Эта статья имеет озвученное введение

Русский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Великорусский язык»)
Перейти к: навигация, поиск
Русский язык
Произношение:

[ˈruskʲɪi̯ jɪˈzɨk]

Страны:

Россия;
страны Восточной Европы, страны Балтии, Финляндия, Германия, Норвегия, Франция, страны Закавказья;
Казахстан, страны Средней Азии, Израиль, Монголия, КНР;
США, Канада, Бразилия;
Австралия.

Официальный статус:
Регулирующая организация:

Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН
(Москва, Россия)[~ 26][43]

Общее число говорящих:

Родной язык

Россия:
118,6 млн чел. (2010)[44]

Мир (оценка):
161,7 млн чел. (2013)[45]

Второй язык

Россия:
18,9 млн чел. (2010)[46]

Мир (оценка):
110,0 млн чел. (2009)[47]

Общее число

Россия:
137,5 млн чел. (2010)[48]

Мир (оценка):
260,0 млн чел. (2014)[49]

Рейтинг:

родной язык: 8 (2009)[45]

Статус:

безопасный

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Курсивом выделена гипотетическая группа языков. Родственные языки: украинский, белорусский

Письменность:

кириллица (русский алфавит)

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

рус 570

ISO 639-1:

ru

ISO 639-2:

rus

ISO 639-3:

rus

См. также: Проект:Лингвистика
Слушать введение в статью · (инфо)
Exquisite-kmix.png
Этот звуковой файл был создан на основе введения в статью версии за 1 ноября 2012 года и не отражает правки после этой даты.
см. также другие аудиостатьи

Ру́сский язы́к (МФА: [ˈruskʲɪi̯ jɪˈzɨk])[~ 27][⇨] — один из восточнославянских языков, национальный язык русского народа. Является одним из наиболее распространённых языков мира — пятым среди всех языков мира по общей численности говорящих и восьмым по численности владеющих им как родным[45]. Также русский является самым распространённым славянским языком и самым распространённым языком в Европе — географически и по числу носителей языка как родного. Русский язык — официальный язык Российской Федерации, один из официальных языков в Белоруссии, Казахстане, Киргизии и других странах, основной язык международного общения в центральной Евразии, в Восточной Европе, в странах бывшего Советского Союза, один из шести рабочих языков ООН, ЮНЕСКО и других международных организаций[50][51][52].[⇨]

Число владеющих русским языком в России составляет 137,5 млн чел. (2010)[48], всего в мире — около 260 млн чел. (2014)[49].[⇨]

Фонологический строй русского языка характеризуется исторически усложнившейся системой консонантизма, включающей 37 согласных фонем и намного менее сложной системой вокализма, в которую входят всего 5 или 6[~ 28] гласных фонем. При этом как в системе гласных, так и в системе согласных, отмечается большое разнообразие позиционных видоизменений. В безударной позиции у гласных сокращается длительность и изменяется их качество[53]. Ударение в русском языке — динамическое, или силовое, разноместное и подвижное[54].[⇨]
По морфологическому строю русский язык — преимущественно флективный, синтетический. Грамматическое значение лексем передаётся, как правило, с помощью флексий, несущих одновременно несколько значений. При этом в русском языке наблюдается также развитие аналитических способов выражения морфологических значений[55].[⇨]
Синтаксис русского языка характеризуется относительно свободным порядком слов; противопоставлением однокомпонентных и двухкомпонентных структур простых предложений; наличием трёх видов сложных предложений; активной ролью интонационных средств. Для русского языка предпочтительна конструкция У меня есть… конструкции Я имею…; отсутствует глагол-связка быть[56].[⇨]
Лексический состав русского языка в своей основе исконно русский. Средства пополнения словарного фонда — образование слов по собственным моделям и заимствования. К ранним заимствованиям относят славянизмы, грецизмы и тюркизмы. В XVI—XVII веках заимствуются слова из латинского и других западноевропейских языков посредством польского, с XVIII века преобладают голландские, немецкие и французские заимствования, с XX века — англицизмы[56].[⇨]

Диалекты русского языка группируются в два наречия (северное и южное) и переходные между ними среднерусские говоры, ставшие основой современного литературного языка[50].[⇨]

В истории русского языка выделяют три основных периода: древнерусский, общий для русского, белорусского и украинского языков (VI—XIV века), старорусский, или великорусский, (XIV—XVII века) и период национального русского языка (с середины XVII века)[57].[⇨] Важнейшую роль в формировании норм литературного языка сыграло творчество А. С. Пушкина. В основе письменности лежит кириллица (русский алфавит).[⇨] Комплекс наук о русском языке называется лингвистической русистикой[50][56].[⇨]

О названии

Написание из азбуки Бурцова (твёрдый и мягкий знаки переданы паерком), 1637 год

У русского языка, помимо его современного названия, существовали ещё два других: российский и великорусский. Первый был образован от греческого названия Руси — России, — и активно употреблялся лишь в XVIII веке. Второй возник от топонима Великороссия и вышел из употребления после 1917 года.

Лингвогеография

Ареал и численность

По данным, опубликованным в журнале «Language Monthly» (№ 3 стр. 17 за 1997 г.), по подсчетам американского исследователя Дж. Вебера, по всему миру в 1990-х годах владело русским языком 297 млн человек (что ставило его на 5-е место по распространённости), из них 160 млн считали его родным (8-е место в мире)[58].

Общее количество русскоязычных в мире по оценке 1999 года — около 167 млн[59], ещё около 110 млн человек владеют русским языком как вторым[59].

По степени распространенности (общему количеству владеющим им людей) русский язык с примерно 260 миллионами носителей занимает 6-е место в мире после английского (1,5 миллиарда), китайского (1,4 миллиарда), хинди\урду (более 600 миллионов), испанского (500 миллионов) и арабского (350 миллионов) языков[60]. По степени же распространенности как родного языка русский язык имеет 144 миллиона носителей и по этому показателю занимает 8-е место в мире после китайского (1231 миллион), испанского (329 миллионов), английского (328 миллионов), арабского (221 миллион), хинди (182 миллиона), бенгали (181 миллион) и португальского (178 миллионов) языков[60]. Всего в 2010 году русским языком в мире владело 259,8 миллиона человек: в России 137,5 миллиона, в других бывших республиках СССР 93,7 миллиона, в Восточной Европе и на Балканах 12,9 миллиона, в Западной Европе 7,3 миллиона, в Азии 2,7 миллиона, на Ближнем Востоке и в Северной Африке 1,3 миллиона, в Африке к югу от Сахары 0,1 миллиона, в Латинской Америке 0,2 миллиона, в США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии 4,1 миллиона[60].

По данным переписи 2010 года в России «владение русским языком» указали 138 млн чел. (99,4 %), а при переписи 2002 года — 142,6 млн чел. (99,2 %). Среди горожан русским языком владели 101 млн чел. (99,8 %), а в сельской местности — 37 млн чел. (98,7 %)[61].

Электронная база данных реестра переводов «Index Translationum» насчитывает более двух млн записей относительно 500 000 авторов и 78 000 издателей в 148 странах мира; её данные свидетельствуют, что русский является одним из самых переводимых языков в мире. Среди языков, на которые переводится большинство книг, русский на седьмом месте. Среди языков, с которых чаще всего переводят, русский на четвёртом месте[62].

Изменение удельного веса владеющих русским языком в общей численности населения Земли в 1900—2010 годах (оценка)[63].

Годы Общемировая численность населения, млн чел. Численность населения Российской империи, СССР, РФ, млн чел. Доля в общемировой численности населения, % Число владевших русским языком, млн чел. Доля в общемировой численности населения, %
1900 1 650 138,0 8,4 105 6,4
1914 1 782 182,2 10,2 140 7,9
1940 2 342 205,0 8,8 200 7,6
1980 4 434 265,0 6,0 280 6,3
1990 5 263 286,0 5,4 312 5,9
2004 6 400 146,0 2,3 278 4,3
2010 6 820 142,7 2,1 260 3,8

Социолингвистические сведения

До 1991 года русский язык был языком межнационального общения СССР, де-факто исполняя функции государственного языка. Продолжает использоваться в странах, ранее входивших в состав СССР, как родной для большей части населения и как язык межнационального общения[64]. В местах компактного проживания эмигрантов из стран бывшего СССР (Канада, США, Германия, Австралия, Израиль и др.) выпускаются русскоязычные периодические издания, работают радиостанции и телевизионные каналы, открываются русскоязычные школы, где активно преподают русский (например, Шевах-Мофет). В Израиле русский язык изучается в старших классах некоторых средних школ как второй[65] иностранный язык. В странах Восточной Европы до конца 80-х годов XX века русский язык был основным иностранным языком в школах.

В социологическом исследовании Института Гэллапа (Gallup, Inc), посвящённом отношению к русскому языку в постсоветских государствах; 92 % населения в Белоруссии, 83 % на Украине, 68 % в Казахстане и 38 % в Киргизии выбрали русский язык для заполнения анкеты при проведении опроса. Институт обозначил этот раздел исследования как «Russian as the Mother Tongue» (Русский язык как родной язык). Словесные построения вопросов и практические сложности проведения опросов могли внести ошибки или предвзятость в результаты[66].

Русский язык занимает четвёртое место среди самых переводимых языков, а также — седьмое место среди языков, на которые переводится большинство книг[67]. В 2013 году русский язык вышел на второе место среди самых популярных языков Интернета[68].

Русский язык — один из шести официальных языков ООН.

На русском языке были произнесены первые слова в космосе. 12 апреля 1961 года в 9:52 при проверке связи во время пилотируемого полёта в космическое пространство, Ю. А. Гагарин произнёс: «Самочувствие отличное. Слышу вас отлично. Полёт проходит хорошо.» В настоящее время русский язык неофициально является языком международного общения при пилотируемых полётах на околоземной орбите[69][70][71][72][73]. Разговорный русский язык обязательно изучают все работающие на МКС космонавты[74].

Согласно опубликованным в журнале «Демоскоп» в 2006 году исследованиям зам. директора по научной работе Центра социологических исследований Минобрнауки России А. Л. Арефьева[75], русский язык постепенно теряет свои позиции как в мире в целом, так и в России в частности[76][77][78][79]. В 2012 году А. Л. Арефьев опубликовал новое исследование «Русский язык на рубеже XX-ХХI веков», где подтвердил свой вывод о тенденции дальнейшего ослабления позиций русского языка во всех регионах Земли[80]. В 2006 году автор прогнозировал уменьшение численности владеющих русским языком к 2025 году в России до 110 млн чел., а в мире — до 152 млн чел[77], но в 2012 году пересмотрел свой прогноз в сторону более оптимистических оценок (при сохранении общей негативной тенденции) и продлил его до 2050 года — к 2025 году автор прогнозировал уменьшение численности владеющих русским языком в мире до 215 млн чел., а к 2050 году — до 130 млн чел.[80] В странах бывшего СССР русский язык постепенно заменяется местными языками[81], а распространенность русского языка в мире сокращается в связи с уменьшением количества русских и убылью общего населения России[79][82]. Русский язык теряет популярность среди мигрантов в России[83].

Обновленный график тенденции распространения русского языка в XX веке и в первой четверти ХХI века от «Центра социологических исследований» (оценка и прогноз 2012 года) приведен на стр. 431 работы «Русский язык на рубеже XX-ХХI веков»[80].

В XX веке русский язык вошёл в число так называемых мировых (глобальных) языков. Распространение русского языка географически и территориально было во многом следствием деятельности Российской империи, затем СССР, а ныне Российской Федерации, которая является самым крупным по площади суверенным государством планеты.

Официальный статус

RussianLanguageMap Rus.png

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (1993) и законом О государственном языке Российской Федерации (2005) на всей территории страны государственным является русский язык. Он используется во всех сферах политической, экономической, социальной и культурной жизни государства. В республиках — субъектах Российской Федерации русский также имеет статус государственного наряду с титульными языками этих республик[84]. Русский язык также является государственным и официальным языком в следующих государствах: Белоруссия (наряду с белорусским), частично признанная Южная Осетия (наряду с осетинским) и непризнанная Приднестровская Молдавская Республика (наряду с молдавским и украинским).

Русский язык считается официальным языком государственных учреждений (но ниже государственного по статусу) в следующих государствах: Казахстан, Киргизия, частично признанная Абхазия. В некоторых административных единицах Молдавии, Румынии и Норвегии (Шпицберген)[85] русский признан одним из региональных либо локальных официальных языков.

В ряде стран и территорий русский язык имеет некоторые официальные функции. Так, в Таджикистане русский язык является по конституции «языком межнационального общения» и официально используется в законотворчестве. На Украине русский язык является официальным в ряде областей государства. В некоторых округах штата Нью-Йорк в США на русский язык должны переводиться документы, связанные с выборами. В Узбекистане русский язык используется в нотариальных органах и органах ЗАГСа[86][87]. В Израиле в упаковках лекарств обязательно должна присутствовать развернутая информация о препарате не только на иврите, но и на русском и арабском.

Русский язык имел государственный или официальный статус также в ряде исторических государств.

Русский язык является также официальным или рабочим языком в ряде международных организаций, к ним относятся: ООН и некоторые её дочерние организации, ОБСЕ, СНГ, ШОС, СДА, ОДКБ, ИСО, ЕЭП, ГУАМ, МФОКК и КП.

Региональные варианты

Русский язык, как и другие крупные языки мира, имеет свои разговорные варианты (официально не закреплённые и пока даже мало изученные лингвистами) за пределами РФ — в Прибалтике, Белоруссии, на Украине, в Молдавии, государствах Закавказья и Средней Азии. В юго-восточной Европе в силу близкородственности украинского и белорусского языков имеет место сильное смешение речи и возникают формы русско-украинского суржика или русско-белорусской трасянки. В свою очередь, на территории Центральной Азии, в частности, в Киргизии и Узбекистане, русская речь достаточно консервативна и до недавнего времени сохраняла форму 30-х гг. XX века (даже в речи русскоязычных представителей других национальностей — грузин, азербайджанцев, татар, корейцев, армян). Это часто характерно для «островов» языкового сообщества в неродственном (в данном случае — неславянском, тюркоязычном) языковом окружении. Русская речь Казахстана несёт в себе влияние казахского языка. А именно меняется правописание городов, вводятся жаргоны. Свои лингвистические особенности имеет речь русской эмигрантской диаспоры (различных поколений) в дальнем зарубежье. Довольно своеобразными являются крайне изолированные диалекты первопоселенцев Аляски[88].

В ряде государств постсоветского пространства отмечено исходящее от правительственных инстанций стремление регулировать отдельные элементы русского языка, даже несмотря на непризнание этими государствами официального статуса за русским языком (например, на Украине — управление в Украине, из Украины вместо преобладающего и считающегося нормативным в России на Украине, с Украины, см. Русский язык на Украине). Поскольку такие изменения вносятся несогласованно, то реально они влияют на русский язык только на территории соответствующего государства.

Смешанные и производные языки

Русский язык послужил основой для многих социолектов и смешанных языков:

Диалекты

В пределах европейской части России к XV веку сложились две большие группировки говоров — северное наречие и южное наречие, характеризуемые рядом чётких изоглосс (например, для севера характерно оканье, взрывной [г], форма существительных родительного падежа у жоны, такие слова, как зыбка, озимь, лаять, для юга — аканье, фрикативный [ɣ], форма у жене, а в тех же значениях употребляются слова люлька, зеленя, брехать), а также промежуточные среднерусские говоры (например, в Москве распространены взрывной [г] и окончание родительного падежа , как на севере, но аканье, как на юге).

Согласно современному диалектному членению русского языка, предложенному в 1965 году К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой, в составе наречий и среднерусских говоров выделяются следующие группы говоров и говоры, не образующие самостоятельных групп[90][91]:

Для территории позднего формирования (азиатская часть РФ, Поволжье, Кавказ) характерно отсутствие чёткого диалектного деления, пестрота небольших ареалов, восходящих к речи переселенцев из разных регионов, а также черты, отражающие смешение разных диалектов.

Кроме наречий и групп говоров также выделяются диалектные зоны, выполняющие вспомогательную роль — диалектные зоны используются для упрощения характеристики той или иной группы говоров, указывают на ареальные связи групп говоров за пределами наречия и характеризуют тенденции языкового развития в различные исторические эпохи на разных частях территории русского языка раннего формирования. Всего выделяют восемь диалектных зон: западную, северную, северо-западную, северо-восточную, южную, юго-западную, юго-восточную и центральную[97][98][99].

Среднерусские говоры (прежде всего, московский) легли в основу русского литературного языка. Художественной литературы и периодической печати на других диалектах нет.

Изначально диалектные различия были не сильными и не препятствовали взаимопониманию, поскольку предки русских всегда населяли, в основном, равнины (Восточно-Европейскую (Русскую)), а поэтому контакты между ними не прекращались в силу географических причин. Стандартизации устной речи способствовало распространение СМИ в XX веке, введение всеобщего образования, масштабная межрегиональная миграция населения. Традиционные говоры сохраняются только сельским населением (старшее поколение). В устной речи городского населения, среднего поколения, молодёжи есть практически только некоторые различия в лексике и произношении, которые постепенно нивелируются под влиянием централизованного теле- и радиовещания.

История языка

Периодизация истории

В истории русского языка выделяются три периода[57], традиционно для русистики в их число включают начальный древнерусский период, в то же время он фактически является историей древнерусского языка — языка-предка всех современных восточнославянских языков[100]:

  1. Древнерусский период (VI—XIV века). Его началом принято считать процесс обособления восточных славян из общеславянского единства и появление первых восточнославянских языковых черт (VI—VII века). Основная часть этого исторического этапа, общего для всех трёх восточнославянских языков, приходится на эпоху формирования, развития и распада древнерусского языка (IX—XIV века). Древнерусский период завершается в XIV веке, когда складываются языковые особенности начавших самостоятельное развитие русского, украинского и белорусского языков.
  2. Старорусский (великорусский) период (XIV—XVII века). Данный этап характеризуется литературным двуязычием, унаследованным с древнерусской эпохи: сосуществованием церковнославянского языка русского извода и собственно русского литературного языка с народной речевой основой. В этот период складываются и начинают распространяться по всей территории России нормы московской разговорной речи.
  3. Период формирования и развития национального русского языка (середина XVII—XXI век). Его начало связано с процессом зарождения национального языка, развитие которого продолжается до настоящего времени. В этот период вырабатываются письменная и разговорная нормы литературного языка, происходит их дальнейшее развитие и совершенствование, обогащаются языковые стилистические средства.

Древнерусский период

Древнерусский язык сформировался на основе ряда восточнославянских диалектов праславянского языка, носители которых расселились в восточной части позднепраславянского ареала в VI—VII вв. н. э. В свою очередь праславянский язык является потомком праиндоевропейского языка, от которого он стал обособляться предположительно в III тыс. до н. э.[101][102]

Для древнерусского периода была характерна культурно-языковая ситуация диглоссии, при которой язык письменности (церковнославянский), воспринимаемый русскими как наддиалектная стандартизированная разновидность родного языка, сосуществовал с языком повседневного общения (собственно древнерусским). Несмотря на то, что оба идиома охватывали разные сферы функционирования в Древнерусском государстве, они активно взаимодействовали друг с другом — в живой древнерусский язык проникали особенности книжного церковнославянского языка древнерусской литературы, а церковнославянский язык усваивал восточнославянские языковые элементы (что положило начало формирования его особой разновидности — «извода»)[103].

В отличие от церковнославянского древнерусский язык представлен меньшим числом памятников — в основном это частные письма на бересте (из Новгорода, Смоленска, Звенигорода Галичского и других городов), отчасти документы юридического и делового характера. В старейших церковнославянских литературных памятниках, созданных на Руси — Новгородский кодекс (1-я четверть XI века), Остромирово евангелие (1056/1057 годы), отмечается проникновение различных элементов древнерусского языка. Памятники древнерусского языка написаны кириллицей, созданной в IX веке н. э. Кириллом и Мефодием, текстов на глаголице не сохранилось[103].

На всём протяжении древнерусского исторического периода на будущей великорусской территории происходит формирование языковых особенностей, отдалявших север и северо-восток Руси от запада и юго-запада. К XIV веку процесс образования языковых различий усиливается в результате обособления западных и юго-западных территорий Руси под властью Великого княжества Литовского и Польши, и в результате объединения северо-восточных территорий под властью Московского княжества. К XIV—XV векам древнерусский язык распался на три отдельных восточнославянских языка[104].

Старорусский период

Старорусский (или великорусский) период охватывает временной отрезок с XIV до XVII века. В этот период начинают формироваться фонетическая и грамматическая системы, близкие современному русскому языку, происходят такие языковые изменения, как[50]:

  • изменение е в о после мягких согласных перед твёрдыми: [н’ес] > [н’ос];
  • окончательное формирование системы оппозиций твёрдых / мягких и глухих / звонких согласных;
  • утрата формы звательного падежа (рабе, господине), заменяемой формой именительного падежа (брат!, сын!), особая звательная форма сохраняется в украинском и белорусском: укр. брате!, сынку!; белорус. браце!;
  • появление флексии у существительных в форме именительного падежа множественного числа (города, дома, учителя вместо городи и т. д.); в украинском и белорусском подобная флексия отсутствует: укр. городи, доми, учителі, белорус. гарады, дамы, учітелі;
  • замена согласных ц, з, с в формах склонения на к, г, х (рукѣ, ногѣ, сохѣ вместо руцѣ, нозѣ, сосѣ); в украинском и белорусском такие падежные чередования сохраняются: укр. на руці, на нозі, белорус. на руцэ, на назе;
  • изменение адъективных окончаний [-ыи̯], [-ии̯] в [-ои̯], [-еи̯] (простый, сам третий изменяются в простой, сам третéй);
  • появление форм повелительного наклонения на -ите вместо -ѣте (несите вместо несѣте) и с к, г (помоги вместо помози);
  • закрепление одной формы прошедшего времени у глаголов в живой речи (бывшее причастие на , входившее в состав форм перфекта);
  • утрата категории двойственного числа;
  • унификация типов склонения и т. д.

Среди диалектов, сложившихся на будущей великорусской территории во второй половине XII — первой половине XIII века (новгородский, псковский, смоленский, ростово-суздальский и акающий диалект верхней и средней Оки и междуречья Оки и Сейма) ведущим становится ростово-суздальский, прежде всего московские говоры этого диалекта. Со второй четверти XIV века Москва становится политическим и культурным центром великорусских земель, а в XV веке под властью Москвы объединяются обширные русские земли, включённые в Великое княжество Московское. На основе прежде всего московских говоров, а также некоторых языковых элементов других русских диалектов (рязанских, новгородских и т. д.) к XVI веку постепенно вырабатываются нормы московской разговорной речи, сочетающие в себе севернорусские (согласная взрывного образования г, твёрдое т в окончаниях глаголов 3-го лица единственного и множественного числа и т. д.) и ю(жнорусские аканье и т. д.) черты. Московское койне становится образцовым, распространяется в остальных русских городах и оказывает сильное влияние на древнерусский письменный язык. На языке с московской разговорной основой написаны многие официальные документы и многие произведения XV—XVII веков («Хожение за три моря» Афанасия Никитина, сочинения Ивана IV Грозного, «Повесть о Петре и Февронии», «Повесть о псковском взятии», сатирическая литература и т. д.)[105]. В XIV—XVII веках постепенно формируется литературное двуязычие, сменившее диглоссию[100]: церковнославянский язык русского извода продолжает сосуществовать с собственно русским литературным языком. Между данными идиомами возникают различные переходные типы. С конца XIV века отмечается появление литературы разных жанров на народно-речевой основе, доступной широким слоям русского общества. В то же время под влиянием так называемого второго южно­сла­вян­ского влияния усиливается архаизация языка многих произведений, формируемое книжное «плетение словес» всё сильнее расходится с народной речью того времени[50].

В старорусский период изменяется диалектное членение русского языка, к XVII веку формируются две большие диалектные группировки — севернорусское и южнорусское наречия, а также переходные между ними среднерусские говоры.

Период русского национального языка

С середины XVII века складывается русская нация и начинает формироваться русский национальный язык на основе московского койне. Формированию и развитию национального языка способствует более широкое распространение письменности, образования и науки[106].

В этот период устраняется литературное двуязычие. Со второй половины XVI века сфера употребления церковнославянского языка постепенно сужается, в период формирования и развития национального языка церковнославянский сохраняется лишь как язык литургии. Церковнославянизмы, включённые в состав русского литературного языка, становятся стилистически нейтральными или включаются в общий разряд архаизмов, и уже не воспринимаются как элементы иного языка[50].

Нормы национального литературного русского языка вырабатываются в XVII—XVIII веках. К середине XVIII века складывается его устно-разговорная разновидность. М. В. Ломоносов создаёт первую грамматику, закрепляющую нормы русского языка («Российская грамматика»). Стабилизация норм, совершенствование стилистических средств, пополнение словарного фонда проявились в творчестве А. Д. Кантемира, В. К. Тредиаковского, М. В. Ломоносова, А. П. Сумарокова, Н. И. Новикова, Д. И. Фонвизина, Г. Р. Державина, Н. М. Карамзина, И. А. Крылова, А. С. Грибоедова, А. С. Пушкина. В среде русского общества получил наибольший отклик и закрепился в речи синтез русских разговорных, иностранных и церковнославянских элементов, характерный для литературных произведений А. С. Пушкина. Именно в этой форме русский язык в целом сохраняется до настоящего времени. Нормы русского языка пушкинской эпохи совершенствовались в дальнейшем в творчестве писателей XIX — начала XX века — М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, И. С. Тургенева, Ф. М. Достоевского, М. Е. Салтыкова-Щедрина, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, М. Горького, И. А. Бунина и других, а также в работах научного и публицистического стилей (со второй половины XIX века)[107].

В период русского национального языка отмечается активное проникновение в русский язык иностранных заимствований и калькирование по их модели. Наиболее сильно активизировался этот процесс в эпоху Петра I. Если в XVII веке основным источником заимствований был польский язык (часто из западноевропейских языков заимствования попадали в русский через посредство польского языка), то в начале XVIII века доминируют немецкий и голландский языки, в XIX веке наступает эпоха французского языка, а во второй половине XX — начале XXI — главным источником заимствований становится английский язык. Обогащению лексического фонда способствует активное развитие науки и техники, существенные изменения словарного состава русского языка вызывают политические преобразования в русском обществе в XX веке (Октябрьская революция, распад СССР)[106].

В период русского национального языка замедляются процессы диалектного дробления, диалекты становятся «низшей формой» русского языка, в XX веке резко усиливается процесс нивелировки территориальных диалектов и происходит вытеснение их разговорной формой литературного языка[50].

В 1708 году произошло разделение гражданского и церковно-славянского алфавита. В 1918 году проводится реформа русского правописания, в 1956 году вводятся менее существенные орфографические изменения.

Современный русский язык фиксируется строго кодифицированными языковыми нормами и становится полифункциональным средством общения, применимым во всех сферах жизни общества[50].

Письменность и алфавит

В русском языке используется письменность на основе русского алфавита, восходящего к кириллическому алфавиту (кириллице).

Алфавит русского языка в нынешнем виде с 33 буквами существует с 1918 года

А а Б б В в Г г Д д Е е Ё ё Ж ж З з И и Й й
К к Л л М м Н н О о П п Р р С с Т т У у Ф ф
Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ Ъ ъ Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я

Лингвистическая характеристика

Фонетика и фонология

Гласные

Вокализм литературного русского языка представлен треугольной системой (треугольник Щербы) с пятью или шестью[~ 31] гласными фонемами (фонемы обозначаются косыми скобками / /):

  • огубленные: /у/, /о/
  • неогубленные: /и/, (/ы/), /э/, /а/

Гласные различаются по степени подъёма языка и по ряду (сопряжённому с наличием или отсутствием лабиализации, то есть огубленности):

Таблица гласных фонем
русского языка
Передние Средние Задние
Верхние /и/ /i/ (/ы/ /ɨ/) /у/ /u/
Средние /э/ /e/ [ə] /о/ /o/
Нижние /а/ /a/

В безударных слогах русские гласные подвергаются редукции, которая вместе с влиянием окружающих согласных приводит к появлению аллофонов. Аллофоны обозначаются квадратными скобками [ ]. См. подробный список аллофонов русского языка. Особое место занимает аллофон [ə], называемый шва и возникающий в слабой безударной позиции, кроме ближайшего предударного слога, например, в словах корова [ka’rovə], собака [sa’bakə], молоко [məla’ko] и т. п.

Согласные

Таблица согласных фонем русского языка
губные переднеязычные палатальные велярные
губно-губные губно-зубные альвеолярные постальвеолярные
шумные взрывные тв. /p/ /b/ /t/ /d/ /k/ /g/
м. // // // // // //
аффрикаты тв. /ʦ/ [ʣ]*
м. /ʨ/ [ʥ]*
фрикативные тв. /f/ /v/ /s/ /z/ /ʂ/ /ʐ/ /x/ [ɣ]*
м. // // // // /ɕː/ [ʑː]* // [ɣʲ]*
сонорные носовые тв. /m/ /n/
м. // //
боковые тв. /l/
м. //
скользящие м. /j/
дрожащие тв. /r/
м. //

В косых скобках показаны фонемы, в квадратных — аллофоны.

В русском наблюдается значительное разнообразие типов слогов, включая V (а), CV (да), VC (ум), CVC (год), VCC (акт), CCV (сто), CCVC (стол), CCCV (в три), CCCVC (штрих), CCCVCC (страсть) и даже в некоторых словах такие редкие типы, как CCVCCCC (графств), CCCCVCC (всплеск) или CCCCVC (взгляд).

Просодия

Ударение в русском языке — динамическое, или силовое (один из слогов словоформы — ударный — выделяется среди прочих более напряжённой артикуляцией), разноместное (не прикреплённое к какому-либо определённому слогу по отношению к началу или концу словоформы), подвижное — в разных формах одного слова могут быть ударными разные слоги и разные морфемы (голова́ — го́лову — голо́в)[54].

В то же время в русском языке отмечаются признаки морфологизованности ударения: одна из закономерностей его изменения связана с его местом по отношению к морфемному членению слова. Различают словоформы с ударением на основе и словоформы с ударением на флексии: дорóг-а (дорóг-и, дорóг-е, дорóг-у и т. д.) и черт-á (черт-ы́, черт-é, черт-у́ и т. д.). Ударение играет сонологическую (смыслоразличительную) роль (се́ло — село́). Простейшие по структуре служебные слова могут объединяются с соседним знаменательным словом в единое фонетическое слово (с одним ударением): на берегý, нé был, пó два, перед дóмом. Для ряда слов, прежде всего сложных, возможно, помимо основного, побочное (ослабленное) ударение: парово`зостроéние, вы`шеизлóженный[108].

Для русского языка фонематически значимые различия долготы и тона нехарактерны. Удлинение гласного может отмечаться в эмфатически окрашенных контекстах в устной речи: Ну о-о-очень интересная книга![108].

В отличие от церковнославянского (где простановка ударений распространилась по греческому образцу в ходе второго южнославянского влияния с XIV—XVI веков), в русском языке ударение на письме не обозначается, за исключением некоторых специальных текстов (например, словарей) и случаев, где отсутствие этого знака может вызвать неоднозначность (я знаю, что́ ты читал).

Орфоэпия

Русское литературное произношение сложилось исторически на основе московского койне (речи жителей Москвы). Существует два равноправных варианта русской литературной произносительной нормы, сосуществующих в течение двух столетий — так называемое московское произношение (со старшей и младшей нормами) и петербургское произношение. На основе этих норм сформировалась единая русская произносительная норма[109][110][111].

Морфология

Общие сведения

Русский — язык преимущественно флективный, синтетический, для него характерна развитая система словоизменения с помощью прежде всего окончаний (флексий) и (реже) суффиксов. Имеются редко встречающиеся черты агглютинации: постфиксы -ся / -сь, -те. Словоформы в русском языке представлены преимущественно синтетическим типом — из нескольких (чаще от двух до четырёх) морфов. Наряду с синтетическим (внутрисловным) выражением грамматических значений слов встречается и аналитическое (вне пределов слова, средствами контекста). Значения грамматических категорий могут выражаться не только в формах слова одной части речи, но и при помощи согласуемых с ними слов, построения конструкции предложения. Иногда аналитические конструкции могут выступать как единственно возможные — формы «будущего сложного» времени глаголов несовершенного вида (буду говорить), сослагательного наклонения (говорил бы), выражение категорий существительных общего рода (круглый сирота — круглая сирота), pluralia tantum, несклоняемых существительных и т. д.[112]

В русском языке все слова принадлежат обширным грамматическим классам — частям речи. Слова, относящиеся к одной части речи, обладают[113]:

  • общим значением всех слов данного класса независимо от их лексических и морфологических значений;
  • одинаковым набором морфологических признаков;
  • общей системой (тождественной организацией) парадигм;
  • одинаковыми синтаксическими функциями.

Выделяют три типа частей речи: знаменательные (полнозначные, самостоятельные), служебные и междометия[114].

Знаменательные части речи служат для обозначения предметов, признаков, процессов и других явлений окружающей внеязыковой действительности. Такие слова обычно являются самостоятельными членами предложения, несут на себе словесное ударение и этим отличаются от служебных слов. Знаменательные части речи делятся на слова, называющие предметы, признаки, количества (имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, глагол и наречие) и слова, указывающие на предметы, признаки, количества, но не называющие их (местоимение). Разграничены следующие части речи данного типа[115]:

Часть речи Грамматическое значение Морфологические категории
постоянные переменные
Имя существительное предмет род число, падеж
Имя прилагательное непроцессуальный признак предмета род, число, падеж, степень сравнения[~ 32]
Числительное количество падеж, род[~ 33]
Глагол процесс (действие, состояние) вид залог, наклонение, время, лицо, число, род (в прошедшем времени и сослагательном наклонении)
Наречие непроцессуальный признак действия, предмета, качества, свойства степень сравнения[~ 33]
Местоимение[~ 34] указание на предмет род, число, падеж[~ 35][116]

Служебные части речи (частицы, союзы, предлоги) не называют явлений действительности, а указывают на отношения, существующие между этими явлениями. Они не являются самостоятельными членами предложения, обычно не имеют словесного ударения. Служат для выражения различных синтаксических отношений (предлоги и союзы), а также для образования аналитических форм или для выражения синтаксических и модальных значений предложения (частицы)[113].

Междометия (ах!, ура! и другие) составляют особую группу слов и выражают (но не называют) чувства говорящего[113].

Имя существительное

Имя существительное — знаменательная часть речи, называющая предмет. Характеризуется грамматической категорией рода, изменяется по числам и падежам (кроме некоторых групп слов, так, например, существительные pluralia tantum не имеют категории рода и не изменяются по числам)[117][118]. С формальной точки зрения синтаксические функции существительного — это функции подлежащего, именного сказуемого и дополнения. С точки зрения семантики функции существительного в предложении — это выражение субъекта действия или состояния, объекта действия или состояния, предикативного признака, атрибута, обстоятельственного квалификатора[114].

Категория рода в имени существительном является несловоизменительной. Помимо существительных трёх основных родов (мужского, женского и среднего) выделяется группа слов общего рода (сирота, плакса, недотрога), обладающая признаками мужского и женского рода. Различия по роду выражаются только для форм единственного числа морфологически (с помощью флексий) и синтаксически (пс помощью согласуемых с существительными слов)[119].

В русском языке отмечается два разряда существительных: одушевлённые (названия лиц и животных) и неодушевлённые (все остальные существительные, включая собирательные существительные — названия групп людей и животных — народ, стая). Одушевлённость выражается совпадением формы винительного падежа с формой родительного падежа для всех одушевлённых существительных во множественном числе и для слов мужского рода I склонения в единственном числе. Те же формы у неодушевлённых существительных совпадают с формой именительного падежа. Синтаксически одушевлённость / неодушевлённость существительных выражена формой винительного падежа согласуемых слов, включая (только для одушевленных существительных) числительные два, двое, оба, три, трое, четыре[120].

Категория числа строится как противопоставление существительных единственного и множественного числа. Формы двойственного числа, присущие древнерусскому языку, утрачены, сохраняются лишь остаточные явления: формы множественного числа названий парных предметов: берега, бока, уши, плечи. Имеются группы существительных с абстрактным, собирательным, вещественным значениями, имеющие формы только единственного числа singularia tantum: толщина, зверьё, молоко, или только множественного числа pluralia tantum: хлопоты, финансы. Синтаксически категория числа выражена числовой формой согласуемого или координируемого слова (для несклоняемых существительных синтаксический способ — единственный: новое пальто — новые пальто, одно пальто — три пальто)[121].

Отношение имён существительных к другим словам в словосочетании и предложении выражается падежными формами — противопоставляются шесть падежей, различающихся флексиями. Выражение падежных форм существительных дублируются формами падежей согласуемых с ними прилагательных и подобных им слов. Именительный падеж рассматривается как прямой, все остальные — как косвенные. Помимо шести падежей сохраняются остатки форм древнего звательного падежа (Боже, Господи, отче), в современном русском языке звательный вытеснен именительным падежом[122].

Выделяют три типа склонения существительных русского языка. Наиболее чётко данные типы различаются в формах единственного числа[123][124]:

  • I тип склонения — существительные мужского рода с нулевой флексией в именительном падеже единственного числа: стол, конь; среднего рода с флексией // (на письме и ): окно, поле; мужского рода с флексией //: домишко, волчище, подмастерье;
  • II склонения тип склонения — существительные женского, мужского и общего рода с флексией // (на письме и ) в именительном падеже единственного числа: карта, земля, юноша, сирота;
  • III тип склонения — существительные женского рода с основой на мягкую согласную или на шипящую и с нулевой флексией в именительном падеже единственного числа: область, ночь и т. п.; существительное мужского рода путь; существительные среднего рода бремя, время, вымя, знамя, имя, племя, пламя, семя, стремя, темя и дитя.

Парадигма падежных форм существительных единственного числа[123]:

Падеж I тип склонения II тип склонения III тип склонения
Именительный стол конь окно поле карта земля сирота степь путь имя
Родительный стола коня окна поля карты земли сироты степи пути имени
Дательный столу коню окну полю карте земле сироте степи пути имени
Винительный стол[~ 36] коня[~ 37] окно[~ 36] поле[~ 36] карту землю сироту степь[~ 36] путь[~ 36] имя[~ 36]
Творительный столом конём окном полем картой, -ою землёй, -ёю сиротой, -ою степью путём именем
Предложный (о) столе (о) коне (об) окне (о) поле (о) карте (о) земле (о) сироте (о) степи (о) пути (об) имени

У целого ряда существительных I склонения мужского рода в родительном падеже наряду с окончанием употребляется окончание : чаю, сахару, шёлку (в основном в количественно-ограничительном значении: мало сахару, чашка чаю). У многих существительных в предложном падеже отмечаются ударные окончания -у́ (I склонения мужского рода) и -и́ (III склонения женского рода): в лесу́, в пруду́, на берегу́, в году́, в степи́, на двери́. Для существительных I склонения мужского рода на -ий и среднего рода на -ие в предложном падеже и для существительных II склонения на -ия в дательном и предложном падеже характерно окончание : о санатории, о знании, к линии, о линии. Существительные на -ишко и -ище имеют вариантные формы косвенных падежей по I и II склонениям: домишка и домишки — в родительном, домишку и домишке — в дательном, домишком и домишкой — в творительноим падежах. Окончания существительных II склонения в форме творительного падежа -ою встречается преимущественно в словах, используемых в поэтической литературе[125].

Парадигма падежных форм существительных множественного числа[123]:

Падеж мужской род средний род женский род, общий род
Именительный столы кони бояре окна поля имена карты земли сироты степи
Родительный столов коней бояр окон полей имён карт земель сирот степей
Дательный столам коням боярам окнам полям именам картам землям сиротам степям
Винительный столы[~ 36] коней[~ 37] бояр[~ 37] окна[~ 36] поля[~ 36] имена[~ 36] карты[~ 36] земли[~ 36] сирот[~ 37] степи[~ 36]
Творительный столами конями боярами окнами полями именами картами землями сиротами степями
Предложный (о) столах (о) конях (о) боярах (об) окнах (о) полях (об) именах (о) картах (о) землях (о) сиротах (об) степях

Существительные pluralia tantum склоняются как формы множественного числа. Для целого ряда существительных I склонения мужского рода в именительном падеже характерно окончание или : стулья, друзья; ребята; господа и хозяева; года, дома, края; адреса, учителя и т. д. (для некоторых слов формы на являются вариантными и стилистически окрашенными: годы / года, тракторы / трактора); молдаване, крестьяне; бояре. Ряд существительных I склонения среднего рода имеют в именительном падеже флексию : яблоки; колени, плечи. Существительные на -ишко имеют формы именительного падежа с окончанием (домишки) и родительного падежа с нулевой флексией (домишек). Для слов на -ище характерны вариантные формы именительного падежа (домища / домищи) и форму родительного падежа с нулевой флексией (домищ). У слов с нулевой флексией в именительном падеже единственного числа — флексия в родительном падеже множественного числа ненулевая (-ов или -ей), у слов с ненулевой флексией в именительном падеже единственного числа — нулевая. Некоторые слова I склонения мужского рода имеют в родительном падеже нулевую флексию: крестьян; ребят; ботинок, глаз; грамм; человек (в сочетании с числительными: семь человек), солдат; мужей (-ей входит в основе). У некоторых из этих слов есть вариантные формы: сапог / сапогов. Флексия родительного падежа -ей отмечается после парных мягких согласных и шипящих (ножей, жителей), но не после согласной /j/ (музей — музеев). Среди слов II склонения флексия -ей встречается чаще всего у ряда слов с основой на сочетание согласных: цаплей, пригоршней, а также у ряда слов мужского рода: юношей, дядей. Наблюдаются также вариантные формы: свечей / свеч. Форма родительного падежа на -ов отмечается у слов I склонения среднего рода: деревьев, перьев; очков; плечиков; облаков, судов. Для ряда одушевлённых существительных характерно совпадение форм именительного и винительного падежей: выбрать в депутаты, пойти в матросы. Некоторые существительные в форме творительного падежа имеют окончание -ми́: людьми, детьми, с вариативными формами дочерьми / дочерями, лошадьми / лошадями[126].

При образовании падежно-числовых форм существительных возможны следующие изменения:

  • суффиксов основ: -онок в единственном числе > -ат(а) во множественном числе (волчонок — волчата); -ок > -ат(а) (щенок / щенята); -ин > -ев- (хозяин — хозяева)[127];
  • расширение основ за счёт суффиксов, отсутствующих в основе именительного падежа единственного числа: брат — братья, кол — колья; дерево — деревья (с альтернациями перед /j/ — /к/ ~ /ч/ (клок — клочья) и /г/ ~ /з’/ (друг — друзья); сын — сыновья; время — времена; мать — матери; небо — небеса; дитя — дитяти, дитятей (устаревшие формы косвенных падежей); интерфикс -у- в сложных словах с первым компонентом пол- (полдень — полудня)[128][129];
  • усечение основы именительного падежа единственного числа в других формах за счет суффиксов: -анин в единственном числе > -ан(е) во множественном числе (горожанин — горожане); -ин > , , (боярин — бояре, болгарин — болгары, господин — господá); особые случаи — судно — суда, цветок — цветы, курица — куры[130];
  • супплетивные основы в словах: ребёнок — дети, человек — люди в именительном падеже, год — лет в родительном падеже[130].

Ряд существительных склоняются по адъективному типу: портной, лесничий, запятая, включая субстантивированные прилагательные и причастия и фамилии типа Петровский, Иванов, Бородин. Ряд существительных являются несклоняемым: многие слова иноязычного происхождения, оканчивающиеся на гласную (пальто, радио, какао, в том числе имена собственные — Гёте, Золя, Чикаго); фамилии на -ко типа Шевченко; женские фамилии на согласную (Гринберг, Засулич); буквенные аббревиатуры и звуковые аббревиатуры на гласную (СНГ, ЭВМ, ГАИ, гороно); сложносокращённые слова типа завкафедрой, комроты. Как склоняемые и несклоняемые употребляются звуковые аббревиатуры на согласную (работать в МИД и в МИДе) и названия населённых пунктов на -ово, -ино, -ыно (жить в Одинцово и в Одинцове)[131].

Имя прилагательное

Имя прилагательное, выражающее значение непроцессуального признака предмета, характеризуется словоизменительными категориями рода, числа и падежа. По значению прилагательные делят на качественные и относительные. Для качественных прилагательных характерна категория степени сравнения (положительная, сравнительная и превосходная, при этом прилагательные положительной степени имеют полные и краткие формы). В состав относительных входит группа притяжательных прилагательных[132]. В широком понимании по сходству словоизменения в состав класса прилагательных включают также порядковые числительные (первый, второй) и местоименные прилагательные (такой, любой)[133][134]. С формальной точки зрения синтаксические функции прилагательного — это согласованное определение при существительном и именное сказуемое. С точки зрения семантики функции прилагательного в предложении — выражение атрибута и предикативного признака[114].

Родовые формы прилагательного указывают на род того существительного, с которым они согласуются (в словосочетании) или координируются (в предложении). Также родовые формы прилагательного могут указывать на пол лица, например, в сочетании с существительными общего рода: маленький плакса — маленькая плакса[135][136].

Форма винительного падежа прилагательных синтаксически выражает одушевлённость / неодушевлённость существительных: увидел знакомого студента, старых друзей — увидел знакомое место, старые дома[120][132].

Число прилагательных является показателем синтаксической связи между прилагательным и определяемым словом. В ряде случаев форма множественного числа прилагательного употребляется с существительными в единственном числе: при одновременной отнесённости признака к нескольким предметам — строгие мама и папа; в конструкциях с числительными два, три, четыре — два кирпичных столба[135].

Падежные формы прилагательных зависят от падежных форм существительных, дублируя их выражение. Склоняются только полные формы прилагательных, краткие — не склоняются. Отличаются от основного типа склонения (адъективного) падежные формы прилагательных с суффиксом -ин (дядин), -ий (волчий) и -ов (отцов), относящиеся к смешанному (местоименному и притяжательному) типу. Особое место занимают несклоняемые прилагательные (цвет беж, цвет хаки, вес брутто) с нулевым склонением[137][138][139].

Склонение прилагательных с твёрдой основой на примере слов молодой и белый[140][141]:

Падеж Единственное число Множественное число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный молодой / белый молодое / белое молодая / белая молодые / белые
Родительный молодого / белого молодой / белой молодых / белых
Дательный молодому / белому молодой / белой молодым / белым
Винительный неодуш. молодой / белый молодое / белое молодую / белую молодые / белые
одуш. молодого / белого молодых / белых
Творительный молодым / белым молодой, -ою / белой, -ою молодыми / белыми
Предложный (о) молодом / (о) белом (о) молодой / (о) белой (о) молодых / (о) белых

Склонение прилагательных с мягкой основой и основой на заднеязычные согласные /к/, /г/, /х/ на примере слов синий и дикий[140][142]:

Падеж Единственное число Множественное число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный синий / дикий синее / дикое синяя / дикая синие / дикие
Родительный синего / дикого синей / дикой синих / диких
Дательный синему / дикому синей / дикой синим / диким
Винительный неодуш. синий / дикий синее / дикое синюю / дикую синие / дикие
одуш. синего / дикого синих / диких
Творительный синим / диким синей, -ею / дикой, -ою синими / дикими
Предложный (о) синем / (о) диком (о) синей / (о) дикой (о) синих / (о) диких

Склонение прилагательных с суффиксом -ов по притяжательному типу на примере слова отцов[143][144]:

Падеж Единственное число Множественное число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный отцов отцово отцова отцовы
Родительный отцова отцовой отцовых
Дательный отцову отцовой отцовым
Винительный неодуш. отцов отцово отцову отцовы
одуш. отцова отцовых
Творительный отцовым отцовой, -ою отцовыми
Предложный (об) отцовом (об) отцовой (об) отцовых

Прилагательные с основой на -ин, -ий изменяются по местоименному типу, имея отличные от адъективного типа флексии в именительном (дядин, дядино, дядина, дядины; лисий, лисье, лисья, лисьи) и винительном падежах (дядин / дядиного, дядино, дядину, дядины / дядиных; лисий / лисьего, лисье, лисью, лисьи / лисьих)[137][145].

Краткие (предикативные) формы прилагательных образуются от полных (атрибутивных) форм (хотя исторически краткие формы первичны) заменой адъективных окончаний окончаниями, совпадающими с флексиями существительных I и II склонения: белый — бел, бела, бело, белы. Прилагательные большой и маленький образуют краткие формы от супплетивных основ — велик и мал. Краткие формы имеют не все качественные прилагательные, в то же время ряд прилагательных не имеют полных форм — только краткие: рад, горазд, должен, маловат, радёхонек, одинёшенек'[132][146][147].

Формы сравнительной степени (компаратив) образуются в основном с помощью суффиксов[132][148][149]:

  • -ее / -ей: умный — умнее / умней, добрый — добрее / добрей;
  • : большой — больше, часто в данных формах отмечается чередование согласных перед суффиксом (крепкий — крепче), иногда отмечаются случаи отсечения согласной -к-, -н- или группы -ок- основы прилагательного (редкий — реже, поздний — позже, широкий — шире);
  • -ше: в единичных словоформах типа старый — старше.

Прилагательный малый и маленький, хороший и плохой образуют формы сравнительной степени от супплетивных основ: меньше, лучше, хуже.

Формы превосходной степени (суперлатив) образуются с помощью суффикса -ейш- (после заднеязычных согласных, чередующихся с шипящими — -айш-): добрый — добрейший, сладкий — сладчайший. Существуют также формы превосходной степени, образуемые с помощью префикса -наи: больший — наибольший[132][150].

Форма сравнительной степени является неизменяемой, прилагательные превосходной (как и положительной) степени характеризуются категориями рода, числа и падежа. Значения сравнительной и превосходной степени могут выражаться также аналитическими формами: красивый — более красивый — самый красивый (наиболее (наименее) красивый)[132].

Числительное

В отличие от остальных знаменательных частей речи русского языка у числительного (как и у местоимения) различительные признаки частей речи представлены менее чётко. Так, порядковые числительные по морфологическим и синтаксическим признакам не имеют отличий от прилагательных, объединяются с количественными только семантикой и тем, что формально являются производными от количественных числительных и входят в структуру составных наименований. Морфологические и синтаксические особенности присущи лишь количественным числительным: изменяемость только по падежам (кроме слов один, два, оба, полтора) и различие синтаксических связей с существительным в разных падежных формах[151].

В широком понимании, базирующемся на семантике, числительное включает три разряда: количественные (два, пять, двадцать, пятьдесят), собирательные (оба, двое, пятеро) и порядковые (первый, пятый, двадцатый). В узком понимании, рассматривающем морфологические особенности и синтаксические функции, в состав данной части речи включаются только количественные и собирательные числительные[152][153].

Единственное из числительных, изменяющееся по родам, числам и падежам — один[154]:

Падеж Единственное число Множественное
число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный один одно одна одни
Родительный одного одной одних
Дательный одному одной одним
Винительный неодуш. один одно одну одни
одуш. одного одних
Творительный одним одной, -ою одними
Предложный (об) одном (об) одной (об) одних

Склонение всех остальных количественных числительных представлено несколькими типами[155]:

  • склонение числительных два, три, четыре;
  • склонение числительных от пяти до десяти и числительных на -дцать (одиннадцать, двенадцать и т. д.) и -десят (пятьдесят, шестьдесят и т. д.);
  • склонение числительных двести, триста, четыреста и всех числительных на -сот;
  • склонение числительных сорок, девяносто, сто и числительных полтора и полтораста;
  • склонение числительных оба, трое, четверо, немного, много, столько, сколько, несколько.

Склонение количественных существительных два и полтора, а также собирательного числительного оба, изменяющихся по родам и числам[156]:

Падеж Мужской и средний род Женский род
Именительный два / оба / полтора две / обе / полторы
Родительный двух / обоих / полутора двух / обеих / полутора
Дательный двум / обоим / полутора двум / обеим / полутора
Винительный неодуш. два / оба / полтора две / обе / полторы
одуш. двух / обоих двух / обеих
Творительный двумя / обоими / полутора двумя / обеими / полутора
Предложный (о) двух / (об) обоих / (о) полутора (о) двух / (об) обеих / (о) полутора

Склонение остальных количественных числительных[157]:

Падеж три / четыре пять / десять на -дцать на -десят сорок / сто двести / триста на -сот полтораста
Именительный три / четыре пять / десять одиннадцать пятьдесят сорок / сто двести / триста пятьсот полтораста
Родительный трёх / четырёх пяти / десяти одиннадцати пятидесяти сорока / ста двухсот / трёхсот пятисот полутораста
Дательный трём / четырём пяти / десяти одиннадцати пятидесяти сорока / ста двумстам / трёмстам пятистам полутораста
Винительный неодуш. три / четыре пять / десять одиннадцать пятьдесят сорок / сто двести / триста пятьсот полтораста
одуш. трёх / четырёх
Творительный тремя / четырьмя пятью / десятью одиннадцатью пятьюдесятью сорока / ста двумястами / тремястами пятьюстами полутораста
Предложный (о) трёх /
(о) четырёх
(о) пяти /
(о) десяти
(об) одиннадцати (о) пятидесяти (о) сорока /
(о) ста
(о) двухстах /
(о) трёхстах
(о) пятистах (о) полутораста

Порядковые числительные склоняются так же, как и прилагательные (третий — как прилагательное лисий, все остальные — как белый или молодой). В составных порядковых числительных (типа тысяча девятьсот семьдесят четвёртый) склоняется только последнее слово. В составных количественных числительных при склонении изменяется каждое слово[156].

Собирательные числительные оба, двое, трое, четверо и т. д., а также неопределённо-количественные числительные много, немного, сколько-то образуют формы косвенных падежей по адъективному типу склонения прилагательных[158].

Местоимение

Так же, как и границы числительного, границы местоимения как отдельной части речи являются менее определёнными. Так называемые местоимения-существительные (я, ты, он, себя, кто, что и другие) по морфологическим и синтаксическим признакам близки именам существительным. Так называемые местоименные прилагательные (какой, чей, который, тот, весь, сам и другие) не имеют отличий от имён прилагательных, местоименные числительные (столько, несколько и другие) — от количественных числительных, местоименные наречия (где, куда, когда, там, потому и другие) — от наречий. Больше всего оснований для выделения в отдельную часть речи имеют местоимения-существительные, обладающие по характеру морфологических свойств особой спецификой: изменение только по падежам, кроме слова он; наличие особых флексий; у некоторых слов — падежный супплетивизм[151][159][160].

Местоименные слова в русском языке могут быть изменяемыми (я, кто, какой, чей, весь) и неизменяемыми (здесь, сейчас, почему, зачем, когда, где). Изменяемые местоимения при этом морфологически разнородны: одна часть их характеризуется только категорией падежа (сколько), другая — категорией падежа, рода и одушевлённости / неодушевлённости (кто, что), третья — категориями рода, числа, падежа (какой, всякий) и т. п.[116]

Дейктическую и связующую функции в русском языке выполняют следующие разряды местоименных слов[161]:

  • личные, выражающие субъект-лицо: я, ты, он / она / оно, мы, вы, они[162];
  • возвратное: себя[163] и взаимно-возвратное: друг друга[164];
  • выделительное: сам;
  • указательные: этот, это, тот, такой и т. д.[165];
  • вопросительно-относительные: кто, что, какой, который, чей и т. д.[166][167];
  • местоименные наречия: там, здесь, тут, тогда, где, куда, откуда, зачем и т. д.[168]

Категорию неопределённости выражают неопределённые местоимения (кто-то, кто-нибудь, столько-то, сколько-нибудь, нечто, кое-что, что-нибудь, какой-то, какой-либо, некий, чей-нибудь, где-то, кое-где, куда-то, когда-либо, некогда и т. д.)[169], им противопоставлены местоименные слова, выражающие определённость (этот, кто, столько, сколько, что, такой, который, чей, там, здесь, туда, тогда, теперь)[170].

Категорию принадлежности (помимо существительных в форме родительного падежа и суффиксальных прилагательных) выражают также притяжательные местоимения: мой, твой, свой, наш, ваш, чей, его, её, их[171][172].

Отрицательные местоимения (никто, нигде, никуда, ниоткуда, нечего, некого, неоткуда) используются для выражения отрицания[169][173].

Большинство местоименных прилагательных (весь, никакой, ничей, другой, всякий, самый и т. п.) склоняется по адъективному типу (по образцу прилагательных)[174]; местоименные числительные (сколько, столько-то, нисколько) склоняются как собирательные числительные и слово много[175]; особенности в склонении присущи только местоимениям субстантивного типа и отчасти местоименным прилагательным[176].

Склонение личных (первого и второго лиц) и возвратного местоимений-существительных[176][177][178]:

Падеж Единственное число Множественное число Возвратное
1-е лицо 2-е лицо 1-е лицо 2-е лицо
Именительный я ты мы вы
Родительный меня тебя нас вас себя
Дательный мне тебе нам вам себе
Винительный меня тебя нас вас себя
Творительный мной, -ою тобой, -ою нами вами собой, -ою
Предложный (обо) мне (о) тебе (о) нас (о) вас (о) себе

Склонение личных местоимений-существительных третьего лица[176][179]:

Падеж Единственное число Множественное
число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный он оно она они
Родительный его её их
Дательный ему ей им
Винительный его её их
Творительный им ей (ею) ими
Предложный (о) нём (о) ней (о) них

Склонение указательных местоименных прилагательных[176]:

Падеж Единственное число Множественное
число
Мужской род Средний род Женский род
Именительный тот то та те
Родительный того той тех
Дательный тому той тем
Винительный тот, того то ту те, тех
Творительный тем той (тою) теми
Предложный (о) том (о) той (о) тех

Помимо местоимения себя не имеют форм именительного падежа местоимения некого, нечего и друг друга. Слово весь (форма родительного падежа — всего) склоняется как слово тот. Притяжательные местоимения мой, твой, свой, чей склоняются как прилагательное лисий; местоимения наш, ваш, этот, сам — как числительное один. Притяжательные местоимения его, её и их, омонимичные формам родительного падежа местоимения он, не склоняются. В косвенных падежах префиксальных местоимений и слова друг друга с предлогами предлог ставится после префикса: не с кем, ни от кого, друг с другом[180].

Глагол

В системе глагольных форм исчезли плюсквамперфект, аорист и супин (имперфект, представленный в древнерусских текстах, по мнению ряда исследователей, в живой восточнославянской речи отсутствовал), но развилось грамматическое противопоставление совершенного и несовершенного вида. Относительно новыми по происхождению являются аналитические формы будущего времени несовершенного вида, образованные с помощью вспомогательного глагола быть и инфинитива основного глагола (буду петь); реже в этих конструкциях употребляется глагол стать (стану петь), постепенно оттесняемый на периферию языка. Аналитическими являются и формы сослагательного наклонения, образованные с помощью форм прошедшего времени основного глагола и частицы бы. По происхождению эти формы восходят, по-видимому, к общеславянскому плюсквамперфекту.

Спряжения

В русском языке выделяют пять продуктивных словоизменительных классов глаголов и ряд непродуктивных групп в зависимости от[181]:

  • принадлежности глагола к I или II спряжению;
  • по характеру соотношения основ прошедшего и настоящего времени;
  • по характеру образования формы инфинитива.

Пять продуктивных классов глаголов постоянно пополняются — только к ним относятся все новые глаголы, которые заимствуются из других языков или образуются от русских основ с помощью словообразовательных суффиксов. Непродуктивные группы могут пополняться лишь за счёт приставок и постфиксов[181].

Продуктивные классы[181]:

  • 1 класс (I спряжение): чита-ла — чита/j-у/т, гуля-ла — гуля/j-у/т (а — а/j/); чита-ть, гуля-ть (а + ть);
  • 2 класс (I спряжение): владе-ла — владе/j-у/т (е — е/j/); владе-ть (е + ть);
  • 3 класс (I спряжение): рисова-ла — рису/j-у/т (ова — у/j/); рисова-ть (ова + ть);
  • 4 класс (I спряжение): толкну-ла — толкн-ут (ну — н); толкну-ть (ну + ть);
  • 5 класс (II спряжение): ходи-ла — ход-ят, суши-ла — суш-ат (и — ø); ходи-ть, суши-ть (и + ть).

Классификации непродуктивных групп могут быть различными, к данным группам относят глаголы, относящиеся к I спряжению[182]: жда-ла — жд-ут (аø); жда-ть (а + ть); коло-ла — кол-ют (о — ø); коло-ть (о + ть); ме-ла — мет-ут (гласная — гласная + т / д); мес-ти (гласная + сти / сть); рос-ла — раст-ут, уч-ла — учт-ут (согласная — согласная + т); рас-ти, учес-ть (согласная + ти или гласная + сть); мёрз-ла — мёрзн-ут (согласная — согласная + н); мёрзну-ть (согласная + ну + ть); сты-ла — стын-ут (гласная — гласная + н); стыну-ть (гласная + ну + ть); жа-ла — жм-ут, заня-ла — займ-ут (а — н или м); жа-ть, заня-ть (а + ть); мы-ла — мо/j-у/т (любая гласная, кроме а — гласная + /j/); мы-ть (гласная + ть); дава-ла — да/j-у/т (ва — /j/); дава-ть (ва + ть); пек-ла — пек-ут, жг-ла — жг-ут (к — к или г — г, основы совпадают); пе-чь, же-чь (ø + чь); нес-ла — нес-ут, грыз-лагрыз-ут (с — с или з — з, основы совпадают); нес-ти, грыз-ть (с, з + ти / ть); греб-ла — греб-ут, ушиб-ла — ушиб-ут (б — б, основы совпадают); гре-сти, ушиби-ть (ø + сти или /б’/ + и + ть); тёр-ла — тр-ут (р — р); тере-ть (/р’/ + е + ть), а также глаголы других групп.

Ряд глаголов не входит ни в один из классов и ни в одну из групп, к таким изолированным глаголам относятся глаголы: так называемые разноспрягаемые — бежать, хотеть и чтить; имеющие особые, отличные от обоих спряжений, окончания — дать, есть, создать, надоесть; имеющие супплетивные основы — идти (ш-ла — ид-ут); а также глаголы быть, забыть и другие[183].

Время

Спряжение глаголов настоящего времени (несовершенного вида) и будущего простого времени (совершенного вида)[184]:

Лицо I спряжение II спряжение
ед. число мн. число ед. число мн. число
1-е лицо несу, чита/j-у/ (читаю) несём, чита/j-е/м (читаем) кричу, горю кричим, горим
2-е лицо несёшь, чита/j-е/шь (читаешь) несёте, чита/j-е/те (читаете) кричишь, горишь кричите, горите
3-е лицо несёт, чита/j-е/т (читает) несут, чита/j-у/т (читают) кричит, горит кричат, горят

Кроме того, в русском языке отмечаются остатки атематического спряжения (дать, создать, есть и надоесть) и разноспрягаемые глаголы (хотеть, бежать и чтить)[184]:

Лицо Единственное число Множественное число
1-е лицо дам ем хочу бегу чту дадим едим хотим бежим чтим
2-е лицо дашь ешь хочешь бежишь чтишь дадите едите хотите бежите чтите
3-е лицо даст ест хочет бежит чтит дадут едят хотят бегут чтут / чтят

Формы настоящего времени глагола быть в русском языке утрачены, кроме формы 3-го лица единственного числа есть и редко употребляемой книжной формы 3-го лица множественного числа суть. Полная система личных форм этого глагола (буду, будешь, будет; будем, будете, будут) представляет синтетические формы будущего времени.

Спряжение глаголов будущего времени, образуемых аналитическим способом путём соединения личных форм глагола быть с инфинитивом основного глагола[185]:

Лицо Единственное число Множественное число
1-е лицо буду читать / буду ходить будем читать / будем ходить
2-е лицо будешь читать / будешь ходить будете читать / будете ходить
3-е лицо будет читать / будет ходить будут читать / будут ходить

Синтаксис

Простые предложения в русском языке могут быть однокомпонентными (односоставными) и двукомпонентными (двусоставными). Помимо них выделяют различные фразеологизированные конструкции, не имеющие формальных синтаксических характеристик[56][186]. Однокомпонентные предложения могут иметь в качестве главного члена имя в именительном падеже (Тишина; Ночь), инфинитив (Молчать!; Не пройти) и иные формы (К ответу!; Сюда!; Иду и т. п.). Двукомпонентные предложения противопоставляются друг другу по признаку согласуемости (координируемости) / несогласуемости (некоординируемости) подлежащего и сказуемого. В предложениях с согласуемыми главными членами в качестве сказуемого могут выступать как глагол (глагольное сказуемое), так и имя: Завод работает; Город красив; Этот сад — наш; Отец — инженер. В предложениях с несогласуемыми главными членами сказуемым также может быть глагол (инфинитив или глагольное междометие) или имя — существительное, неизменяемое прилагательное, наречие: Задача — учиться; Его цель — поехать в город; Татьяна — ах!; Он бултых в воду; Эта книга — интереснее; Хозяин — дома[187][188].
В активной конструкции отношения между субъектом и объектом в предложении выражены отношением между подлежащим (субъект) и сказуемым, и между сказуемым и дополнением (объект). В то же время объектные отношения могут выражаться различными формами внутри причастного и деепричастного оборотов, внутри разных видов обособлений, кроме того, изменение субъектных и объектных отношений возможно при изменении порядка слов в активной конструкции и переносе объектной формы в субъектную позицию. В отличие от активной конструкции в пассивной подлежащее выражает объект, а дополнение (в форме творительного падежа) — субъект[187].
Порядок слов в предложении в русском языке является свободным. Меняться местами могут любые члены предложения. При этом подобные перестановки слов могут иметь ограничения: не допускается изменять порядок содержательно нерасчленимых синтаксических блоков. Кроме того, изменения порядка слов может приводить к смысловым изменениям, так как порядок слов является активным синтаксическим, темо-рематическим и эмфатическим средством выражения соответствующих значений[56][189].
Порядок расположения в предложении его главных и второстепенных членов определяет их синтаксические позиции: подлежащего, сказуемого, дополнения, определения (согласуемого и несогласуемого, а также так называемые обстоятельства) и позиции детерминирующего члена предложения (квалификатора, или распространителя, предложения в целом). Данные позиции отчётливо обозначаются в нейтральной речи, в то же время существует большая свобода синтаксического варьирования за счёт мены позиций. Различают присловные отношения и отношения, возникающие в предложении и определяющие собой его грамматическое устройство. К присловным относят связи, выражающие определительные отношения (согласование, а также разные виды примыкания) и объектные отношения (управление). К синтаксическим отношениям, возникающим в предложении, относится прежде всего координация (Он вошёл — Они вошли и т. п.) подлежащего со сказуемым (схожая с согласованием, но имеющая иное значение), связь детерминирующего члена с предложением в целом (схожая с примыканием), а также ряд связей, аналогичных согласованию (Он вошёл в комнату весёлый / весёлым; Он приехал как ревизор / ревизором / в качестве ревизора)[190].
Выражение вопроса оформляется специальными интонационными конструкциями и специальными синтаксическими конструкциями, сочетающими интонацию с употреблением вопросительных местоимений или частиц разве, неужели, ли[191].

Сложное предложение объединяет три типа[56][192]:

  1. Предложения с союзной связью. К ним относят предложения с сочинительными союзами и, а, но, да, или и т. п., в которых представлены такие отношения между частями предложения, как соединение, присоединение, перечисление, противопоставление, сопоставление и разделение. В предложениях с подчинительными союзами что, чтобы, потому что, так как, хотя и т. п. выделяется главная и зависимая части. В таких предложениях выражаются изъяснительные, причинные, целевые, условные, уступительные отношения и разные виды их контаминаций.
  2. Предложения с относительной (местоименной) связью. В таких предложениях связь между его частями оформляется с помощью местоименных слов кто, что, какой, чей, куда, когда и т. п., при этом зависимая часть выполняет функцию члена предложения. Местоименное слово, находящееся в данных конструкциях придаточной части, обычно, опирается на местоименный коррелят в главной части: Жара такая, какой не бывало много лет.
  3. Бессоюзные предложения. Для них характерны все те виды отношений, которые отмечаются в предложениях с союзной и местоименной связью. Связь между частями сложного бессоюзного предложения при этом выражается при помощи интонации или сочетания интонации и лексических средств, в том числе дейктических. В то же время существуют и такие конструкции, в которых связь между частями бессоюзного предложения может быть выражена специальной формой сказуемого: Приди он вовремя, беды бы не случилось.

Часто причастные и деепричастные обороты выражают те же отношения, которыми характеризуются сложные предложения.
В синтаксисе русского языка отмечается также сложное синтаксическое целое (или синтаксическое единство), в котором объединяются несколько простых или сложных предложений или их контаминаций, связываемых союзными, местоименными и прочими синтаксическими средствами[193].

Лексика

Лексический фонд русского языка образуют слова, сложившиеся как на основе исконной лексики, так и заимствованные из других языков. По происхождению исконная лексика включает в себя общеиндоевропейский (два, три, мать, брат, вода, быть), общеславянский (рука, сердце, день, лето, дождь, трава, корова, нож, гнев, идти, хотеть, добрый, белый), восточнославянский (дядя, семья, хороший, сорок, теперь) и собственно русский лексические пласты[194]. Заимствованная лексика различается по времени и по источнику заимствования, значительный её пласт образуют славянизмы. Производные слова, созданные по русским словообразовательным моделям составляют в русском языке до 95 % всего словарного состава[56][193].

В современном русском языке отмечается большое число лексических заимствований из старославянского и церковнославянского языков. Славянизмы в русском языке выделяются по ряду признаков: по неполногласным сочетаниям ра, ре, ла, ле (соответствуют исконно русским — оро, ере, оло, еле): враг — ворог, древо — дерево, власть — волость, плен — полон; по сочетаниям ра, ла в начале слова (в соответствии с ро, ло): равный — ровный, ладья — лодка; по сочетанию жд (в соответствии с ж): чуждый — чужой; по наличию фонемы щ (в соответствии с ч): освещать — свеча; е — в начале слова (в соответствии с о): единый — один; а — в начале слова (в соответствии с я): агнец — ягнёнок и т. д. В русском языке славянизмы подверглись стилистической и семантической ассимиляции, при этом часть из них слилась с исконно русской лексикой (область, среда, достояние, отвращение), другая вошла в состав так называемой высокой и поэтической лексики (внимать, врата, глас, лик, созидать, таинство), третья вошла в категорию устаревших слов. Ряд славянизмов сосуществует с собственно русскими дублетами, различающимися по значению или стилистически: власть / волость, влачить / волочить, глава / голова. Значительная часть славянизмов представляет собой кальки греческих слов[195][196].

Помимо славянизмов к ранним заимствованиям в русском языке относятся также грецизмы. Они проникали как устным путём при контактах с византийцами или болгарами (кровать, терем, парус, хор, тетрадь, кедр, свёкла), так и книжно-письменным путём, в основном посредством старославянского языка (ангел, апостол, евангелие, епископ, икона, монастырь, монах). Кроме того, в древнейших памятниках русского языка представлены тюркизмы: алтын, аркан, барсук, башмак, деньги, казак, сарай, сундук, тулуп. Из финских языков в ранний период в русский проникли такие слова, как сёмга, тундра, пурга, нарты, пихта, рига; из скандинавских — крюк, ларь, кнут, сельдь. Ряд заимствований из германских языков восходит ещё к общеславянской эпохе (бук, карп, князь, король, хлев), в древнерусский период появились такие германские слова, как бархат, вал и другие[197].

Заимствование из греческого языка продолжилось и в более позднюю эпоху (в XVII—XIX веках), но уже через посредство западноевропейских языков, в первую очередь, французского (философия, механика, идея, политика, драма, поэзия). Также из западноевропейских языков — французского, немецкого, польского — в русский язык (в основном в XVII—XVIII веках) проникали латинизмы: глобус, декан, объект, прокурор, ректор, школа. В XVI—XVII веках основным источником заимствований стал польский язык, из которого в русский проникли такие слова, как адрес, аккуратный, бандит, бзик, букинист, булка, забияка, завзятый, заядлый, особа, рычаг, справедливый и т. д. Помимо латинизмов через польский язык в русский заимствовано много слов из романских и германских языков[198][199].

Начиная с эпохи Петра Первого заимствование из западноевропейских языков особенно активизируется. Из нидерландского языка заимствуются такие слова, как абрикос, гавань, дрель, дюйм, зонтик, каюта, конвой, матрос, мачта, флюгер, шторм; из немецкого — абзац, бутерброд, галстук, парикмахер, репродуктор, циферблат, штамп; из французского — авангард, балет, вакансия, вестибюль, галантный, жанр, жест, кафе, меню, наивный, пальто, пейзаж, престиж, реванш, солдат, сюжет, тираж; из итальянского — виртуоз, либретто, соло, соната, тенор, сода, шпага; из английского — бойкот, бокс, бульдог, клоун, комфорт, лидер, митинг, сноб, спорт, текстиль, флирт, чемпион и другие слова. Ряд слов в XVIII—XIX веках возник путём калькирования слов западноевропейского происхождения: предмет (лат. objectum), влияние (фр. influence), изысканный (фр. recherché), всесторонний (нем. allseitig), целесообразный (нем. zweckmässig) и т. п.[198][200]

В XX веке основным источником заимствований становится английский язык (акваланг, бизнес, детектор, компьютер, контейнер, лайнер, нейтрон, пикап, сейф, снайпер, танкер, траулер, хобби, шорты, шоу); заимствовалась лексика также из французского (демарш, пацифизм, репортаж), немецкого (рентабельный, шлягер), итальянского (автострада, сальто), испанского (силос), норвежского (слалом) и других языков. На рубеже XX—XXI веков в русском появляются такие англицизмы, как бартер, брокер, дилер, дистрибьютор, имидж, инвестор, маркетинг, менеджмент, офшор, риелтор, триллер, холдинг[201][202].

Кроме того, в разное время немногочисленные заимствования в русский проникали из восточных языков: персидского (базар, бирюза, изъян), арабского (кинжал, бязь, кандалы, бусы, шариат), японского (кимоно, дзюдо, гейша), китайского и других языков. Ряд заимствований пришли помимо польского из других славянских языков: чешского (беженец, грубиян, робот), украинского (детвора, бандура, гопак, жупан, хлебороб) и других языков[198].

Особое место в современном русском языке занимает интернациональная лексика, употребляемая, как правило, в специальных языковых сферах. Чаще всего интернационализмы имеют латинские и греческие корни[201].

История изучения

К теме изучения русского языка, начиная с XVII века, стали обращаться такие учёные, как Л. Зизаний, М. Смотрицкий, Н. Г. Курганов, В. Е. Адодуров, А. А. Барсов и другие, но по-настоящему системный научный подход в исследовании русского языка обнаруживается лишь с середины XVIII века в работах М. В. Ломоносова, который считается основателем современной русистики. М. В. Ломоносов стал автором первого научного описания русского языка, «Российской грамматики» (1755, опубликована в 1757 году), и создателем теории трёх стилей («Предисловие о пользе книг церковных в российском языке», 1758). Эти труды заложили основу для создания единых норм русского литературного языка. Влияние М. В. Ломоносова отражено и в формировании русской лексикографии — его теория и практика стали ориентиром для составителей первого словаря русского языка, «Словаря Академии Российской» (1789—1794)[203][204].

Одна из страниц «Словаря Академии Российской» (1789)

В первой половине и середине XIX века изучением русского языка занимаются такие исследователи, как А. Х. Востоков, И. Ф. Калайдович, Н. И. Греч, Г. П. Павский, И. И. Давыдов, К. С. Аксаков, Н. П. Некрасов и другие[204]. Особое место в истории русистики занимают работы А. Х. Востокова, посвящённые изучению памятников древнеславянской письменности и грамматики русского и других славянских языков. Он стал первым исследователем славянского сравнительно-исторического языкознания в России («Рассуждение о славянском языке», 1820), издал две грамматики русского языка (1831), «Грамматику церковнославянского языка» (в 2 томах, 1858, 1861), впервые опубликовал «Остромирово евангелие» (1843), под его редакцией был издан «Словарь церковнославянского и русского языка» (в 4 томах, 1847)[205].

Одним из наиболее известных исследователей русского языка в XIX веке был также И. И. Срезневский. Основной сферой его научной деятельности была история русского языка («Мысли об истории русского языка», 1849), в том числе и исследования памятников древней славянской и русской письменности. И. И. Срезневский является автором «Материалов для словаря древнерусского языка» (в 3 томах, 1893—1903)[206]. Кроме того, вместе с А. Х. Востоковым он стоял у истоков русской диалектологии — благодаря усилиям этих учёных в 1852 году был издан «Опыт областного великорусского словаря»[207].

Значительный вклад в исследование русского языка в XIX веке внесли Ф. И. Буслаев (автор первой русской исторической грамматики — «Опыт исторической грамматики русского языка», 1858), В. И. Даль (составитель «Толкового словаря живого великорусского языка», в 4 томах, 1863—1866), русско-украинский языковед, основатель харьковской лингви­сти­че­ской школы, А. А. Потебня (автор труда «Из записок по русской грамматике», в 4 томах, 1874—1941) и Я. К. Грот (начавший издание нормативного академического словаря русского литератур­но­го языка и упорядочивший русское правописание, его правила — «Русское правописание», 1885 — стали образцовыми вплоть до орфографической реформы 1917—1918 годов)[203].

Изучение русского языка на рубеже XIX—XX веков связано с такими именами как Ф. Ф. Фортунатов (крупнейший представи­те­ль сравни­тель­но-истори­че­ско­го языко­зна­ния, возглавлявший московскую лингвистическую школу), А. А. Шахматов (основатель таких направлений современной русистики, как исследование современного литературного языка, иссле­до­ва­ни­е русской диалектологии, исследование в области лингвистической текстологии и т. д.), А. И. Соболевский (крупнейший исследователь древней русской письменности, истории русского языка и диалектов), И. А. Бодуэн де Куртенэ (создатель казанской лингвистической школы и позже — петербургской лингвистической школы, основоположник фонологии, учения о морфемах и современных методов синхронического изучения языковой системы) и т. д. Идеи Ф. Ф. Фортуната развивали его ученики — М. Н. Петерсон, Н. Н. Дурново, А. М. Пешковский, Д. Н. Ушаков и другие. Последователями А. А. Шахматова стали Л. В. Щерба, В. В. Виноградов, А. И. Соболевского — Н. М. Каринский. Одновременно с научной деятельностью И. А. Бодуэном де Куртенэ развивалась деятельность других представи­те­лей казанской школы — Н. В. Крушевского и В. А. Богородицкого[203][208].

В 1920—1930‑х годах появляется большое число исследований русского языка в различных научных областях, развиваются новые направления в русистике. В области диалектологии отмечаются работы Е. Ф. Карского, А. М. Селищева, П. Я. Черных; в области грамматической структуры — работы С. П. Обнорского, А. М. Пешковского, Н. Н. Дурново, М. Н. Петерсона; в области исследований русского литературного языка и его истории — работы В. В. Виноградова, Л. А. Булаховского; в области фонетики и литературного произношения — работы В. А. Богородицкого, Д. Н. Ушакова, Л. В. Щербы; в области истории языка — работы Н. Н. Дурново, Б. А. Ларина; в области лексикографии — работы Л. В. Щербы и т. д.[203][209]

В 1940—1980‑х годах изучение русского языка продолжает активно развиваться. Многочисленные аспекты исторической русистики отражены в исследованиях В. И. Борковского, С. И. Коткова, П. С. Кузнецова, Т. П. Ломтева, С. П. Обнорского, Ф. П. Филина, П. Я. Черных, Л. П. Якубинского; труды по русской диалектологии издают Р. И. Аванесов, К. Ф. Захарова, В. Г. Орлова, К. В. Горшкова, С. В. Бромлей, Л. Н. Булатова, И. Б. Кузьмина; в области фонетики и фонологии появляются работы представи­те­лей московской фонологической школы — Р. И. Аванесова, А. А. Реформатского, П. С. Кузнецова, М. В. Панова, представи­те­лей ленинградской фонологической школы — Л. Р. Зиндера, М. И. Матусевич; в области орфоэпии — работы Р. И. Аванесова; в области интона­ции — работы Е. А. Брызгуновой, Т. М. Николаевой; в области грамматики — работы В. Н. Сидорова, П. С. Кузнецова, Н. С. Поспелова, Т. П. Ломтева, Б. Н. Головина, Н. Ю. Шведовой, Д. Н. Шмелёва, А. В. Бондарко, А. А. Зализняка, Ю. Д. Апресяна, И. П. Мучника, Г. А. Золотовой, В. А. Белошапковой, Н. Д. Арутюновой, Е. В. Падучевой, Т. В. Булыгиной, Е. Н. Ширяева; в области словообразования — работы Г. О. Винокура, Е. А. Земской, Н. М. Шанского, В. В. Лопатина, И. С. Улуханова, А. Н. Тихонова, Г. С. Зенкова, Н. А. Янко-Триницкой, И. Г. Милославского; в области лексикологии — работы С. И. Ожегова, О. С. Ахмановой, Ю. С. Сорокина, Л. Л. Кутиной, Д. Н. Шмелёва, Ю. Н. Караулова, Ф. П. Сороколетова, П. Н. Денисова; в области стилистики и языка художественной литературы — работы Г. О. Винокура, Б. В. Томашевского, Б. А. Ларина, И. С. Ильинской, А. Д. Григорьевой, В. П. Григорьева, Т. Г. Винокур, Е. А. Иванчиковой; в области истории русского литературного языка — работы Г. О. Винокура, Б. А. Ларина, Ю. С. Сорокина, Б. А. Успенского и т. д.[203][209]

Важнейшие направления развития русистики второй половины XX века были определены в трудах В. В. Виноградова и в традициях созданной им лингвистической школы[210].

Норвежский русист О. Брок

Значительными вехами в истории изучения русского языка являются академические издания таких работ, как грамматики русского языка, в частности, «Грамматика русского языка» (1952—1954, под редакцией. В. В. Виноградова), «Грамматика современного русского литературного языка» (1970, под редакцией Н. Ю. Шведовой), «Русская грамматика» (в 2 томах, 1980, под редакцией Н. Ю. Шведовой), «Истори­че­ская грамматика русского языка» (1978—1982); краткая энциклопедия «Русский язык» (1979, переиздана в 1997); этимологические словари (в том числе русское издание М. Фасмера, в 4 томах, 1986—87); исторические словари; нормативные словари литературного языка (под редакцией Д. Н. Ушакова, 1935—1940, под редакцией С. И. Ожегова, 1949, под редакцией Н. Ю. Шведовой, 1972); «Словарь русского языка» (под редакцией А. П. Евгеньевой, 2 издание, 1981—1984) и Словарь современного русского литературного языка (3-е издание, с 2004); «Словарь русских народных говоров» (под редакцией Ф. П. Филина, в 20 томах, 1965—1985) и региональ­ные диалектологические словари; «Грамматический словарь русского языка» А. А. Зализняка (1977), «Орфоэпический словарь русского языка» (под редакцией Р. И. Аванесова, 1983). Важнейшим достижением в области диалектологии стало составление сводного диалектологического атласа русского языка (1986—2005). Продолжается публикация памятников древнерусской и великорусской письменности, в том числе и грамоты на бересте. Проводятся исследования русской разговорной речи, изучение русского языка как иностранного[203][209]. Составляется национальный корпус русского языка.

Научно-исследовательский центр изучения русского языка — Институт русского языка РАН в Москве. Кроме того, русистика активно изучается в Институте русского языка им. А. С. Пушкина и в его зарубежных филиалах, на кафедрах русского языка филологических факультетов российских университетов и педагогических институтов, а также в других учреждениях[203].

Русский язык является предметом изучения во многих странах мирах. Наиболее длительную традицию университетская русистика имеет во Франции (с конца XIX века) и в Великобритании (с начала XX века). Национальные школы русистики сложились в Польше, Чехии, Болгарии, Венгрии, Румынии, Германии, Норвегии, Дании, Швеции, Финляндии, Франции, Великобритании, США, Канаде, Японии. Во многих из этих стран издаются журналы, посвящённые русскому языку[203].

См. также

Примечания

Комментарии
  1. Единственный государственный язык на федеральном уровне. В субъектах Федерации могут устанавливаться также и другие государственные языки.
  2. Государственный язык наряду с белорусским.
  3. Официальный язык. При этом государственным языком является казахский.
  4. Официальный язык. При этом государственным языком является киргизский.
  5. Язык межнационального общения по конституции и язык законотворчества согласно закону «О нормативно-правовых актах». При этом государственным языком является таджикский.
  6. Язык государственных и других учреждений наряду с абхазским. При этом государственным языком является абхазский.
  7. Официальный язык органов государственной власти, государственного управления и местного самоуправления наряду с осетинским, а в местах компактного проживания граждан грузинской национальности — с грузинским. При этом государственным языком является осетинский.
  8. Официальный язык наряду с молдавским и украинским на равных началах.
  9. 1 2 Государственный язык наряду с украинским.
  10. 1 2 3 Один из региональных языков.
  11. Официальный язык наряду с гагаузским и молдавским.
  12. В тех административных единицах Румынии, в которых национальные меньшинства составляют более 20 % населения, их язык согласно закона № 215/2001 наделяется правами регионального языка. В их числе ряд коммун с русским (липованским) населением.
  13. Официальный язык.
  14. 1 2 Бо́льшая часть Крымского полуострова является предметом территориального спора между Россией и Украиной. Согласно федеративному устройству России, на спорной территории Крыма расположены субъекты Российской Федерации Республика Крым и город федерального значения Севастополь. Согласно административно-территориальному делению Украины на спорной территории Крыма расположены входящие в состав Украины Автономная Республика Крым и город со специальным статусом Севастополь.
  15. В Автономной Республике Крым отсутствовало понятие государственного или официального языка. При этом, согласно конституции республики, наряду с государственным украинским некоторыми официальными функциями наделялись русский и крымско-татарский языки.
  16. Один из шести официальных языков, рабочий язык Совета безопасности ООН. Используется как официальный в ряде специализированных учреждений этой организации.
  17. Рабочий язык и наряду с официальными языками Белоруссии официальный язык.
  18. Рабочий язык.
  19. Официальный и рабочий язык.
  20. Официальный и рабочий язык.
  21. Официальный и рабочий язык наряду с китайским.
  22. Официальный наряду с английским, французским и испанским.
  23. Официальный наряду с английским, французским, немецким, испанским и итальянским.
  24. Официальный наряду с английским, французским, испанским и арабским.
  25. Официальный и рабочий наряду с английским.
  26. Помимо Института русского языка (РАН) в список высших учебных заведений и иных организаций, которыми проводится экспертиза грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации включены Государственный институт русского языка имени А. С. Пушкина, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова и Санкт-Петербургский государственный университет.
  27. В XVIII веке также было распространено такое название русского языка, как «российский», а до XX века было употребительно название «великорусский».
  28. В зависимости от взгляда той или иной фонологической школы.
  29. Положение Архангельской (Поморской) группы говоров среди групп севернорусского наречия является неясным. В классификацию русских диалектов в работе К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой «Диалектное членение русского языка» (1970) говоры Поморья не включены, так как рассматривались как говоры позднего формирования. Тем не менее, авторы диалектологической карты 1965 года отмечали повторение в поморских говорах в новом размещении диалектных черт, характерных для межзональных говоров, расположенных к югу. В издании «Русской диалектологии» 2005 года Поморская группа перечислена среди основных севернорусских групп говоров, не входящих в межзональный ареал, в то же время там не указывается отношение поморских говоров к той или иной части северного наречия.
  30. Положение Донской группы говоров среди групп южнорусского наречия является неясным. В классификацию русских диалектов в работе К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой «Диалектное членение русского языка» (1970) данная группа не включена, так как её ареал рассматривался в составе говоров позднего формирования. В издании «Русской диалектологии» 2005 года Донская группа перечислена среди основных южнорусских групп говоров, но без указания её отношения к той или иной части южного наречия.
  31. Вопрос о том, считать ли гласные /i/ и /ɨ/ вариантами одной фонемы или двумя разными фонемами, является предметом дискуссий.
  32. Степень сравнения характерна только для качественных прилагательных.
  33. 1 2 Категория выражается непоследовательно.
  34. Часто местоимение не включается лингвистами в список самостоятельных частей речи, так как разные разряды их имеют разнородные морфологические признаки. Вместо этого предлагают выделять внутри каждой из других частей речи подкласс местоименных слов, например, местоименные существительные, местоименные прилагательные и т. д., противопоставляя их другому подклассу, называемому знаменательными словами, то есть неместоименными.
  35. Данные категории характеризуют не все местоимения — одна часть местоимений не характеризуется словоизменительными категориями вообще, другая часть — характеризуется только категорией падежа, третья — категориями падежа, рода, четвёртая — категориями рода, числа, падежа.
  36. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 У неодушевлённых существительных формы винительного совпадают с формами именительного падежа.
  37. 1 2 3 4 У одушевлённых существительных формы винительного совпадают с формами родительного падежа.
Источники
  1. Конституция Российской Федерации. Глава 3. Федеративное устройство. Статья 68, пункты 1 и 2. Сайт Президента России. (Проверено 30 апреля 2015)
  2. Государство. Конституция. Конституция Республики Беларусь. Раздел І. Основы конституционного строя. Статья 17. Пресс-служба Президента Республики Беларусь. (Проверено 30 апреля 2015)
  3. Конституция Республики Казахстан. Раздел I. Общие положения. Статья 7, пункт 2. Constitution.kz. (Проверено 30 апреля 2015)
  4. О парламенте. Конституция Кыргызской Республики. Раздел первый. Основы конституционного строя. Статья 10, пункт 2. Жогорку Кенеш Кыргызской Республики. (Проверено 30 апреля 2015)
  5. Конститутсияи (Сарқонуни) Ҷумҳурии Тоҷикистон (Конституция Республики Таджикистан). Глава первая. Основы конституционного строя. Статья 2. Пресс служба Президента Таджикистана. (Проверено 30 апреля 2015)
  6. Аваз Юлдашев. В Таджикистане русский язык вновь пустят в законотворчество. Душанбе: ASIA-Plus (09.06.2011). (Проверено 30 апреля 2015)
  7. Государство. Суверенитет. Конституция Республики Абхазия. Глава 1. Основы конституционного строя. Статья 6. Абхазия.рф — официальный сайт Республики Абхазия. (Проверено 30 апреля 2015)
  8. Конституция Республики Южная Осетия. Глава I. Основы конституционного строя Республики Южная Осетия. Статья 4. Информационное агентство ОСинформ. (Проверено 30 апреля 2015)
  9. Конституция Приднестровской Молдавской Республики. Раздел I. Основы конституционного строя. Статья 12. «Новости Приднестровья», официальное информагентство Приднестровской Молдавской Республики. (Проверено 30 апреля 2015)
  10. Конституция Донецкой Народной Республики. Глава 1. Основы конституционного строя. Статья 10. Пункт 1. Информационный портал Донецкой Народной Республики. (Проверено 30 апреля 2015)
  11. Временный Основной Закон (Конституция) Луганской Народной Республики. Раздел 1. Основы конституционного строя. Статья 10. Пункт 1. Луганский Информационный Центр. (Проверено 30 апреля 2015)
  12. 1 2 3 4 List of declarations made with respect to treaty No. 148. European Charter for Regional or Minority Languages (англ.). Council of Europe (21.10.2014). (Проверено 30 апреля 2015)
  13. Республика Молдова. Парламент. Закон № 344 от 23.12.1994 об особом правовом статусе Гагаузии (Гагауз Ери). Статья 3. Пункт 1. Registrul de Stat. Al acterol juridice al republici Moldova. Ministerul Justitiei. (Проверено 30 апреля 2015)
  14. Норвегия. Aрхипелаг Шпицберген. Официальный язык. Консульский информационный портал КД МИД РФ. (Проверено 30 апреля 2015)
  15. Hotarare nr. 1.206 din 27 noiembrie 2001 pentru aprobarea Normelor de aplicare a dispozitiilor privitoare la dreptul cetatenilor apartinand unei minoritati nationale de a folosi limba materna în administratia publica locala, cuprinse în Legea administratiei publice locale nr. 215/2001 (рум.). Regione Autonoma Trentino-Alto Adige/Südtirol. (Проверено 30 апреля 2015)
  16. Ethno-demographic Structure of Romania. Ethno-demographic structure by geographical areas. South East. Tulcea. Carcaliu (англ.). Centrul de Resurse Pentru Diversitate Etnoculturalӑ. (Проверено 30 апреля 2015)
  17. Ethno-demographic Structure of Romania. Ethno-demographic structure by geographical areas. South East. Tulcea. Slava Cercheză (англ.). Centrul de Resurse Pentru Diversitate Etnoculturalӑ. (Проверено 30 апреля 2015)
  18. Ethno-demographic Structure of Romania. Ethno-demographic structure by geographical areas. South East. Tulcea. Sarichioi (англ.). Centrul de Resurse Pentru Diversitate Etnoculturalӑ. (Проверено 30 апреля 2015)
  19. Ethno-demographic Structure of Romania. Ethno-demographic structure by geographical areas. South East. Tulcea. Jurilovca (англ.). Centrul de Resurse Pentru Diversitate Etnoculturalӑ. (Проверено 30 апреля 2015)
  20. Ethno-demographic Structure of Romania. Ethno-demographic structure by geographical areas. South East. Tulcea. C.A. Rosetti (англ.). Centrul de Resurse Pentru Diversitate Etnoculturalӑ. (Проверено 30 апреля 2015)
  21. Ethno-demographic Structure of Romania. Ethno-demographic structure by geographical areas. South East. Tulcea. Crișan (англ.). Centrul de Resurse Pentru Diversitate Etnoculturalӑ. (Проверено 30 апреля 2015)
  22. Ethno-demographic Structure of Romania. Ethno-demographic structure by geographical areas. Sud-Est. Constanţa. Ghindărești (англ.). Centrul de Resurse Pentru Diversitate Etnoculturalӑ. (Проверено 30 апреля 2015)
  23. Ethno-demographic Structure of Romania. Ethno-demographic structure by geographical areas. Nord-Est. Suceava. Mușenița (англ.). Centrul de Resurse Pentru Diversitate Etnoculturalӑ. (Проверено 30 апреля 2015)
  24. Русский язык стал региональным в Днепропетровской области. Корреспондент.net (17.08.2012). (Проверено 30 апреля 2015)
  25. Русский язык объявили региональным в Донецкой области. Зеркало недели. Украина (16.08.2012). (Проверено 30 апреля 2015)
  26. Русский язык стал региональным для Запорожской области. Корреспондент.net (16.08.2012). Архивировано из первоисточника 18 августа 2012. (Проверено 30 апреля 2015)
  27. Русский язык получил статус регионального в Луганской области. Корреспондент.net (17.08.2012). (Проверено 30 апреля 2015)
  28. Николаевский облсовет сделал русский язык региональным. Новости Донбасса (07.09.2012). (Проверено 30 апреля 2015)
  29. Одесса предоставила русскому языку статус регионального. Телеграф (13.08.2012). (Проверено 30 апреля 2015)
  30. Харьковский облсовет сообщает, что русский язык является региональным в области. УНИАН (30.08.2012). (Проверено 30 апреля 2015)
  31. Русский язык получил статус регионального в Херсонской области. Городской Дозор (17.08.2012). (Проверено 30 апреля 2015)
  32. Севастополь утвердил официальный статус русского языка. Lenta.ru (10.03.2014). (Проверено 30 апреля 2015)
  33. Конституция Автономной Республики Крым. Глава 3. Обеспечение прав и свобод граждан Украины, прав национальностей в Автономной Республике Крым. Статья 10. Государственный Совет Республики Крым. (Проверено 30 апреля 2015)
  34. Главная страница. Официальный сайт ООН. (Проверено 30 апреля 2015)
  35. Договор о создании Союзного государства. Раздел I. Общие положения. Глава 1. Цели и принципы Союзного государства. Статья 11. Информационно-аналитический портал Союзного государства. (Проверено 30 апреля 2015)
  36. Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств. Устав Содружества Независимых Государств. Раздел VI. Органы Содружества. Статья 35. Официальный сайт Исполнительного комитета СНГ. (Проверено 30 апреля 2015)
  37. Устав Организации Договора о коллективной безопасности. Глава X. Статья 28. Организация Договора о коллективной безопасности. (Проверено 30 апреля 2015)
  38. Рабочим языком ЕАЭС будет русский — МИД. Новости–Казахстан. Агентство международной информации. (Проверено 30 апреля 2015)
  39. ШОС. Об организации. Структура организации. Офис-группа ШОС БРИКС «Уфа-2015». (Проверено 30 апреля 2015)
  40. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Ereport.ru. (Проверено 30 апреля 2015)
  41. Фонд. Пресса о фонде. Русский язык стал одним из рабочих языков на сессии Генеральной Ассамблеи Международной Федерации обществ Красного Креста и Красного Полумесяца. Информационный портал фонда «Русский мир». (Проверено 30 апреля 2015)
  42. Устав Организации за демократию и экономическое развитие — ГУАМ. Глава III. Общие положения. Статья 17. Официальный сайт ГУАМ. (Проверено 30 апреля 2015)
  43. Приказ Министерства образования и науки Российской Федерации (Минобрнауки России) от 29 декабря 2008 г. N 401 «Об утверждении списка высших учебных заведений и иных организаций, которыми проводится экспертиза грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации». Российская газета. (Проверено 30 апреля 2015)
  44. Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года, том 4, таблица 8, страница 232
  45. 1 2 3 Statistical Summaries. Statistical Summaries. Language size (англ.). Ethnologue: Languages of the World (17th Edition) (2013). (Проверено 4 марта 2015)
  46. Как разность между общим числом говорящих и числом говорящих, для которых русский является родным языком.
  47. Ethnologue. Languages of the World. Russian (англ.)
  48. 1 2 Всероссийская перепись населения 2010 года. Том 4. Национальный состав и владение языками, гражданство. 5. Владение языками населением Российской Федерации. Федеральная служба государственной статистики (2001—2013). (Проверено 4 марта 2015)
  49. 1 2 Голодец: русский язык знают около 260 миллионов человек в мире. РИА Новости (28.10.2014). (Проверено 4 марта 2015)
  50. 1 2 3 4 5 6 7 8 Филин Ф. П. Русский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  51. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 444—446.
  52. Лопатин В. В., Улуханов И. С. Русский язык // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 437—438. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  53. Бондарко Л. В. Гласные // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 88. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  54. 1 2 Лопатин В. В., Улуханов И. С. Русский язык // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 442. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  55. Лопатин В. В., Улуханов И. С. Русский язык // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 442—443. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  56. 1 2 3 4 5 6 7 Лопатин В. В., Улуханов И. С. Русский язык // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 444. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  57. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 448—450.
  58. The World’s Most Widely Spoken Languages
  59. 1 2 RUSSIAN: a language of Russia (Europe). Проверено 23 июля 2012. Архивировано из первоисточника 23 июля 2012.
  60. 1 2 3 Демографические изменения - не на пользу русскому языку. Demoscope.ru. Проверено 23 апреля 2014.
  61. Демоскоп Weekly. Об итогах Всероссийской переписи населения 2010 года. Сообщение Росстата
  62. Английский, французский, немецкий и русский языки — самые переводимые в мире (рус.). Центр новостей ООН (19 апреля 2012). Проверено 23 июля 2012. Архивировано из первоисточника 23 июля 2012.
  63. Русский язык на рубеже XX-ХХI веков — М.: Центр социального прогнозирования и маркетинга, 2012. — стр. № 387
  64. Пьянов А. Е,. Статус русского языка в странах СНГ (Вестник Кемеровского государственного университета, № 3 (47)) 55—59. Кемерово: Philology.ru (2011). (Проверено 30 апреля 2015)
  65. Российское образование для иностранных граждан
  66. Russian Language Enjoying a Boost in Post-Soviet States — … In addition to sampling error, question wording and practical difficulties in conducting surveys can introduce error or bias into the findings of public opinion polls.
  67. Английский, французский, немецкий и русский языки - самые переводимые в мире (рус.). cybersecurity.ru (19 апреля 2012). — На основе анализа базы данных реестра переводов «Index Translationum» в 2012 году. Проверено 20 апреля 2012.
  68. Lenta.ru: Русский язык стал вторым по популярности в интернете, 21 марта 2013
  69. Американских астронавтов обязали учить русский язык
  70. English Language the Latest Casualty of Space Race
  71. В Британии возмутились «унижением» астронавтов США: «победителей космической гонки» заставляют учить русский язык
  72. Nasa now hiring astronauts again… but applicants must know RUSSIAN
  73. Русский на орбите
  74. Космос говорит по-русски
  75. Сведения об авторе, Арефьев А. Л.
  76. А. Арефьев. В странах Азии, Африки и Латинской Америки наш язык стремительно утрачивает свою роль
  77. 1 2 А. Арефьев. Будет ли русский в числе мировых языков в будущем?
  78. А. Арефьев. Падение статуса русского языка на постсоветском пространстве
  79. 1 2 А. Арефьев. Меньше россиян — меньше русскоговорящих
  80. 1 2 3 Русский язык на рубеже XX-ХХI веков — М.: Центр социального прогнозирования и маркетинга, 2012. — 482 стр.
  81. журнал «Демоскоп». Русский язык — советский язык?
  82. журнал «Демоскоп». Где есть потребность в изучении русского языка
  83. журнал «Демоскоп». Мария Голубкова. «Российская газета — Неделя». О мигрантах и русском языке
  84. Федеральный закон Российской Федерации от 1 июня 2005 г. N 53-ФЗ О государственном языке Российской Федерации. Российская газета. (Проверено 30 апреля 2015)
  85.  — Консульский информационный портал
  86. «О государственном языке Республики Узбекистан»
  87. Узбекским ЗАГСам разрешили использовать русский язык
  88. Ученые обнаружили на Аляске самый изолированный диалект русского языка — ZN,UA, 27 мая 2013
  89. Мечковская Н. Б. Русский язык в Одессе: Вчера, сегодня, завтра: Рецензия: Степанов, Є.М. Російське мовлення Одеси. Одеса: Одеський національний університет ім. I.I. Мечникова, 2004 // Russian Linguistics.—2006.—Vol. 30.—No. 2.—Р. 263; Смирнов В. П. «Одесский язык», издательство «Полиграф», Одесса, 2008 г.
  90. Захарова, Орлова, 2004, с. 108—162.
  91. Русская диалектология, 2005, с. 261—273.
  92. Захарова, Орлова, 2004, Диалектологическая карта русского языка (1964 г.).
  93. Касаткин Л. Л. Русские диалекты. Карты // Русские. Монография Института этнологии и антропологии РАН. — М.: «Наука», 1999. — С. 96. (Проверено 1 марта 2015)
  94. Русская диалектология, 2005, с. 253.
  95. Захарова, Орлова, 2004, с. 121—122.
  96. Русская диалектология, 2005, с. 254.
  97. Захарова, Орлова, 2004, с. 22—24.
  98. Захарова, Орлова, 2004, с. 44.
  99. Русская диалектология, 2005, с. 255—261.
  100. 1 2 Бранднер, Алеш. Проблематика периодизации истории русского языка. Происхождение русского литературного языка // Opera Slavica = Slavistické rozhledy : журнал. — Brno: Ústav slavistiky, 1993. — В. III. — № 2. — S. 27—28. — ISSN 2336-4459.
  101. Иванов, 1983, с. 48—50
  102. Горшкова, Хабургаев, 1981, с. 26—27
  103. 1 2 Хабургаев, 2005, с. 419.
  104. Иванов В. В. Древнерусский язык // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  105. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 448—449.
  106. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 449.
  107. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 449—450.
  108. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 452.
  109. Бондарко Л. В. Звуковая система языка и произносительная норма. Фонограммархив Института русской литературы РАН. (Проверено 4 марта 2015)
  110. Вербицкая Л. А. Варианты русского литературного произношения. Справочно-информационный портал Грамота.ру. Архивировано из первоисточника 2 апреля 2013. (Проверено 4 марта 2015)
  111. Вербицкая Л. А. Орфоэпия // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  112. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 460—461.
  113. 1 2 3 Русская грамматика, том I, 1980, с. 455.
  114. 1 2 3 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 475.
  115. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 475—477.
  116. 1 2 Морфология современного русского языка, 2009, с. 240—241.
  117. Русская грамматика, том I, 1980, с. 463.
  118. Существительное. Русский язык. Энциклопедия русского языка. (Проверено 4 марта 2015)
  119. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 461—462.
  120. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 462—463.
  121. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 463—464.
  122. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 464—466.
  123. 1 2 3 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 478.
  124. Русская грамматика, том I, 1980, с. 481—482.
  125. Русская грамматика, том I, 1980, с. 484—491.
  126. Русская грамматика, том I, 1980, с. 492—498.
  127. Русская грамматика, том I, 1980, с. 499.
  128. Русская грамматика, том I, 1980, с. 491—492.
  129. Русская грамматика, том I, 1980, с. 499—501.
  130. 1 2 Русская грамматика, том I, 1980, с. 501.
  131. Русская грамматика, том I, 1980, с. 502—505.
  132. 1 2 3 4 5 6 Прилагательное. Русский язык. Энциклопедия русского языка. (Проверено 4 марта 2015)
  133. Русская грамматика, том I, 1980, с. 538—539.
  134. Морфология современного русского языка, 2009, с. 173—175.
  135. 1 2 Морфология современного русского языка, 2009, с. 184—185.
  136. Русская грамматика, том I, 1980, с. 543.
  137. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 483—484.
  138. Русская грамматика, том I, 1980, с. 545—554.
  139. Морфология современного русского языка, 2009, с. 233—234.
  140. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 483.
  141. Русская грамматика, том I, 1980, с. 546.
  142. Русская грамматика, том I, 1980, с. 547—548.
  143. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 484.
  144. Русская грамматика, том I, 1980, с. 553.
  145. Русская грамматика, том I, 1980, с. 559—551.
  146. Морфология современного русского языка, 2009, с. 186—193.
  147. Русская грамматика, том I, 1980, с. 554—558.
  148. Русская грамматика, том I, 1980, с. 560—563.
  149. Морфология современного русского языка, 2009, с. 205—211.
  150. Морфология современного русского языка, 2009, с. 219—221.
  151. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 477.
  152. Морфология современного русского языка, 2009, с. 301—302.
  153. Русская грамматика, том I, 1980, с. 571.
  154. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 485.
  155. Русская грамматика, том I, 1980, с. 575.
  156. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 486.
  157. Русская грамматика, том I, 1980, с. 575—576.
  158. Русская грамматика, том I, 1980, с. 577.
  159. Русская грамматика, том I, 1980, с. 529.
  160. Местоимение. Русский язык. Энциклопедия русского языка. (Проверено 4 марта 2015)
  161. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 473.
  162. Русская грамматика, том I, 1980, с. 529—534.
  163. Русская грамматика, том I, 1980, с. 534—535.
  164. Морфология современного русского языка, 2009, с. 256—258.
  165. Морфология современного русского языка, 2009, с. 260—264.
  166. Русская грамматика, том I, 1980, с. 535—536.
  167. Морфология современного русского языка, 2009, с. 265—268.
  168. Морфология современного русского языка, 2009, с. 274—279.
  169. 1 2 Русская грамматика, том I, 1980, с. 536—537.
  170. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 473—474.
  171. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 465—466.
  172. Морфология современного русского языка, 2009, с. 258—260.
  173. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 474—475.
  174. Морфология современного русского языка, 2009, с. 294—295.
  175. Морфология современного русского языка, 2009, с. 296.
  176. 1 2 3 4 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 487.
  177. Русская грамматика, том I, 1980, с. 533.
  178. Русская грамматика, том I, 1980, с. 535.
  179. Русская грамматика, том I, 1980, с. 534.
  180. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 488.
  181. 1 2 3 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 489.
  182. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 489—490.
  183. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 490.
  184. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 491.
  185. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 492.
  186. Русская грамматика, том II, 1980, с. 93—94.
  187. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 503.
  188. Русская грамматика, том II, 1980, с. 94—96.
  189. Русская грамматика, том II, 1980, с. 190—209.
  190. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 503—504.
  191. Русская грамматика, том II, 1980, с. 386
  192. Лопатин, Улуханов, 2005, с. 504—505.
  193. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 505.
  194. Русский язык, 2001, с. 188—191.
  195. Копорская Е. С. Славянизмы // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 487—489. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  196. Русский язык, 2001, с. 195—196.
  197. Русский язык, 2001, с. 196—197.
  198. 1 2 3 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 506—507.
  199. Русский язык, 2001, с. 197.
  200. Русский язык, 2001, с. 197—198.
  201. 1 2 Лопатин, Улуханов, 2005, с. 507.
  202. Русский язык, 2001, с. 198—200.
  203. 1 2 3 4 5 6 7 8 Филин Ф. П., Колесов В. В., Хелимский. Е. А. Русистика // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  204. 1 2 Шведова Н. Ю., Колесов В. В., Митрофанова О. Д., Костомаров В. Г. Русистика // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 430. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  205. Востоков Александр Христофорович — статья из Большой советской энциклопедии
  206. Срезневский Измаил Иванович — статья из Большой советской энциклопедии
  207. Иванов В. В. Диалектология // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  208. Шведова Н. Ю., Колесов В. В., Митрофанова О. Д., Костомаров В. Г. Русистика // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 431—432. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  209. 1 2 3 Шведова Н. Ю., Колесов В. В., Митрофанова О. Д., Костомаров В. Г. Русистика // Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — С. 432—434. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  210. Рождественский Ю. В. Виноградовская школа // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.

Литература

  1. Богданов И. С., Евтюхин В. Б., Князев Ю. П. и др. Морфология современного русского языка: учебник для высших учебных заведений Российской Федерации. — СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2009. — 634 с. — ISBN 978-5-8465-0983-2.
  2. Бромлей С. В., Булатова Л. Н., Гецова О. Г. и др. Русская диалектология / Под ред. Л. Л. Касаткина. — М.: Academia, 2005. — 288 с. — ISBN 5-7695-2007-8.
  3. Горшкова К. В., Хабургаев Г. А. Историческая грамматика русского языка: Учебное пособие для ун-тов. — М.: «Высшая школа», 1981. — 359 с.
  4. Захарова К. Ф., Орлова В. Г. Диалектное членение русского языка. — 2-е изд. — М.: «Едиториал УРСС», 2004. — 176 с. — ISBN 5-354-00917-0.
  5. Иванов В. В. Историческая грамматика русского языка. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: «Просвещение», 1983. — 399 с. — 80 000 экз.
  6. Касаткин Л. Л., Клобуков Е. В., Крысин Л. П. и др. Русский язык / под ред. Л. Л. Касаткина. — М.: Academia, 2001. — 768 с. — 50 000 экз. — ISBN 5-7695-0361-0.
  7. Лопатин В. В., Улуханов И. С. Восточнославянские языки. Русский язык // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 444—513. — ISBN 5-87444-216-2.
  8. Русская грамматика / Н. Ю. Шведова (главный редактор). — М.: «Наука», 1980. — Т. I.Фонетика. Фонология. Ударение. Интонация. Словообразование. Морфология. — 789 с. — 25 000 экз.
  9. Русская грамматика / Н. Ю. Шведова (главный редактор). — М.: «Наука», 1980. — Т. II. Синтаксис. — 710 с. — 25 000 экз.
  10. Русский язык. Энциклопедия / Гл. ред. Ю. Н. Караулов. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия»; Издательский дом «Дрофа», 1997. — 721 с. — ISBN 5-85270-248-X.
  11. Русский язык: Энциклопедия / Гл. ред. Ф. П. Филин; Ред. колл.: Р. И. Аванесов, В. И. Борковский, Т. А. Ганиева и др. Институт русского языка АН СССР. — М.: «Советская энциклопедия», 1979. — 432 с. — 150 000 экз.
  12. Успенский Б. А. История русского литературного языка (XI—XVII вв.). — 3-е изд., испр. и доп. — М.: «Аспект Пресс», 2002. — 558 с. — 5000 экз. — ISBN 5-7567-0146-X.
  13. Хабургаев Г. А. Восточнонославянские языки. Древнерусский язык // Языки мира. Славянские языки. — М.: Academia, 2005. — С. 418—438. — ISBN 5-87444-216-2.

Ссылки