Особая зона: выборы в Татарстане», Ельцину приписали во втором туре от 800 до 900 тысяч голосов; по оценке Института открытой экономики, «нерегулярных голосов» было около 1,8 млн., а по оценке ряда сотрудников американского Агентства национальной безопасности, Ельцину могли приписать якобы до 8 миллионов голосов[149]. По заявлению создателя аналитической группы «Меркатор» Дмитрия Орешкина, в четырёх регионах руководство действительно могло сфальсифицировать результаты выборов в пользу Ельцина: ими были Ингушетия, Калмыкия, Тува и Чечня, где лидерами были молодые реформаторы, чья карьера зависела от сохранения в Кремле власти реформаторов, однако что электоральный вес этих территорий был небольшим по сравнению с Дагестаном, Татарстаном или Башкирией, поддерживавших Зюганова. В случае исключения «вброса» бюллетеней от регионального начальства Ельцин мог бы набрать, по мнению Орешкина, около 38-40% голосов в первом туре (больше официальных результатов), но во втором туре набрал бы от 49 до 51% голосов против официальных 54%[65]. Согласно заявлениям Александра Коржакова и Геннадия Зюганова, избирательные бюллетени были уничтожены по указанию председателя ЦИК Николая Рябова через полгода после выборов, поэтому установить точное распределение голосов и выявить факты фальсификаций уже стало невозможным[149][150]. Леонид Радзиховский отметил, что если бы бюллетени были уничтожены не в рамках закона (например, сожжены на следующий день после выборов), это послужило бы серьёзным поводом для возбуждения уголовного дела по факту фальсификации результатов выборов[40].

В целом, официальных доказательств о фальсификации якобы 10 млн. голосов, которые составляли отрыв Ельцина от Зюганова, представлено не было[152], хотя результаты выборов позже стали поводом для различных анекдотов и острых шуток[1][41][25], а сам Зюганов в первые дни после выборов не раз припоминал журналистам влияние на результат голосования[21]. По словам активиста движения «Выбор России» Вадима Желнина, заявления о фальсификации выборов опровергаются результатами исследования сотрудника Физического института Академии наук Александра Собянина, который разделил всех избирателей на три группы — «правых», сторонников демократических рыночных реформ и сторонники действующей власти (электорат Ельцина, Явлинского и Фёдорова); «протестный электорат», выступающих против власти и коммунистов (Жириновский и Лебедь) и «левых», сторонников коммунистов (Зюганов). В 1996 году, по мнению Собянина, заметного перераспределения голосов между группами не было, что говорит о несостоятельности теории о фальсификациях в пользу Ельцина[25].

Обвинения в фальсификациях в пользу Зюганова[править | править код]

Политолог Дмитрий Орешкин утверждал, что сам Зюганов также не брезговал фальсификациями, и в этом ему помогали представители «советской номенклатуры», не признававшие конкуренцию[25]. Так, в первом туре некие сторонники «старой партийной элиты» всячески старались использовать свои административные ресурсы против Ельцина, что вылилось в явку в 90% и более в 60 территориальных избирательных комиссиях (ТИК), из которых 25 было в Башкирии и 24 в Татарстане (но в сельской местности). В 35 подобных ТИК Зюганов опередил Ельцина с отрывом более чем на 15%, что могло быть достигнуто «не без помощи местного руководства». Особенно большие масштабы фальсификаций в пользу Зюганова, по словам Орешкина, наблюдались во время первого тура в Дагестане, когда за Зюганова проголосовали 63% (сельские территории), а за Ельцина — всего 28% (только Буйнакск и Каспийск), однако к началу второго тура руководство Дагестана могло переосмыслить свои убеждения и стало демонстрировать «лояльность к очевидному победителю, когда это ему уже было не слишком нужно». Подобная лояльность Зюганову, проявленная регионами в первом туре, могла сойти на нет ко второму туру, и большинство имевших право голоса поддерживали уже во втором туре преимущественно Ельцина. В случае, если бы был произведён пересчёт голосов и были исключены возможные «вбросы», то Зюганов мог бы набрать от 27 до 29% голосов (меньше на 3-5%) в первом туре и от 43 до 45% во втором туре (против официальных 40%)[65]. Помощник президента России, глава фонда «Индем» Георгий Сатаров утверждал, что ряд региональных руководителей (в том числе в Дагестане) боялся за свои посты, и ради этого во втором туре результаты выборов фальсифицировались уже в пользу Ельцина[25].

Слухи о победе Зюганова в первом туре[править | править код]

Владимир Жириновский в ходе проведения своей кампании на следующих президентских выборах 2000 года, вице-спикер Госдумы Любовь Слиска позднее и ряд других политиков и экспертов озвучивали мнение или утверждали, что истинные результаты если не всех выборов, то как минимум первого тура завершились победой Зюганова, однако тот якобы под мощным давлением не стал её отстаивать, стремясь разоблачать «победу» Ельцина в полной мере только законными и публичными средствами и опасаясь гражданской войны. Считается, что по этой версии Зюганов специально уступил Ельцину во втором туре, потому что не хотел спровоцировать гражданскую войну или потому что полагал, что Ельцин найдёт способ не пустить Зюганова в Кремль. По словам политолога Аркадия Любарева, слухи об «испугавшемся победы» Зюганове запустил не Жириновский, а кто-то из будуших создателей «Единой России»[25]. Много позже сам Зюганов опроверг все эти слухи: в 2006 году в интервью «Московским новостям» он заявил, что на выборах 1996 года он действительно потерпел поражение, но во время последующей предвыборной кампании президентских выборов 2000 года эти слухи стали распространять сначала «Жириновский и компания», а позже их подхватили некоторые СМИ и лидеры движения «Единства», поддерживавшие в своё время Ельцина. Злонамеренное распространение подобных слухов велось с целью внушить избирателям, что если поддержанный ими кандидат от КПРФ побоялся отстоять свою победу в 1996 году, то за него нет смысла повторно голосовать. Тем не менее, Зюганов заявил, что отказался от протестов и призывов к пересмотру результатов, поскольку боялся сталкивать регионы и развязывать очередную гражданскую войну: после поражения Зюганов решил выдвигать кандидатуры на выборах губернаторов[10].

20 февраля 2012 года на встрече с представителями «несистемной оппозиции» президент Дмитрий Медведев cделал неожиданное заявление о выборах 1996 года, сказав следующее: «Вряд ли у кого есть сомнения, кто победил на выборах президента 1996 года. Это не был Борис Николаевич Ельцин». Информацию об этом подтвердили 4 участника встречи — Сергей Бабурин, Сергей Удальцов[149], Борис Немцов и Владимир Рыжков[158][159][160][161]. Анонимный источник в Кремле сообщил РИА Новости, что «этого президент не говорил», а сказал, что «эти выборы нельзя назвать чистыми, многие отмечали, что они были с большими нарушениями»[162]. Коммунисты просили провести проверку Генпрокуратуру по данным высказываниям Медведева, но получили отказ с мотивировкой: «сведения не содержат достаточных данных о совершении кем-либо преступлений, предусмотренных ст. 142, 278 УК (фальсификация итогов голосования и насильственный захват власти)»[163].

В 2013 году Зюганов в интервью Максиму Шевченко подтвердил сказанное семью годами ранее. По словам Аркадия Любарева, комментировавшего это интервью, до 2000 года никто прежде не утверждал о победе Зюганова в первом туре, а факты массовых фальсификаций по итогам первого тура никто не предъявлял обществу, хотя во втором туре были действительно зафиксированы аномальные результаты в некоторых регионах. Утверждения о поражении Ельцина в первом туре, по мнению Любарева, были основаны только на личном мнении Максима Шевченко, которое неправильно поняли[152]. В 2016 году Григорий Явлинский подтвердил своё убеждение в том, что результаты выборов были сфальфицированы и Ельцин проиграл в первом туре, а причиной итоговой победы стали не только «неправильный» подсчёт бюллетеней, но и абсолютно неравное положение всех кандидатов накануне выборов[25].

Долгосрочные последствия выборов[править | править код]

Часть политиков оценивала победу Ельцина в выборах как важную часть становления «Новой России» и как успешное недопущение «коммунистического реванша»[40]. Так, Егор Гайдар после выборов отметил, что хотя окружение Ельцина состояла из многих людей, «на редкость далеких от идеалов демократии и стабильного, справедливого развития России», единственным способом избежать «коммунистического реванша» была только поддержка Ельцина «при всех его недостатках», и именно эта поддержка позволила при слабых принципах стабилизации страны не допустить победы коммунистов[164]. Даже соратник Зюганова, глава «Российского общенародного союза» С.Н.Бабурин заявил, что сторонники Зюганова ошиблись в оценке роли КПРФ в коалиции и отношения россиян к коммунистической идеологии и левым настроениям, попросту переоценив их, а также не учли нежелание россиян возвращаться в прошлое[149]. С другой стороны, спустя много времени многие из лиц, поддерживавших Ельцина во время выборов, заявили, что их выступления и организация интервью с Ельциным были ошибочным шагом, хотя поддержку Зюганова они считали не лучшим решением, чем поддержка Ельцина[21]. Бизнесмен Пётр Авен заявил, что победа Зюганова крайне усложнила бы условия ведения бизнеса в России, но для страны пребывание Зюганова на посту президента могло бы стать и неплохим результатом[165]. Сам же Зюганов после поражения нашёл в себе силы не устраивать акции протеста во избежание развязывания гражданской войны и поздравить с победой Ельцина[150][40], а после президентских выборов решил сделать ставку на выборы губернаторов. В последующие годы около 40 кандидатов от КПРФ («руководители среднего уровня», как их называл Зюганов) победили на губернаторских выборах, сумев предотвратить ухудшение экономической и политической ситуации в России, вследствие чего подобным успехом КПРФ на региональном уровне заинтересовались некоторые американские политологи[147]. «Независимая газета» в 2000 году писала, что Зюганов стал неформальным лидером всей оппозиции в России, хотя использовал свои авансы в следующие 4 года не лучшим образом[166].

Газета «КоммерсантЪ» 5 июля 1996 года заявила, что победа Бориса Ельцина несла в себе оттенок драматизма и непредсказуемости: несмотря на намерения политиков «растворить президента в коалиции», он не потерпел поражения и в этом случае. Всего Ельцин проработал на посту президента Российской Федерации до 31 декабря 1999 года, когда добровольно ушёл в отставку, возложив исполнение обязанностей на премьер-министра Владимира Путина[1]. Тем не менее, после президентских выборов страна продолжила переживать потрясения: расшатанное очередным инфарктом здоровье президента оказалось под угрозой, что привело к необходимости проведения экстренной хирургической операции в конце года — аортокоронарного шунтирования. За время лечения Ельцина обязанности президента исполнял Виктор Черномырдин[167]. Впрочем, в последующие годы, по словам Михаила Ходорковского, Ельцин не исполнил ни одного предвыборного обещания: в 2004 году своей статье «Кризис либерализма в России» Ходорковский обвинил предвыборный штаб Ельцина в невыполнении предвыборных обещаний и в защите интересов только тех россиян, кто был готов «к решительным жизненным переменам в условиях отказа от государственного патернализма», и проигнорировали остальных избирателей. Ходорковский отметил, что команда Ельцина закрыла глаза на негативные последствия приватизации и не занималась ни проблемой обесценивания вкладов в Сбербанке, ни реформами образования, здравоохранения или ЖКХ, ни адресной поддержкой малоимущих и неимущих. Более того, именно после президентских выборов 1996 года появилось представление о всесилии политтехнологов, которые «якобы способны восполнять отсутствие реальной политики в тех или иных областях хитроумными виртуальными продуктами одноразового использования»[168]. Вячеслав Никонов охарактеризовал второй президентский срок Ельцина для экономики как «расцвет либеральной экономики и апогей передела собственности» и одновременно как «период финансовых пирамид и экономического коллапса 1998 года», а последующая чехарда премьеров лишь заключалась в поиске преемника Ельцина, который продолжил бы развитие России в новых условиях[10]. Валерий Хомяков, оценивая последующее общественно-политическое развитие России, неоднократно ставил под сомнение необходимость обеспечения победы Ельцина, однако, с его точки зрения, приход Зюганова в Кремль был не менее опасным для демократии в России[41].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Дмитрий Окунев. «Нас запугали коммунистами»: как Ельцин победил в 1996 году. Газета.Ру (3 июля 2019). Дата обращения 3 июля 2020.
  2. Астрахань: самые крупные скандалы президентских выборов. Арбуз Today (17 марта 2018). Дата обращения 12 июля 2020.
  3. 1 2 3 4 Михаил Чистый. Выборы-96: А.И. Лебедь делает политический выбор. msk.kprf.ru. КПРФ (18 июня 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  4. 1 2 3 4 5 6 Георгий Почепцов. «Настоящий муж»: кто и как раскручивал генерала Лебедя. Открытый университет. Дата обращения 10 июля 2020.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 Коржаков, Зверев, Лисовский, 2001.
  6. Все инаугурации президентов России // Коммерсантъ.
  7. Постановление СФ ФС РФ от 15.11.1995 года № 697-1 СФ «О назначении выборов Президента Российской Федерации». ЦИК России. Дата обращения 28 июля 2020.
  8. 1 2 3 4 Kotz, Weir, 2007, p. 260—264.
  9. 1 2 3 «Ельцин не хотел идти на второй срок». Бывший глава АП Сергей Филатов о работе с Ельциным и об интригах в его окружении. Лента.ру (13 октября 2015). Дата обращения 3 июля 2020.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Тамара Замятина. Как выбирали Бориса Ельцина (рус.) // Московские новости. — 2006. — 6 июля.
  11. 1 2 Сергей Станкевич. «Ельцин был великий интуитивист». Взгляд (1 февраля 2011). Дата обращения 4 июля 2020.
  12. 1 2 3 4 5 Михаил Чистый. Выборы-96: Кремль идёт в атаку. КПРФ (19 апреля 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  13. 1 2 3 4 5 6 Ослон А. А. Как в 1996 году Аналитическая группа сделала опросы социальным фактом // Социальная реальность. — 2006. — № 6. Архивировано 22 сентября 2007 года.
  14. 1 2 Наталья Корченкова. Кампания, собравшаяся на кухне // Коммерсантъ. — 2016. — 15 февраля (№ 25). — С. 6.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 Михаил Чистый. Выборы-96: Заключительная статья. КПРФ (6 июля 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 Наталия Ростова. Как пресса избирала президента. Радио «Свобода» (3 июля 2016). Дата обращения 8 июля 2020.
  17. 1 2 3 4 5 6 7 8 Валерий Береснев. Александр Коржаков: «Руководство Россией было отдано «трупу», якобы живому, и Чубайсу». Бизнес Online (19 июня 2016). Дата обращения 9 июля 2020.
  18. 1 2 Дэвид Ремник. Наблюдая за затмением: Майкл Макфол находился в России, когда там появились перспективы демократии и когда эти перспективы начали тускнеть. The New Yorker. Инопресса (5 августа 2014). Дата обращения 10 июля 2020.
  19. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Наталья Корченкова. Неизбранные труды Геннадия Зюганова. Как лидер КПРФ собирался выиграть президентские выборы 1996 года // КоммерсантЪ. — 2016. — 15 марта (№ 42). — С. 4.
  20. Ельцин Б. Н. «Президентский марафон». — М.: АСТ, 2000. ISBN 5-17-003500-4
  21. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 Избрать неизбираемого: Как использовали российские СМИ в кампании 1996 года. Расцвет российских СМИ. Эпоха Ельцина. 1992-1999. Дата обращения 8 июля 2020.
  22. Виктория Арутюнова. Васильев и Любимов. Информация Первого канала теперь зависит от Александра Любимова // КоммерсантЪ. — 1997. — 14 октября (№ 175). — С. 3.
  23. 1 2 3 4 5 Communist candidate challenges Yeltsin to a debate (англ.). CNN (13 June 1996). Дата обращения 15 июля 2020.
  24. Ира Демехина. «Прошу, позаботься о слабых!». Как выбирали президента России в 1996 году. Аргументы и факты (16 марта 2018). Дата обращения 7 июля 2020.
  25. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Наталья Корченкова. Голосовали, а то проиграли бы. Где и почему поддержали Бориса Ельцина в 1996-м (рус.) // КоммерсантЪ. — 2016. — 17 июня (№ 106). — С. 8.
  26. Куклы. Поле чудес. (14.06.1996) на YouTube
  27. В эфир выходит спецвыпуск «Поля чудес» (рус.). — 1996. — 14 июня (№ 16 (44)). — С. 1.
  28. Albert L. Osterheld. Candidates in 1996 Russian Presidential Elections. Ekskursii (Экскурсии) (13 мая 1996). Дата обращения 14 августа 2011. Архивировано 3 декабря 1998 года.
  29. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 Хлебников, 2001.
  30. Выборы Президента Российской Федерации. Список выдвинутых и зарегистрированных кандидатов на должность главы исполнительной власти. Избирательная комиссия Белгородской области. Дата обращения 14 августа 2011.
  31. Russian Presidential Candidates (англ.). cs.indiana.edu. Архивировано 27 апреля 1999 года.
  32. А. С. Бушуев. «Голосуй или проиграешь!»: предвыборная кампания 1996 года и российская молодежь (рус.) // Власть. — 2011. — № 6. — С. 46—50. — ISSN 2071-5358.
  33. 1 2 3 За кампанию: российские агитационные плакаты конца 90-х. РБК (27 февраля 2018). Дата обращения 11 июля 2020.
  34. Зотова, 2001, с. 34—35.
  35. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Магнитогорский металл, 1996.
  36. Зотова, 2001, с. 35.
  37. Зотова, 2001, с. 37—38.
  38. 1 2 3 Андрей Фефелов. Адская загогулина (рус.) // Завтра. — 2016. — 30 июня.
  39. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Андрей Ванденко. Марафонец Мартин Шаккум // Моя газета. — 1996. — 12 июня (№ 21).
  40. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Михаил Соколов. Путин выполняет программу Зюганова 1996?. Радио «Свобода» (8 июля 2016). Дата обращения 10 июля 2020.
  41. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Артём Кречетников. Как Ельцин смог победить в 96-м. Русская служба Би-би-си (5 июля 2016). Дата обращения 3 июля 2020.
  42. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Люди, метившие в президенты. Парламентская газета (19 марта 2018). Дата обращения 12 июля 2020.
  43. Глеб Пьяных, Валерия Сорокина. Конец третьей серии // Власть. — 2000. — 19 декабря (№ 50 (401)).
  44. Алексей Венедиктов. Мое особое мнение. Записки главного редактора «Эхо Москвы». — М.: Эксмо, 2018. — 320 с. — ISBN 978-5-04-093259-7.
  45. 1 2 3 В «Независимой газете» выходит анонимная статья о боевых дружинах КПРФ. Расцвет российских СМИ (8 июня 1996). Дата обращения 13 июля 2020.
  46. 1 2 3 4 Михаил Чистый. Выборы-96: Выступление Зюганова в Давосе. Начало антикоммунистической кампании. КПРФ (3 февраля 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  47. В. О. Авченко. Глава II. Эффективность политических манипуляций на практических примерах (Россия 1990-х) // Теория и практика политических манипуляций в современной России (диплломная работа). — Дальневосточный государственный университет, 2002.
  48. Быкова О. Н. Языковое манипулирование (рус.) // Теоретические и прикладные аспекты речевого общения. — Красноярск, 1999. — Вып. 1 (8). Архивировано 9 августа 2020 года.
  49. Андрей Васильев. Особое мнение, эфир от 30 января 2012. Эхо Москвы (30 января 2012).
  50. Сейид Шабиль. Выборы в России в 1996 году: как Белый дом поддержал Бориса Ельцина. Ахевар. ИноСМИ (1 июня 2018). Дата обращения 9 июля 2020.
  51. Голосуй или проиграешь (1996): Мальчишник на YouTube
  52. Сергей Болотов. Шевчук раскрыл сумму гонораров артистам за поддержку Ельцина на выборах. Ридус (7 декабря 2017). Дата обращения 29 июля 2020.
  53. 1996 год: Ельцин и Зюганов отжигают на YouTube
  54. 1 2 Выборы-96. Случаи (рус.) // Коммерсантъ. — 1996. — 5 июля (№ 112). — С. 13.
  55. «Заявление тринадцати». Предприниматели требуют от политиков взаимных уступок. Независимая газета (24 ноября 2000). Дата обращения 14 августа 2010.
  56. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Григорий Явлинский: «В 1996 году была последняя возможность развернуть курс». Радио «Свобода» (17 июня 2016). Дата обращения 5 июля 2020.
  57. Главная ошибка Бориса Ельцина — это Владимир Путин. Инопресса (24 апреля 2007). Архивировано 13 января 2008 года.
  58. Джеффри Лорд. Билл Клинтон вмешивался в российские выборы в интересах Ельцина. The American Spectator. ИноСМИ (13 июля 2017). Дата обращения 9 июля 2020.
  59. Ельцин предупреждал США о возвращении Крыма. Rambler (31 августа 2018). Дата обращения 9 июля 2020.
  60. 1 2 Георгий Бовт, Наталья Калашникова. Некоммунистическая коалиция нужна уже в первом туре // КоммерсантЪ. — 1996. — 16 апреля (№ 64). — С. 3.
  61. Михаил Чистый. Выборы – 96: как вводили избирателей в заблуждение. КПРФ (29 марта 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  62. Зотова, 2001, с. 35—37.
  63. Зотова, 2001, с. 37.
  64. 1 2 3 4 5 Они могли руководить Россией. Кто выдвигался в президенты: 1991–2000. Открытый университет. Дата обращения 13 июля 2020.
  65. 1 2 3 4 5 6 7 Андрей Мозжухин. «Большинство фальсификаций было в пользу Зюганова». Лента.ру (3 ноября 2015). Дата обращения 3 июля 2020.
  66. Архивные документы из истории политической рекламы в фондах ПермГАСПИ. Пермский государственноый архив социально-политической истории. Дата обращения 15 июля 2020.
  67. Выборы-1996: Не допусти красной смуты на YouTube
  68. Новое свидетельство обострения предвыборной борьбы. Коммунистам бросают два серьёзнейших обвинения — в подготовке захвата власти и в контактах с чеченскими сепаратистами (рус.) // Независимая газета. — 1996. — 8 июня (№ 105 (1184)).
  69. Александр Наджаров. В ружьё! // Огонёк. — 1996. — Июнь (№ 24).
  70. 1 2 3 4 Михаил Чистый. Выборы-96: Несостоявшийся союз Народно-патриотического блока и ЛДПР. КПРФ (3 июня 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  71. 1 2 3 4 Михайлов, 2000.
  72. Как взлетал и падал генерал Лебедь. Роль СМИ в его биографии. Расцвет российских СМИ. Дата обращения 10 июля 2020.
  73. 1 2 Зотова, 2001, с. 11.
  74. 1 2 3 4 5 Как Григорий Явлинский выдвигался на пост президента РФ. Досье. ТАСС (22 декабря 2017). Дата обращения 5 июля 2020.
  75. Молодые реформаторы за посты Явлинского не купят. Политком.ру. Официальный сайт Григория Явлинского (29 января 2003). Архивировано 15 февраля 2012 года.
  76. Условия Явлинского известны (рус.) // Известия. — 1996. — 18 мая.
  77. Sean Guillory. Dermokratiya, USA (англ.). Jacobin (13 March 2017). Дата обращения 5 июля 2020.
  78. Явлинский пошёл своим путём (рус.) // Известия. — 1996. — 26 мая.
  79. Явлинский ни при каких условиях не войдёт в правительство Зюганова. Его коалиция с Лебедем и Фёдоровым не состоялась (рус.) // Интерфакс. — 1996. — 6 июня.
  80. Явлинский, выборы президента 1996 (полный ролик) на YouTube
  81. 1 2 3 4 Как Владимир Жириновский выдвигался на пост президента РФ. Досье. ТАСС (20 декабря 2017). Дата обращения 5 июля 2020.
  82. 1 2 3 4 Порядок, достаток, безопасность! Предвыборная программа кандидата на пост Президента России В. В. Жириновского (1996).
  83. Выборы президента.1996г.Политреклама.№14.Жириновский. на YouTube
  84. Станислав Захаркин. Как менялся Владимир Жириновский от выборов к выборам. URA.news (20 декабря 2017). Дата обращения 12 июля 2020.
  85. Александра Вагнер. Правые, левые и Москва. Радио «Свобода» (28 октября 2014). Дата обращения 2 августа 2020.
  86. Встреча Ле Пена и Жириновского в Москве на YouTube
  87. Пресс-конференция Жан-Мари Ле Пена и Владимира Жириновского на YouTube
  88. RUSSIA: VLADIMIR ZHIRINOVSKY UNCONVENTIONAL ELECTION CAMPAIGN на YouTube
  89. Андрей Перцев, Иван Синергиев. Вечный кандидат (рус.) // КоммерсантЪ Власть. — 2017. — 4 февраля (№ 4).
  90. 1 2 3 4 5 6 7 Добрынина, 2007.
  91. 2 июня 2013 г. по телеканалу ТВЦ состоялась премьера фильма «Федоров». МНТК. Дата обращения 11 июля 2020.
  92. Елена Яковлева. "Предашь - я тебя застрелю". Российская газета (17 августа 2007). Дата обращения 17 июля 2020.
  93. Victor Yasmann. Fedorov: "Revived Russia will surpass US and Japan". Радио «Свобода». friends-partners.org (13 июня 1991). Дата обращения 23 сентября 2018.
  94. Сергей Медведев. Святослав Фёдоров. Любимый ученик Дэн Сяопина. Кто Главный (11 апреля 2020). Дата обращения 11 июля 2020.
  95. Из архива Горбачев-Фонда. Интервью М.Горбачева В.Листьеву в телевизионной программе «Час пик». Горбачёв-Фонд (9 октября 2012).
  96. YouTube full-color icon (2017).svg Час Пик 1994 (21.07.1994)
  97. 1 2 3 Прямой эфир для Горбачёва // Новая газета. — 2004. — 1 марта (№ 14).
  98. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Михаил Горбачев наедине с собой (рус.) // Новая газета. — 2012. — 26 октября (№ 122).
  99. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Илья Жегулев. Распните меня здесь. Илья Жегулев рассказывает, как и на что первый президент СССР Михаил Горбачев живет после отставки. Meduza (2 марта 2018). Дата обращения 7 июля 2020.
  100. Gorbachev to run for president (англ.). The Washington Post (2 March 1996). Дата обращения 14 июля 2020.
  101. 1 2 3 4 5 6 7 8 Alessandra Stanley. Neither Ridicule Nor Rancor Halts Gorbachev Election Bid (англ.). New York Times (17 May 1996). Дата обращения 11 сентября 2018.
  102. Любовь Голубева. Горбачев собирается в президенты. Независимая газета (19 ноября 1999). Дата обращения 9 июля 2020.
  103. Михаил Сергеевич Горбачев. Биографическая справка. РИА «Новости» (28 февраля 2011). Дата обращения 4 июля 2020.
  104. 1 2 3 Russian Election Watch, May 15, 1996 (англ.). harvard.edu (15 May 1996). Дата обращения 3 января 2018. Архивировано 27 января 2000 года.
  105. Ray Moseley. Gorbachev Humiliated In Elections (англ.). Sun-Sentinel // Chicago Tribune (20 June 1996). Дата обращения 11 сентября 2018.
  106. Kathleen E. Smith. Mythmaking in the New Russia. — Ithaca and London: Cornell University Press, 2002.
  107. Keith Gessen. Mikhail Gorbachev's New Thinking (англ.). The Nation (26 October 2017). Дата обращения 11 сентября 2018.
  108. Randall B. Ripley, James M. Lindsay. US Foreign Policy After The Cold War. — Pittsburgh: University of Pittsburgh Press, 1997. — С. 2012.
  109. Суд в Москве рассмотрит иск о Жириновского к Горбачеву. РАПСИ (25 ноября 2015). Дата обращения 9 июля 2020.
  110. Суд обязал Горбачева выплатить Жириновскому 6300 руб. из-за слов об участии лидера ЛДПР в провокациях. pravo.ru (3 декабря 2015). Дата обращения 15 июля 2020.
  111. Вероника Куцылло. Предвыборные поездки Бориса Ельцина // КоммерсантЪ. — 1996. — 14 мая (№ 77). — С. 3.
  112. Георгий Бовт, Наталья Калашникова. Борис Ельцин проводит консультации // КоммерсантЪ. — 1996. — 2 марта (№ 35). — С. 3.
  113. DJ Грув раскрыл секрет, как записал трек с Горбачевым. Мир24 (4 мая 2018). Дата обращения 7 июля 2020.
  114. Горбачев готов вернуться в большую политику. Новые Известия (25 июля 2011). Дата обращения 7 июля 2020.
  115. Владимир Демчиков. Владимир Демчиков: Горбачев говорит. Глагол. Иркутское обозрение (2 марта 2016). Дата обращения 9 июля 2020.
  116. Шаккум, Мартин Люцианович. Энциклопедия ТАСС. Дата обращения 12 июля 2020.
  117. Голосуй или проиграешь. Последние настоящие выборы в России. Сноб.ру (16 июня 2016). Дата обращения 12 июля 2020.
  118. Иван Давыдов. «Это история о том, как телевизор победил в России человека» (рус.) // КоммерсантЪ Weekend. — 2014. — 27 июня (№ 24). — С. 34.
  119. Лицом к Лицу. Мартин Шаккум. Радио «Свобода» (10 сентября 2000). Дата обращения 12 июля 2020.
  120. Общая газета, 30 мая 1996 года
  121. Шаккум (Выборы-1996): Все говорят, он делает на YouTube
  122. 1 2 3 4 5 6 Предвыборная программа кандидата на пост президента России Юрия Власова. Национальная служба новостей. Архивировано 13 июля 2020 года.
  123. 1 2 3 Александр Проханов. Владимир Брынцалов: «Делаю дело!» (рус.) // Завтра. — 1996. — № 47 (155).
  124. 1 2 3 Евгений Арсюхин. Куда и от кого сбежал Брынцалов?. Комсомольская правда (23 ноября 2011). Дата обращения 14 июля 2020.
  125. Русская социалистическая партия (РСП). panorama.ru. Дата обращения 14 июля 2020.
  126. 1 2 3 Eileen O'Connor. Russia's Ross Perot (англ.). CNN (6 June 1996). Дата обращения 24 июля 2018.
  127. Как в России выбирали президентов. РИА Новости (15 февраля 2018). Дата обращения 14 июля 2020.
  128. Брынцалов В. А.. Бизнес-Класс. Дата обращения 14 июля 2020.
  129. 1 2 Даниил Марченко. 1996-й: выборы президента и главной городской красавицы. KP40.RU (24 декабря 2019). Дата обращения 14 июля 2020.
  130. Леонид Беррес. Журналистка «Известий» осталась один на один с Александром Любимовым (рус.) // КоммерсантЪ. — 1996. — 24 мая (№ 85). — С. 14.
  131. Евгений Додолев. «Взгляд» – битлы перестройки (рус.) // Новый Взгляд. — 2011. — 8 сентября.
  132. Александр Саргин. Ультиматум кандидату в президенты // Огонёк. — 1996. — 16 июня (№ 24). — С. 28.
  133. Как мы их воздвигали. Saratovnews.ru (15 февраля 2012). Дата обращения 18 июля 2020.
  134. Трижды кандидат в президенты Тулеев: главное не победа, а участие. Континент Сибирь Online (16 января 2004). Дата обращения 9 июля 2020.
  135. Любовь Алексеева. Предвыборные рокировки. Почему ходят слухи об отставке Амана Тулеева? (рус.) // Аргументы и факты (Кузбасс). — 2015. — 25 февраля (№ 9).
  136. Как Аман Тулеев превратился из народного трибуна в одиозного лидера. Ведомости (1 апреля 2018). Дата обращения 9 июля 2020.
  137. Назначенное время (рус.) // Авант-Партнёр Рейтинг. — 2010. — 25 мая (№ 2).
  138. В опросе ВЦИОМ октября 1995 года не было Горбачёва, но был Виктор Черномырдин, набравший 6%
  139. Юрий Сай. Голосуй — не голосуй… // Команда. — 1996. — 18 июня.
  140. 1 2 3 Михаил Чистый. Выборы 96: Жириновский отказывается от союза с левопатриотическими силами. КПРФ (29 июня 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  141. Владимир Милов. Человек перемен. Gazeta.ru (28 февраля 2011). Дата обращения 7 июля 2020.
  142. 1 2 3 Ловенхардт, 2000.
  143. Сводная таблица результатов выборов президента Российской Федерации 16 июня 1996 года (1 тур). Центральная избирательная комиссия Российской Федерации. Дата обращения 15 июля 2020.
  144. 1 2 «Тайна гибели генерала Лебедя»
  145. 1 2 3 Михаил Чистый. Выборы-96: Скандал с «коробкой из-под ксерокса». О финансовых акулах. КПРФ (21 июня 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  146. 1 2 3 Михаил Чистый. Выборы-96: внезапное исчезновение Ельцина с телеэкранов. КПРФ (28 июня 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  147. 1 2 3 Зюганов оправдал победу Ельцина на выборах-1996: "Все равно уже ничего невозможно посчитать". Накануне.ru (4 июля 2016). Дата обращения 10 июля 2020.
  148. Продавец денег Архивная копия от 11 февраля 2007 на Wayback Machine // SmartMoney, № 36 (36), 20 ноября 2006
  149. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Михаил Чистый. Выборы 96: второй тур президентских выборов. Анализ их итогов. КПРФ (4 июля 2016). Дата обращения 4 июля 2020.
  150. 1 2 3 4 Зюганов заявил, что точно не знает, как распределились голоса на выборах в 1996 году. ТАСС (26 июня 2019). Дата обращения 10 июля 2020.
  151. Зюганов о проигрыше на выборах 1996 года // За Россию без воров и олигархов на YouTube
  152. 1 2 3 Аркадий Любарев. Зюганов отвергает миф о своей «победе» в 1996 году. Эхо Москвы (8 января 2013). Дата обращения 3 июля 2020.
  153. Сводная таблица результатов выборов президента Российской Федерации 3 июля 1996 года (2 тур). Центральная избирательная комиссия Российской Федерации. Дата обращения 15 июля 2020.
  154. Главный аналитик НТВ г-н Вильчек о манипуляциях этой телекомпании на выборах 1996 года (рус.) // Независимая газета. — 1998. — 23 октября (№ 198 (1769)). — С. 8.
  155. Картофанов С. Подход к победе Президента Архивная копия от 8 октября 2006 на Wayback Machine // НГ — сценарии, № 160, 29.08.1996
  156. Ионин Л. О современных политических технологиях Архивная копия от 8 октября 2006 на Wayback Machine // Независимая газета, № 121, 05.07.1996
  157. Суд рассмотрит иск КПРФ об отмене результатов думских выборов. ЦИК предупредил: уже поздно. Newsru.com (7 июля 2008). Дата обращения 7 июля 2020.
  158. О чём Президент советуется с «внесистемщиками»?. Финам FM. Дата обращения 18 февраля 2012. Архивировано 22 июня 2012 года.
  159. Владимир Кара-Мурза-старший. «Грани недели» с Владимиром Кара-Мурзой. Эхо Москвы (25 февраля 2012). Дата обращения 14 июля 2020.
  160. Максим Соколов. Его прощальный поклон (рус.) // Эксперт Online. — 2012. — 27 февраля (№ 8 (791)).
  161. Саймон Шустер. Переписывая российскую историю: украл ли Борис Ельцин президентские выборы в 1996 году. Time. ИноСМИ (25 февраля 2012). Дата обращения 14 июля 2020.
  162. В Кремле опровергли слова Бабурина о фальсификации выборов 1996 года. РИА Новости (21 февраля 2012). Дата обращения 14 июля 2020.
  163. Мария-Луиза Тирмастэ. Коммунисты идут в следственный комитет (рус.) // КоммерсантЪ. — 2012. — 28 июня (№ 116). — С. 2.
  164. Выступление Е. Т. Гайдара на совете партии. Архив Егора Гайдара. Дата обращения 14 июля 2020.
  165. Российский олигарх усомнился в пользе победы Ельцина над Зюгановым. Лента.ру (27 ноября 2019). Дата обращения 10 июля 2020.
  166. Иван Родин. Для КПРФ начинается трудное время. Независимая газета (29 марта 2000). Дата обращения 10 июля 2020.
  167. Владимир Гендлин. 1996-й: все продаются и покупаются // КоммерсантЪ Деньги. — 1991. — № 38. — С. 24.
  168. Кризис либерализма в России. Ведомости (28 марта 2004). Дата обращения 20 июля 2020.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]