Тень над Иннсмутом

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Тень над Иннсмутом
The Shadow over Innsmouth
Издание
Отдельно отпечатанная в Эркхэм Хаусе иллюстрация к «Тени над Иннсмутом»
Жанр:

Лавкрафтовские ужасы[1]

Автор:

Говард Филлипс Лавкрафт

Язык оригинала:

английский

Дата написания:

ноябрь-декабрь 1931

Дата первой публикации:

апрель 1936

Издательство:

Fantasy Publishing Company, Inc.[d]

«Тень над Иннсмутом» (англ. The Shadow over Innsmouth), в других переводах «Морок над Инсмутом», «Мгла над Инсмутом», «Тень над Иннсмаутом», «Тень над Инсмутом» [2] — фантастическая повесть американского писателя Говарда Филлипса Лавкрафта, написанная в 1931 году и изданная в апреле 1936 года[1].

Сюжет[править | править вики-текст]

Повествование идёт от лица одного молодого человека, рассказывающего о причинах массовых полицейских арестов в портовом городке Иннсмут, в штате Массачусетс, происходивших на протяжении зимы 1927/28 годов. Причиной этих арестов стало его прошение к властям разобраться в ужасных вещах, происходивших в городке, свидетелем которых он стал. Такие призывы, подкреплённые практически невероятными рассказами, произвели сильное воздействие на правительство, что послужило причиной для столь масштабного расследования.

Началось всё в 1927 году, когда рассказчик, недавно достигший совершеннолетия, путешествовал по Новой Англии, направляясь в Аркхем, город где некогда жили его предки. Во время пребывания в одном из городов Массачусетса — Ньюберипорте (англ. Newburyport), он услышал про автобусный рейс до Аркхема, которым мало кто ездит, идущий через таинственный полузаброшеный город Иннсмут, стоявший в устье реки Меньюксет (англ. Manuxet) и со всех сторон окружённый болотами. Якобы когда-то это был процветающий морской порт, но после окончания Гражданской войны он пришёл в упадок, из-за эпидемии 1846 года, унесшей жизни большинства его жителей. В соседних городках стали распространяться слухи о всяких необычайных происшествиях, случавшихся в городе и на Рифе Дьявола, находящемся возле самого порта. Ныне большинство жителей Иннсмута либо занимаются рыбной ловлей (а рыба у его берегов всегда почему-то кишмя кишит), либо работают на местной золотообрабатывающей фабрике.

Эта история заинтересовала рассказчика, и он решил поехать на автобусе идущим через Иннсмут и пробыть там до вечера, осмотрев тамошние достопримечательности. В музее Ньюберипорта ему попалась одна золотая тиара изумительной красоты, больше всего удивляла необычная форма, малоподходящая для человеческой головы, и выгравированные непонятные существа, чем-то напоминающие помесь рыбы с жабой. Как ему сообщили, эта тиара была из Иннсмута, откуда иногда появлялись странные золотые украшения, неизвестного художественного стиля, непохожие на изделия местной ювелирной фабрики, поговаривали что они из какого-то пиратского клада. Это ещё сильнее заинтриговало рассказчика.

Следующим утром, попав в Иннсмут, молодой человек, осматривая город, понял негативное отношение не местных людей к иннсмутцам и возможные причины появления устрашающих слухов об этом месте. Город был сильно запущен, а большинство его жителей, были совершенно не похожи на обычных людей, причём речь не идет о какой-либо расовой несхожести — отличия их внешнего вида больше смахивали на какую-то неизвестную науке болезнь, поражающую всех жителей, которая с возрастом становилась заметнее, стариков вообще не было видно на улицах. В близлежащих городках это называли «иннсмутской» внешностью, её характерными признаками являлись вытянутые головы, выпученные глаза, сплюснутые носы и бугристая кожа.

В городе рассказчик познакомился в бакалейной лавке с одним юношей-продавцом, который был не коренным жителем Иннсмута, а всего лишь работником одной торговой фирмы. От бакалейщика рассказчик узнал о том, что здесь очень не любят приезжих и отсутствуют каких-либо религиозные организации, кроме Тайного ордена Дагона, служители которого совершают различные жертвоприношения два раза в год и регулярно поклоняются неизвестным богам. Также бакалейщик упомянул о местном пьянице, старом Зедоке Аллене (англ. Zadok Allen), за выпивку тот готов был рассказать первому встречному всё, что он знал об Иннсмуте. Позже, рассказчик нашёл Зедока, который после выпитого виски стал очень разговорчивым. Во время беседы старик поведал одну историю, в которую молодой человек просто не поверил.

В первой половине XIX века, один из знатных жителей Иннсмута, капитан Абед Марш (англ. Captain Obed Marsh), во время одного из своих тихоокеанских плаваний, обнаружил полинезийский остров Канаки (англ. Kanakys), жители которого никогда не испытывали недостатка ни в рыбе, ни в золоте. Капитан установил торговые отношения с местным племенем, выкупая золото за бесценок и вскоре выведал секрет процветания острова. Когда-то давно туземцы-канаки познакомились с Глубоководными — бессмертными разумными амфибиями, живущими в океане, на дне которого находятся их города. Эти рыболягушки поклонялись своим древним богам Дагону и его жене Гидре, обитающим как и они в морской пучине. В обмен на человеческие жертвы и возможность породниться с людьми, Глубоководные пригоняли к берегам острова рыбу и приносили золото. Дети людей, спаривавшихся с рыболягушками, в определенный период своей жизни начинали превращаться в таких же существ, уходили в море и уже никогда не старели. Один туземец, по имени Валакеа (англ. Walakea), даже подарил Абеду некую свинцовую штуковину, с помощью которой можно было вызывать Глубоководных, если бросить её в море и прочесть заклинание. В 1838 году капитан Марш, в очередной раз приплыв на Канаки, обнаружил, что соседнее племя перебило всех жителей острова, после чего его золотой промысел закончился. В Иннсмуте же как раз перестала ловиться рыба и горожане стали бедствовать. Тогда Абед начал убеждать людей Иннсмута отречься от христианской веры и начать поклоняться Дагону. Он вызвал Глубоководных и заключил с ними сделку: те стали подгонять к городу рыбу и привозить золото, а взамен требовали человеческих жертвоприношений. С тех пор, в сетях иннсмутских рыбаков, рыба не переводилась никогда, даже если в соседних районах её не было вовсе. Абед заимел немало сторонников и в Иннсмуте стали часто пропадать люди. В 1846 году многим жителям города это надоело и они схватили Марша и его сподвижников, посадив в местную тюрьму. Через две недели, ночью из моря вышло множество рыболягушек и перебило большинство жителей Иннсмута (после эти смерти списали на эпидемию), освободив Марша. После этого, Абед стал главным в городе и для поклонения богам Глубоководных, основал «Тайный орден Дагона», маскирующийся под местную масонскую ложу, а оставшиеся горожане теперь обязаны были спариваться с рыболягушками. Ныне почти все иннсмутцы в родстве с Глубоководными, а семья Маршей по-прежнему заправляет Иннсмутом. Но что хуже всего, рыболягушки что-то задумали и выращивают в приморских заброшенных домах города неких чудовищ — мерзких шогготов.

Внезапно повествование оборвалось криком Зейдока: «Они нас заметили!», после чего пьянчужка, указывая на Риф Дьявола, сорвался с места и убежал прочь. Рассказчик же, обратив свой взор на риф, заметил там некие солнечные отблески, после чего направился в центр города в надежде уехать из Иннсмута вечерним автобусом. Но, со слов водителя, по имени Джо Сарджент (англ. Joe Sargent), у автобуса забарахлил мотор, а починить его не представлялось возможным раньше утра. Поэтому молодой человек решил остаться на ночь в гостинице «Джилмен-Хаус» (англ. Gilman House), имеющей весьма сомнительную репутацию, а утром как можно скорее уехать из города. Поужинав в ресторане и прикупив несколько газет у портье, рассказчик отправился к себе в комнату. Перед сном он починил сломанную задвижку на двери и лёг спать.

Через некоторое время молодой человек проснулся от скрипа половиц — к его двери подошёл неизвестный и попытался открыть дверь ключом, но не смог из-за дверной задвижки и ушёл. Вскоре скрип повторился — какие-то люди, издающие странные звуки, окружили комнату и стали ломать дверь. Герой предпринял попытку к бегству, выпрыгнув через окно и сумел спрятаться среди тёмных улиц города, избегая преследователей. Проходя по приморской улице Саут-стрит (англ. South Street), рассказчик увидел в лунном свете, плывущих со стороны Рифа Дьявола, множество странных существ и понял, что рассказ Зедока чистая правда. В конце концов ему удалось выбраться за черту города по заброшенной железнодорожной ветке, заросшей сорняками.

Тень над Иннсмутом

Проходя недалеко от автомобильной дороги, рассказчик неожиданно услышал шум бегущей толпы и почувствовал какой-то непонятный рыбный запах. Он спрятался в кустах, боясь открыть глаза, чтобы не смотреть на этих существ. Всё же сделав это, он увидел тех самых рыболягушек, которые были изображены на тиаре в городском музее. В их окраске преобладал серовато-зелёный цвет и если фигуры этих пучеглазых существ напоминали антропоидов, головы их были рыбьи. На их блестящей коже выделялись покрытые чешуёй спинные плавники, а передвигались они прыжками, то на двух ногах, то на четырёх. Часть была одета в тёмные монашеские сутаны, некоторые носили на головах уже знакомые странные тиары, а один был в костюме и шляпе. Не выдержав напряжения, рассказчик упал в обморок. Пришёл в сознание он лишь утром и добравшись до ближайшего города, отправился к властям со своей историей. Те, проведя расследование в Иннсмуте, вскоре сожгли тамошние заброшенные строения, многих жителей арестовали, а поблизости от Рифа Дьявола сбросили в пучину несколько глубоководных бомб .

Весь следующий год молодой человек пытался забыть увиденное, и с головой погрузился в учебу в университете, после окончания которого поехал в семью своей умершей бабки по материнской линии, Илайзы Орн (англ. Eliza Orne). Её брат некогда неожиданно покончил с собой, после чего бабушка ушла из дома и не вернулась. Как-то раз дед изъявил желание показать внуку семейные ценности и отвёл его в специальное банковское хранилище. Перед тем как показать вещи бабки, он предупредил, что те несколько странные, но рассказчик всё равно попросил его сделать это. Тогда дед извлек из коробки некоторые предметы непонятной формы, среди которой была и та странная тиара, которую он видел в музее и на одном из тех существ. На портрете же бабки отчетливо просматривались черты «иннсмутской» внешности. Выяснилось, что она была из рода иннсмутских Маршей. Данный факт настолько поверг рассказчика в шок, что он упал в обморок. Теперь он точно знал, почему покончил с жизнью его дядя и понял, что является прапраправнуком капитана Обеда Марша и что в его жилах течет кровь Глубоководных, ему ещё раньше говорили, что у него типично «маршевские» глаза.

Через некоторое время он и вправду стал меняться физически, будто некая болезнь поражала его, «иннсмутские» черты все ясней и ясней проступали на его лице. Вдобавок рассказчика стали посещать странные сны о подводном мире, морские глубины начали влечь его всё сильней. Однажды ему приснилась его бабка Илайза, которая рассказала что живёт сейчас в океане, куда некогда ушла. Потом рассказчику явилась во сне уже бабушка Илайзы по имени Пфтьялйи (англ. Pth'thya-l'yi), поведавшая, что бомбы, сброшенные властями не смогли разрушить подводный город Глубоководных — Йхантлей (англ. Y'ha-nthlei) и что он может присоединиться к ним, сильно наказывать его не будут. Со временем всё это перестало пугать рассказчика. Теперь он точно знал, что близок тот день, когда он станет одним из них — бессмертных существ, которые однажды станут править миром.

Повесть заканчивается тем, что рассказчик решает вызволить своего двоюродного брата, помещенного в психиатрическую лечебницу, и убежать с ним вместе в океан к своей бабушке.

Оценки[править | править вики-текст]

Американский теолог и религиовед Роберт Прайс указывает на гностические корни в образе Азатота[3] и истолковывает «Тень над Иннсмутом» как ритуал посвящения.[4]

Интересные факты[править | править вики-текст]

Экранизации[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 «Морок над Инсмутом» (рус.). Лаборатория фантастики.
  2. Константин Скоркин. Ктулху наш. Необыкновенные приключения Говарда Лавкрафта в России. "Горький", 01.11.2016
  3. Price Robert M. Introduction // The Azathoth Cycle. — Chaosium. — ISBN 1-56882-040-2.
  4. «Equally importantly and convincingly, Price analyses the tale as a vision-quest, a coming-of-age ordeal ritual, which I have to say is pretty dead-on.» — Hite Kenneth. Tour De Lovecraft: The Tales. — Atomic Overmind Press, 2008. — P. 84.

Ссылки[править | править вики-текст]