Присоединение Крыма к Российской Федерации

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Присоединение Крыма к Российской Федерации
Часть российско-украинской войны
Flags over Supreme Council of Crimea (3 March 2014).pngФлаги АР Крым и России над зданием Верховного Совета АРК. 3 марта 2014 года
Дата с 20/23 февраля[1][2][⇨] по 26 марта 2014 года[3]
Место Крым
Результат
Изменения не признанное большинством государств — членов ООН образование новых субъектов Российской ФедерацииРеспублики Крым и города федерального значения Севастополя
Стороны конфликта
Ключевые фигуры

Крымские татары Рефат Чубаров

Крымские татары Мустафа Джемилев

Число участников
Протестующие:
    • Flag of Sevastopol.svg 20 000 (в Севастополе)[35][36]
    • Крым 5000 (в Симферополе)[37]

Россия Российские силовые структуры:

    • ВС РФ — по разным оценкам, 10 000[38], 12 000 (украинские данные)[39]
Протестующие:
    • Украина 10 000 (в Симферополе)[40]

Украина ВС Украины — по разным оценкам:

    • 16 000[38], 18 800 (на территории Крыма)[41][42], 22 000[43]
Потери
Крым Активисты:

Крым Силы самообороны:

Украина Активисты:

Украина ВС Украины:

Общие потери: 2 погибших и 35 раненых во время митинга в Симферополе 26 февраля 2014 года[53]
2 убитых и 2 раненых 18 марта в Симферополе[54]

10 тыс. внутренне перемещённых лиц[55]

Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Перейти к шаблону «История Украины» История Украины
Доисторический период
Средние века (IXXIV века)
Казацкий период
В составе империй (17211917)
Украинская революция (19171921)
Советская Республика (19191991)
Современный период 1991)

Присоединение Крыма к Российской Федерации (в России — также воссоединение Крыма с Россией) — не признанная большей частью международного сообщества аннексия[56][57] Россией в феврале-марте 2014 года части Крымского полуострова, расположенной в пределах административных границ регионов Украины — Автономной Республики Крым и города Севастополя.

Этому событию непосредственно предшествовали многомесячные акции на Украине против президента Виктора Януковича и его правительства, завершившиеся в феврале 2014 года их свержением. Обострение гражданского противостояния на Украине повлияло и на события в Крыму и вокруг него. Россия пошла на прямое присоединение территории, воспользовавшись благоприятствующим моментом: слабостью новой власти[58] и проблемами с её легитимностью — в Крыму смещение Януковича было воспринято многими как государственный переворот[59][60][61], а ряд действий новой власти и её сторонников[b] привёл к активизации русских общественных организаций и мобилизации значительной части этнически русских крымчан против нового руководства Украины. Эту мобилизацию подогревали и действия российских спецслужб[62], информационное давление и манипулирование общественным мнением со стороны российских СМИ[63], беспочвенные радикальные заявления ряда политиков[64]. Особую позицию занял Меджлис крымскотатарского народа, претендующий на роль представительного органа крымских татар. 21—23 февраля он организовал массовые акции в поддержку новой украинской власти, а позднее, после назначения референдума о присоединении Крыма к РФ, отказался признать его легитимность[65].

К 23 февраля российские спецподразделения получили первые приказы по Крыму[43][66] и в течение нескольких дней происходила первичная скрытая переброска войск на полуостров[67], где тем временем продолжалось гражданское противостояние — 23—24 февраля под давлением пророссийских активистов[68] была осуществлена смена исполнительных органов власти Севастополя, а 26 февраля сторонники Меджлиса и новой украинской власти попытались захватить здание крымского парламента и заблокировали его работу. 27 февраля начались активные действия России по овладению Крымом[67]российский спецназ[69] захватил[70] здания органов власти АР Крым[71][72][73][74], после чего в захваченном здании парламента была проведена сессия ВС, на которой было сформировано не признанное центральными властями Украины новое правительства Крыма во главе с лидером партии «Русское единство» Сергеем Аксёновым[75]. Действия России и крымских сепаратистов встретили поддержку со стороны большинства населения полуострова[63][76][59].

1 марта Совет Федерации РФ удовлетворил официальное обращение президента Путина о разрешении на использование российских войск на территории Украины[77][78], хотя к этому времени они там уже фактически использовались[71]. Российскими военнослужащими без знаков различия совместно с отрядами добровольцев были блокированы все объекты и воинские части ВС Украины на территории полуострова, командование которых отказалось подчиниться новому правительству Крыма[79]. Помимо действий в самом Крыму, Россия нарастила группировку войск в прилегающих к Украине субъектах федерации, официально мотивируя это проходящими учениями. Украинское руководство опасалось, что силовое противодействие действиям России даст последней повод к началу полномасштабного вторжения, чреватого поражением Украины, того же, по утверждениям украинских властей, опасались и западные руководители, призывавшие Украину избегать резких действий. В итоге, украинские военные в Крыму не получили чётких приказов по дальнейшим действиям, в результате чего России удалось завладеть полуостровом без вооруженного сопротивления со стороны украинцев[⇨]; возможность же западного военного противодействия действиями России исключалась готовностью последней применить ядерное оружие при таком развитии событий[80][81].

Политическим инструментом присоединения Крыма к России стал проведённый 16 марта неконституционный[82] референдум о присоединении Крыма к России[83], начатый им процесс формального присоединения завершился 18 марта[84], с образованием Россией на занятой территории новых субъектов Федерации[43]. С 19 по 25 марта Россия завершила захват оставшихся украинских военных баз в Крыму[85], и к 26 марта обрела полный военный контроль над этой территорией[86][43].

Украина отказалась признавать утрату территории, рассматривая её в своём законодательстве как временно оккупированную часть страны, а действия России — как нарушения различных ранее заключенных договоров, среди которых — Будапештский меморандум и Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной[87][88][89]. Присоединённая Россией территория Крыма характеризуется как оккупированная и в документах ООН[90][91][92][93][94][95][96][97][98].

Продолжающийся территориальный конфликт вокруг полуострова стал одним из острых углов в отношениях России с Украиной и западным сообществом[⇨]. Украина вела дипломатическую борьбу за возвращение полуострова[99]. В настоящее время признание присоединения Крыма является одним из принципиальных условий, выдвигаемых Россией для прекращения войны с Украиной[100].

Предыстория[править | править код]

«Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи» в 1954 году Крымская область была передана из состава РСФСР в состав Украинской ССР[101]. 12 февраля 1991 года Крыму была предоставлена автономия, и область была преобразована в Крымскую АССР. В результате распада СССР в составе независимой Украины оказался регион, большинство населения которого составляют этнические русские[102], где традиционно сильны пророссийские настроения и размещён Черноморский флот РФ. Кроме того, основной город Черноморского флота — Севастополь — является для России значительным патриотическим символом.

С момента восстановления автономии Крым «обладал институтами, которые местное русское большинство могло использовать в процессе этнополитической мобилизации»[103]. 5 мая 1992 года Верховным Советом Крыма было принято постановление о проведении общекрымского референдума по вопросу независимости и государственной самостоятельности Республики Крым[104]. Украинский парламент объявил данное решение незаконным, призвал крымские власти воздержаться от следования сепаратистским курсом, но оставил возможность для диалога. В июне 1992 года украинский парламент принял закон о разграничении полномочий между Украиной и Крымом; была обещана и экономическая поддержка полуострова. Это, однако, оказалось временным решением — в 1994 году был зафиксирован наивысший на тот период успех крымского пророссийского движения: в январе известный общественный деятель Юрий Мешков был избран президентом Республики Крым, а большинство в Верховном Совете автономии завоевал созданный при поддержке Республиканской партии Крыма (выступавшей за сближение Крыма с Россией вплоть до полного присоединения) блок «Россия»[103][105].

Крымские сепаратисты получали определённую политическую поддержку из России: многие политики называли Крым российской территорией, а в мае 1992 года Верховный Совет РФ объявил решение Президиума ВС РСФСР о передаче Крымской области в состав УССР незаконным. Осложняли дело и затянувшиеся переговоры по статусу Черноморского флота. В 1993 году Верховный Совет России провозгласил Севастополь, базу Черноморского флота, российским городом. Такая линия высших[c] органов власти России, в сочетании с сильными сепаратистскими настроениями в Крыму, порождала опасения военного конфликта. Сторонам, однако, удалось этого избежать, и к 1996 году статус Крыма как части Украины был согласован[103].

Неудаче крымского сепаратизма того времени способствовало несколько факторов. Внешняя поддержка была хотя и громогласной, но не существенной: не могло быть и речи о предоставлении местным сепаратистам оружия либо о военной поддержке со стороны российской армии. Российская исполнительная власть, которую в то время возглавлял президент Борис Ельцин, не желала конфликта с Украиной (посягательство на целостность которой было бы прямым нарушением обязательств РФ по признанию границ постсоветских государств в пределах территорий соответствующих союзных республик СССР) и неоднократно дистанцировалась от решений «националистически настроенного» российского парламента, по существу сведя их на нет; руководство РФ пыталось в то время сблизиться с Западом и потому рассматривало активность пророссийских деятелей за рубежом как неприятную помеху, способную возродить на Западе подозрения относительно «неизжитых имперских амбиций» России[105]. Кроме того, к 1995 году внутри России имелся собственный вооружённый конфликт в Чечне, что отнюдь не способствовало «распылению сил» ещё и на помощь иностранным сепаратистам[103].

В дополнение ко всему, новое руководство Крыма столкнулось с отсутствием финансовой, экономической, управленческой базы для обеспечения реальной автономии[105], а политические силы Крыма страдали разобщённостью: возникший в скором времени конфликт между президентом и парламентом Крыма препятствовал возможности выступить единым фронтом против центральной власти[103].

Украина же в этот период проявила твёрдость, категорически отказываясь обсуждать предложения о федерализации страны (хотя автономия Крыма — при сохранении унитарной основы Украины — никогда не исключалась из числа вариантов обеспечения его особого статуса, что сохраняло возможность достижения компромисса; в этой ситуации «возможность получения Крымом голоса подавляла сепаратистские устремления»[103]) или о каком бы то ни было изменении её границ[103]. В условиях проблем, с которыми столкнулись власти Крыма, и невмешательства России в дела на полуострове, Украина в 1995 году отменила крымскую конституцию 1992 года и упразднила пост президента[105], а также поставила под свой контроль региональное правительство. Всё это сузило набор институтов, которыми могли воспользоваться пророссийские силы[103].

Со второй половины 1990-х годов в крымском руководстве преобладали партии, выступавшие против сепаратизма[103]. Пророссийские политические силы в Крыму, ослабленные политическим кризисом, потерпели поражение на выборах 1998 года в Верховный Совет Крыма[105]. 21 октября 1998 года крымский парламент нового состава принял новую конституцию, приведённую в полное соответствие с конституцией Украины[106]. На определённое время в деятельности пророссийских организаций собственно политическая составляющая ушла на второй план, при этом более важную роль начали играть вопросы русского языка, религии, культуры, исторического самосознания, поддержания связей с Россией[105]. На международном уровне, в 1997 году Россия и Украина подписали соглашения о статусе Черноморского флота, решившие вопрос его раздела и пребывания на территории Крыма, а также Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной («Большой договор»), которым признавали нерушимость границ друг друга и, тем самым, суверенитет Украины над Крымом[103] — что, впрочем, не означало на практике абсолютный отказ России от силового возвращения территории полуострова в свой состав: планы такого рода продолжали разрабатываться всё постсоветское время, хотя и «были сродни стратегии действий на случай ядерной войны: быть готовыми вроде надо, но заставить их применить на практике может только экстренная ситуация»[107]. Российское же общество, хотя и не смирилось за период после распада СССР с потерей полуострова[108][109][110] и высказывалось в пользу его возвращения (допуская даже возможность прибегнуть к давлению на Украину вплоть до военного), всё же постепенно начинало принимать государственную независимость Украины от России как свершившийся факт[111].

Оживление политической деятельности пророссийских организаций наметилось в 2002 году. Этому способствовала «Оранжевая революция» (2004), многие лозунги которой были восприняты значительной частью населения полуострова резко враждебно, как и действия новой власти (в частности в вопросах сближения Украины с НАТО и войны в Южной Осетии[105]), резко ухудшились после неё и российско-украинские отношения — причём российское руководство эта революция побудила интенсифицировать проработку планов по военному захвату полуострова[112][113]. Возможность возникновения нового конфликта в Крыму в связи с новым переделом мира считалась высокой уже в начале 2000-х годов[114]. В условиях приближавшегося истечения срока базирования российских войск в Крыму (2017) сохранялась возможность вспышки конфликта за обладание регионом: этому способствовали как действия самой России (паспортизация населения и поддержка пророссийских организаций), так и пророссийские настроения большинства населения региона, что давало России некоторую «внутреннюю легитимность» в Крыму. Высказывались опасения, что в случае нового политического кризиса на Украине возникнет угроза территориальной целостности страны, поскольку это побудит русских националистов добиваться проведения в Крыму референдума о присоединении к России[115].

С избранием на пост президента Украины Виктора Януковича российско-украинские отношения существенно изменились[116]. К моменту вступления в должность главы государства Янукович выглядел пророссийским политиком[117], который выступал против сближения Украины с НАТО, за русский язык как второй государственный в стране, придерживался иных взглядов на Голодомор и ОУН-УПА, чем его предшественник Ющенко. Несмотря на активное сопротивление оппозиции, Янукович добился ратификации подписанных им договорённостей с Россией, согласно которым Украина получала скидку на газ в размере 100 долларов на каждую тысячу кубометров, а российский Черноморский флот оставался в Крыму до 2042 года[118]. На самом полуострове приход к власти Януковича, поддержанный большинством крымчан, в начале его правления даже способствовал некоторому снижению устремлений к присоединению Крыма к России или созданию в Крыму русской национальной автономии[119].

Вместе с тем остались нерешёнными несколько ключевых вопросов, касающиеся пребывания Черноморского флота на украинской территории, прежде всего проблема модернизации вооружений и боевой техники подразделений, дислоцированных в Крыму; другими спорными вопросами стали намерение украинской стороны собирать таможенные пошлины со всех ввозимых для нужд российского флота товаров и проблема маяков, находящихся в пользовании у Черноморского флота России. А провозгласив курс на подписание Соглашения об ассоциации с ЕС, Виктор Янукович начал стремительно терять поддержку среди электората Юга и Востока Украины: если во втором туре президентских выборов в феврале 2010 года в восточных областях Янукович набрал от 71 % до 90 % голосов, в южных — от 60 % до 78 %, то в мае 2013 года, по данным опроса Киевского международного института социологии (КМИС), отдать свой голос за действующего президента готовы были 26 % украинцев на востоке страны и 21 % — на юге. Эксперты отмечали, что за три года своего президентства Янукович испортил отношения с Россией, не сделал русский язык вторым государственным и не договорился о более низкой цене на газ, что подрывало поддержку президента пророссийски настроенным электоратом[120]. Однако главными проблемами в стране оставались высокий уровень коррупции и социальная незащищённость населения[121][122][123].

С конца ноября 2013 года на Украине начались акции протеста, вызванные отказом правительства подписывать соглашение об ассоциации с Евросоюзом. В городах Крыма также происходили аналогичные акции, однако число их участников было относительно невелико[124]. В ходе начавшегося политического кризиса в стране руководство АР Крым поддерживало позицию президента Януковича и правительства Азарова[125][126] и критиковало действия оппозиции как угрожающие, по мнению парламента, политической и экономической стабильности страны[127]. Выражались опасения за судьбу автономии[128][129], но даже с появлением в Крыму в начале 2014 года отрядов самообороны и всё более явной перспективой проведения референдума или опроса вопрос о сецессии ещё не ставился однозначно. Обращения из крымского парламента периода января — начала февраля 2014 года фокусировались вокруг идеи России как гаранта «незыблемости крымской автономии»[129] и защиты конституционного порядка на Украине[130]. Спикер Верховного Совета автономии Владимир Константинов в феврале 2014 года заявлял о возвращении к «некоторым параметрам автономного статуса начала 1990-х годов» и о «децентрализации власти» — но украинской власти[129]. Руководство АРК и Севастополя продолжало декларировать свою приверженность территориальной целостности Украины[131], а когда 19 февраля 2014 года идея присоединения Крыма к России была выдвинута в стенах парламента автономной республики, председатель Верховного Совета АРК Константинов «одёрнул» одного из депутатов, призвав «помочь Киеву отстоять власть»[129].

Декларировала своё невмешательство и Россия, президент которой Владимир Путин 19 декабря 2013 года на пресс-конференции в Москве, отвечая на вопрос о возможности ввода российских войск на Украину для «защиты соотечественников» по примеру ситуации в Южной Осетии и Абхазии в 2008 году, подтвердил, что «мы будем бороться за равенство прав (российских соотечественников)», но отрицал, что Россия может пойти на применение военной силы на Украине. Он выразил мнение, что дислокация Черноморского флота в Крыму является серьёзным стабилизирующим фактором в международной и региональной политике, а сравнение положения в Южной Осетии и Абхазии с крымским назвал «некорректным»[132][133].

Военные силы сторон[править | править код]

Согласно информации аналитического центра RAND, в начале конфликта в Крыму размещались около 18 800 украинских военнослужащих, хотя временный министр обороны Украины в феврале оценивал их численность ближе к 15 тысячам. Военно-морские силы Украины на территории Крыма были представлены ракетно-артиллерийской бригадой, двумя отдельными батальонами морской пехоты, и бригадой береговой охраны. Также на полуострове находились 2 500 сотрудников Министерства внутренних дел Украины, которые, по мнению центра, не имели оборонного значения. Министр обороны Украины на совещаниях украинского руководства в феврале сказал, что от полутора до двух тысяч военнослужащих являются надёжными и готовы сражаться с россиянами в случае приказа. В распоряжении армии были 41 танк, 160 БМП, 47 артиллерийских установок, и крупнокалиберные миномёты. Из 45 самолётов МиГ-29 в Бельбеке в рабочем состоянии находились от 4 до 6 машин. Уровень готовности украинских зенитных ракетных комплексов Бук-М1 и С-300 центр назвал сомнительным[134].

Россия, согласно центру RAND, разместила на полуострове около 12 000 военнослужащих Черноморского флота, единственной пехотной частью при этом являлась 810-я отдельная бригада морской пехоты. Российская морская пехота состояла из контрактных военнослужащих, которые были обучены и укомплектованы лучше, чем солдаты срочной службы. Российская армия в Крыму перед началом конфликта уступала в численности живой силе и тяжёлой технике украинским войскам, однако соглашения Украины с Россией о базировании российских войск в Крыму позволяли достаточно свободно перебрасывать силы с материка на полуостров[134][135].

Ход событий[править | править код]

Произошедшее 18—20 февраля обострение гражданского противостояния в стране, а затем и смещение Януковича с поста президента способствовали радикализации настроений как в Крыму, так и в руководстве России[57]. В Крыму, где многие восприняли смену власти как государственный переворот[59], в этот период даже стремившиеся к договорённостям с Украиной политики «склонили чашу весов в пользу Москвы», в том числе под давлением общественности[57], а отделение Крыма от Украины и присоединение его к России стало допускаться и руководством парламента автономии[136][137]. Началась протестная мобилизация населения, инициированная в основном местными жителями, но подогреваемая[62] и организуемая российскими спецслужбами[138]. Россия же, воспользовавшись складывающейся ситуацией, решила пойти на радикальный шаг — присоединение Крыма к своей территории[57][107][58]. В числе причин, побудивших российское руководство на такой шаг выдвигаются геополитические (унизительный для России «проигрыш» Украины Евросоюзу, требовавший «отмщения»[139][58]; опасения относительно возможного пересмотра соглашений по флоту[107] и/или превращения Украины из нейтрального «буферного государства» в «значимого игрока на стороне США и их союзников», не желающих «учитывать российскую аргументацию»[57]; стремление вернуть территории, потерянные при распаде СССР[140]; стремление ослабить и уничтожить Украину[139]), экономические (притязания на черноморские ресурсы энергоносителей[141]) и внутриполитические (отвлечь население от внутренних проблем[142], сплотив его вместо этого перед образом внешнего врага[143]) мотивы.

Когда именно российское руководство начало свои действия в отношении Крыма, остаётся спорным вопросом[112]. Самой ранней датой[2] называется (в частности, украинскими властями[144]) 20 февраля 2014 года, указанное на российской медали «За возвращение Крыма», что означает начало присоединения до смены украинской власти[2]. Президент Путин же утверждал, в обнародованном в 2015 году телеинтервью, что поручение «начать работу по возвращению Крыма в состав России»[145] отдал утром 23 февраля 2014 года, после смещения украинской власти[112].

К 23 февраля российские спецподразделения получили первые приказы по Крыму[43][66] и в течение нескольких дней происходила первичная скрытая переброска войск на полуостров[67], где тем временем продолжался гражданский конфликт. 23—24 февраля под давлением пророссийских активистов[68] была осуществлена смена исполнительных органов власти Севастополя; фактическим главой города стал предприниматель и гражданин России Алексей Чалый, назначенный руководителем Севастопольского городского управления по обеспечению жизнедеятельности города и председателем координационного совета при нём[12][146]. В АР Крым, однако, борьба за власть и дальнейшее развитие политического курса, осложнённая конфликтом между правительством (склонявшимся к признанию новой украинской власти) и руководством парламента (ставившим правомочность новой центральной власти под сомнение) продолжилась ещё несколько дней. Пиком этого гражданского этапа противостояния стали столкновения 26 февраля у здания ВС АРК. В этот день Меджлис крымскотатарского народа организовал митинг у здания Верховного Совета Крыма с целью заблокировать его и не допустить принятия «решений, направленных на дестабилизацию ситуации в автономии»[147][148]. В ходе митинга Рефат Чубаров заявил, что крымские татары не дадут оторвать Крым от Украины[149]. Одновременно здесь же проходил митинг «Русской общины Крыма». Между участниками двух митингов вспыхнул конфликт, в результате которого 35 человек получили травмы и ранения[150] и два человека погибли: мужчина, скончавшийся от сердечного приступа, и женщина, затоптанная в давке[151][152][107][153].

Российские военные без знаков различия с пулемётами у здания Верховного Совета Автономной Республики Крым, 1 марта 2014 года

26 февраля, в то время, как министр иностранных дел России Сергей Лавров подтвердил позицию «принципиального невмешательства» в дела Украины, Владимир Путин отдал приказ о проведении военных учений на западе России, и в Севастополь прибыл десантный корабль Черноморского флота России с 200 военнослужащими сил специальных операций[154]. Начиная с 27 февраля на улицах Крыма появились российские воинские подразделения без знаков различия, которые захватили важные объекты, особенно военные и административные[75].

В ночь с 26 на 27 февраля российским спецназом[71][155][156][157][69] были захвачены[70] здания Верховного Совета и Совета министров АР Крым в Симферополе[158]; кроме того ранним утром были установлены блокпосты на Перекопском перешейке и Чонгарском полуострове, что перерезало сухопутное сообщение Крыма с материковой Украиной. Украинские милиция и внутренние войска были подняты по тревоге и оцепили центр Симферополя[159], однако не решились отбивать занятые административные здания, опасаясь эскалации конфликта с Россией[160].

Во взятом российскими силами здании Верховного Совета Автономной Республики Крым была проведена чрезвычайная сессия парламента АРК, на которой лидер партии «Русское единство» Сергей Аксёнов был назначен на пост председателя правительства региона. Хотя решение не было признано центральными украинскими властями, 1 марта Аксёнов обратился к российскому президенту Владимиру Путину с просьбой об оказании помощи по «поддержанию мира» в Крыму[75], а Путин получил от Совета Федерации право на использование Вооружённых Сил России на территории Украины «до нормализации общественно-политической обстановки в этой стране»[161]. В начале марта российскими военнослужащими и крымскими отрядами самообороны были блокированы все военные объекты украинских вооружённых сил в Крыму[79]. Украинским военным был поставлен ультиматум: от них под угрозой штурма воинских частей[162] потребовали сдачи[d].

В последующие дни российские войска и пророссийские формирования[e] захватили все ключевые объекты инфраструктуры Крыма, блокировали, а в ряде случаев и захватывали украинские военные объекты[164]. По сведениям «Новой газеты», для участия в крымской операции были привлечены силы спецназа и отдельные подразделения ВДВ из Пскова, Тулы, Ульяновска[135], а также «специально завезённые в Крым гражданские лица», которые «выполняли по этому плану роль мирного населения, решительно поддержавшего российскую армию при захвате объектов»[135]; по утверждению российского президента, для блокирования и разоружения украинских воинских частей на полуостров перебрасывались спецподразделения ГРУ и силы морской пехоты, десантников[165]. Оценивая вероятного противника, специалисты Минобороны РФ имели в виду не только потенциал украинских ВС, но и возможное появление в Крыму активистов полувоенных формирований. В частности, утверждалось, что у российских спецслужб имелась оперативная информация о размещении в Крыму группы «Правого сектора» и планах организации диверсий на объектах Черноморского флота. Также российской стороной ожидались также акции, рассчитанные на привлечение внимания мировых СМИ, — захват боевыми группами заложников и пленение российских военнослужащих[135]. Учитывалась и вероятность применения оружия со стороны крымских татар[135] (на что рассчитывали и в украинском руководстве, получившем, однако, отказ на такие просьбы[166][167]), в силу чего крымские и российские власти предприняли активные усилия для того, чтобы если не склонить их на свою сторону, то хотя бы добиться их нейтралитета в сложившейся ситуации[135].

Помимо действий по собственно захвату стратегических объектов в Крыму российская армия начала интенсивные военные учения в приграничных с Украиной областях — Ростовской, Белгородской, Тамбовской и Курской[168]. При этом российский президент Путин заявлял, что «учения в западных регионах России совершенно не связаны с ситуацией на Украине»[168]. Однако украинское руководство расценило эти действия российской стороны как подготовку к полномасштабному вторжению России на Украину[168][169]. 27 февраля на заседании СНБО министр обороны Украины Игорь Тенюх заявил, что киевском, харьковском и донецком направлениях Россия сосредоточила 38 тысяч военных, а боевой состав российских сил в Крыму превышает 20 тысяч человек[169]. В то же время он сказал, что Украина может собрать боеспоспособную группировку всего лишь в 5000 человек и заявил, что «если российские части войдут утром со стороны Черниговской области, то к вечеру они уже будут в Киеве»[169]. О неготовности Украины к войне говорили и другие члены высшего руководства страны[169]. По словам украинской стороны, страны Запада также призывали Украину не совершать никаких резких действий, чтобы не дать повод России к войне[169][170]. При этом, по словам тогдашнего временно исполняющего обязанности президента Украины Александра Турчинова, украинское руководство рассматривало различные варианты военного ответа на действия России, в том числе переброску десантников с материковой Украины на Крымский полуостров, однако от этих планов было решено отказаться[171]. В результате украинские военнослужащие в Крыму не получили из Киева чётких приказов для своих дальнейших действий[172][173], в силу чего не оказали вооружённого сопротивления российским войскам. Это позволило России захватить без боя украинские военные базы и гарнизоны на полуострове[174].

Политическим инструментом присоединения Крыма к России стал неконституционный[175][176][177][178][179] референдум о вхождении Крыма в состав России, проведённый 16 марта[84]. По объявленным итогам голосования подавляющее большинство крымчан поддержало присоединение[180], вместе с тем вопрос о доверии откровенно некорректно организованному и проведённому голосованию является дискуссионным[181], а его «пророссийские» результаты, по утверждению критиков, были существенно ниже объявленных[182]. На основании объявленных результатов референдума, 17 марта в границах АРК и Севастополя была создана самопровозглашённая Республика Крым, а 18 марта Россия подписала с ней договор, образовавший на этой территории субъекты Российской Федерации — Республику Крым и город федерального значения Севастополь. 21 марта завершилась законодательная процедура образования субъектов[183], а к 26 марта — военное овладение территорией[86][43], оставшиеся на стороне Украины военнослужащие к 28 марта были выведены с полуострова[184]. Фактической государственной границей между Россией и Украиной в крымском регионе стала сложившаяся к этому времени административная граница АР Крым и Херсонской области[185], протяжённостью приблизительно 170 км по суше и азовским лиманам[186].

Вместе с тем Украина отнюдь не признала потерю своей территории, а начала упорную дипломатическую борьбу за её возвращение[99], получив в этом поддержку (в той или иной степени) большинства государств — членов ООН.

Потери сторон[править | править код]

Во время Крымского кризиса с 23 февраля по 18 марта 2014 года на полуострове погибло шесть человек. Среди погибших: трое общественных активистов (два пророссийских и один проукраинский)[187][188], двое украинских военнослужащих — прапорщик Сергей Кокурин и майор Станислав Карачевский[uk], и один пророссийский крымский ополченец Руслан Казаков[189].

В ночь с 5 на 6 марта 2014 года российскими военными у входа в озеро Донузлав был затоплен собственный противолодочный корабль «Очаков» для блокады кораблей ВМС Украины[190][191][192].


Анализ действий сторон[править | править код]

Австрийский политолог Мартин Малек утверждал, что действия российских войск в Крыму не были «импровизацией или отчаянной реакцией Путина на свержение Януковича 22 февраля 2014 года»[193]. Исследователь указывал, что действия российских сил отрабатывались несколько лет, в частности в сентябре 2013 года в ходе российско-белорусских учений в Калининградской области, где отрабатывались «операции по защите соотечественников, якобы притесняемых на территории иностранного государства»[193]. Мартин Малек отмечает, что отработанные россиянами методы были использованы в Крыму, причем отчасти именно теми военнослужащими, которые участвовали в тех маневрах и были заблаговременно в составе небольших групп перемещены на российские военные базы на Крымском полуострове[193].

На протяжении крымских событий факт участия российских войск в присоединении Крыма отрицался[43] и лишь спустя несколько недель был признан российским руководством[194]; отказ признать очевидное, однако, «не мог обмануть иностранные спецслужбы и военных специалистов»[43] (а кроме того, подорвал доверие к последовавшим российским утверждениям о неучастии в украинском конфликте: после Крыма было «неудивительно, что наблюдатели предполагали наличие аналогичных обстоятельств в Донецке, Луганске и других регионах»[194]), тем не менее, отказываясь признавать своё военное присутствие, российское руководство вплоть до референдума смогло держать в тайне свои намерения и то, насколько далеко (до полного присоединения территории) оно готово пойти в крымском вопросе. Это в значительной мере дезориентировало украинские власти[195] и украинских военных в Крыму (готовившихся к противостоянию с отрядами «крымской самообороны», но не с профессионально вооружённым и подготовленным противником); неопределённость относительно намерений России усложнила Украине и западным странам выработку «своевременной и эффективной» совместной реакции на эти действия[43].

Российскому вторжению в Крым и последовавшей аннексии полуострова помогло то, что военное присутствие России на полуострове воспринималось местным населением как одинаково легитимное с украинским[196]. Помимо этого, успеху России также сопутствовали и некоторые другие факторы — география (для «отсекания» Крыма от Украины и защиты от возможных попыток «контратаки» с её стороны требовалось контролировать лишь немногие ключевые позиции)[197], в том числе близость Крыма к России (и, в частности, к Южному военному округу, который накануне крымских событий был «наиболее боеготовым»[198]), а также существование на полуострове автономной административной единицы, позволявшее «аккуратно» оформить отделение региона от Украины[198]. Россия имела готовый плацдарм в Крыму (военные объекты Черноморского флота), а соглашения о базировании флота использовались Россией для пополнения военного контингента[199] — под предлогом «усиления охраны» объектов ЧФ в Крым направлялись спецподразделения для блокирования и разоружения воинских частей Украины[112][165]. В ответ на возможное западное военное вмешательство в ход российских действий по захвату Крыма Россия была готова использовать ядерное оружие[200], о чём впоследствии говорил и сам российский президент Путин[80][165][81].

Помимо указанных преимуществ «быстрому и хорошо скоординированному развёртыванию российских сил» способствовали и политические ошибки украинских властей, которыми Россия не преминула воспользоваться. Одной из них стало принятое 23 февраля решение Верховной рады об отмене Закона «Об основах государственной языковой политики»[201], воспринятое русскоязычной общественностью как отличительное свидетельство «антирусской повестки» новой украинской власти[202] и способствовавшее мобилизации значительного количества русских крымчан против неё[203]. Другая ошибка произошла 24 февраля, когда активист «Правого сектора» Игорь Мосийчук, пригрозил направить «поезд дружбы» в Крым на подавление сепаратистов; хотя «Правый сектор» как таковой не мог говорить от лица украинской власти[202], а сама угроза не была реализована[204][205], заявление было подхвачено русскоязычными СМИ как свидетельство нависшей над крымчанами непосредственной опасности[202]. Наконец, третья ошибка произошла 25 февраля, когда новая украинская власть упразднила спецподразделение милиции «Беркут», принимавшее активное участие в противостоянии с активистами Евромайдана в Киеве, ранее отозванное из украинской столицы. Это было воспринято правоохранителями, убеждёнными в добросовестном исполнении своих задач, как унижение, а также поставило их перед проблемой трудоустройства. По возвращении на полуостров крымские бойцы спецподразделения были встречены местными жителями как герои, российские же власти заявили о готовности принять украинских милиционеров к себе на службу[206][202]. В итоге крымский «Беркут» встал на сторону России и пророссийских сил, способствуя присоединению Крыма к РФ (особенно на начальном его этапе, когда дополнительные российские подкрепления ещё не прибыли на полуостров); кроме того, часть бывших бойцов «Беркута» в дальнейшем приняла участие в войне против украинского правительства в Донбассе[207].

Западные эксперты квалифицируют действия России в ходе крымских и донбасских событий 2014 года как «гибридную войну», рассматривая её как некую новаторскую форму ведения интервенции, которая, как утверждается, может стать базовым методом действий российского руководства на перспективу[208][209]. Nato SratFor указывает на такие характерные черты российской тактики ведения «гибридной войны», как ведение интенсивной информационной кампании, использование кибератак и хорошо тренированных сил спецопераций[210]. Директор российского Центра анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) Р. Н. Пухов, однако, полагает, что никаких принципиально новых действий российская армия в Крыму и на Украине не вела, употребление термина «гибридная война» носит более пропагандистский, чем классификационный характер, а действия, которые объявляются специфичными для «гибридной войны», на самом деле уже давно используются во всех вооружённых конфликтах «низкой интенсивности»[208]. Пухов пишет, что российская агитация украинских военных в пользу сдачи и перехода на сторону России стала «в высшей степени успешным мероприятием, приведшим к полному разложению украинских сил на полуострове», но вместе с тем связывает этот успех со спецификой этих сил (большинство военнослужащих Украины в Крыму были жителями полуострова), а не какими-либо особыми действиями в области пропаганды[208].

Информационное освещение[править | править код]

Российская военная операция в Крыму сопровождалась масштабной информационной кампанией в российских СМИ, со времён распада СССР располагавших многомиллионной русскоязычной аудиторией на Украине[211][212]. Основные цели этой кампании состояли в дискредитации украинского руководства, пришедшего к власти в результате Евромайдана, и подрыве его легитимности, в подчёркивании серьёзной угрозы для русского и русскоязычного населения Украины (и, в частности, Крыма), исходящей от ультраправых сил после смены власти в стране, и в демонстрации «широкой народной поддержки» идеи «возвращения Крыма на Родину», под защиту России[213].

Российская информационная кампания включала в себя подчинение или вытеснение немногих оставшихся отечественных независимых СМИ, что позволило получить дополнительные возможности для формирования взглядов в России на события в Украине[214]. Мощный контроль правительства России над российскими СМИ оказал серьёзное влияние на успешность её операций. Российские СМИ прибегали к фальсификациям: искажали фото- и видеоматериалы, использовали актёров, притворяющихся «крымскими активистами» и «беженцами с Донбасса» и поддерживающих российский нарратив[210].

В российских СМИ смена власти на Украине квалифицировалась как «переворот», осуществлённый при поддержке Запада, в интересах которого новая власть и действует, Евромайдан — как движение, в котором доминировали крайние националисты, а сторонники евроинтеграции Украины представлялись идеологическими наследниками нацистов и их пособников. Ложно утверждалось, что русскоговорящие в Украине подвергаются систематическим нападкам[215]. Подчёркивалась «историческая принадлежность» России Крымского полуострова, передача которого Украине в 1954 году являла собой «историческую ошибку» советского руководства, а также легитимность референдума 16 марта 2014 года как «свободного волеизъявления народа Крыма»; выделялся «добровольный переход» украинских силовиков в Крыму на сторону России и пророссийских сил. Утверждалось, что политика России в отношении Крыма аналогична действиям западных стран, считающих себя вправе осуществлять интервенции, перекраивать государственные границы и поощрять создание новых государственных образований (в том числе имея в виду «косовский прецедент»). Западные государства обвинялись в непосредственной организации событий на Украине — в особенности это касалось США, основной мотивацией которых в российских СМИ называлось расширение НАТО и сдерживание России, ради которого США оказывали давление на европейские страны в вопросе введения санкций против России. До осуществления аннексии публично отрицалось, что Россия планирует аннексировать Крым, а её солдаты присутствуют на крымской территории[216].

Российские СМИ, воздействуя на внутрироссийскую аудиторию, способствовали формированию массовой поддержки стремительного превращения запутанного конфликта в политически приемлемое присоединение новых территорий; СМИ широко растиражировали обращение президента Путина от 18 марта 2014 года, где он обратился к историческим и эмоциональным аргументам в пользу присоединения Крыма к России. Что касается крымской аудитории, то, как пишут исследователи RAND Corp., оценить чистый эффект от информационной кампании на неё крайне нелегко: российское телевещание обращалось в первую очередь к внутренней аудитории, а воздействие на жителей Крыма и Украины в целом стало «побочным продуктом» (куда бо́льшую роль в организации событий сыграли действия «российских агентов и их помощников» в Крыму). С течением крымских событий трансляция украинских телеканалов на территории полуострова была прекращена, однако, как показали социологические опросы, большинство жителей Крыма к тому времени уже получало информацию в основном из российских СМИ. RAND Corp. считает, что, хотя информационная кампания сыграла свою поляризующую роль, её ключевые успехи проявились не сами по себе, а как следствие ошибок новой украинской власти, восстановившей против себя население Крыма; пропагандистская кампания, сопутствующая силовым действиям, была не более чем второстепенным фактором по отношению к захвату полуострова при помощи вооружённой силы[217].

NATO StratCom утверждает, что российская информационная кампания стала центральным элементом новой российской стратегии ведения войны, в которой основное поле битвы переместилось из физической реальности в сердца и умы населения, и именно она позволила России победить, не вступая в открытый вооружённый конфликт. Информационная кампания России сыграла очень важную роль в подготовке почвы для операции в Крыму и дальнейших действий на Востоке Украины. В ходе кампании был проведён тщательный анализ целевой аудитории; осуществлено доминирование в информационном поле за счёт быстрого производства больших объемов информации и её эффективного распространения; заблокированы или разрушены враждебные информационные каналы; применены скрытые манипуляции в Украине для достижения социальных, политических, экономических и ментальных изменений; собственные информационные ресурсы, вроде Russia Today, были развиты до уровня, необходимо для конкуренции с другими странами в информационном поле[210].

Попытки пропаганды Кремля добиться успехов за рубежом закончились неудачей: Кремлю не удалось навязать свою точку зрения населению контролируемой правительством территории Украины и всему остальному миру. Например, в США канал Russia Today был был популярен до военной эскалации в Украине, но впоследствии его репутации был нанесен серьезный удар из-за предвзятого освещения украинского конфликта. На подконтрольных правительству Украины территориях российские источники информации непопулярны. С другой стороны, в Западной Европе, в частности в Германии, удалось достичь небольших успехов: некоторые немецкие СМИ ретранслировали кремлёвскую пропаганду[218].

Украинские СМИ также оказались вовлечены в разворачивавшееся информационное противостояние с Россией; в них наблюдалось «смещение акцентов» в распространяемой информации о ситуации в стране, смешение фактов и оценок событий и нарушение нейтральности «тона» передаваемых сообщений[219]. Победа Евромайдана привела как к негативным, так и к позитивным последствиям для свободы прессы в Украине. С одной стороны, уменьшилось давление государства на СМИ; были приняты законы, направленные на приватизацию государственных СМИ и обеспечение прозрачности управления СМИ; появились независимые Интернет-СМИ; в целом, по данным НКО вроде Freedom House и местных наблюдателей, улучшилась ситуация со свободой слова[220]. С другой стороны, сохранилась зависимость СМИ от олигархов, экономические и политические интересы которых впервые за всю историю самостоятельной Украины полностью совпали с позицией и курсом действующей власти[219]. Кроме того, журналисты Украины оказались не готовы к освещению войны, и перед ними встал выбор между профессиональным освещением конфликта между Россией и Украиной и лояльностью к своей стране. «Патриотический подход» к освещению конфликта приобрел значительную популярность среди многих украинских журналистов, но, тем не менее, некоторые ведущие журналисты и медиа-НКО решили бороться за независимую и непредвзятую журналистику[220].

В ведущих национальных СМИ Украины формируется и поддерживается «новая украинская идеология, выступающая за европейский выбор Украины и изображающая Россию в качестве главного „врага“», а альтернативная точка зрения и «разделение населения Украины» отвергаются; постулируются единство государства и незыблемость его унитарного строя[221] (в частности, крупнейшие общенациональные каналы Украины со 2 марта выходили с одинаковым логотипом — флагом Украины и надписью на нём «Единая страна» на русском и украинском языках[221][222]). Крымский полуостров в украинских СМИ во время и после событий 2014 года, как правило, именовался «оккупированным», а его «аннексия» после смещения Януковича стала одним из главных (наряду с последовавшей затем войной в Донбассе) объектов неприятия «промайданных» сил[223].

Обе стороны конфликта обвиняли друг друга во лжи и настаивали, что именно их информация является «достоверной» — хотя в действительности искажения (в том числе и умолчания, и преувеличения) допускали все его участники[194]. Кроме того, сторонами конфликта предпринимались попытки ограничить доступ к информационным ресурсам друг друга. Так, Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания потребовал ограничить (а потом и полностью прекратить) вещание российских телеканалов на Украине, что мотивировалось «информационной войной» и «угрозой национальной безопасности»[224]. В Крыму прекращалось вещание украинских телеканалов, ранее обвинённых властями полуострова в «однобоком» освещении ситуации[225], частично их заменили российские телеканалы[219]. После этого власти Крыма продолжили наступление на независимую крымскую прессу: закрыли ряд крымскотатарских и украиноязычных СМИ под надуманными предлогами, использовали против прессы антиэкстремистскую риторику, блокировали сайты оппозиционных новостных изданий. По данным Freedom House, агрессивные усилия крымских властей по установлению контроля над местным медиа-ландшафтом привели к тому, что в 2014 году ситуация со свободой слова на полуострове стала хуже, чем в России[226]. Кроме того, ограничивался доступ нелояльных журналистов к освещению происходящих событий[227][194].

Последствия присоединения[править | править код]

Международные отношения[править | править код]

С 2014 года статус Крыма остаётся предметом споров. Украина отказывается признавать вхождение полуострова в состав России, считая российские действия оккупацией собственной территории[89][228]. Также Украина в 2017 году подала в ООН иск против России, где, в частности, обвинила Москву в нарушении конвенции ООН о ликвидации всех форм расовой дискриминации, заявляя о дискриминации российскими властями в Крыму украинцев и крымских татар[229]. Украина и ряд специалистов заявили, что своими действиями в Крыму Россия нарушила множество двухсторонних и международных договоров[f], среди которых Будапештский меморандум и Договор о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной[87][88][230][231].

Позиция Украины относительно принадлежности Крымского полуострова получила поддержку большей части государств — членов ООН. Присоединение Крыма серьёзно ухудшило политические и военные отношения России с западным сообществом («Большая семёрка», государства — члены НАТО, Евросоюза, Совета Европы), которые осудили российское вооружённое вмешательство во внутренние дела Украины («российской агрессии») и поддержке территориальной целостности и суверенитета Украины, а некоторые из введённых в отношении России санкций непосредственно связаны с российскими действиями в Крыму[232]. «Большая семёрка» исключила Россию из своего состава[233], а НАТО усилило своё военное присутствие в Восточной Европе[142]. Хотя собственно присоединённую в 2014 году территорию Россия, «независимо от утверждений Киева или международного права», продолжила контролировать[232], конфликтный потенциал сохранился, и в прилегающих к Крыму районах время от времени происходили вооружённые инциденты, связанные с принадлежностью территории (российско-украинское столкновение в Керченском проливе в 2018 году, инцидент 2021 года в Чёрном море, когда британский эсминец предпринял попытку прохождения через крымские воды вопреки их закрытию Россией). В конечном итоге, после начала в феврале 2022 года российского вторжения на Украину, признание Крыма частью России стало одним из принципиальных российских условий для прекращения вооружённого конфликта[100][g].

Экономические и социальные последствия для Крыма[править | править код]

Перед российским руководством и крымскими властями встала беспрецедентная для постсоветской России задача по интеграции полуострова в экономическую, финансовую, кредитную и правовую системы РФ, что, в частности, предполагало создание минимальной транспортной и энергетической связности с основной территорией России и распространение социальных и прочих обязательств государства перед гражданами на жителей Крыма[236], социально-экономические показатели которого до присоединения к России были в несколько раз ниже российских[237]. Общий переходный период был установлен до 1 января 2015 года[238], однако ряд соответствующих задач был решён оперативнее, тогда как другие потребовали больше времени. Российскими властями разработана и осуществляется федеральная целевая программа социально-экономического развития Крыма до 2022 года[239], включающая строительство более 800 объектов в 9 отраслях экономики[240]. Бюджет Крыма, составлявший в 2013 году лишь эквивалент 600 млн долларов, или около 18 млрд рублей по курсу 2013 года, постоянно увеличивался[241] и достиг 174,7 млрд рублей в 2018 году, при этом поступления из федерального бюджета по ФЦП составили 131,1 млрд рублей (75 % от общего бюджета Крыма)[242]. Крым, как, впрочем, и в украинский период[243], остаётся дотационным регионом[244].

Северо-Крымский канал

Остро встал вопрос об обеспечении энергоснабжения Крыма. К моменту присоединения к России полуостров почти 80 % потребляемой энергии получал с материковой Украины[245], и когда в 2015 году украинские активисты начали «энергоблокаду Крыма» (перешедшую затем в официальный государственный запрет на энергопоставки в Крым), на полуострове вводился режим чрезвычайной ситуации и проводились веерные отключения электроэнергии. К 2017 году после запуска энергомоста (купировавшего проблему зависимости от украинской электроэнергии) в Крыму были достигнуты многолетние максимумы энергопотребления[244]; в 2019 году были введены в эксплуатацию парогазовые ТЭС (Таврическая и Балаклавская, общая мощность 940 МВт), сократившие зависимость и от энергомоста[246].

Не решённой оставалась проблема водоснабжения — перекрытый в 2014 году Украиной Северо-Крымский канал обеспечивал 85 % водных потребностей полуострова, и утрата этой воды привела к сокращению выращивания водозатратных сельскохозяйственных культур, хотя виноградарство смогло адаптироваться в условиях дефицита воды — увеличилась как площадь, так и валовый сбор с виноградников[244]. Россия рассматривала различные варианты альтернативного решения водной проблемы (в том числе строительство опреснительных установок, извлечение пресной воды из пластов под Азовским морем[247]), однако в итоге, в ходе боевых действий 2022 года, предприняла силовое деблокирование канала.

Рекордно увеличился туристический поток, чему способствовало открытие в 2018 году автодорожного Крымского моста, ставшего основным способом транспортного сообщения с Крымом[244]. В декабре 2019 года по мосту было открыто железнодорожное сообщение.

Среди крупнейших строек также можно выделить сдачу первой очереди новой трассы «Таврида», строительство нового аэровокзального комплекса в Симферополе, а также возведение многопрофильного медицинского центра Крымской республиканской клинической больницы им. Семашко[248].

Российский крупный бизнес начал замещать мелкий бизнес на полуострове, что привело к снижению конкуренции в некоторых отраслях, таких как сферы торговли и транспорта, а также снижению доли населения Крыма силы, занятой в малом бизнесе[249].

Аннексия Крыма изолировала регион от остального мира. ЕС запретил импорт продуктов, произведенных в Крыму или Севастополе, и инвестиции в эти регионы. США, Канада и Украина также ввели экономические санкции в отношении физических и юридических лиц, работающих в Крыму. Из-за того, что западные компании не работают в регионе, ряд западных товаров и услуг в Крыму недоступен. Из-за санкций даже некоторые российские фирмы из сферы банковского дела и связи отсутствуют на полуострове[249].

Последствия для прав человека в Крыму[править | править код]

После аннексии Крыма Россия ввела жестокие репрессивные меры, чтобы заставить замолчать оппозицию продолжающейся оккупации полуострова, в основном состоящую из крымских татар и других проукраинских лиц. Российские власти, действующие в Крыму, агрессивно преследуют противников оккупации с помощью цензуры, запугивания, внесудебных преследований и государственного насилия, оправдываемого риторикой борьбы с экстремизмом и терроризмом. По состоянию на март 2019 года примерно три четверти украинских политзаключенных, содержащихся под стражей в России, являются выходцами из Крыма, и почти три четверти из них — крымские татары. Российские правоохранительные органы в Крыму выбивали показания под пытками и фабриковали доказательства экстремизма для осуществления политических преследований[226].

Серьёзнее всего от мер, направленных на подавление и запугивание оппозиции, пострадали крымские татары, которые возглавили крупнейший фронт сопротивления аннексии Крыма. Эти меры включали спонсирование на государственном уровне научных работ, подрывающих и делигитимизирующих статус крымских татар как коренного населения полуострова, уничтожение культурных и исторических символов крымских татар и непосредственно репрессии. Так, крымскотатарский Меджлис был объявлен экстремистской организацией, а его руководство арестовано по сомнительным обвинениям в экстремистской деятельности — тем самым крымским татарам было отказано в праве на представительство и политическую организацию. Дома, мечети и религиозные центры крымских татар подверглись облавам со стороны российских правоохранительных органов в рамках репрессивной кампании против «исламского экстремизма», и известен один случай, когда такой налёт привёл к смертельным последствиям для крымской татарки[226].

С начала оккупации Крыма по 2018 год УВКПЧ задокументировало 43 случая насильственного исчезновения в Крыму, причём 11 человек до сих пор не удалось найти, один человек умер, а ещё один находится под стражей. Насильственные исчезновения предположительно совершались самообороной Крыма, казацкими группами, представителями ФСБ, полицией Крыма и другими правоохранительными органами. Освобождённые жертвы выступили с заслуживающими доверия утверждениями о жестоком обращении и пытках, в частности, со стороны ФСБ и самообороны Крыма. За эти преступления никто не был привлечён к ответственности[250].

На полуострове было отмечено серьёзное ухудшение ситуации со свободой прессы и свободой мирных собраний. Мирные протесты полностью запрещались под предлогами «возможных провокаций со стороны экстремистов», протестующие запугивались военной техникой и вооружёнными формированиями, им запрещалось использование символов Украины. Чтобы обойти драконовские ограничения на мирные собрания, многие крымские татары начали выражать свое недовольство с помощью одиночных демонстраций, разрешёнными российским законодательством, но несмотря на это они продолжили сталкиваться с запугиванием и судебным преследованием. В то время как запреты или ограничения на мирные собрания в основном затронули крымских татар или других лиц, симпатизирующих Украине, даже сторонники аннексии Крыма сталкивались с задержаниями за проведение демонстраций[226].

Так как Крым является многонациональным и многоязычным регионом, новые власти пообещали поддерживать и продвигать все языки полуострова. Тем не менее, есть основания полагать, что официально провозглашённое равенство русского, украинского и крымскотатарского языков на полуострове не было воплощено на практике. После аннексии Крыма наблюдалось радикальное ухудшение украиноязычного школьного образования в Крыму[251]. По данным Human Rights Watch, в Крыму на родителей детей, желающих записать своих детей в украиноязычные классы, оказывалось давление, а затем эти классы и вовсе закрыли, потому что в них якобы не хватало учеников[252], УВКПЧ также отметил нарушение прав на образование на крымско-татарском и украинском языках[253].

После оккупации Крыма большая часть населения полуострова согласилась получить российские паспорта, но те, кто от них отказались, столкнулись с дискриминацией, ограничением доступа к здравоохранению, увольнениями и трудностями с получением работы[252]. Более того, некоторых жителей Крыма без российских паспортов заставили покинуть Крым судебным решением. УВКПЧ отметило, что российская практика перемещения граждан Украины из Крыма в другие части Украины через отказ в праве на проживание по иммиграционным делам влечет за собой вынужденное перемещение, запрещённое международным правом[253].

Военная сфера[править | править код]

Присоединение региона развязало России руки в вопросе модернизации Черноморского флота и другой военной инфраструктуры на полуострове (ранее активно сдерживавшейся Украиной[254]), а также фактически освобождало Россию от необходимости платить арендную плату за пребывание войск на полуострове[255]; состав войск был усилен, что «обеспечило защиту территории полуострова и интересов России в Чёрном море»[256]. В частности, в состав самого ЧФ в 2014—2019 годах вошло около 20 кораблей и подводных лодок[257]. Соглашения о базировании флота были расторгнуты Россией, так как Россия рассматривает полуостров как часть своей территории[258], а с 2019 года и Украина формально не может требовать их соблюдения[259].

С другой стороны, российские военные предприятия пострадали от западных санкций, введённых из-за аннексии Крыма и военной агрессии на Востоке Украины, а также разрыва связей с украинскими предприятиями. Так, Дмитрий Рогозин сообщил парламенту, что украинские комплектующие использовались при производстве 186 видов российской военной техники, в том числе кораблей, самолётов и вертолётов. Кроме того, российский ВПК зависим от западных электронных компонентов, особенно компьютеров, жизненно важных для любой современной армии[260].

Экономические последствия для России[править | править код]

Хотя аннексия Крыма принесла российским властям значительные дивиденды на внутриполитической арене и некоторые стратегические преимущества, интеграция Крыма потребовала от России немалых затрат. Россия аннексировала регион, который нуждался в дотациях из бюджета, многомиллиардных инвестициях в модернизацию и развитие инфраструктуры, социальных тратах и покрытии бюджетного дефицита[261]. С 2014 года Москва вложила огромные суммы денег в экономику Крыма, финансируя ряд крупных инфраструктурных проектов сомнительной ценности. Эти расходы оказались обременительны для российских финансов в то время, когда международные санкции начали действовать[249]. По данным Bllomberg, Россия потратила на Крым 1.5 триллиона рублей за первые 5 лет оккупации[262].

Санкции, введённые против России в том числе и за аннексию Крыма, привели к различным негативным экономическим последствиям: в частности, одно из исследований оценивает потери российских компаний от санкций в 4,2 % ВВП[263], хотя другие аналитики приводят более низкие оценки[264].

Внутриполитические последствия для России[править | править код]

Присоединение Крыма было поддержано всеми российскими парламентскими партиями и, согласно опросам, населением в целом, способствовало росту рейтинга президента Путина и федеральной власти[111], который падал несколько лет до этого[265]; кроме того, согласно проводившимся после 2014 года опросам, присоединение к России было поддержано и большинством населения самого Крыма[266][267][268][269][270][271][272]. «Воля миллионов людей» и «общенациональный консенсус» по данному вопросу («крымский консенсус») декларировались российским руководством как обоснование «твёрдости внешнеполитической позиции»[273] в целом и легитимности нахождения Крыма в составе России в частности[274][275]. Однако данные опросов (как общероссийских, так и крымских) вызвали и критические комментарии: в частности, выдвигались утверждения об использовании манипулятивных формулировок и, применительно к масштабному опросу весны 2014 года, об отсутствии «градации шкалы по степени уверенности или по степени определённости ответа»[h][278], а также о самоцензуре (в особенности в телефонных опросах, где «нет гарантии анонимности») «непатриотичных ответов»[279]. Кроме того, отмечалось ухудшении ситуации со свободой слова и дискомфорт респондентов при высказывании собственного мнения, что подтверждается резким сокращением доли тех, кто считал, что люди могут открыто говорить о своих отношениях с Путиным и властью, и доверял результатам опросов[265]. Применительно к крымским опросам, заявлялось о невозможности свободного волеизъявления в условиях «жёсткой наказуемости» отрицания российского суверенитета над Крымом[280][281]. Критики присоединения, возражая тезису о поддержке такового большинством местных жителей, ссылаются на результаты исследований, проведённых до марта 2014 года, которые указывали на растущую поддержку украинского государства и идентификацию с ним среди крымчан всех этнических групп[226][282], однако эта аргументация не учитывает рост сепаратистских настроений в Крыму в условиях нарастания и радикализации протестов сторонников Евромайдана (отношение к которому большинства населения Крыма было весьма негативным)[283].

После аннексии Крыма авторитаризм и репрессии в стране приобрели новую легитимность. На средства массовой информации были наложены дополнительные ограничения, в то время как давление на политическую оппозицию и различные гражданские структуры увеличилось[265].

По состоянию на 2022 года теме «воссоединения Крыма с Россией» в каждом рекомендованном Минпросвещения современном учебнике истории посвящено несколько страниц, на которых событиям даётся исключительно положительная оценка[284].

Последствия для Украины[править | править код]

Для Украины утрата Крыма, наряду с геополитическими, военными и внутриполитическими последствиями, связана с экономическими последствиями потери государственной собственности, находившейся на полуострове, которая вошла в число объектов, национализированных крымскими и российскими властями[185] (см. также Переходный период в Крыму#Крым и Украина), де-факто сократилась исключительная экономическая зона страны. С полуостровом Украина утратила две трети своего военного флота[285]. И хотя первоначально была достигнута принципиальная договорённость о выведении всех украинских кораблей и самолётов из Крыма[286][287], позднее Россия приостановила передачу военной техники из Крыма Украине, ссылаясь на действия украинских силовиков на востоке Украины[288][289], хотя и не исключила возможность возобновления передачи военной техники[290][291]. Обострилось гражданское противостояние: с одной стороны, радикально пророссийские силы в ряде регионов страны (в том числе в Донбассе), вдохновившись исходом крымских событий, стремились повторить «крымский сценарий» в своих регионах и от «простого неприятия» новой украинской власти перешли к активному сопротивлению и свержению её местных сторонников[292], с другой стороны, новая украинская власть, вознамерившись не допустить повторения «крымского сценария», объявила о начале силовых действий против протестующих, захватывающих административные здания на востоке страны[293].

Но и для России, по оценке Stratfor, присоединение Крыма принесло существенные политические потери на Украине. Если до Евромайдана и присоединения Крыма «Украина воздерживалась от того, чтобы однозначно связать себя с Западом или с Кремлём, вместо этого там поочерёдно сменяли друг друга прозападные и пророссийские правительства», то утрата Крыма — а затем и части Донецкой и Луганской областей — вывела из политического поля Украины и значительное количество проживающих там пророссийских избирателей, сократив тем самым возможности прихода дружественных к России сил к общеукраинской власти[294][232]. Большинство населения Украины восприняло утрату полуострова негативно, хотя и не стремилось к немедленному его возврату[295].

Преследование за непризнание Крыма российским[править | править код]

В 2015 году жителя Крыма приговорили за публикацию в интернете «утверждения о том, что Крым не является территорией России, и призывы к действиям по защите Крыма от российской оккупации», формирование «негативного отношения к действиям России в Крыму в 2014 году» и «представления, что территория Крыма присоединена к России незаконно»[296]. В 2020 году в России приняли закон, предусматривающий наказание за призывы к отчуждению российских территорий[297][298].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Россией признано постфактум, а во время событий отрицалось[7].
  2. голосование Верховной рады об отмене закона об основах государственной языковой политики, подготовка закона о люстрации, радикальные заявления активистов Евромайдана и политических деятелей
  3. По Конституции Российской Федерации, действовавшей до 1993 года, именно российский двуступенчатый (Съезд народных депутатовВерховный Совет) парламент являлся высшей властью; основные направления политики определял Съезд (который в крымском вопросе поручил Верховному Совету рассмотреть статус Севастополя), он (и, в несколько меньшей мере, Верховный Совет) мог принять любое решение в пределах федеральной компетенции РФ
  4. в различных вариантах: перейти на сторону России, сложить оружие, или покинуть Крым[163].
  5. В отчёте Миссии ОБСЕ по оценке положения в области прав человека, работавшей на Украине в марте-апреле 2014 года, отмечалось, что выяснить принадлежность и подчинённость действовавших в Крыму вооружённых групп и отрядов не представлялось возможным: их участники носили разную форму и представлялись членами отрядов «самообороны», «Армии Крыма», казаками или членами других организаций. Действуя вне рамок правового поля, эти группы пользовались попустительством, а иногда и активным соучастием властей, де-факто контролировавших территорию Крыма, включая правоохранительные органы[164].
  6. По мнению Украины, 400 двухсторонних и 80 международных договоров.
  7. Условием нормализации отношений признание крымского референдума Россия назвала ещё 22 февраля[234], незадолго до начала боевых действий, однако тогда же это требование было отвергнуто украинскими властями как противоречащее «выбору украинского общества»[235]
  8. В канун референдума о статусе Крыма в марте 2014 года, согласно совместному телефонному опросу ВЦИОМ и ФОМ в 83 регионах РФ, 91 % россиян одобряли присоединение Крыма к России, 5 % были против, остальные не смогли определиться[276][277]. Этот опрос, ставший «социологическим обоснованием (подкреплением) важнейшего политического решения» (на него прямо сослался президент Путин в своём обращении[273]), предполагал всего три варианта ответа — «Да» (поддерживаю/согласен), «нет», «затрудняюсь ответить».

Источники[править | править код]

  1. McDermott, 2015, p. 9—10: «Although much of the narrative of events in Russia’s operation to restore Crimea, resulting in its formal annexation on March 18, 2014, is relatively easily established, there remain some contradictions and inherent problems in relation to the ‘start date’ for the operation. In early March 2015, President Putin stated in a Russian documentary trailer that he ordered the operation to ‘restore’ Crimea to Russia following an all-night emergency meeting in the Kremlin that began on February 22, 2014. The medal to decorate participants in the Russian operation ‘Liberation[sic] of Crimea,’ is dated ‘February 20’ to ‘March 18’ 2014; in other words, commencing two days before Ukrainian President Viktor Yanukovych fled Kyiv.¹³<…>Russian intelligence penetration, as already noted, of Ukraine’s intelligence agencies, implies possible foreknowledge of the collapse of the Yanukovych government. Ukrainian General Staff sources suggested later that they had detected ‘unusual’ Russian activity in Crimea in January 2014, but that Kyiv had ignored such warnings.¹⁷ Nonetheless, such post-factum claims are difficult to test and even if there was some type of ‘unusual’ activity’ in Crimea as early as January 2014 it does not imply foreknowledge of the collapse of the Yanukovych regime. In this context Putin most likely ordered planning to be intensified on February 20, while only giving final authorization on February 22/3, 2014.».
  2. 1 2 3 The Russian Invasion of the Crimean Peninsula 2014–2015. Johns Hopkins University. Дата обращения: 24 сентября 2021. Архивировано 6 февраля 2022 года.
  3. Kofman, 2017, A Chronology of events, p. 12: «By March 26, the annexation was essentially complete, and Russia began returning seized military hardware to Ukraine.²¹».
  4. John Simpson. Russia's Crimea plan detailed, secret and successful (англ.). BBC News (19 марта 2014). — «For much of February, thousands of extra soldiers were quietly sent in to the bases which Russia was permitted by treaty to own in Crimea. Civilian "volunteers" moved in too. The plan was carried out secretly and with complete success.». Дата обращения: 30 января 2019. Архивировано 24 февраля 2022 года.
  5. Kofman, 2017, p. 75: «In Crimea, Russia achieved quick success through direct application of military power, while in Eastern Ukraine, its leadership took an entirely different approach.».
  6. Россия против Украины. Как дело дошло до большой войны. Deutsche Welle (24 февраля 2022). Дата обращения: 31 марта 2022. Архивировано 8 июня 2022 года.
  7. От "их там нет" к "чего скрывать?" Как Россия отрицала захват Крыма. Радио «Свобода» (26 февраля 2019). Дата обращения: 30 марта 2022. Архивировано 31 марта 2022 года.
  8. 1 2 «Крымская весна» в России: шаги к воссоединению Архивная копия от 2 октября 2019 на Wayback Machine — РБК, 16 марта 2014 г
  9. «Своих не бросаем!»: регионы России готовы принять беженцев из Украины Архивная копия от 23 декабря 2018 на Wayback Machine — АиФ, 03/03/2014
  10. Сергей Аксёнов в Краснодаре поздравил казаков с 25-й годовщиной реабилитации кубанского казачества (недоступная ссылка). Правительство Республики Крым. Дата обращения: 24 апреля 2016. Архивировано 23 апреля 2016 года.
  11. В Севастополе депутаты создали управление по обеспечению жизнедеятельности и при нём координационный совет (недоступная ссылка). Дата обращения: 28 февраля 2015. Архивировано 2 апреля 2015 года.
  12. 1 2 У Севастополі міськрада створила виконком на чолі з громадянином Росії (укр.). Радио Свобода (25 февраля 2014). Дата обращения: 17 июня 2015. Архивировано 1 июня 2015 года.
  13. В Севастополе создано муниципальное подразделение милиции «Беркут» (недоступная ссылка). Дата обращения: 7 октября 2018. Архивировано 22 января 2015 года.
  14. Премьером Крыма стал лидер партии «Русское единство» Аксёнов Архивная копия от 28 февраля 2014 на Wayback Machine // Интерфакс, 27.02.2014
  15. «Беркут» будет охранять общественный порядок в Крыму // Русская служба Би-Би-Си, 01.03.2014
  16. 1 2 Из-за конфликта в Крыму в Украину прибудет Верховный комиссар ОБСЕ Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine. Сегодня.ua
  17. В Крыму организованы отряды самообороны — Русский блок Архивная копия от 29 июня 2018 на Wayback Machine. Фокус.ua, 27.02.2014.
  18. Русский блок: Мы начинаем сегодня создавать в Севастополе силовые структуры самообороны Архивная копия от 6 июля 2017 на Wayback Machine. Новый Севастополь, 23 февраля 2014.
  19. В Крыму казаки объединились для защиты полуострова и рассчитывают на помощь ЧФ Архивная копия от 22 апреля 2019 на Wayback Machine. Сегодня.ua, 20 февраля 2014.
  20. У Донецьку й Криму сепаратизм розпалюють російські націоналісти й неонацисти? Архивная копия от 23 декабря 2018 на Wayback Machine — Українська правда, 07 березня 2014
  21. Хирургическое вмешательство: «Ночные волки» бросились на оборону Крыма Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine — MK, 25 февраля 2014
  22. Serbian paramilitaries join pro-Russian forces in Crimea Архивная копия от 2 апреля 2015 на Wayback Machine. uk.reuters.com, 14.3.2014.
  23. В Севастополь для поддержки местных отрядов самообороны приехали сербские добровольцы Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine. ТАСС.
  24. Українські прикордонники зберігають контроль у Криму Архивная копия от 26 апреля 2016 на Wayback Machine. Euronews, 03.03.2014 (укр.)
  25. Кримські співробітники СБУ відмовилися підкорятися уряду Аксьонова Архивная копия от 24 февраля 2019 на Wayback Machine. dt.ua, 4.3.2014. (укр.)
  26. ВВ МВД Крыма заявляют о верности народу Украины Архивная копия от 8 января 2015 на Wayback Machine. Подробности.ua, 3.3.2014.
  27. Власти Крыма будут выполнять решения Верховной рады Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine // Коммерсантъ, 23.02.2014
  28. Дорогие севастопольцы!, Пресс-служба СГГА. Архивировано 24 февраля 2014 года. Дата обращения 22 декабря 2018.
  29. Меджлис не признаёт новое правительство Крыма (видео) Архивная копия от 7 апреля 2019 на Wayback Machine. Сегодня.ua
  30. Кримські татари створюють загони самооборони Архивная копия от 23 декабря 2018 на Wayback Machine. Gazeta.ua, 1 березня 2014 (укр.)
  31. В АРК создана Всекрымская Украинская Рада Архивная копия от 10 марта 2014 на Wayback Machine — Укринформ, 02.03.2014
  32. Украинцы Крыма попросили власти страны предотвратить войну на полуострове Архивная копия от 6 ноября 2018 на Wayback Machine. Интерфакс, 27.2.2014.
  33. В Крыму проходит 10-тысячный митинг крымских татар Архивная копия от 31 июля 2021 на Wayback Machine. Вести, 23.02.2014.
  34. Під час сутичок у Сімферополі загинули двоє — Джемілєв Архивная копия от 13 апреля 2014 на Wayback Machine. tvi.ua, 26.02.2014 (укр.)
  35. Russian Citizen Elected Sevastopol Mayor Amid Pro-Moscow Protests in Crimea, The Moscow Times (25 февраля 2014). Архивировано 3 апреля 2016 года. Дата обращения 27 февраля 2014.
  36. Ukraine leader Turchynov warns of «danger of separatism» (англ.). Euronews (25 февраля 2014). Дата обращения: 1 марта 2014. Архивировано 4 марта 2016 года.
  37. Russia puts military on high alert as Crimea protests leave one man dead (англ.), The Guardian (26 February 2014). Архивировано 27 февраля 2014 года. Дата обращения 27 февраля 2014.
  38. 1 2 Bērziņš J. Russia’s New Generation Warfare in Ukraine: Implications for Latvian Defense Policy. — Center for Security and Strategic Research: National Defence Academy of Latvia, 2014. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения: 22 декабря 2018. Архивировано 18 октября 2018 года. — «Instead of relying on a mass deployment of tanks and artillery, the Crimean campaign deployed less than 10,000 assault troops – mostly naval infantry, already stationed in Crimea, backed by a few battalions of airborne troops and Spetsnaz commandos – against 16,000 Ukrainian military personnel»
  39. В оккупации Крыма РФ использовала 70 тыс. человек Архивная копия от 23 декабря 2018 на Wayback Machine. // Українська правда. — 22.2.2016
  40. Крымские татары готовы взять в руки оружие, — Джемилев Архивная копия от 9 ноября 2014 на Wayback Machine // Фокус.ua, 28.02.2014
  41. Kofman, 2017, The Balance of Forces, p. 5.
  42. Свыше 15 тыс. украинских военнослужащих в Крыму перешли на службу в силовые структуры РФ. Архивная копия от 12 июня 2020 на Wayback Machine ТАСС, 26.03.2014.
  43. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Kashin V., Denisentsev S. Russian Again: The Military Operation for Crimea, by Anton Lavrov // Brothers Armed: Military Aspects of the Crisis in Ukraine. — East View Press, 2014. — ISBN 978-1-879944-22-0.
  44. «Бог дал — я ожил». gazeta.crimea.ua, 8.1.2015.
  45. Помнить о них — наш долг Архивная копия от 26 января 2021 на Wayback Machine. crimiz.ru, 07.03.2014.
  46. Стрельба в Симферополе велась из одной точки — по бойцам самообороны и по соседней украинской военной части Архивная копия от 21 марта 2022 на Wayback Machine. c-inform.info
  47. Убивший накануне в Симферополе двух человек снайпер совершил 15-20 выстрелов — потерпевший Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine. c-inform.info
  48. В Крыму похоронен Решат Аметов. trtrussian.com
  49. В Симферополе похоронили жестоко убитого Решата Аметова Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine. bigmir.net
  50. Аксёнов о расследовании убийства Решата Аметова Архивная копия от 26 мая 2019 на Wayback Machine. youtube.com
  51. 1 2 Российский спецназ первым открыл огонь в Симферополе, где был убит украинский военный Архивная копия от 31 июля 2018 на Wayback Machine. Главред, 19.3.2014.
  52. Российский военный убил украинского майора выстрелами в грудь и голову Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine. Сегодня.ua, 7.4.2014.
  53. Crimean parliament seized by unknown pro-Russian gunmen (англ.). The Guardian (27 февраля 2014). — «Two people died and 35 were injured during clashes outside the building on Wednesday…». Дата обращения: 18 марта 2014. Архивировано 18 марта 2014 года.
  54. В результате стрельбы в Симферополе погибли два человека. Газета.Ру (19 марта 2014). Дата обращения: 19 марта 2014. Архивировано 20 марта 2014 года.
  55. ООН сворачивает ряд проектов в аннексированном Крыму Архивная копия от 28 ноября 2016 на Wayback Machine. zn.ua, 21.5.2014.
  56. Lauri Mälksoo[et]. The Annexation of Crimea and Balance of Power in International Law (англ.). — European Journal of International Law[en], 2019.
  57. 1 2 3 4 5 Sergei Markedonov. The Challenge of Crimea for Russia’s Domestic and Foreign Policy (6 июня 2016). Дата обращения: 5 апреля 2019. Архивировано 8 июня 2022 года.
  58. 1 2 3 Tatyana Malyarenko. The Routledge Handbook of Ethnic Conflict: 2 nd edition; edited 28 CHAPTER 'A GRADUALLY ESCALATING CONFLICT: Ukraine from the Euromaidan to the war with Russia'.
  59. 1 2 3 Crimea: Russia’s Little Pawn Архивная копия от 17 августа 2016 на Wayback Machine — «Ukraine and its Western backers still hotly contest the annexation, but it went virtually unchallenged by the Ukrainian military. Ukrainian troops who were on the peninsula before the annexation either defected to the Russian military or returned to Ukraine. And though the near-unanimous results of the referendum raised suspicions in the West, the reality is that most of Crimea’s inhabitants wanted to become part of Russia. Crimea has traditionally been the most pro-Russian part of Ukraine, and many on the peninsula viewed Yanukovich’s ouster as a coup orchestrated and supported by Western powers»
  60. Why Crimea is so dangerous (англ.), BBC News (11 March 2014). Архивировано 31 мая 2018 года. Дата обращения 27 мая 2018. «The region voted heavily for Viktor Yanukovych in the 2010 presidential election, and many people there believe he is the victim of a coup - prompting separatists in Crimea's parliament to vote for joining the Russian Federation and a referendum on secession.».
  61. Oliphant, Roland. Keep out of Ukraine, America tells Russia (англ.), The Guardian (27 February 2014). Архивировано 19 июня 2018 года. Дата обращения 13 июня 2018. «Tensions in the Russian-majority Crimea soared after ethnic Russians established checkpoints on roads and raised vigilante defence groups in response to what many there see as an illegitimate coup by far-Right forces in Kiev.».
  62. 1 2 McDermott2015, p. 14: «Intelligence gathered in Kyiv and the use of Russian intelligence in Crimea not only afforded Moscow a clearer insight into the capacity of the Ukrainian state to respond, but was also an important element locally in preparing the potential battleield, with FSB, SVR and GRU involved in stirring up local protests, hiding among the population and conducting reconnaissance and subversive operations.».
  63. 1 2 Стенограмма заседания Совета национальной безопасности и обороны Украины от 28 февраля 2014 года («О неотложных мерах по обеспечению национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности Украины») Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine (укр.)
  64. БДИПЧ-2014, с. 115—116: «С наступлением политического кризиса в Украине многоэтничное общество Крыма стремительно поляризовалось. Это стало очевидно 26-27 февраля 2014 г., когда выступающие за единство Украины крымские татары противостояли пророссийским демонстрантам в центре г. Симферополя. В ходе противостояния возникла давка, в которой погибло два человека. Опасность межэтнического конфликта обострилась в период, предшествовавший так называемому „референдуму о статусе Крыма“ 16 марта 2014 г., который крымские татары массово бойкотировали. Большинство собеседников ВКНМ заявили, что хотя спорное решение об отмене Закона „О языке“ (невзирая на наложение вето со стороны исполняющего обязанности Президента), а также решения о подготовке закона о люстрации, не стали решающими факторами, спровоцировавшими волнения в Крыму, они способствовали мобилизации значительного количества этнических русских против новых органов власти в Киеве. Действительные страхи перед политикой реваншизма в отношении русскоязычного меньшинства подпитывались слухами и однобокими сообщениями в СМИ, а также беспочвенными радикальными заявлениями ряда политиков».
  65. Меджлис выступил с обращением, поддерживающим Украину и осуждающим агрессию РФ. УНИАН, 15.03.2014. Дата обращения: 27 июня 2015. Архивировано 9 июля 2018 года.
  66. 1 2 Kofman, 2017, A Chronology of Events, pp. 6—7: «Russian operations in Crimea effectively began on February 22 and 23, as battalions of Spetsnaz (elite infantry) units and Vozdushno-Desantnye Voyska (Airborne Forces or VDV) left their bases, while others were airlifted close to the strait separating Russia from Crimea. Figure 2.1 provides an overview of Russian operations in Crimea through March 9».
  67. 1 2 3 Сергей Горяшко, Иван Сафронов. Они вторгались на родину. Как российские военные подготовили Крым к референдуму // Коммерсантъ. — 2015. — 18 марта. Архивировано 5 августа 2018 года.
  68. 1 2 Севастопольцы чуть не разгромили администрацию, но все же добились обещания передать все дела Алексею Чалому Архивировано 17 октября 2016 года.
  69. 1 2 Courtney Weaver. Putin was ready to put nuclear weapons on alert in Crimea crisis (15 March 2015). Архивировано 28 июня 2015 года. Дата обращения 23 мая 2022. «the unidentified gunmen who took the Crimean parliament building in Simferopol early in the morning of February 27 were also Russian servicemen.».
  70. 1 2 Ситуация на Украине. Хроника событий. 27 февраля. ТАСС (27 февраля 2014). Дата обращения: 23 мая 2022. Архивировано 23 мая 2022 года.
  71. 1 2 3 Автор: Андрей Кондрашов. ВИДЕО. Документальный фильм «Крым. Путь на Родину». Премьера состоялась 15 марта 2015 года. Архивная копия от 15 марта 2015 на Wayback Machine Телеканал «Россия-1» // russia.tv
  72. СБУ обнародовала видео захвата здания Верховного Совета Крыма. Дата обращения: 1 марта 2021. Архивировано 10 октября 2021 года.
  73. Захват Верховного Совета Крыма: свидетельства очевидцев. Дата обращения: 29 июня 2015. Архивировано 22 декабря 2018 года.
  74. Путин: я занимался Крымом лично. vesti.ru. Дата обращения: 16 июля 2019. Архивировано 7 июня 2019 года.
  75. 1 2 3 БДИПЧ-2014, с. 52.
  76. СНБО обнародовал стенограмму первого заседания после аннексии Крыма (документ) Архивная копия от 28 марта 2019 на Wayback Machine «LB.ua», 22.02.2016
  77. Совет Федерации разрешил Путину ввести войска на Украину. Дата обращения: 22 июня 2015. Архивировано 4 марта 2014 года.
  78. Совет Федерации одобрил введение войск РФ на Украину. Дата обращения: 22 июня 2015. Архивировано 5 ноября 2018 года.
  79. 1 2 КрымНаш. КрымНеНаш (недоступная ссылка). Дата обращения: 22 июня 2015. Архивировано 17 марта 2016 года.
  80. 1 2 Путин угрожал Западу ядерным оружием из-за Крыма
  81. 1 2 Путин готов был привести в боеготовность ядерное оружие из-за Крыма
  82. Christian Marxsen. The Crimea Crisis – An International Law Perspective (англ.). — Rochester, NY: Social Science Research Network, 2014-11-07. — No. ID 2520530.
  83. Крымский парламент принял решение о вхождении Крыма в состав России. Дата обращения: 31 мая 2014. Архивировано 5 июля 2014 года.
  84. 1 2 Kofman, 2017, p. 11: «The March 16 referendum would become the political instrument to annex the peninsula, a process that concluded on March 18.».
  85. Kofman, 2017, p. 11: «From March 19 to March 25, Russian forces seized Ukrainian bases in Crimea, most of which offered no resistance.».
  86. 1 2 Kofman, 2017, A Chronology of events, p. 12: «By March 26, the annexation was essentially complete, and Russia began returning seized military hardware to Ukraine.21».
  87. 1 2 Александр Турчинов. Декларація "Про боротьбу за звільнення України" (укр.) (20 марта 2014). Дата обращения: 31 марта 2014. Архивировано 3 июня 2020 года.
  88. 1 2 Оккупировав Крым, РФ нарушила 487 договоров – Мининформполитики. ЛІГА.net[uk] (6 апреля 2018). Дата обращения: 31 марта 2022. Архивировано 31 марта 2022 года.
  89. 1 2 Про забезпечення прав і свобод громадян та правовий режим на тимчасово окупованій території України (укр.). Законодавство України. Верховна Рада України (2 января 2020). Дата обращения: 20 марта 2020. Архивировано 25 марта 2022 года.
  90. Доклад о ситуации с правами человека в Украине 16 ноября 2016 г. — 15 февраля 2017 г.. Дата обращения: 25 ноября 2017. Архивировано 8 января 2019 года.
  91. Ситуация с правами человека во временно оккупированной Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина). Дата обращения: 25 ноября 2017. Архивировано 14 апреля 2019 года.
  92. Положение в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе (Украина). Дата обращения: 28 июля 2022. Архивировано 15 мая 2021 года.
  93. Генассамблея ООН приняла резолюцию в поддержку территориальной целостности Украины. ТАСС (27 марта 2014). Дата обращения: 12 июня 2020. Архивировано 22 сентября 2020 года.
  94. «Назвати Крим анексованим - помилково», - Резніков (укр.). minre.gov.ua. Міністерство з питань реінтеграції тимчасово окупованих територій України (28 Жовтня 2020). Дата обращения: 29 сентября 2021. Архивировано 29 сентября 2021 года.
  95. Сергей Мартынец. Украинцев призвали не использовать термин "аннексия" Крыма. ukraine.segodnya.ua. Сегодня (20 ноября 2020). Дата обращения: 29 сентября 2021. Архивировано 29 сентября 2021 года.
  96. В МИД объяснили слова Зеленского об оккупированном Крыме. eurointegration.com.ua. Европейская Правда (22 августа 2019). Дата обращения: 29 сентября 2021. Архивировано 29 сентября 2021 года.
  97. Крым следует называть не аннексированным, а оккупированным - правозащитница. ukrinform.ru. Укринформ (27.08.2020). Дата обращения: 29 сентября 2021. Архивировано 29 сентября 2021 года.
  98. Прийнято Постанову "Про Заяву Верховної Ради України щодо нелегітимного проведення загальноросійського голосування по поправках до Конституції Російської Федерації на тимчасово окупованій території України - в Автономної Республіки Крим та місті Севастополі" (укр.). rada.gov.ua. Верховна Рада України (17 липня 2020). Дата обращения: 29 сентября 2021. Архивировано 29 сентября 2021 года.
  99. 1 2 O'Connell, Mary Ellen. The Crisis in Ukraine 2014- (англ.) : journal. — Rochester, NY, 2017. — 21 June.
  100. 1 2 Зеленский прокомментировал требование Кремля признать Крым «российским». Крым.Реалии (7 марта 2022). Дата обращения: 27 марта 2022. Архивировано 26 марта 2022 года.
  101. Закон СССР от 26 апреля 1954 г. «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР». Дата обращения: 11 декабря 2017. Архивировано 24 декабря 2008 года.
  102. Всеукраїнський перепис населення 2001. Дата обращения: 11 декабря 2017. Архивировано 17 мая 2015 года.
  103. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 KUBICEK, PAUL. «Structure, Agency, and Secessionism in the Soviet Union and Post-Soviet States.» In Secession as an International Phenomenon: From America’s Civil War to Contemporary Separatist Movements, edited by DOYLE DON H., 277-95. Athens; London: University of Georgia Press, 2010
  104. Постановление Верховного Совета Крыма от 05.05.1992 № 73-I «О проведении общекрымского референдума». Дата обращения: 16 февраля 2015. Архивировано 26 сентября 2015 года.
  105. 1 2 3 4 5 6 7 Полунов А. Ю. Общественные организации русского Крыма: политическая деятельность, стратегии взаимоотношений с властью Архивная копия от 2 декабря 2019 на Wayback Machine. Государственное управление. Выпуск № 21. Декабрь 2009 года.
  106. З А К О Н У К Р А Ї Н И Про затвердження Конституції Автономної Республіки Крим. Дата обращения: 20 июня 2015. Архивировано 7 июня 2015 года.
  107. 1 2 3 4 «Мы идем в Россию. Как – не знаю». Как Россия присоединяла Крым. Расследование «Газеты.Ru». Газета.Ru (12 марта 2015). Дата обращения: 13 декабря 2015. Архивировано 22 декабря 2015 года.
  108. ВЦИОМ: Всероссийский Центр Изучения Общественного Мнения: php_about_smi. Дата обращения: 17 марта 2014. Архивировано 17 марта 2014 года.
  109. 56 % граждан РФ считают Крым частью России, — соцопрос. РУССКИЙ НАВИГАТОРЪ
  110. Современная российская идентичность: измерения, вызовы, ответы. Дата обращения: 9 апреля 2019. Архивировано 6 мая 2021 года.
  111. 1 2 Волков. Долгосрочный эффект Крыма, Ведомости (17 марта 2017). Архивировано 21 июля 2017 года. Дата обращения 10 декабря 2017.
  112. 1 2 3 4 McDermott. Brothers Disunited: Russia's Use of Military Power in Ukraine. FMSO. Архивировано 2 ноября 2015 года.
  113. How Yanukovych facilitated the annexation of Crimea (англ.) ?. Warsaw Institute (24 апреля 2018). Дата обращения: 18 мая 2022. Архивировано 18 мая 2022 года.
  114. Киселёв С. Н., Киселёва Н. В. Геополитические аспекты истории Крыма Архивировано 4 марта 2016 года.. // Учёные записки Таврического национального университета, серия «География» 17 (56). — 2004, № 3. — С. 74—81.
  115. Tatiana Buba. Russo-Ukrainian Relations: Sevastopol and the Black Sea Fleet Архивная копия от 24 сентября 2015 на Wayback Machine. // GWU International Affairs Review, Vol. XIX, No. 1: Spring/Summer 2010. (англ.)
  116. Путин: Янукович кардинально изменил отношения между Украиной и Россией. ТСН.ua (9 июня 2010). Дата обращения: 17 января 2019. Архивировано 27 декабря 2018 года.
  117. История одного бывшего. Какой путь проделал экс-президент Украины Виктор Янукович // Коммерсантъ. Архивировано 28 декабря 2018 года.
  118. Ніна Кур'ята Головний редактор ВВС Україна. Харківські угоди: від миру до війни (укр.). BBC News Україна. Дата обращения: 17 января 2019. Архивировано 28 декабря 2018 года.
  119. Якість життя, головні проблеми кримчан, шляхи розвитку Криму очима громадян (укр.) // Національна безпека і оборона. — Центр Разумкова, 2011. — № 4—5 (122—123). — С. 75—100. Архивировано 19 января 2019 года.
  120. Как изменится электорат Януковича из-за сближения с Евросоюзом (недоступная ссылка). Дата обращения: 3 июля 2015. Архивировано 4 июля 2015 года.
  121. Корреспондент: Полная утрата доверия. Корреспондент подвел итоги двухлетнего правления Януковича. Дата обращения: 17 января 2019. Архивировано 28 декабря 2018 года.
  122. Янукович уверен, что украинцы поддерживают его желание изменить Конституцию. Дата обращения: 17 января 2019. Архивировано 16 января 2019 года.
  123. Только 2,1 % украинцев назвали политические проблемы и отсутствие лидера-реформатора главными проблемами страны. Дата обращения: 17 января 2019. Архивировано 2 декабря 2019 года.
  124. БДИПЧ-2014, с. 51: «Начавшиеся в ноябре 2013 г. массовые демонстрации в Киеве и других городах Украины оказали огромное влияние на политическую ситуацию в Крыму, где, начиная с декабря 2013 г. стали проходить демонстрации противников Майдана и, в целом немногочисленные, протесты сторонников Майдана».
  125. Крымский парламент решил, что надо поддержать Азарова и Россию Архивная копия от 16 декабря 2013 на Wayback Machine — Европейская правда, 22 ноября 2013
  126. Решение Верховного Совета Автономной Республики Крым от 27 ноября 2013 года № 1477-6/13 «О политической ситуации». Дата обращения: 16 марта 2016. Архивировано 25 февраля 2017 года.
  127. «Антимайдан». Киевский центр политических исследований и конфликтологии. 11.12.2013 Архивировано 25 февраля 2014 года.
  128. Обращение Президиума ВС АРК. // crimea.gov.ru (11 декабря 2013). Дата обращения: 4 декабря 2014. Архивировано 8 декабря 2014 года.
  129. 1 2 3 4 Сергей Маркедонов. Год Крыма. Политком.RU. Дата обращения: 6 марта 2019. Архивировано 3 апреля 2019 года.
  130. Обращение Президиума ВС АРК от 24 января 2014 года № 31-6/14–ПВР. Официальный сайт Государственного Совета Республики Крым (7 февраля 2014). Дата обращения: 10 ноября 2014. Архивировано 10 ноября 2014 года.
  131. В Севастополе заявили о возможном «выходе из правового поля Украины». BBC Україна. Дата обращения: 8 апреля 2019. Архивировано 8 апреля 2019 года.
  132. Возможность ввода войск в Украину Путин назвал "чушью и ерундой". www.unian.net. Дата обращения: 27 января 2019. Архивировано 27 января 2019 года.
  133. Пресс-конференция Владимира Путина. Президент России. Дата обращения: 27 января 2019. Архивировано 31 декабря 2018 года.
  134. 1 2 Lessons from Russia's Operations in Crimea and Eastern Ukraine. RAND Corporation.
  135. 1 2 3 4 5 6 Ширяев В. «Вежливые люди» в Крыму: как это было. Архивная копия от 8 мая 2015 на Wayback Machine // Новая газета. — № 42. — 18 апреля 2014.
  136. Matsuzato, Kimitaka. Domestic Politics in Crimea, 2009—2015 Архивная копия от 11 декабря 2017 на Wayback Machine. In: Demokratizatsiya: The Journal of Post-Soviet Democratization, Volume 24, Number 2, Spring 2016
  137. Спикер крымского парламента: Крым может отделиться от Украины, если «страна развалится». Интерфакс (20 февраля 2014). Дата обращения: 28 февраля 2014. Архивировано 2 марта 2014 года.
  138. Michael Kofman, Katya Migacheva, Brian Nichiporuk, Andrew Radin, Olesya Tkacheva. Lessons from Russia's Operations in Crimea and Eastern Ukraine (англ.). — RAND Corporation, 2017-05-09.
  139. 1 2 Эксперты: решение Путина аннексировать Крым было импульсивным. ГОЛОС АМЕРИКИ. Дата обращения: 6 сентября 2022.
  140. Daniel Treisman. Why Putin Took Crimea: The Gambler in the Kremlin // Foreign Affairs. — 2016. — Т. 95, вып. 3. — С. 47–54. — ISSN 0015-7120.
  141. John Biersack, Shannon O’Lear. The geopolitics of Russia's annexation of Crimea: narratives, identity, silences, and energy // Eurasian Geography and Economics. — 2014-05-04. — Т. 55, вып. 3. — С. 247–269. — ISSN 1538-7216. — doi:10.1080/15387216.2014.985241.
  142. 1 2 The Kremlin's Weapon of Mass Distraction. Stratfor. Дата обращения: 6 сентября 2022.
  143. Кирилл Рогов: Триумфы и кризисы плебисцитарного президентализма. polit.ru. Дата обращения: 16 апреля 2022. Архивировано 23 августа 2021 года.
  144. 7683-е заседание СБ ООН Четверг, 28 апреля 2016 года, 15 ч. 00 м. Нью-Йорк. Дата обращения: 28 июля 2022. Архивировано 13 мая 2022 года.
  145. Путин объяснил, в связи с чем принял решение возвратить Крым в состав России. Дата обращения: 20 июня 2015. Архивировано 3 февраля 2022 года.
  146. В Севастополе депутаты создали управление по обеспечению жизнедеятельности и при нём координационный совет Архивировано 2 апреля 2015 года.
  147. Меджлис срочно собирает митинг под крымским парламентом. Дата обращения: 15 декабря 2015. Архивировано 4 марта 2016 года.
  148. Меджліс розпочинає мітинг проти сепаратизму у Криму. Дата обращения: 17 декабря 2016. Архивировано 20 декабря 2016 года.
  149. Татары разошлись создавать самооборону, чтобы защищать Крым Архивная копия от 18 ноября 2014 на Wayback Machine // «Украинская правда», 26.02.2014.
  150. Число пострадавших в столкновениях возле ВР Крыма составляет 35 — Минздрав Крыма. Дата обращения: 18 сентября 2020. Архивировано 17 июня 2021 года.
  151. В Симферополе во время митингов погибли двое Архивная копия от 9 ноября 2014 на Wayback Machine.
  152. В Симферополе произошли столкновения перед Радой. Русская служба Би-би-си (26 февраля 2014). Дата обращения: 13 декабря 2015. Архивировано 13 декабря 2015 года.
  153. В Симферополе проходят массовые митинги крымских татар и пророссийских организаций (трансляция). Левый берег (26 февраля 2014). Дата обращения: 13 декабря 2015. Архивировано 22 декабря 2015 года.
  154. The Russian Invasion of the Crimean Peninsula 2014–2015. Johns Hopkins University.
  155. Путин разъяснил законность смены власти в Крыму с участием спецназа. Meduza (15 марта 2015). Дата обращения: 13 декабря 2015. Архивировано 16 апреля 2017 года.
  156. Вежливо и сердито. Коммерсантъ (16 марта 2015). Дата обращения: 13 декабря 2015. Архивировано 22 декабря 2015 года.
  157. Бывший командующий ЧФ рассказал об операции «вежливых людей» в Крыму. Лента.ру (13 марта 2015). Дата обращения: 13 декабря 2015. Архивировано 22 декабря 2015 года.
  158. Над захваченными парламентом и правительством Крыма подняты российские флаги. Интерфакс, 27.02.2014. Дата обращения: 23 мая 2022. Архивировано 9 мая 2021 года.
  159. В Симферополе по тревоге подняты внутренние войска и милиция. Deutsche Welle (27 марта 2014). Дата обращения: 29 марта 2022. Архивировано 29 марта 2022 года.
  160. Соня Кошкина. Почему мы "сдали" Крым?. Левый берег (интернет-издание) (10 марта 2020). Дата обращения: 29 марта 2022. Архивировано 23 марта 2022 года.
  161. Виталий Цепляев, Сергей Осипов. Крым как поле битвы. Хроника противостояния народа Украины и власти, Востока и Запада // Аргументы и факты : газета. — 2014. — № 10 (1739) за 5 марта. — С. 6.  (Дата обращения: 2 ноября 2015)
  162. Командующий Черноморского флота РФ поставил ультиматум украинским военным — Минобороны. Дата обращения: 30 июня 2015. Архивировано 5 июля 2015 года.
  163. СМИ: в штабе ЧФ России планы штурма назвали «чушью». Дата обращения: 30 июня 2015. Архивировано 20 августа 2015 года.
  164. 1 2 БДИПЧ-2014, с. 64.
  165. 1 2 3 Владимир Путин: мы действовали в интересах русских людей и всей страны. ТАСС (16 марта 2015). Дата обращения: 26 июня 2015. Архивировано 26 июня 2015 года.
  166. Гражданская война, которая не началась. Коммерсантъ. Дата обращения: 6 марта 2019. Архивировано 6 марта 2019 года.
  167. Крымские татары отказались от предложенного оружия во время аннексии Крыма - Пашинский. www.unian.net. Дата обращения: 2 сентября 2022.
  168. 1 2 3 Российская армия проводит учения на границе с Украиной. Русская служба Би-би-си (13 марта 2014). Дата обращения: 28 марта 2022. Архивировано 28 марта 2022 года.
  169. 1 2 3 4 5 О чем говорилось в стенограмме заседания СНБО Украины по Крыму. Русская служба Би-би-си (23 февраля 2016). Дата обращения: 28 марта 2022. Архивировано 28 марта 2022 года.
  170. Бывшее военное руководство Украины рассказало об аннексии Крыма. Русская служба Би-би-си (9 февраля 2019). Дата обращения: 28 марта 2022. Архивировано 28 марта 2022 года.
  171. Александр Турчинов: «Там, где в Крыму выполняли приказ, выходили с оружием и знаменами». Радио «Свобода» (10 марта 2020). Дата обращения: 29 марта 2022. Архивировано 23 февраля 2022 года.
  172. Почему армия Украины не сопротивлялась?. Радио «Свобода» (25 марта 2014). Дата обращения: 28 марта 2022. Архивировано 28 марта 2022 года.
  173. Крым и Кремль: от плана "А" к плану "Б". Радио «Свобода» (15 марта 2015). Дата обращения: 28 марта 2022. Архивировано 28 марта 2022 года.
  174. Как России удалось взять Крым без боя?. Русская служба Би-би-си (20 февраля 2015). Дата обращения: 28 марта 2022. Архивировано 9 апреля 2022 года.
  175. Про зупинення дії Постанови Верховної Ради Автономної Республіки Крим від 6 березня 2014 року № 1702-6/14 «Про проведення загальнокримського референдуму». Дата обращения: 12 мая 2015. Архивировано 21 января 2017 года.
  176. Про зупинення дії Постанови Верховної Ради Автономної Республіки Крим від 11 березня 2014 року № 1727-6/14 «Про Декларацію про незалежність Автономної Республіки Крим і міста Севастополя». Дата обращения: 12 мая 2015. Архивировано 25 сентября 2015 года.
  177. Рішення Конституційного Суду України у справі за конституційними поданнями виконуючого обов’язки Президента України, Голови Верховної Ради України та Уповноваженого Верховної Ради України з прав людини щодо відповідності Конституції України (конституційності) Постанови Верховної Ради Автономної Республіки Крим «Про проведення загальнокримського референдуму» (справа про проведення місцевого референдуму в Автономній Республіці Крим). Дата обращения: 12 мая 2015. Архивировано 13 апреля 2017 года.
  178. КСУ признал неконституционным решение о проведении референдума в Крыму | Новости политики | РБК-Украина. Дата обращения: 17 октября 2014. Архивировано 17 октября 2014 года.
  179. Рішення Конституційного Суду України у справі за конституційним поданням виконуючого обов’язки Президента України, Голови Верховної Ради України щодо відповідності Конституції України (конституційності) Постанови Верховної Ради Автономної Республіки Крим «Про Декларацію про незалежність Автономної Республіки Крим і міста Севастополя». Дата обращения: 12 мая 2015. Архивировано 17 декабря 2016 года.
  180. Crimea Votes to Secede From Ukraine as Russian Troops Keep Watch Архивная копия от 2 апреля 2019 на Wayback Machine // The New York Times, 17.03.2014
  181. Токарев, 2015, с. 38.
  182. Trevor McDougal. A New Imperialism? Evaluating Russia’s Acquisition of Crimea in the Context of National and International Law // BYU Law Review. — 2015-12-31. — Т. 2015, вып. 6. — С. 1847—1888. Архивировано 30 марта 2019 года.
  183. Церемония подписания законов о принятии Крыма и Севастополя в состав России. Президент России. — «Сегодня у нас серьёзное, знаковое событие: сегодня мы завершаем юридические процедуры, связанные с присоединением Крыма и Севастополя к Российской Федерации.». Дата обращения: 12 апреля 2019. Архивировано 22 октября 2016 года.
  184. Представление офицеров, назначенных на высшие командные должности. Дата обращения: 23 декабря 2018. Архивировано 24 декабря 2018 года.
  185. 1 2 The consequences of the annexation.
  186. Крымский рубеж. ТАСС. Дата обращения: 11 декабря 2018. Архивировано 23 декабря 2018 года.
  187. Two die in rallies outside Crimean parliament, says ex-head of Mejlis (26 February 2014). Архивировано 26 февраля 2014 года. Дата обращения 31 марта 2022.
  188. Finley, JC. Unrest in Crimea leaves 2 dead; government buildings seized, United Press International (27 February 2014). Архивировано 3 марта 2014 года. Дата обращения 31 марта 2022.
  189. Ukraine crisis: Pro-Russian troops storm naval base as Clinton warns of 'aggression' from Putin (19 March 2014). Архивировано 19 марта 2014 года. Дата обращения 31 марта 2022.
  190. Минобороны Украины: Российские военные затопили корабль в Крыму (недоступная ссылка). РосБизнесКонсалтинг (6 марта 2014). Дата обращения: 6 марта 2014. Архивировано 9 марта 2014 года.
  191. Затопленный российский БПК «Очаков» в Донузлавской бухте. Черноморские новости (6 марта 2014). — Фоторепортаж. Архивировано 6 марта 2014 года.
  192. Российские военные затопили корабль у входа в озеро Донузлав. ЛІГА.net. Информационное агентство ЛIГАБiзнесIнформ (6 марта 2014). Архивировано 6 марта 2014 года.
  193. 1 2 3 Гибридная война: в Европе пишут историю конфликта на Украине. Deutsche Welle (8 апреля 2015). Дата обращения: 18 июля 2022. Архивировано 18 июля 2022 года.
  194. 1 2 3 4 J. L. Black. Setting the tone. Misinformation and disinformation from Kyiv, Moscow, Washington and Brussels in 2014 (англ.) // The Return of the Cold War: Ukraine, The West and Russia. — 2016. — P. 163—194.
  195. Kofman, 2017, Use of Deception at the Tactical and Strategic Levels, pp. 23—24.
  196. Kofman, 2017, p. 16.
  197. Kofman, 2017, pp. xi, 17.
  198. 1 2 Kofman, 2017, p. 17.
  199. Kofman, 2017, p. xi.
  200. McDermott, 2015, pp. 19, 39.
  201. Kofman, 2017, p. xii.
  202. 1 2 3 4 Kofman, 2017, Ukrainian Actions Contributing to Russian Success, p. 20—22.
  203. БДИПЧ-2014, с. 115—116.
  204. О чем вспоминают участники Крымской весны. Российская газета. — «Мы с единомышленниками ездили в Симферополь встречать так называемый поезд дружбы. Оружия у нас не было. Только черенки от лопат. На вокзале националистов ждали сотни людей из разных уголков полуострова. Но эти провокаторы так до нас и не доехали.». Дата обращения: 18 марта 2019.
  205. Gordon M. Hahn. Ukraine Over the Edge: Russia, the West and the “New Cold War”. — McFarland, 2018-01-14. — 368 с. — ISBN 9781476628752. — «There appears to never have been a friendship train sent by RS to Crimea, despite claims in a Russian propaganda film,²⁰ but the threat was reported widely in Sevastopol and Crimean media, intensifying Crimeans’ desire for separation from the new Ukraine.²¹»
  206. ТАСС: «Бойцов „Беркута“, получивших гражданство РФ, возьмут на службу в московскую полицию» Архивная копия от 13 мая 2021 на Wayback Machine. 1.03.2014
  207. Kofman, 2017, Ukrainian Actions Contributing to Russian Success, p. 21.
  208. 1 2 3 Руслан Пухов. Миф о "гибридной войне". — Независимое военное обозрение, 29.05.2015.
  209. Руслан Пухов. Рейтинг военных потенциалов. — Независимое военное обозрение, 27.03.2015.
  210. 1 2 3 ANALYSIS OF RUSSIA’S INFORMATION CAMPAIGN AGAINST UKRAINE. NATO StratCom Centre of Excellence.
  211. «Russia and Ukraine: Edging closer to war», The Economist, Mar 1st 2014. Дата обращения: 22 декабря 2018. Архивировано 7 сентября 2017 года.
  212. Kofman, 2017, p. 12—14.
  213. Kofman, 2017, p. 13: «There were three goals to Russia’s information campaign during the operation to seize Crimea: discrediting the new government in Ukraine, emphasizing the grave danger to Russians in Ukraine, and ensuring the display of broad support for Crimea’s “return home” to the safety of Russia».
  214. Kofman, 2017, p. 12: «There were three goals to Russia’s information campaign during the operation to seize Crimea: discrediting the new government in Ukraine, emphasizing the grave danger to Russians in Ukraine, and ensuring the display of broad support for Crimea’s “return home” to the safety of Russia».
  215. Everyone Lies: The Ukraine Conflict and Russia’s Media Transformation (англ.) ?. Shorenstein Center (20 августа 2014). Дата обращения: 5 сентября 2022.
  216. Kofman, 2017, p. 13—14.
  217. Kofman, 2017, p. 28.
  218. PUTIN'S INFORMATION WARFARE IN UKRAINE: SOVIET ORIGINS OF RUSSIA'S HYBRID WARFARE. Institute for the Study of War (англ.). Institute for the Study of War. Дата обращения: 4 сентября 2022.
  219. 1 2 3 С. Голубев. Дисфункции информационной деятельности украинских СМИ в 2014 г. Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine // Актуальные вопросы общественных наук: социология, политология, философия, история, № 41-42 / 2014.
  220. 1 2 Dariya Orlova. Ukrainian media after the EuroMaidan: in search of independence and professional identity (англ.) // Publizistik. — 2016-11-01. — Vol. 61, iss. 4. — P. 441–461. — ISSN 1862-2569. — doi:10.1007/s11616-016-0282-8.
  221. 1 2 С. Голубев. Система СМИ Украины в 1991—2014 гг. — основные этапы развития и их особенности Архивная копия от 24 октября 2018 на Wayback Machine // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2015. № 1 (51): в 2-х ч. Ч. II. C. 38-44. ISSN 1997-292X.
  222. Ukraine's Media during Revolution, Annexation, War and Economic Crisis (англ.). E-International Relations. Дата обращения: 17 декабря 2018. Архивировано 22 декабря 2018 года.
  223. Жаботинская С. А. Язык как оружие в войне мировоззрений. Майдан — Антимайдан. Словарь лексических инноваций. — Черкассы, 2015.Архивировано 23 апреля 2016 года.
  224. БДИПЧ-2014, с. 43.
  225. Власти Крыма готовы отключить "необъективные" украинские новостные каналы. ТАСС. Дата обращения: 17 декабря 2018. Архивировано 22 декабря 2018 года.
  226. 1 2 3 4 5 Halya Coynash, Austin Charron. Russian-occupied Crimea and the state of exception: repression, persecution, and human rights violations // Eurasian Geography and Economics. — 2019-01-02. — Т. 60, вып. 1. — С. 28–53. — ISSN 1538-7216. — doi:10.1080/15387216.2019.1625279.
  227. БДИПЧ-2014, с. 42.
  228. Закон про окуповані території: як зміниться життя кримчан (укр.). Украинская служба Би-би-си (26 марта 2014). Дата обращения: 31 марта 2022. Архивировано 31 марта 2022 года.
  229. Украина против России: чего ждать дальше от суда ООН. Украинская служба Би-би-си (17 октября 2017). Дата обращения: 31 марта 2022. Архивировано 31 марта 2022 года.
  230. Thomas D. Grant. Annexation of Crimea (англ.) // American Journal of International Law. — 2015-01. — Vol. 109, iss. 1. — P. 68–95. — ISSN 2161-7953 0002-9300, 2161-7953. — doi:10.5305/amerjintelaw.109.1.0068.
  231. Erika Leonaitė, Dainius Žalimas. The Annexation of Crimea and Attempts to Justify It in the Context of International Law (англ.) // Lithuanian Annual Strategic Review. — 2016-12-09. — Vol. 14, iss. 1. — P. 11–63. — ISSN 2335-870X 1648-8024, 2335-870X. — doi:10.1515/lasr-2016-0001.
  232. 1 2 3 Waiting for a Reality Check in Crimea, Five Years on (англ.). Stratfor. Дата обращения: 20 марта 2019. Архивировано 31 марта 2019 года.
  233. Basis for exclusion of Russia from G8 still exists - Germany, Reuters (3 июня 2020). Дата обращения 6 сентября 2022.
  234. Путин назвал условия реабилитации отношений с Украиной. РБК. Дата обращения: 23 февраля 2022. Архивировано 23 февраля 2022 года.
  235. Киев отказался от принятия условий Путина. РБК. Дата обращения: 23 февраля 2022. Архивировано 23 февраля 2022 года.
  236. Расходный полуостров // Коммерсантъ. — 2014-07-03. Архивировано 22 декабря 2018 года.
  237. ВЕДОМОСТИ — Затраты федерального бюджета на ФЦП Крыма и Севастополя сокращены с 1,1 трлн до 790 млрд рублей. Дата обращения: 12 ноября 2014. Архивировано 12 ноября 2014 года.
  238. Полпред в КФО: переходный период в Крыму не закончен. ТАСС (17 ноября 2015). Дата обращения: 13 декабря 2015. Архивировано 22 декабря 2015 года.
  239. Источник. Дата обращения: 15 ноября 2018. Архивировано 5 апреля 2019 года.
  240. Дирекция по реализации ФЦП. Дата обращения: 15 ноября 2018. Архивировано 16 ноября 2018 года.
  241. Бюджет Крыма: бездонная бочка или сколько денег нужно полуострову — Под прицелом. Дата обращения: 15 ноября 2018. Архивировано 16 ноября 2018 года.
  242. Бюджет Крыма на 2018 год принят с дефицитом в 2,5 млрд рублей — Экономика и бизнес — ТАСС. Дата обращения: 15 ноября 2018. Архивировано 16 ноября 2018 года.
  243. Станет ли Крым самым дотационным регионом России?. Дата обращения: 14 ноября 2014. Архивировано 29 ноября 2014 года.
  244. 1 2 3 4 Как изменился Крым в составе России // Коммерсантъ. Архивировано 5 марта 2020 года.
  245. Энергетическая система Крыма. Досье. ТАСС. Дата обращения: 20 марта 2019. Архивировано 27 марта 2019 года.
  246. CrimeaPRESS. Что говорил Сергей Аксёнов Владимиру Путину на заседании Правительства РФ. Новости Крыма | КрымPRESS (20 марта 2019). Дата обращения: 20 марта 2019. Архивировано 27 марта 2019 года.
  247. Под Азовским морем обнаружены источники пресной воды. Interfax.ru. Дата обращения: 28 марта 2022. Архивировано 26 февраля 2022 года.
  248. Представитель Зеленского: Украина не сможет взять Крым, даже если Россия сама его отдаст // ТАСС, 05.02.2020. Дата обращения: 5 февраля 2020. Архивировано 10 февраля 2020 года.
  249. 1 2 3 Crimea doesn’t pay: assessing the economic impact of Russia’s annexation (англ.) ?. www.worldfinance.com. Дата обращения: 3 сентября 2022.
  250. Enforced disappearances in the autonomous republic of Crimea and the city of Sevastopol, Ukraine, temporarily occupied by the Russian Federation | United Nations in Ukraine (англ.). ukraine.un.org. Дата обращения: 3 сентября 2022.
  251. Paola Bocale. Trends and issues in language policy and language education in Crimea // Canadian Slavonic Papers. — 2016-01-02. — Т. 58, вып. 1. — С. 3–22. — ISSN 0008-5006. — doi:10.1080/00085006.2015.1130253.
  252. 1 2 Crimea: ‘Not Our Home Anymore’ (англ.). Human Rights Watch (3 мая 2017). Дата обращения: 3 сентября 2022.
  253. 1 2 Situation of human rights in the Autonomous Republic of Crimea and the city of Sevastopol, Ukraine - Report of the Secretary-General (A/76/260) [EN/RU - Ukraine | ReliefWeb] (англ.). reliefweb.int. Дата обращения: 3 сентября 2022.
  254. Заблаговременный вывод. Lenta.ru. — «Соглашения 1997 года, определив статус флота, не сильно улучшили его положение. Денег на обновление стареющего корабельного состава (ко времени распада СССР ЧФ был самым «возрастным» флотом Союза) не было. Кроме того, соглашения были составлены таким образом, что практически исключали замену устаревших кораблей, требуя получать от Киева согласие на размещение на территории Крыма каждой новой единицы.
    Сложившаяся ситуация могла привести к тому, что через какое-то время Черноморский флот ВМФ РФ в Крыму кончился бы по естественным причинам — в силу вывода из строя большей части устаревших кораблей по физическому износу». Дата обращения: 20 марта 2019. Архивировано 5 апреля 2019 года.
  255. Andrzej Wilk. The military consequences of the annexation of Crimea (англ.). OSW (19 марта 2014). Дата обращения: 23 марта 2019. Архивировано 5 апреля 2019 года.
  256. Россия увеличила в Крыму военную группировку. ТАСС (11 марта 2019). Дата обращения: 20 марта 2019. Архивировано 25 ноября 2020 года.
  257. Около 20 кораблей и подлодок вошли в состав ЧФ после возвращения Крыма в РФ. Interfax-Russia.ru (18 марта 2019). Дата обращения: 20 марта 2019.
  258. Госдума прекратила действие российско-украинских соглашений по ЧФ. Интерфакс (31 марта 2014). Дата обращения: 22 марта 2019. Архивировано 22 марта 2019 года.
  259. Закон об интеграции Украины в Евросоюз и НАТО вступил в силу. ZN.ua. Дата обращения: 1 марта 2019. Архивировано 1 марта 2019 года.
  260. Ukraine crisis: Why a lack of parts has hamstrung Russia's military, BBC News (8 августа 2015). Дата обращения 3 сентября 2022.
  261. A Bottomless Pit: The Costs of Crimea’s Annexation by Russia (англ.). css.ethz.ch. Дата обращения: 3 сентября 2022.
  262. Crimea’s Water Crisis Is an Impossible Problem for Putin, Bloomberg.com (19 марта 2021). Дата обращения 5 сентября 2022.
  263. Daniel P. Ahn, Rodney D. Ludema. The sword and the shield: The economics of targeted sanctions (англ.) // European Economic Review. — 2020-11-01. — Vol. 130. — P. 103587. — ISSN 0014-2921. — doi:10.1016/j.euroecorev.2020.103587.
  264. Mansur Mirovalev. The devastating human, economic costs of Crimea’s annexation (англ.). www.aljazeera.com. Дата обращения: 3 сентября 2022.
  265. 1 2 3 Kirill Rogov. “Crimean Syndrome” // Russian Politics & Law. — 2016-01-02. — Т. 54, вып. 1. — С. 28–54. — ISSN 1061-1940. — doi:10.1080/10611940.2015.1160710.
  266. Despite Concerns about Governance, Ukrainians Want to Remain One Country. Pew Research Center (8 мая 2014). Дата обращения: 19 мая 2014. Архивировано 1 октября 2015 года.
  267. Newsgathering and Policy Perceptions in Ukraine. GALLUP. Broadcasting Board of Governors. (3 июня 2014). Дата обращения: 6 апреля 2014. Архивировано 11 июня 2014 года.
  268. The Crimea conundrum: legitimacy and public opinion after annexation // Eurasian Geography and Economics. — 2019. — Т. 0, вып. 0. — С. 1—22. — doi:10.1080/15387216.2019.1593873. — «The foundations for contemporary and future peaceful conflict resolution can only be built by acknowledging that irrespective of the controversial means by which Crimea became part of Russia, the majority of its residents appear happy about this fact and want it to stay there. Russia’s annexation of Crimea may not have widespread legitimacy but at this point in time it has it where it counts, within Russia and within Crimea».
  269. СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАСТРОЕНИЯ ЖИТЕЛЕЙ КРЫМА. Исследование проведенное GfK Ukraine по заказу компании Berta Communications при поддержке Canada Fund for Local Initiatives для проекта Free Crimea, с. 7
  270. Rapoza, Kenneth One Year After Russia Annexed Crimea, Locals Prefer Moscow To Kiev (англ.). Forbes.com (20 марта 2015). Дата обращения: 6 апреля 2015. Архивировано 28 ноября 2017 года.
  271. Крым в России: год спустя. ВЦИОМ. Дата обращения: 22 декабря 2018. Архивировано 3 июня 2016 года.
  272. Крым после энергоблокады: первый опрос. ВЦИОМ. Дата обращения: 22 декабря 2018. Архивировано 3 июня 2016 года.
  273. 1 2 Обращение Президента Российской Федерации. Дата обращения: 18 марта 2014. Архивировано 21 марта 2014 года.
  274. Совет Безопасности. Семидесятый год. 7384-е заседание. Вторник, 17 февраля 2015 года, 15 ч. 00 м. Нью-Йорк. — «Двое коллег упомянули Крым. На все эти заявления мы можем ответить даже не одним словом, а одной цифрой. Эта цифра — 93. Недавно немецкое агентство, которое занимается изучением общественного мнения, провело опрос жителей Крыма и пришло к выводу, что 93 процента жителей Крыма поддерживает воссоединение с Россией. Если быть точным — 82 процента сказали «безоговорочно», 11 процентов сказали «скорее поддерживаем», 4 процента было против. Это немного даже больше, чем та цифра, которую мы имели на референдуме в пользу воссоединения с Россией.». Дата обращения: 5 апреля 2019. Архивировано 24 марта 2019 года.
  275. Выступление Постоянного представителя России при ЮНЕСКО Э.В.Митрофановой на 196-й сессии Исполсовета, Париж, 14 апреля 2015 года. www.mid.ru. Дата обращения: 24 марта 2019. Архивировано 24 марта 2019 года.
  276. Ъ-Газета — Россияне считают Крым «нашим». Дата обращения: 9 апреля 2019. Архивировано 4 марта 2016 года.
  277. Российское общественное мнение о Крыме / ФОМ.. Дата обращения: 9 апреля 2019. Архивировано 28 сентября 2019 года.
  278. Звездный час или позор российской опросной социологии? — Когита!ру. www.cogita.ru. Дата обращения: 9 апреля 2019. Архивировано 22 января 2019 года.
  279. РОССИЯ 2014: ЗАГАДКИ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ. ПЕРЕЖИВЕТ ЛИ ПАТРИОТИЧЕСКАЯ МОБИЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС. www.liberal.ru. Дата обращения: 9 апреля 2019. Архивировано 19 июля 2017 года.
  280. Неоткрытый Крым. Дата обращения: 22 декабря 2018. Архивировано 30 мая 2016 года.
  281. Austin Charron. Whose is Crimea?: Contested Sovereignty and Regional Identity (англ.) // Region: Regional Studies of Russia, Eastern Europe, and Central Asia. — Slavica Publishers, 2016. — Vol. 5, no. 2. — P. 239. — doi:10.1353/reg.2016.0017. — «However, several authors have cautioned that surveys conducted in occupied Crimea concerning identities and support for the annexation are unreliable, as an oppressive political environment and harsh punitive repercussions for refuting Russian sovereignty over the region effectively silence those in opposition».
  282. Zoran Oklopcic. Introduction: The Crisis in Ukraine Between the Law, Power, and Principle (англ.) // German Law Journal. — 2015-07. — Vol. 16, iss. 3. — P. 350–364. — ISSN 2071-8322. — doi:10.1017/S2071832200020897.
  283. Toal, 2019, p. 11: «Critics of Russia’s actions often point to public opinion polls before March 2014 as indicating that majority sentiment in Crimea was not secessionist. Sentiment on this score, however, was in flux. Majority sentiment toward the Euromaidan protests in Crimea was overwhelmingly negative and separatist feelings rose as the Euromaidan protests endured and radicalized».
  284. Лишь бы была война, Агентство (18 марта 2022). Архивировано 18 марта 2022 года. Дата обращения 18 марта 2022.
  285. Ukraine rebuilds navy, with U.S. help, to counter Russian build-up... (англ.), Reuters (2 November 2016). Архивировано 30 ноября 2018 года. Дата обращения 11 декабря 2018.
  286. Россия разрешила вывести из Крыма украинские корабли и самолёты. Podrobnosti.ua, 08.04.2014. Дата обращения: 22 декабря 2018. Архивировано 29 ноября 2014 года.
  287. Россия начала передачу Украине боевых кораблей украинских ВМС. ТАСС, 11.04.2014. Дата обращения: 12 июня 2020. Архивировано 12 июня 2020 года.
  288. Александр Саможнев Россия приостановила передачу Украине военной техники из Крыма Архивная копия от 12 июня 2020 на Wayback Machine // Российская газета, 05.07.2014
  289. О приостановлении мероприятий по передаче вооружения, военной техники и материальных средств вооружённых сил Украины Архивная копия от 29 ноября 2014 на Wayback Machine // МИД России, 05.07.2014
  290. Встреча с руководителями российских печатных СМИ и информагентств. Дата обращения: 22 декабря 2018. Архивировано 28 января 2018 года.
  291. Нужна ли Украине военная техника из Крыма?. Дата обращения: 30 марта 2021. Архивировано 3 июля 2022 года.
  292. Gordon M. Hahn. Ukraine Over the Edge: Russia, the West and the “New Cold War”. — McFarland, 2018-01-14. — 368 с. — ISBN 9781476628752. Архивная копия от 22 декабря 2018 на Wayback Machine
  293. Украина готовится отразить «вторую волну спецоперации РФ» (рус.), Reuters (7 апреля 2014). Архивировано 22 декабря 2018 года. Дата обращения 11 декабря 2018.
  294. Paul D’Anieri. Gerrymandering Ukraine? Electoral Consequences of Occupation (англ.) // East European Politics and Societies. — 2018-08-09. — P. 0888325418791020. — ISSN 0888-3254. — doi:10.1177/0888325418791020. Архивировано 30 марта 2019 года.
  295. Gallup Inc. Ukrainians Seek Stability After Crimean Crisis (англ.). Gallup.com. Дата обращения: 19 декабря 2018. Архивировано 22 декабря 2018 года.
  296. Как в России преследуют за призывы вернуть Крым Украине?. Meduza. Дата обращения: 2 октября 2022.
  297. Наказание за «Крым – Украина»: «Заткнуть рты недовольным». Крым.Реалии. Дата обращения: 2 октября 2022.
  298. Опасно ли называть Крым украинским после нового закона РФ – DW – 22.07.2020. dw.com. Дата обращения: 2 октября 2022.

Ссылки[править | править код]