Аргыны

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Аргын»)
Перейти к: навигация, поиск
Аргыны (аргуны)
Современное самоназвание

Арғындар

Численность и ареал

Всего: 1200 тыс. чел. (1917)[1]

Flag of Kazakhstan.svgКазахстан

Язык

Северо-восточный диалект казахского языка

Религия

Ислам суннитского толка

Входит в

Средний жуз казахов, ногайцы, крымские татары, узбеки, башкиры

Этнические группы

5 Мейрам: Каракесек, Куандык, Суиндик, Бегендик, Шегендик. 7 Момын: Атыгай, Караул, Басентиын, Канжыгали, Тобыкты, Жогары Шекты, Томенги Шекти. Иногда включает род от дочери: Таракты

Аргын или аргун (каз. арғын) — тюркское племя, одно из шести казахских племён (коныраты, уаки, кереи, кипчаки и найманы), составляющих так называемый Средний жуз казахов. Одно из самых многочисленных казахских племён, перешедшее из улуса Джучи в Тимуридское государство при Абу-Саиде правнуке Тимура, затем перекочевавшее из Мавараннахра в Сибирское ханство вместе с Кучум-ханом, а после поражения Кучум-хана вошедшее в Казахское ханство. [1]

Генезис племени[править | править вики-текст]

ДНК аргынов[править | править вики-текст]

В науке существовали различные взаимно исключающие мнения о генезисе аргынов. Так существовало противоречие в том, происходят ли аргыны от тюркских или же от монгольских предков, а также противоречие в отношении того, являются ли аргыны (в соответствии с шежире — традиционной генеалогией казахов) потомками по мужской линии единого предка племени, либо аргыны представляют собой композицию племён различного генетического происхождения.

Генетические исследования по маркерам Y-хромосомы девяти родов аргынов показали, что генофонд предков аргынов маркирует Y-гаплогруппа G1 (67 % аргынов являются носителями гаплотипов, входящих в гаплогруппу G1-M285) и по отцовской линии восходит к наследию народов индо-иранской языковой семьи: генетические дистанции аргынов минимальны с народами Ирана (ассирийцы, белуджи, ирани, мазендеранцы, курды). Совместный анализ генетики и генеалогии аргынов доказал, что непосредственным предком племени стал золотоордынский эмир Караходжа (XIV век) либо его непосредственные предки. Была показана также ошибочность гипотезы Адраша Биро[2] о родстве рода маджар и мадьяров (венгров), так как время расхождения предковых линий аргынов и венгров составляет около 20 тыс. лет назад.

Помимо G1 у аргынов встречаются группы C2 (9 %) и R1a1a (7 %), появление C2 связано с влиянием монголов, а появление R1a1a может быть связано как с двумя источниками: первый маркируется Z2125 и встречается у киргизов и пуштунов Афганистана (>40 %), некоторых популяциях Ирана и Кавказа (>10 %) и у казахов (1,5 %); второй маркируется M780 и обнаруживается в Южной (Индия, Пакистан, Афганистан, Гималаи) и Западной (Иран) Азии, а также у казахского клана сарыкопы (генеалогическая сублиния бабасан), по происхождению "сарты" .

Генетические данные подтвердили верность предания о том, что общим предком рода таракты был не родной сын основателя рода аргын, а на́званный, а потому родство с остальными аргынами прослеживается лишь по женской линии. У большинства представителей рода тобыкты наблюдается субгаплогруппа J1 — M267(xP58), которая характерна для народов Восточного Кавказа (у кубачинцев в Дагестане достигает 99 %), а также ассирийцев Ирака (18 %), Турции (16 %) и Ирана (10 %); всё это указывает на переднеазиатские корни предков этого рода.

В целом генетическая близость аргынов к народам Иранского нагорья указывает на существование древнего генетического субстрата, который был привнесен прото-аргынам древней миграцией с Иранского нагорья ираноязычных народов или их потомков. С другой стороны обнаружилось сходство аргынов с казахами Алтайского нагорья и монголами, что показывает наличие так называемого «суперстрата», привнесённого позднейшими миграциями тюркоязычных и монголоязычных народов, что привело к тому, что ко времени формирования родоплеменной общности аргынов те уже были тюркоязычны как и генеалогический основатель клана Караходжа[3].

Казахские аргыны[править | править вики-текст]

Численность аргынов[править | править вики-текст]

Расселение казахских аргынов (по М. С. Муканову)[4]

По данным сельскохозяйственной переписей 1896—1911 гг., численность аргынов составляла 509 тыс. чел., в том числе 82 % в казахском населении Кокчетауского уезда (атыгай, караул), в Павлодарском 78 % (гл. образом басентеин, суйиндык), в Каркаралинском 78 % (каракесек), в Акмолинском 67 % (куандык, канджигалы), в Тургайском 50 % (шегендык, сарыжетим, акташы, умбетей), Атбасарском 46 % (куандык, шегендык, каксал и др.), в Петропавловском 39 % (атыгай, караул), в Омском (айдабол) 35,3 %, в Семее 32 % (тобыкты)[5].

В 1917 году, по сведениям Мухамеджана Тынышпаева, количество аргынов было 890 тысяч (1-ое место байулы — 1030 тыс., 3-её место найман 830 тысяч)[1].


Крымско-татарские аргыны[править | править вики-текст]

Тамга крымских аргынов

Беи крымских аргынов были одними из четырёх беев, имевших право поднимать хана на белой кошме при избрании. Известный представитель — Тугай-бей.

Башкирские аргыны[править | править вики-текст]

В родословной рода буре племени Усерган есть родовое подразделение аргыни[6]. Их генеалогии восходят к казахскому племени аргын. Усерганы родовых подразделений аргын считают себя по происхождению казахами. Они остались среди башкир в XVII веке и обашкирились.

Хакасские аргыны[править | править вики-текст]

Аргыны входят в субэтническую группу хакасов хызыл (кызыльцы), и делятся на сеоки улуг аргын и кiчiг (кичиг) аргын. Являются ассимилировавшимися потомками казахов-аргынов, осевших в Алтысарском улусе в ХVI или в начале XVII века[7].

Упоминания о некоторых известных аргынах[править | править вики-текст]

Упоминания о некоторых известных аргынах среди казахов, узбеков, тимуридов, крымских татар, ногаев и сефевидах.

О позднем золотордынском или раннем ногайском аргыне Кара Ходже, конец XIV — начало XV века.

Слова Тохтамыш хана, обращенные к Кара Ходже Аргыну из эпоса «Едиге батыр»:

«…Избранный среди людей,
Аргамак среди лошадей,
Беркут среди дальнозорких птиц,
Охранитель наших границ,
Мечом исфаганским украшен ты,
Врагам многочисленным страшен ты.
Ты против них, как буря, стоял,
Как туман, ты, брови нахмуря, стоял!
Мой батыр Кара Куджа,
Войди в мой дом, стихи скажи!»

Тимуридский аргын Зун-н-Нун. Смерть основателя династии Аргунов Хасана Зун-н-Нун Аргуна в разных источниках, 1506—1507 год.

«Алам ара-и Сефеви»[8]

«…Эмир Зуннун с теми 500 воинов отправился на бой против 40 тыс. узбеков Шахи-бека. [Они] приняли [на себя] первые удары копий узбеков. Когда копья вышли из строя, вооружились острыми саблями.

Шахи-бек сказал: «А вдруг подойдет войско Бедчуззамана? Отправляйте лазутчика для выяснения». 40 тыс. воинств [Шахи-бека] окружили 500 воинов [Зуннуна], но они сопротивлялись. Эмир Зуннун ждал помощь, [но] узнав, что эти трусы не придут, теряя надежду на жизнь, атаковал войско [противника] и уничтожил многих. Однако [теперь] Эмир Зуннун сожалел, что не отправил человека за своими 10 тыс. воинов, и что пришел без разрешения Бедиуззамана. Сколько ни думал, не нашел другого выхода и опять пошел в бой. Эти 500 человек храбро сражались. Было убито 700 узбекских воинов. Время поражения приближалось, они оказались среди огромного войска.

Шахи-бек приказал: «Не подходя близко, стреляйте из лука». Разом [узбеки] выпустили 30 тыс. стрел. Из 500 воинов осталось 100 человек. Большинство стрел, пущенных в Эмира Зуннуна, падали на землю подобно орлам со сломанными крыльями. Однако смерть приближалась, внезапно один узбек выстрелил ему в грудь. Одним словом, он упал с коня. Эти сто человек, взяв тело, [унесли] с поля битвы…».

«Бабур-наме». «События года девятьсот двенадцатого 1506—1507»:[9]

«…Зу-н-Нун Аргун был человек смелый, но корыстолюбивый и скупой, далекий от разумных мнений, глупый и сумасбродный. В те дни, когда Бади'аз-Заман и его младший брат совместно правили в Герате, Зу-н-Нун Аргун, как уже упомянуто, был полновластным беком при Бади'аз-Замане. Из корыстолюбия он не согласился, чтобы Мухаммед Бурундук находился в Герате, и решил сам остаться в городе, но там тоже не сумел соблюсти приличие.

Может ли быть лучшее доказательство его глупости и сумасбродства, чем то, что он поддался на лесть и обманы алчных плутов и мошенников и навлек на себя срам и позор. Подробности этого дела таковы. Когда Зу-н-Нун Аргун находился в Герате и пользовался влиянием и значением, к нему пришли несколько шейхов и мулл и сказали: «Мы вступили в общение с нашим кутбом, он дал тебе прозвище «Лев Аллаха» и сказал, что ты должен победить узбеков». Зу-н-Нун Аргун поверил этим словам, повязал вокруг шеи полотенце и возблагодарил Аллаха. По этим причинам он не согласился с разумным мнением Мухаммед Бурундука и не упорядочил дела в крепости, не приготовил оружия для боя, не выставил караула и дозора, чтобы узнать о приближении противника, и не построил войска, дабы спокойно начать бой, если подойдет враг. Когда Шейбани хан в месяце мухарраме перешел Мург-Аб, об этом узнали только после того как он приблизился к окрестностям Серахса. В Герате пришли в смятение и не могли ничего предпринять — ни людей собрать, ни войска построить. Все начали разбегаться кто куда.

Зу-н-Нун Аргун, поддавшись на речи льстецов, стоял в Кара-Рабате с сотней или полутора сотнями бойцов против сорока или пятидесяти тысяч узбеков. На [гератцев] напало множество врагов; людей Зу-н-Нуна убили и отрезали ему голову…»

«Удивительные события»:[10]

«…Эмир Зуннун Аргун (который был полководцем и витязем той династии), выехал в караул с десятью тысячами всадников, полностью снаряженных, вооруженных шемширами, храбрых, в день сражения в искании славы предпочитавших жизни смерть. Они сошлись [с войсками Шейбани] в местечке Тарнаб в одном фарсахе от Чильдухтаран. Войско Шейбек-хана смело людей Зуннун Аргуна подобно потоку, смывающему мусор. Его самого спешили, убили и голову его вздели на копье. Шахи, услышав об этом, в беспорядке бежали, и Шейбани-хан достиг окрестностей Герата во главе пятидесятитысячного войска!…»

Крымский Аргын Тугай бей. Об аргыне Тугай беке, предводителе Крымского войска, соратнике Богдана Хмельницкого, XVII век:[11]

«…Со времен султана Махмуда Газневи весь мир видит и знает, сколько войн и нападений, сколько битв и сражений произошло над этой пограничной твердыней стран ислама, сколько раз его уступали и брали назад. Сейчас же, когда эта крепость, с пропитанной вражеской кровью землей, с постоянно вопиющими о помощи жителями и защитниками осталось без защиты, то подобный Рустаму молодой шахзаде, а также находившиеся под его героическим командованием великие эмиры -мирилива Ширин, мирилива Аргин и упомянутый ранее Тугай бек, и подобные им отважные героические мужи, бросившись на несказанно большие осадные пушки, извергавшие огонь, с криками «Аллах, Аллах!», «Аллах, Аллах!» прославляя имя божье, все разом бросились в сабельную атаку, и многие, уповая на всевышнего, подобно хищным львам, полезли прямо в пасти изрыгающих пламя драконов, и, питая в душе прекрасную мечту об исполнении обета «или победа, или смерть», справа и слева, с центра, и с флангов, крепкими мечами, как ослепительными молниями, ударили по зловредным собакам. При помощи благословенного и всевышнего [Аллаха] подтвердилась истинность священного хадиса: «Ислам побеждает, но не бывает побежденным» и в мгновение ока от безродных, достойных быть прахом гяуров не осталось и следа, и азакская степь была устлана телами убитых, и некоторые из неверных язычников, спасшихся от мечей, были взяты в плен, а другие, терпя тысячи бед и лишений, бросились в реку Тон и, подобно морякам, плыли в камышовых болотах вокруг Азака, и спаслось в общем очень мало казаков…»

Об узбекском аргыне Шахим бие, главнокомандующим Абдуллаха 2 Шейбани (1534 — 1598), который и был известен тем, что объединил четыре удела шейбанидов: Бухару, Самарканд, Ташкент и Балх в одно единое государство, и поддерживал шейбанида Кучума в Сибирском ханстве.[12]

«…Наконец распорядительный эмир Шахим-бий Аргун, который по храбрости превосходил сверстников, по смелости и мужеству отличался среди подобных себе, пришел к высокой ставке [Абдулла-хана] и заявил: “Если его величество направит в ту сторону свои благословенные помыслы и проявит исключительную милость ко мне, то возлагая всю надежду на божью помощь, на силу счастья могущественного [хана], я приложу большое старание, чтобы осуществить это важное дело, опоясавшись поясом усердия, приложу все усилия, чтобы осуществить это намерение”…

…Великий и славный эмир [Шахим-бий Аргун], возлагая всю надежду на Творца всего сущего и надеясь на силу счастья величественного и высокодостойного хана, после смены ночного караула соорудил плот и с небольшим отрядом, но с большой надеждой переправился через реку. [С ним были] такие, как его высочество храбрый Турум-мирза аргун, его сын смелый эмир-заде Надир курчи.

Бесчисленное количество людей из храбрецов эпохи, [смелых] воинов в день битвы стояли всюду на берегу той бушующей реки. С оружием на плечах, одетые в шлемы, они несли караульную службу. Никто не допускал и мысли о переправе через реку.

В ту ночь у палатки [Баба-султана] находился один из мстительных воинов, борцов, которому было поручено нести караул. Они подошли [к палатке] и взяли его в плен. [Шахим-бий Аргун], не испытывая страха в сердце перед величием врагов, не [чувствуя] боязни в мыслях от [много]численности их, повернул поводья и дошел до середины реки. Врагам стало известно о случившемся. Вспыхнул огонь страха внутри их, [как] в печах, запылал огонь так, что всей толпой они бросились на берег реки и повели а наступление. Шум и крики их охватили землю и мир, оглушили Сатурн. Как ни стремились они, оказывая сопротивление, освободить из оков своего попавшего в плен [человека], они ничего не смогли сделать. Таким образом его высочество эмир [Шахим-бий Аргун] переправил через реку того взятого в плен человека и доставил к подножию трона хакана, покорителя мира. За это чудесное дело, необыкновенный случай он везде прославился смелостью и храбростью….

Великий и славный эмир [Шахим-бий аргун], возлагая всю надежду на Творца всего сущего и надеясь на силу счастья величественного и высокодостойного хана, после смены ночного караула соорудил плот и с небольшим отрядом, но с большой надеждой переправился через реку. [С ним были] такие, как его высочество храбрый Турум-мирза аргун, его сын смелый эмир-заде Надир курчи.

Бесчисленное количество людей из храбрецов эпохи, [смелых] воинов в день битвы стояли всюду на берегу той бушующей реки. С оружием на плечах, одетые в шлемы, они несли караульную службу. Никто не допускал и мысли о переправе через реку.…

…Наконец Шахим-бий, который является чудом [в проявлении] храбрости, повестью на страницах мужества, со всем войском и гордыми мужами царского двора вновь совершил нападение на злосчастных врагов. Одной смелой атакой, одной вылазкой он обескровил все вражеское войско. Враги, пока могли, твердо стояли ногой упорства на поле брани, гнали боевых коней и бросали себя в пучину гибели. Наконец они дружно избрали путь отступления, сошли с пути борьбы и пошли по пути бегства. Много людей попало в плен. В частности, был взят в плен Тукай мирахур — убийца покойного, прощенного богом Хусрав-султана….»

Слова Аблай-хана Казахского ханства о Казбек-бие Каракесек-Аргыне, Дерисалы батыре Уаке и Малайсары Басентин-Аргыне:[13]

«…Когда спросили у Аблая, кого он батырей более уважает из всех 3-х орд, он отвечает: из « предшестовавших мне мужей двое заслуживают удивление: Козыбек Каракисековец, который возвратил от Галдана 90 своих пленных и Дерисалы-Уаковец, так же возвративший своих пленных. 1-й взял просьбой и был сам у Галдана, а последний устрашил врага, сидя в своем ауле. Из моих батыров Басентинец Малай Сары по уму и храбрости стоит выше всех…»

О казахском аргыне Казбек би:[14]

«…Оной-де Казвек-бий, коему ныне уже с роду девяносто шесть лет, потому знатным и силыньш в Средней орде почитаетца, что во многолюдном Аргинском роду в Карзиисецком улусе отец ево и предки всегда были биями или судьями и что в Аргинском роду весьма редко кто из султанов в старшины выбираетца, яко то и ныне во всем Аргинском роду, кой состоит из десяти улусов, только два султана состоят, а имянно: в Тюртюульском улусе Тауко-салтан, бывшаго Шемяки-хана сын, а нынешнему в Туркестанте половину владеющему. Ишиму-хану брат большей, а в Алта-Карпик-Аргинском улусе выбран султаном Абулмамет-хана сын Абулфеис-султан, кой без нево, Казвек-бия, совету никаких знатных предприятиев не начинают…»

Об узбекском аргыне диван-бег Али-Саиде:</ref>Мухаммед Юсуф Мунши. Муким-ханская история. «Восточная литература». Проверено 18 июня 2017.</ref>

«…На первом же приеме убежище власти (Яр-Мухаммед-'бий аталык), высказав упреки и порицание Адил-бию, выявил все то недостойное, которое проистекало от него в отношении государства и власти и уличал его (во всем); (в заключение) доложил царевичу, что признает неудобным, чтобы его высочество сам отправился против кипчаков. „Если угодно Аллаху, я пойду походом и, повесив на шею того народа меч и саван, приведу его к (вашему) счастливому стремени“, (заявил аталык). В тот же день все военные заявили жалобы на Адил-бия и (еще более) отвратили от него Яр-Мухаммед-бия. На следующий день, получив разрешение (царевича), последний выступил против кипчаков в сообществе с Али-Са’идом диван-беги из племени аргун (аргын), мужем большого жизненного опыта. После их выступления царевич направился в столичный город (Балх)…»

Мырза Гази-бек Тархан (персидский: میرزا غازى بیگ ترخان) – главнокомандующий армии империи Великих Моголов из племени Аргун (XVII век):[15]

Когда после распространения вести о кончине Акбар-шаха Hyp ад-Дин Джихангир-шах стал властелином двух третей Вселенной, то есть Индии, он разослал фирманы во все концы великой империи, собрал войско, назначил его главнокомандующим Мирзу Га-зи-тархана 661.
661. Мирза Гази-хан тархан — могольский правитель Кандахара после отставки его прежнего наместника, Шахибек-хана (1015/1607), происходил из знатного рода Амира Зу-н-Нуна, правителя Кандахара и Заминдавара во время султана Хусайн-мирзы; известный покровитель поэтов. В «Хайр ал-байан» приведены образцы его стихов (л. 421б-422а), см. также: Sayyed Hussam ad-din Rashda. Mirza Ghazi-Beg Tarkhan. Karachi, 1970.

Ответ мырзы Шах-Хусейн Аргына Исмаилу Сефеви на обвинение в коррупции:[8]

«…Однако Мехтер Шахкули сказал всем: «Я знаю, что Мирза Шах Хусейн не чист на руку. Он злоупотребляет имуществом дивана». На другой день [Мирза Шах Хусейн] все подсчитал, составил список, а потом принес его шаху и сказал: «Да стану я твоей жертвой! Из богатств Муршида 50 тыс. туманов [я] раздал народу, на что имею на руках документы. Каков будет приказ?!». Шах сказал: «Наше имущество — это Ваше имущество. Все [это] в Вашей воле. Сколько отдали и хотите [еще] отдать — отдавайте, это Ваше дело. Наше богатство полностью в Ваших руках». Мехтер Шахкули, увидев эти, понял, что он не в силах спорить с Мирзой Шах Хусейном…».

О Мирзе Шах-Хусайне Аргуне — вазире шаха Исмаила I (убит в 1522—1523 годах):[16]

«…Мирза Шах-Хусайн Аргун, отмеченный внешним и внутренним совершенством…»

О касимовском аргыне Джаниш-беке:[17]

«…Потом Ураз Мухаммед Хана, сына Ондан Султана, посадили на ханство в 1000 году, в год мыши, в десятый день месяца Зиль-Хеджа в четверг. При этом из любопытства были все большие и малые, Русские и Татары; было большое стечение народа. В каменной мечети, построенной Шейх Али Ханом, собрались Муллы, ученые, Хафизы, Беки и Мирзы, и весь, сколько ни было, народ; с общего согласия принесли золотое кресло в мечеть: в то время присутствовал и боярин с грамотою Бориса Феодоровича. Лишь только Сейнд Буляк из Иски-юрта начал хутбу, четверо с четырех сторон подняли Господина Хана на золотом кресле. Ураз Мухаммед Хан воссел на ханство двадцати лет — да умиротворит и продлит жизнь его Бог!

На левой стороне Аргун Джаниш Бек, Кыпчак Тукэй Бек.

На правой сторон Джалаир Кадыр Али Бек; Исбай Мангут Себай Бек.

При этом присутствовали все великие и малые, Князья, муллы, старосты и весь народ правоверный, возносили молитвы и славословия. Чиновники и Князья сыпали на его голову деньги, все присутствовавшие приветствовали Господина Хана. Много дней до конца месяца и днем и ночью проводили в весельи и пирах; в тоже время сделали также большой праздник, было бесчисленное множество меду и водки, множество зарезали лошадей, овец, коров, устроили большое великолепное собрание. Каждого угощали приличным образом; муллам, хафизам, вдовам, сиротам, бедным, заключенным соблаговолил благодеяния и милостыню, пленников освободил из заключения, много раздал милостыни и благостыня на пути Божием…»

О хакиме Ташкента Шайх Джамал Хар Аргуне.

МИРЗА МУХАММАД ХАЙДАР «ТА'РИХ-И РАШИДИ», XVI век

«...Короче говоря, этот Шайх-Джамал Хар был одним из эмиров Султан Абу-Са'ид-мирзы, а в Ташкенте он был хакимом. Он признавал себя зависимым от Мирза Султан-Ахмада и Самарканда, однако в надлежащей мере не повиновался ему. [Йунус-]хан пришел на территорию Ташкента.

Между ханом и вышеупомянутыми мирзами установились родственные отношения, [основанные] на доверии и повиновении. В отношении друг друга у них не было никаких сомнений и нерешительности. [Поэтому] без всяких колебаний [Йунус-]хан пришел в Ташкент. Однако могулы, что были на службе у хана, тайно отправили человека к Шайх-Джамал Хару [с посланием], содержащим в себе [предложение] о противодействии хану. После многочисленных убеждений он [т. е. Шайх-Джамал Хар] отправился к [Йунус-]хану, как бы заявляя этим: «Я слуга хана». Но как только Шайх-Джамал Хар приблизился к [Йунус-] хану, люди, которые были подле хана, поспешили к нему навстречу. Хан остался один. Каждый, у кого он ни спрашивал, куда придут эти люди, отвечал ему, что они придут встречать Шайх-Джамала. Шайх-Джамал Хар приблизился к ханским литаврам (наккара) и знамени (туг) и остался сидеть верхом на коне. Около хана  не было ни одного человека. [Шайх-Джамал] послал человека взять хана. Его же, хана, слуги схватили его. Вот так легко взял [Йунус-] хана Шайх-Джамал. Он посадил его в тюрьму, где тот пробыл один год. Весь могульский улус подчинился Шайх-Джамалу.

...Спустя один год со времени заключения [Йунус-]хана в тюрьму Эмир Абд ал-Куддус, племянник Эмира Карим-Берды доглата, вместе с группой своих людей напал на Шайх-Джамал Хара и убил его. Голову его он принес к [Йунус-]хану и освободил его из тюрьмы. Все могульские эмиры, которые прежде ушли к Шайх-Джамалу, теперь вернулись к хану и заявили ему: «Причина нашего враждебного отношения к хану заключается в том, что хан старается [поселить] нас в городе и вилайете...».

Об Оспане Чулакове, правителе Аргынского ханства в Торгае (1916 год):[18]

«…Западное ханство обнимало волости Тусунскую и Чубаланскую, населенные казак-киргизами Аргынского рода, почему и называлось Аргынским. В этом роде аристократическими фамилиями считались Джанибековская и Калыбековская, происходившие от батыря XVIII ст. Джанибека Кошкарева. За отказом более видных представителей двух этих фамилий от чести стать ханом, это звание принял на себя Джанибековец Оспан Чулаков. За него, кроме его происхождения говорило и личное мужество, проявленное при отобрании посемейных списков от Тусунского волостного управителя. У Аргынского хана была своя армия, во главе которой стояли Утетленов Ахмет и Кубеков Ташмагамбет…»

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 http://rjgg.molgen.org/index.php/RJGGRE/article/viewFile/18/31
  2. A Y-Chromosomal Comparison of the Madjars (Kazakhstan) and the Magyars (Hungary) = Une comparaison Y-chromosomique des Madjars (Kazakhstan) et Des Magyars (Hongrie)
  3. М. К. Жабагин, Ж. М. Сабитов, А. А. Агджоян, Ю. М. Юсупов, Ю. В. Богунов, М. Б. Лавряшина, И. М. Тажигулова, А. Р. Акильжанова, Ж. Ш. Жумадилов, О. П. Балановский, Е. В. Балановская Генезис крупнейшей родоплеменной группы казахов — аргынов — в свете популяционной генетики. Вестник Московского университета. Серия XXIII АНТРОПОЛОГИЯ № 4/2016: 59-68
  4. Mukanov M.S., «Ethnic territory of Kazakhs in 18 — beginning of 20th century», Almaty, 1991, Муканов М. С. Этническая территория казахов в XVIII — начале XX веков. — Алма-Ата: Казахстан, 1991. — 64 с.  (рус.)
  5. По материалам книги Востров В. В., Муканов М. С. «Родоплеменной состав и расселение казахов (конец XIX- начало XX вв.)», Издательство «Наука» Казахской ССР, Алма-Ата, 1968, 256 с.
  6. «Генеалогия и архивы». Юго-восточные башкиры: Усергены
  7. РОССИЯ ВЕЛИКАЯ. Хакасы
  8. 1 2 «Украшающая мир история Сефевидов» (текст). «Восточная Литература». Проверено 18 июня 2017.
  9. Захир-ад-дин Мухаммад Бабур. «Бабур-наме» (текст). «Восточная Литература». Проверено 18 июня 2017.
  10. Зайн-ад-дин Махмуд Васифи. «Бабур-наме» (текст). «Восточная Литература». Проверено 18 июня 2017.
  11. Кырымлы Хаджи Мехмед Сенаи. «Книга походов» (текст). «Восточная Литература». Проверено 18 июня 2017.
  12. Хафиз Таныш ал-Бухари. «Книга шахской славы» (текст). «Восточная Литература». Проверено 18 июня 2017.
  13. Валиханов Ч. Ч. Сочинения Чокан Чингисовича Валиханова / Изд. под ред. [и с предисл.] д. ч. Н. И. Веселовского. — Записки Имп. Рус. Геогр. О-ва по отд-нию этнографии. — СПб.: Тип. Гл. упр. уделов, 1904. — Т. XXIX.
  14. Фрауендорф К. Л. Рапорт и. о. сибирского губернатора генерал-майора фон Фрауендорфа Коллегии ин, дел о положении в Среднем жузе и взаимоотношениях казахов с соседними странами и народами. «Восточная литература» (18 октября 1763). Проверено 18 июня 2017.
  15. Малик Шах-Хусайн Систани. Хроника воскрешения царей. Часть VIII. «Восточная литература». — Пер. с перс., предисл., коммент. и указ. Л.П.Смирновой. Проверено 18 июня 2017.
  16. Малик Шах-Хусайн Систани. Хроника воскрешения царей. Часть II. «Восточная литература». — Пер. с перс., предисл., коммент. и указ. Л.П.Смирновой. Проверено 18 июня 2017.
  17. Татарский летописец. Современник Бориса Феодоровича Годунова. «Восточная литература». — «Москвитянин», № 24. 1851. Текст — Березин И.. Проверено 18 июня 2017.
  18. «Восстание тургайских казак-киргиз в 1916-1917 годах», материалы записанные со слов очевидцев, 1 июня 1926 года. Your Vision. — Документы из государственного архива Актюбинской области. Фонд №497, опись №1, арх. дело №21. Проверено 18 июня 2017.

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]